.RU

Джибран Халиль Джибран пророк эссе приход корабля - 2


Кто вы есть, чтобы люди раскрывались перед вами и снимали покровы со своей гордости, дабы вы увидели их сущность в наготе и их гордость свободной от смущения?
Посмотрите сначала, достойны ли вы сами давать и быть орудием да­яния.
Ибо воистину, лишь жизнь дает жизнь, а вы, считающие себя дающи­ми, лишь зрители.
Вы, принимающие даяния - а вы все принимаете, - не возлагайте на себя ношу благодарности, чтобы не надеть ярмо на себя и на дающего.
Лучше подымайтесь вместе с дающим на его дарах, как на крыльях; Ибо сверх меры беспокоиться о своем долге - значит сомневаться в
великодушии того, для кого мать - щедрая Земля, а отец - Бог.
^ О ЕДЕ И ПИТЬЕ
Потом просил старик - хозяин харчевни: - Скажи нам о Еде и Питье. И он сказал: - Если б только вы могли жить, вдыхая аромат Земли,
и вас, как растения с воздушными корнями, питал бы Свет! Но раз вынуж­дены вы убивать, чтобы насытиться и лишать детеныша материнского моло­ка, чтобы утолить жажду, то пусть тогда это будет таинством.
Пусть стол ваш станет алтарем, на который чистых и невинных из леса и с равнины приносят в жертву еще более чистому и невинному в че­ловеке.
Когда вы убиваете зверя, скажите ему в своем сердце: "Та же сила, что сразила тебя, сразит и меня; и меня тоже поглотят.
Ибо закон, который отдал тебя в мои руки, отдаст меня в руки еще более могущественные.
Твоя кровь и моя кровь - всего лишь влага, которая питает древо Небес".
Когда вы надкусываете яблоко, скажите ему в своем сердце: "Твои семена будут жить в моем теле, бутоны твоего завтрашнего дня распус­тятся в моем сердце,
Твой аромат станет моим дыханием, И вместе мы будем радоваться во все времена года".
Осенью, когда вы собираете виноград в своих винорадниках, чтобы выжать из него сок, скажите в своем сердце: "Я тоже виноградник, и мои плоды попадут под давильный круг, и, как молодое вино, меня будут хра­нить в вечных сосудах".
И зимой, когда вы будете черпать вино, воспевайте в своем сердце каждую чашу;
И да будет в песне память об осенних днях, о винораднике и да­вильном круге.
О ТРУДЕ
Потом просил пахарь: - Скажи нам о Труде. И сказал он в ответ: - Вы трудитесь, чтобы не отрываться от Земли и от Души ее.
Ибо быть бездельником - значит стать чужим для времен года и вый­ти из шествия жизни, движущегося к бесконечности в величии и в гордом смирении.
Когда вы трудитесь, вы - флейта, в сердце которой шепот времени превращается в музыку.
Кто из вас хотел бы стать, тростинкой, немой, безмолвной, когда все вокруг поет в согласии?
Всегда говорили вам, что труд - проклятье и работа - несчастье. А я говорю вам: когда вы трудитесь, вы исполняете часть самой ранней мечты Земли, уготованную вам в те вpемена, когда эта мечта pодилаcь.
И, работая, вы истинно любите Жизнь. А полюбить Жизнь через рабо­ту - значит приблизиться к глубочайшей тайне Жизни.
Но если в своем страдании вы называете Рождение - горем и заботу о плоти - проклятьем, начертанным на вашем лбу, то я отвечу: ничто, кроме пота на вашем лбу, не сотрет начертанного
Говорили вам также, что Жизнь есть тьма, и вы в усталости своей вторите тому, что было сказано уставшими.
А я говорю: Жизнь на самом деле есть тьма, когда нет стремления. Всякое стремление слепо, когда нет знания, Всякое знание тщетно,
когда нет труда, Всякий труд бесплоден, когда нет любви; И когда вы трудитесь с любовью, вы связываете себя с самим собой, друг с другом и с Богом.
А что значит трудиться с любовью? Это - ткать одежды из нитей своего сердца так, словно те одежды наденет твой возлюбленный.
Это - строить дом с усердием так, словно в том доме поселится твой возлюбленный.
Это - сеять семена с нежностью и собирать урожай с радостью так, словно плоды будет есть твой возлюбленный.
Это - наполнять все, что ты делаешь, дыханием своего духа. И знать, что все благословенные усопшие стоят подле тебя и смотрят.
Часто я слышал, как вы говорили, будто во сне: "Тот, - кто ваяет из мрамора и обретает в камне образ своей души, благороднее того, кто пашет землю.
И тот, кто ловит радугу, чтобы перенести ее на холст в облике че­ловека, выше того, кто плетет сандалии".
Но я говорю, не во сне, а в ясном бодрствовани полудня, что ветер беседует с могучим дубом так же нежно, как и с тончайшими стебельками травы;
И лишь тот велик, кто превращает голос ветра в песню, становящую­ся нежнее от его любви.
Труд - это любовь, ставшая зримой. Если вы не можете трудиться с любовью, а трудитесь лишь с отвращением, то лучше вам оставить ваш труд, сесть у врат храма и просить милостыню у тех, кто трудится с ра­достью.
Если вы печете хлеб равнодушно, то ваш хлеб горек и лишь наполо­вину утоляет голод человека.
Если вы давите виноград с недобрым чувством, то оно отравляет ви­но.
Если даже вы поете как ангелы, но не любите петь, то вы не даете людским ушам услышать голоса дня и голоса ночи.
^ О РАДОСТИ И ПЕЧАЛИ
Потом просила женщина: - Скажи нам о Радости и Печали. И он отве­тил: - Ваша радость - это ваша печаль без маски.
Тот колодец, из которого доносится ваш смех, часто бывал полон вашими слезами.
А разве бывает иначе? Чем глубже печаль проникает в ваше естест­во, тем большую радость вы можете вместить.
Разве чаша, что хранит ваше вино, не была обожжена в печи гонча­ра?
И разве лютня, что ласкает ваш дух, не была вырезана из дерева ножом?
Когда вы радуетесь, вглядитесь в глубину своего сердца, и увиди­те, что ныне вы радуетесь именно тому, что прежде печалило вас.
Когда вы печалитесь, снова вглядитесь в свое сердце, и увидите, что воистину вы плачете о том, что было вашей отрадой.
Некоторые из вас говорят:"Радость сильнее печали", другие гово­рят: "Нет, сильнее печаль".
Но я говорю вам: они неразделимы. Вместе они приходят, и, когда одна из них сидит с вами за столом, помните, что другая спит в вашей постели.
Истинно, вы, как чаши весов, колеблетесь между своей печалью и радостью.
Лишь когда вы пусты, вы в покое и уравновешены.
Когда хранитель сокровищ возьмет вас, чтобы взвесить свое золото и серебро, ваша радость или печаль непременно поднимется или опустит­ся.
О ДОМАХ
Тогда вышел вперед каменщик и просил: - Скажи нам о Домах. И ска­зал он в ответ: - Постройте в пустыне жилище из своих образов, прежде чем строить дом в стенах города.
Ибо как вы возвращаетесь домой в своих сумерках, так возвращается и странник в вас, вечно далекий и одинокий.
Дом ваш - ваше большее тело. Он растет под солнцем и спит в ноч­ной тиши, и ему снятся сны.
Разве не спит ваш дом и не уходит он во сне из города в рощу или на вершину холма?
Если б я мог собрать ваши дома в свои ладони и, как сеятель, разбросать их по лесам и лугам!
Если бы долины были вашими улицами и зеленые тропы - аллеями, чтобы вы могли искать друг друга в виноградниках и приходить с арома­том земли в своих одеждах!
Но этому не пришло еще время. В страхе своем ваши праотцы собрали вас слишком близко друг к другу. Не сразу исчезнет этот страх. Не сра­зу перестанут городские стены отделять очаги ваши от ваших полей.
Скажите мне, люди Орфалеса, что у вас в этих домах? Что вы храни­те за закрытыми дверями?
Есть ли у вас мир, безмятежное стремление - свидетельство вашей силы?
Есть ли у вас воспоминания - мерцающие своды, что соединяют вер­шины разума?
Есть ли у вас красота, что уводит сердце от вещей из дерева и камня к святой горе?
Скажите мне, есть ли это в ваших домах? Или у вас есть лишь покой и жажда покоя, то потаенное, что входит в дом как гость, становится хозяином, а после - властелином?
Да, оно становится укротителем, кнутом и плетью превращающим ваши пылкие желания в игрушки.
Хотя руки его нежны, сердце его из железа. Оно убаюкивает вас лишь для того, чтобы стоять у вашей постели и глумиться над достоинс­твом плоти.
Оно осмеивает ваш здравый ум и кладет его в мягкие листья, как хрупкий сосуд.
Истинно, жажда покоя убивает страсть души, а потом идет, ухмыля­ясь, в погребальном шествии.
Но вы, дети пространства, вы, беспокойные и в покое, вас не зама­нить в ловушку и не укротить.
Не якорем, а парусом будет ваш дом. Не пленкой, затягивающей ра­ну, будет он, а веком, что защищает глаз.
Вы не сложите крылья, чтобы пройти в двери, не склоните голову, чтобы не удариться о потолок, и не будете сдерживать дыхание из стра­ха, что стены потрескаются и рухнут.
Вы не станете жить в гробницах, возведенных мертвыми для живых. И каким бы великолепным и величественным ни был ваш дом, он не будет хранить вашей тайны и не укроет вашу страсть.
Ибо то, что в вас безгранично, пребывает в небесной обители, вра­та которой - утренний туман, а окна - песни и ночная тишина.
^ ОБ ОДЕЖДЕ
И просил ткач: - Скажи нам об Одежде. И он ответил: - Ваша одежда прячет большую долю вашей красоты, но не скрывает уродства.
Вы ищете в одеяниях свободу уединения, но подчас обретаете в них узду и оковы.
Если б вы могли подставить солнцу и ветру свою кожу, а не одежды! Ибо дыхание жизни - в солнечном свете, и рука жизни - ветер. Не-
которые из вас говорят: "Это северный ветер соткал одежды, что мы но­сим".
А я говорю: да, это был северный ветер, но стыд был ему ткацким станком и вялость мускулов была ему нитью.
И, закончив свой труд, он смеялся в лесу. Не забывайте, что стыд­ливость - щит от глаз порочности.
А когда порочность исчезнет, чем будет стыдливость, как не окова­ми и сором разума?
Не забывайте, что Земле приятно прикосновение ваших босых ног и ветры жаждут играть вашими волосами.
^ О КУПЛЕ И ПРОДАЖЕ
И просил торговец: - Скажи нам о Купле и Продаже. И сказал он в ответ: - Земля приносит вам свои плоды, и вы не будете нуждаться, если только будете знать, как наполнить свои ладони.
В обмене дарами земли вы обретете достаток и удовлетворение. Но если в обмене не будет любви и доброй справедливости, то одних он при­ведет к жадности, а других к голоду.
Когда вы, труженики моря, полей и виноградников повстречаете на рыночной площади ткачей, гончаров и собирателей пpяноcтей, взывайте тогда к духу - хозяину Земли, чтобы он появился среди вас и освятил весы и расчеты, сравнивающие ценности вещей.
И не допускайте к обмену людей с пустыми руками, которые распла­чиваются своими словами за вашу работу.
Скажите таким людям: "Идите с нами в поле или отправляйтесь с на­шими братьями в море и закиньте там свои сети;
Ибо Земля и Море будут также щедры к вам, как к нам". И если туда придут певцы, плясуны и флейтисты, купите и у них, ибо они тоже соби­ратели плодов и благовоний, и, хотя то, что они приносят, соткано из снов, - это одеяние и пища для вашей души.
И прежде чем покинуть рыночную площадь, уверьтесь, что ни один не ушел оттуда с пустыми руками.
Ибо дух - хозяин Земли не заснет мирно на ветру, пока не испол­нятся нужды самого меньшего из вас.
^ О ПРЕСТУПЛЕНИИ И НАКАЗАНИИ
Потом вышел городской судья и просил: - Скажи нам о Преступлении и Наказании. И сказал он в ответ:
- В тот час, когда ваш дух странствует по ветру, Вы, одинокие и беззащитные, причиняете зло другим, а значит, и себе.
И потому вы будете стучаться и ожидать, оставаясь незамеченными, у врат Благословенного.
Подобна океану ваша божественная сущность; Она всегда остается чистой. И, как эфир, она поднимает лишь окрыленных.
Подобна солнцу ваша божественная сущность; Она не знает ходов крота и не ищет змеиных нор.
Но не одна божественная сущность составляет ваше естество. Многое в вас все еще человек, и многое в вас еще не человек, а лишь уродливый карлик, который, сонный, блуждает в тумане в поисках своего пробужде­ния.
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.