.RU
Карта сайта

Земли Роман «Долгие сумерки Земли» - 12


— Не скорби так сильно по ней. В жизни она была хорошей, но рано или поздно каждый из нас гибнет в зелени. Сейчас я с тобой, и я стану твоей женщиной.
— Ты захочешь вернуться назад, в свое племя, — печально сказал Грэн.
— Ха! Они остались так далеко. Как я вернусь назад? Встань и посмотри, как быстро мы плывем. Отсюда почти не виден Черный Рот — теперь он не больше моего соска. Мы в опасности, Грэн.
— Мне все равно, что будет с нами.
— Послушай, Грэн…
Рыбаки зашумели. Они показывали куда-то вперед и что-то кричали. Этого было достаточно, чтобы Грэн и Яттмур вскочили на ноги.
Их лодка быстро приближалась к другой. По берегам Длинной Воды было еще несколько колоний Рыбаков. Сейчас они подплывали к одной из них: на берегу высились два огромных дерева Тамми. Река и тут была перегорожена сетью, а лодка, полная Рыбаков, виднелась у дальнего берега. Хвосты Рыбаков свисали с лодки.
— Сейчас мы врежемся! — воскликнул Грэн. — Что делать?
— Нет, наша лодка пройдет мимо. Может быть, нас задержит сеть. В таком случае мы смогли бы сойти на берег.
— Посмотри на этих глупцов, карабкающихся на борта. Они ведь свалятся в воду.
И он крикнул Рыбакам, которые столпились на носу:
— Эй вы, короткохвостые! Идите сюда! Иначе вы очутитесь за бортом.
Его голос потонул в их криках и плеске воды. На большой скорости они приближались к другой лодке. И в следующее мгновение их лодка врезалась в натянутую поперек реки сеть.
Громоздкая лодка накренилась и заскрипела. Несколько Рыбаков при столкновении полетели в воду. Один из них умудрился перепрыгнуть в другую лодку. Лодки ударились и отскочили друг от друга. И вдруг веревка, натянутая через реку, оборвалась.
Они опять были свободны, и их быстро понесло вниз. А вторая лодка так и осталась стоять у берега, сильно раскачиваясь. Некоторые из членов ее экипажа бегали вдоль берега. Кто-то барахтался в воде, а кое у кого из них были оборваны хвосты. Но их несчастья остались сокрыты от Грэна, чья лодка уже прошла крутой поворот. И сразу над ней нависли джунгли.
— Что мы теперь будем делать? — дрожа от страха, спросила Яттмур.
Грэн передернул плечами. Он не знал. Мир показался ему слишком большим и ужасным.
— Проснись, морэл! — позвал он. — Что происходит с нами? Из-за тебя мы попали в беду, ты и выручай нас.
В поисках ответа морэл начал переворачивать в голове у Грэна все вверх тормашками. У Грэна закружилась голова, и он тяжело опустился на палубу. Яттмур схватила его за руки. Перед его глазами вспыхивали и гасли картинки, которых он не мог разобрать. Морэл изучал навигацию. Наконец он сказал:
«Чтобы лодка слушалась, ею нужно управлять. Но на ней нет ни весел, ни руля. Поэтому мы будем сидеть и ждать».
Это было равносильно признанию поражения. Грэн сел на палубу, абсолютно безразличный к происходящему. Ему вспомнилось время, когда он и Пойли были беззаботными детьми из племени Лили-йо. Жизнь была так проста и прекрасна тогда, а они этого не сознавали. Тогда даже было теплее, а солнце светило прямо над головой. Он открыл один глаз. Сейчас солнце было далеко-далеко.
— Мне холодно, — сказал он.
— Прижмись ко мне, — нежно проговорила Яттмур.
Рядом на палубе лежало несколько больших мягких листьев. Наверное, Рыбаки сорвали их, чтобы заворачивать пойманную рыбу. Яттмур укрыла ими Грэна, а сама легла рядом с ним, обнимая его.
Тепло ее объятий убаюкивало его. Почувствовав, что в ней просыпается желание, он начал гладить ее тело. Она была теплая и нежная, как детские сны. Грэн почувствовал, что ее руки тоже гладят его тело. Наслаждаясь друг другом, они забыли обо всем на свете. И когда он взял ее, она приняла его всем своим существом.
Лодка плыла вниз по реке, время от времени ударяясь о берега, но не прекращая своего движения. Вскоре река стала такой широкой, что из виду исчезли оба берега.
Их несло в океан. Река была очень широка, и это спасло их от нападения смертоносных морских растений, которыми было усеяно все побережье. Люди даже и не заметили, как миновали дельту реки и оказались в океане.
Постепенно коричневая речная вода, широким клином вытекавшая в океан, стала менять свой цвет на зеленый и синий. Ветер усилился и гнал их лодку параллельно берегу. Могучий лес теперь казался не больше листа.
Один из Рыбаков, подталкиваемый своими товарищами, робко подошел к Грэну и Яттмур, которые лежали, укрывшись листьями, и поклонился им.
— О, великие пастухи, выслушайте нас, если вы позволите мне говорить, — начал он.
Грэн резко бросил:
— Мы не причиним тебе вреда, толстяк. Мы в беде, так же, как ты и твои товарищи. Неужели это непонятно? Мы хотели помочь вам и мы это сделаем, как только мир вновь станет сухим. Ты хочешь говорить — говори. Но говори по делу. Что тебе нужно?
Человек поклонился еще раз. За его спиной то же проделали остальные, отчего у Грэна засосало под ложечкой.
— Великий пастух! Мы видим тебя с тех пор, как ты пришел. Мы — умные люди-тамми — видим, какой ты. И мы знаем, что когда ты закончишь играть со своей девушкой в листьях, ты убьешь нас. Мы умные люди, и не дураки, и с удовольствием умрем для тебя. Но, все равно, нам очень не хочется умирать на пустой желудок. И все мы — несчастные, печальные, умные люди-тамми — просим тебя дать нам чего-нибудь поесть.
Грэн нетерпеливо махнул рукой.
— Нам самим есть нечего. Мы тоже люди, как и вы, и нам так же хочется кушать.
— Увы, мы даже не смели и мечтать о том, что вы поделитесь с нами своей пищей; ваша пища — священна; и вы будете смотреть, как мы умираем с голоду, потому что мы покорные и нас не нужно кормить — мы все равно умрем.
— Я сейчас перебью этих тварей, — со злостью сказал Грэн. Он выпустил из объятий Яттмур и сел.
— Морэл, что мне с ними делать? Это ты виноват, что у нас такие неприятности. Давай, выручай.
«Пусть бросают сеть и ловят рыбу», — задребезжал морэл.
— Отлично, — Грэн вскочил, помог подняться Яттмур и начал выкрикивать команды Рыбакам.
Жалкие и неуклюжие, они с трудом расправили сеть и бросили ее за борт. Море в этом месте кипело жизнью. Очень скоро сеть натянулась, и все почувствовали, что по ней лезет что-то большое. Лодка накренилась. Над бортом показались две огромные клешни. Рыбаки закричали и бросились прочь. А Грэн остался. Над бортом возвышалась огромная, больше чем у Грэна, голова омара. Грэн выхватил нож и ударил два раза — по одному в каждый глаз. Без единого звука морское чудовище сползло обратно в морские глубины. А Рыбаки, сбившись в кучу у противоположного борта, громко стонали. Грэн резко развернулся и закричал, размахивая руками:
— Я с вас шкуру спущу живьем, если сейчас же сеть не будет выбрана! — Он и сам очень испугался, но старался не показывать этого. — Пошевеливайтесь! Ну!
Они выбирали сеть, полную рыбы, которая билась и плескалась.
— Прекрасно! — закричала Яттмур, обнимая Грэна. — Любовь моя, я так голодна. Но теперь мы будем жить. Я знаю, скоро эта Длинная Вода кончится.
Но лодка плыла и плыла. Они ложились спать еще раз, затем еще раз. И воздух не становился теплее. Однажды они проснулись и почувствовали, что палуба под ними не движется. Грэн открыл глаза и увидел полоску песка и кусты. В лодке находились только он и Яттмур.
— Морэл! — закричал Грэн, вскакивая. — Ты никогда не спишь — почему ты не разбудил меня и не сказал, что вода закончилась, и все толстуны сбежали?
Он посмотрел на океан, который пригнал их сюда. Яттмур молча встала, сложила руки на груди и начала рассматривать большую скалу, возвышающуюся прямо из близлежащих кустов.
В голове у Грэна морэл изобразил что-то похожее на смех:
«Рыбаки далеко не уйдут. Пусть они сначала проверят, нет ли здесь скрытых опасностей. А не разбудил я вас потому, что вам нужно было выспаться. Вам понадобятся все силы, которые у вас есть. Может быть, это и есть то место, где мы создадим наше новое королевство, друг мой!»
Грэн посмотрел вверх и, не увидев траверсеров, воспринял это, как плохое предзнаменование.
— Я думаю, что нам надо сойти на берег, — сказал он.
— Я лучше останусь в лодке, — ответила Яттмур, не сводя глаз со скалы. Но когда он протянул ей руку, она взяла ее и перелезла через борт без лишних слов. Грэн слышал, как от страха у нее стучали зубы.
Они стояли на неприветливом берегу и осматривались. Высоко в небе одиноко парил спидсид, время от времени плавно меняя направление полета. Его деревянные крылья скрипели, как корабельные снасти.
Люди услышали этот скрип и посмотрели вверх. Птица увидела землю. Медленно, большими кругами, она стала опускаться.
— Она нападет на нас? — спросила Яттмур.
Им нужно было выбрать место, где спрятаться: или под лодкой, или в джунглях, которые сплошной зеленой массой накатывались на песчаный берег. Если эта огромная птица будет нападать, то лодка их не защитит; вместе, мужчина и женщина, нырнули в листву.
Теперь спидсид быстро опускался по прямой. Крылья его не двигались. Жестко раскинутые в стороны они вибрировали, издавая при этом громкий звук.
И, хотя размеры его были огромны, спидсид представлял из себя не что иное, как жалкое подобие настоящих птиц, которые когда-то парили в небесах над землей. Последняя из птиц погибла много веков назад, когда солнце, войдя в последнюю фазу своего существования, залило Землю и небо потоком радиации. Внешне спидсид был похож на вымершего авиана. И теперь небеса наполнил треск его крыльев.
— Грэн, он видел нас? — спросила Яттмур, выглядывая из листьев.
В тени возвращающейся скалы было холодно.
В ответ Грэн еще сильнее сжал ее руку. Прищурившись, он тоже всматривался в небо. Он не хотел говорить: и потому, что ему было страшно, и потому, что он был зол. Тем более, что молчал морэл, заняв выжидающую позицию.
Теперь уже было очевидно, что птица не может выровнять свой полет так, чтобы не избежать столкновения с землей. Она стремительно неслась вниз, к земле. По кустам промелькнула ее тень, на деревьях от ветра крыльев зашевелились листья — и наступила тишина. Люди не услышали удара, хотя птица должна была столкнуться с землей не далее, чем в пятидесяти ярдах от места, где они прятались.
— Боже мой! — воскликнул Грэн. — Неужели что-то поглотило ее?!
Он даже не пытался представить себе нечто такое огромное, способное проглотить птицу спидсид.

XVII

Они стояли и выжидали, но ничто не нарушало тишину.
— Она исчезла, как призрак, — сказал Грэн. — Пойдем посмотрим, что произошло.
Яттмур вцепилась в него и потянула назад.
— Это незнакомое место. Оно таит в себе много опасностей. Давай не будем натыкаться на них. Ведь вокруг их столько, что скоро они нас сами найдут. Мы даже не знаем, где мы находимся. Сначала нужно узнать, что это за место и можно ли здесь жить.
— Я предпочитаю сам находить опасности, нежели позволить им найти себя. Но, наверное, ты права, Яттмур. Мои кости подсказывают мне, что это гиблое место. Что случилось с этими глупыми людьми-тамми?
Они вышли на берег и медленно пошли вдоль него, постоянно оглядываясь по сторонам. Они пытались обнаружить следы своих несчастных попутчиков. И следы не заставили себя долго искать.
— Они были здесь, — сказал Грэн, подбегая к месту, где множество следов — неглубоких и нечетких — говорило о том, что именно здесь тамми выбрались на берег. Были и отпечатки рук. Вероятно, некоторые из тамми вылазили на берег на четвереньках. Следы четко показывали направление, в котором они ушли. Следы вели к деревьям, которые тянулись полосой между берегом и скалой. Грэн и Яттмур, идя по следам, зашли в тень деревьев, и вдруг какой-то непонятный глухой звук заставил их остановиться. Стоны раздавались где-то совсем рядом.
Грэн достал нож и, глядя на лес, крикнул:
— Кто бы ты ни был, выходи сам, иначе я выволоку тебя оттуда!
Стоны усилились. Они стали похожи на поминальную молитву и детский лепет одновременно.
— Это тамми! — воскликнула Яттмур. — Не сердись на него, ему, наверное, больно.
Ее глаза уже привыкли к полумраку, и она побежала вперед. На траве, тесно прижавшись, лежали четыре Рыбака. Увидев Яттмур, они задрожали и попытались вскочить.
— Я не сделаю вам больно! — сказала Яттмур. — Мы искали вас, и очень хорошо, что нашли. Я вижу, с вами все в порядке. Вставайте и давайте возвращаться к лодке.
Услышав это. Рыбаки загалдели все хором.
— О, великие пастухи! Ваше появление делает наше существование еще более жалким. И хотя мы знаем, что вы убьете нас, несчастных, беспомощных людей-тамми, мы все равно очень рады видеть вас.
— Хватит мямлить, — оборвал Грэн. — Мы не убийцы и никогда не хотели причинить вам вреда.
— Какой ты умный, хозяин! Ты делаешь вид, что не понимаешь, какое зло ты причинил нам, отрубив наши хвосты! Теперь ты вновь поймал нас, и мы знаем, что ты убьешь нас!
Грэн легонько шлепнул по щеке ближайшего к нему тамми, который изогнулся при этом так, словно ему нанесли смертельный удар.
— Замолчите, глупые мямли! Мы не сделаем вам ничего плохого, если вы доверитесь нам. Вставайте и скажите нам, где все остальные.
Его приказ вызвал еще больший поток слез и причитаний. Рыдая, Рыбаки пытались поймать за ноги Грэна и Яттмур, чтобы поцеловать их, а Грэн и Яттмур, в свою очередь, прыгали, чтобы избежать их объятий.
— С ними почти все в порядке, — сказала Яттмур, которая пыталась осмотреть их, в то время, как Рыбаки продолжали плакать и причитать, — царапины, синяки и ничего больше.
— Сейчас я их вылечу! — прорычал Грэн.
Его схватили за ногу, он ударил ногой в чье-то круглое лицо. Движимый ненавистью и отвращением, он схватил одного из тамми и, сильно встряхнув, поставил его на ноги.
— Какой ты сильный, хозяин! — простонал тот и сразу же попытался поцеловать Грэну руку. — Ты намного сильней нас — бедных маленьких умирающих тамми, у которых кровь портится из-за того, что плохо и еще все плохо, увы!
— Я затолкаю твои зубы тебе в глотку, если ты не замолчишь! — пообещал Грэн.
С помощью Яттмур он поднял на ноги трех других тамми, которые не переставали хныкать. Как и говорила Яттмур, все они были целы и невредимы, и только жалость к самим себе переполняла их. Кое-как успокоив тамми, Грэн спросил, куда девались их шестнадцать товарищей.
— О прекрасный бесхвостый! Ты решил пощадить нас четверых, чтобы получить большее удовольствие, когда ты убьешь целых шестнадцать тамми. Какое самопожертвование! Мы с удовольствием расскажем тебе, какую радость мы испытывали, показывая, куда ушли остальные шестнадцать. Ведь теперь ты нас пожалеешь и даруешь нам жизнь. И мы будем получать удовольствие от твоих тычков и затрещин. Шестнадцать оставили нас здесь умирать в мире, а сами убежали туда. А теперь ты догонишь их и убьешь.
И тамми показали в направлении берега.
— Оставайтесь здесь и ведите себя тихо! — приказал Грэн. — Мы вернемся за вами, когда найдем ваших товарищей. Только никуда не уходите, а то вас съедят.
— Мы будем ждать в страхе, даже если мы уже умрем.
— Надеюсь, что так и будет.
Грэн и Яттмур пошли вдоль берега. Вокруг было тихо, даже морские волны почти бесшумно выплескивались на берег, и тем не менее люди ощущали огромное беспокойство, словно на них смотрел миллион невидимых глаз.
Они шли и внимательно смотрели по сторонам. Выросшие в лесу, они не представляли себе ничего более враждебного и чужого, чем море. И тем не менее берег здесь тоже был каким-то странным. И странным он был не потому, что деревья с большими, похожими на перья листьями, казалось, приспособились к более холодному климату, и были, им незнакомы. И не потому, что сразу же за деревьями возвышалась отвесная скала, такая крутая и такая серая, уходящая так высоко в небо, что все вокруг казалось крошечным.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.