.RU

Писать о Пушкине такое занятие может показаться странным и лишённым оригинальности. Уже вроде столько писано, говорено, столько раздалось в адрес гениального - 31

Й зо мною спиткалось:
Серце люди полюбило
И в людях кохалось,
И воны його витали,
Гралися, хвалили…
А лита тыхенько крались
И сльозы сушили,
Сльозы щирои любови;
И я прозривати
Став потроху…Доглядаюсь, -
Бодай не казати.
Кругом мене, де не гляну,
Не люди, а змии…
И засохли мои сльозы,
Сльозы молодии.
И тепер я розбитее
Серце ядом гою,
И не плачу, й не спиваю,
А выю совою.
Отаке-то! Що хочете,
То те и робите:
Чи голосне зневажайте,
Чи нышком хвалите
Мои думы, - однаково
Не вернуться знову
Лита мои молоди,
Веселее слово
Не вернеться…И я серцем
До вас не вернуся.
И не знаю, де динуся,
Де я пригорнуся,
Из ким буду розмовляти,
Кого розважати,
И перед ким мои думы
Буду сповидати?........(Вьюнища,1845 р.)
И знов мени не привезла
Ничого пошта з Украины…
За грешнии, мабуть, дила
Караюсь я в оций пустыни
Сердитым богом. Не мени
Про тее знать, за що караюсь,
Та й знать не хочеться мени.
А серце плаче, як згадаю
Хоч невеселии случаи
И невеселии ти дни,
Що пронеслися надо мною
В мойий Украине колысь…
Колысь божились та клялись,
Братались, сестрились зо мною.
Поки, мов хмара, розийшлись
Без сльоз, росы тийи святои.
И довелося знов мени
Людей на старости…Ни, ни,
Воны з холеры повмирали;
А то б хоч клаптик переслали
Того паперу………………….(Кос-Арал, 1848 р.)
Хиба самому написать
Таки послание до себе
Та все дочиста розказать,
Усе, що треба, що й не треба.
А то не диждешься його,
Того послания святого,
Святои правды ни од кого,
Та й ждать не маю од кого,
Либонь, уже десяте лито,
Як людям дав я «Кобзаря»,
А йим неначе рот зашито,
Нихто не гавкне, не лайне,
Неначе й не було мене.
Не похвали соби, громадо! –
Без неи, може, обийдусь, -
А ради жду соби, поради!
Та, мабуть, в яму перейду
Из москалив, а не диждусь!
Мени, було, аж серце млило, -
Мий Боже милый! як хотилось,
Щоб хто-небудь мени сказав
Хоч слово мудре; щоб я знав,
Для кого я пишу? для чого?
За що я Вкрайину люблю?
Чи варт вона огня святого?...
Бо хоч зостариюсь затого,
А ще не знаю що роблю.
Пишу соби, щоб не миняти
Часа святого так на так,
Та иноди старый козак
Верзеться гришному, усатый,
З своею волею мени
На чорним ворони-кони!
А бильш ничого я не знаю,
Хоч я за це и пропадаю
Тепер в далекий сторони.
Чи доля так оце зробила?
Чи мати Богу не молилась?
Як понесла мене? Що я –
Неначе лютая змия
Розтоптана в степу здыхае,
Заходу солнца дожидае.
Отак-то я тепер терплю
Та смерть из степу выглядаю,
А за що, ей-Богу, не знаю!
И все-таки йи люблю,
Мою Украйину широку,
Хоч я по ний и одинокий
(Бо, бачте, пары не найшов)
Аж до погибели дийшов.
Ничого, друже, не журися!
В дулевину себе закуй,
Гарненько Богу помолися,
А на громаду хоч наплюй!
Вона – капуста головата.
А втим, як знаеш, пане-брате,
Не дурень, сам соби миркуй. (Кос-Арал, 1849 р.)
Думы мои, думы мои,
Вы мои едини,
Не кидайте хоч вы мене
При лихий години.
Прилитайте, сизокрили
Мои голубьята,
Из-за Днипра широкого
У степ погуляти
З киргизами убогими.
Вони вже убоги,
Уже голи…Та на воли
Ще моляться Богу….(Орська крипость, 1847 р.)
………………………
От и братия сыпнула
У сенат писати
Та пидписывать – та драти
И з батька, и брата.
А меж ними и землячки
Де-де проглядають.
По-московський так и рижуть,
Смиються та лають
Батькив своих, що змалечку
Цвенькать не навчили
По-нимецкий, а то тепер
И кисни в чорнилах!
Пьявки! пьявки! може, батько
Остатню корову
Жидам продав, поки вывчив
Московськоий мовы.
Украйино! Украйино!
Оце твойи дити,
Твойи квиты молодийи,
Чорнилом полыти,
Московською блекотою
В нимецьких теплыцях
Заглушени!...Плач Украйно!
Бездитна вдовице! (поэма «Сон», 1844 р. С.-Петербург)
Неначе праведных дитей,
Господь, любя отых людей,
Послав на землю йим пророка;
Свою Любовь благовистить!
Святую Правду возвистить!
Неначе наш Днипро широкий,
Слова його лились, текли
И в серце падали глыбоко!
Огнём невидимым пекли
Замерзли души. Полюбили
Того пророка, скризь ходили
За ним и сльозы, знай, лили
Навчени люди. И лукави!
Господнюю святую Славу
Розтлили…И чужим богам
Пожерли жертву! Омерзились!
И мужа свята…горе вам!
На стогнах каменеем побили.
И праведно Господь Великий,
Мов на звирей тых, лютых, диких,
Кайданы повелив кувать,
Глыбоки тюрьмы покопать.
И роде лютый и жестокий!
Воместо кроткого пророка…
Царя вам повелив надать!(Кос-Арал,1848,С.Петербург,1859 )
Эта статья есть возможно единственная и как это ни странно первая попытка суммировать некоторые выводы предыдущих исследований и дать наконец понимание того, что руководило внутренней жизнью общеславянских поэтов, было вполне осознанной ими целью их гениальных сочинений. Не снять Пушкина и Шевченко с Престола Небожителей, это невозможно, они останутся там навеки, но понять, почему они сподобились туда взойти, какая Правда их туда привела, отчего они стали Святыми ещё при жизни, какой путь, какая Любовь, Надежда, Истина и Вера им была доступна, - есть задача любого серьёзного исследования их солнечного, глубоко праведного в искреннем Слове творчества. Самая большая будет награда за сей скромный труд, если будут разогнаны толпы пушкиноведов и шевченковедов, а сочинения Пушкина и Шевченко будут изданы так, чтобы каждое их слово, зафиксированное на бумаге, было наконец доступно любому непредвзятому читателю.
19.08.2008 г. Е.Г.Обухов.


  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.