.RU
Карта сайта

Мордехай Рихлер Кто твой враг Мордехай Рихлер Кто твой враг Джойс Винер Часть первая - 10

III
Карп вздохнул, пососал зуб.
Мне он подарка не привез, думал он. И это после всего – ведь чего только я для него не делал: и купал, и мыл его в госпитале, и он черт те сколько отсутствовал, а подарка мне не привез.
Квартира Карпа состояла из трех комнат, кухни, ванной и уборной. Комнаты, за исключением спальни, помещались на одном этаже. В спальню приходилось подниматься по другой, внутренней лестнице. Кухня блистала последними новинками современной техники. Карп постоял перед зеркалом – рассматривал себя. Цвет лица мерзкий. Под глазами мешки. Карп смазал лицо кольдкремом, затем промокнул крем бумажной салфеткой. Руки протер лосьоном, отметил, что пора делать маникюр, вернулся в гостиную, засел в кресле, возобновил наблюдение.
Ломящийся от яств стол был накрыт на двоих. Шел уже одиннадцатый час. Но Карп все еще ожидал Нормана к ужину.
Полчаса спустя Карп снова посмотрел на часы, вздохнул, прошел в кухню. Решил перекусить – смешал португальские сардины, помидоры, натертую морковку, свеклу, перченые яйца, креветки, добавил ложку картофельного салата, заправил салат специально приготовленным соусом. Вернувшись в гостиную, устроился с тарелкой салата, бокалом божоле и книгой Редута71 о розах – полистать за едой.
Карп собрал обширную библиотеку книг о растениях, цветах, деревьях и животных. Он знал, что такие люди, как Винкельман, Ландис и Грейвс, про цветок, скорее всего, скажут, что он «красивый», про дерево, что оно «стройное». А как они называются, понятия не имеют. Вот почему, помимо всего прочего, Карп был так привязан к Норману. Если гуляешь с ним, что ни скажи о дереве ли, породе собак или об особых достоинствах некоего гибрида розы, не пропадает втуне.
Евреи, как правило, поразительно мало знают о природе. Карп вознамерился изжить эти и некоторые другие свойства, такие, в частности, как отвращение к дарам моря и склонность к самоуничижительным шуткам: и то и другое выдавало тебя с головой. Не самоненависть и не праздная прихоть пробивающегося наверх субъекта были тому причиной. Карп заплатил непомерную цену за свое еврейство. И хотел, когда в следующий раз будут сгонять в гетто, не попасть туда. Он уже много чего разузнал о католицизме и собирался, когда опять придется туго, перейти в католичество. Не потому, что хотел отступиться от своего народа. Просто хотел выжить, и обращение было частью этого плана.
Наконец Норман явился. Он ввалился в гостиную, глаза у него покраснели, потухли.
– Норман, – обрадовался Карп, – Норман, да ты пьян.
Норман упал на диван, снял очки.
– Я сегодня вечером прочел несколько страниц твоей книги, – сказал Карп, – и, должен тебе заметить, нашел много изъянов.
– Был бы тебе весьма благодарен, если бы ты не рылся в моих бумагах.
– Ты опоздал на ужин. Я зашел к тебе – посмотреть: вдруг ты заснул и…
– Глянь, а там моя рукопись, – сказал Норман. – В запертом чемодане, на самом дне.
– Ключ лежал на секретере.
Норман уже десять лет писал книгу «История Джона Драйдена и его эпохи»72. О книге он никому не говорил, это была работа для души. Если книгу когда нибудь напечатают, что весьма сомнительно, он посвятит ее памяти отца, меж тем книга была его отдохновением – так другие пишут картинки по воскресеньям, – и он возвращался к ней снова и снова. Переделывал, оттачивал, работал – и это главное – в свое удовольствие. Норман хотел представить Драйдена и его время всесторонне. Окончить книгу много для него значило, он даже себе не признавался, как много: ведь этот, пусть не такой уж весомый, пусть шкрабский труд, должен был стать его личным вкладом в науку. Ну а пока, пока это была его отрада. Его территория, куда нет доступа никому. Укромный источник душевного равновесия для Нормана Прайса.
– Выпить хочешь? – спросил Карп.
– Карп, я ее люблю. Я люблю Салли.
Карп похлопал Нормана по спине.
– Ну, – сказал он. – Ну ну.
– Как она могла предпочесть мне этого арийского гаденыша?
– Есть хочешь?
– Не хочу.
Карп налил Норману виски с содовой.
– Ты постарел, – сказал он. – Видно, смерть брата тяжело на тебе сказалась.
– Тяжело сказалась? Ничего подобного. Мне все нипочем. А ты не знал?
– Ну, – сказал Карп, – ну ну.
– Почему я не набрался духу и не сказал Салли, как я ее люблю, – и случай представлялся?
– Ты точно не хочешь есть?
– Господи.
– Раз так, я поужинаю, если ты не против.
– Я уеду. Как только наберу денег, уеду на континент. Я должен избегать потрясений. Карп, я боюсь.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.