.RU
Карта сайта

Первая - 15


залился краской и мгновенно забыл о паровозе. Он бросился на кухню, и
скоро положение было восстановлено. Отец, улыбаясь как-то особенно,
посматривал на Васю. Вася потащил в кухню его сапоги и вспомнил о
паровозе только тогда, когда отец сказал:
- Я тебе другую трубу принесу, крепкую! Когда Васе исполнилось шесть
лет, отец подарил ему большую коробку, наполненную кубиками, брусками,
кирпичиками, балками и другими материалами для постройки. Из этого
можно было строить настоящие дворцы. В коробке была и тетрадка с
рисунками дворцов, которые нужно было строить. Из уважения к отцу и его
заботе Вася уделил коробке большое внимание. Он добросовестно
рассматривал каждый рисунок и терпеливо, вытягивая губы, разыскивал
нужные детали, чтобы сложить здание по данному проекту. Отец что-то
заметил и спросил:
- Тебе не нравится?
Васе не хотелось сказать, что ему не нравится работа, но и сказать противное
правде он не умел. Он молча хмурился над постройкой. Отец сказал:
- Ты не хмурься, а говори: не нравится?
Вася посмотрел на отца, потом на постройку и ответил:
- Много домов. Этот дом построить, а потом поломать, а потом другой
построить, а потом поломать, того уже нету... Так все строишь и строишь...
аж голова болит...
Отец рассмеялся.
- Га! Ты правильно говоришь! Действительно, строишь, строишь, а ничего
нет. Это не строительство, а вредительство.
Вася перестал строить и оживленно глянул на отца:
- Вредительство? Это - какое?
- А вот такое, как у тебя, - вредное. Есть такие сволочи...
- Сволочи? - повторил Вася.
- Да, сволочи, - сказал отец настойчиво, - нарочно так строят, а потом
хоть поджечь, хоть поломать, никуда не годится.
- А потом можно другое построить, - обратился Вася к рисункам. - И
такое можно, и такое можно...
Вася разобрал постройку и решил начать новую, более сложную, чтобы хоть
немного порадовать отца.
Отец молча наблюдал за его работой.
- Выходит хорошо. Только что ж? Все это у тебя на честном слове
держится: его толкни, а оно рассыплется...
Вася засмеялся, размахнулся и ударил рукой по постройке.
Вместо затейливого дворца на полу валялись аккуратные его части.
- Взял и развалил?
- А его все равно разваливать нужно, потому что другой можно еще...
- Вот видишь, ничего и нет.
- И нет, - сказал Вася, разводя руками.
- Это не годится.
- Угу, - подтвердил Вася, отчужденно и безжалостно глядя на
разбросанные детали.
- Вот подожди, - улыбнулся отец и направился к своему ящику. Он
возвратился с целым богатством в руках. В деревянной коробке лежали
гвозди, гвоздики, шурупы, болтики, отрезки проволоки, стальные и медные
пластинки и прочая мелочь, сопровождающая в жизни каждого порядочного
металлиста. Отдельно в руках отец держал какие-то прутики,
подскакивающие при движении, как на качелях.
- Эти твои дома мы оставим, - сказал отец, - а давай построим что-
нибудь крепкое. Только не знаю - что.
- Надо построить мост. Только речки нету.
- Нету речки, так нужно сделать.
- А разве так бывает?
- До сих пор не было, а теперь бывает. Вон большевики взяли, да и провели
Волгу в самую Москву.
- Какую Волгу?
- Речку Волгу. Где текла? Вон где! А они взяли да и провели по чистому
месту.
- И что? - спросил Вася, не отрываясь взглядом от отца.
- Потекла, как миленькая, - ответил тот, выкладывая на пол принесенное
добро.
- Давай и мы проведем... Волгу...
- Да и я вот думаю.
- А потом мост построим.
Но Вася вдруг вспомнил когда-то раньше возникший вопрос о речке и увял.
Он сидел на корточках перед отцовским ящиком и чувствовал, что у него не
хватит сил бороться с препятствиями.
- Нельзя, папа, речку строить, мама не позволит. Отец внимательно поднял
брови и тоже опустился на корточки:
- Мама? Да-а, вопрос серьезный.
Вася посмотрел на лицо отца с надеждой: а вдруг отец найдет средство
против мамы. Но отец глядел на сына с неуверенным выражением; Вася
уточнил положение:
- Она скажет: поналиваете.
- Скажет. В том-то и дело, что обязательно скажет. И в самом же деле
поналиваем!
Вася улыбнулся отцовской наивности:
- Ну, а как же ты хотел? И речку провести и чтобы сухо было?
- Так ты пойми, речка, она как течет? В одном месте течет, а кругом сухо,
берега должны быть. А потом сообрази, если речку прямо по полу провести,
она вся в нижний этаж пройдет. Люди живут, а на них вода сверху, - откуда
такая беда? А это мы с тобой речку проводим.
- А в Москве не лилась вода?
- Почему в Москве?
- А когда эту... Волгу проводили?
- Ну, брат, там это сделали по-настоящему, там берега сделали.
- Из чего?
- Там придумали. Из камня сделали. Из бетона.
- Папа, слушай! Вот слушай! Мы тоже давай сделаем... берега!
Так родился проект великого строительства у Васи Назарова. Проект
оказался сложным и требовал большой предварительной работы. Ближайшим
последствием его рождения была полная ликвидация строительства
временных дворцов. Отец и Вася так и решили, что дворцов они больше
строить не будут ввиду полной их непрактичности. Содержимое коробки
решили употребить на мост. Возник вопрос, как использовать тетрадку с
рисунками. Для Васи она потеряла интерес, отец тоже отозвался о ней с
пренебрежением:
- Да какой же с нее толк? Выбросить жалко, а ты подари ее какому-нибудь
малышу.
- А на что ему?
- Да на что... посмотрит...
Вася скептически встретил это предложение, но на следующее утро, выходя
во двор, он захватил с собою и тетрадку.
Это не был городской двор, обставленный кирпичными стенами. Он
представлял из себя широкую площадь, щедро накрытую небом. С одной
стороны площади стоял длинный двухэтажный дом, выходящий во двор
целой полудюжиной высоких деревянных крылец. Со всех остальных сторон протянулся невысокий деревянный забор, за которым пошла к горизонту
холмистая песчаная местность, называемая в наших местах "кучугурами",
привольная и малоисследованная земля, привлекавшая мальчиков своим
простором и тайнами. Только за домом и стоящими рядом с ним
добротными воротами начинался первый переулок города.
В доме живут рабочие и служащие вагонного завода, народ солидный и
многосемейный. Детей во дворе видимо-невидимо. Вася только недавно
начал близко знакомиться с дворовым обществом. Может быть, и прошлым
летом были завязаны кое-какие отношения, но в памяти от них осталось
очень мало, а зимой Вася почти не бывал во дворе, так как болел корью.
В настоящее время Вася был знаком почти исключительно с мальчиками.
Были во дворе и девчонки, но они держались по отношению к Васе
сдержанно, потому что были старше его на пять-шесть лет, - в том возрасте,
когда появляется у них гордая походка и привычка напевать на ходу с
недоступным видом. А малышки двух-трех лет, само собой, для Васи не
могли составить компанию.
Тетрадь с проектами дворцов сразу же вызвала интерес в обществе. Васин
ровесник Митя Кандыбин увидел тетрадь и закричал:
- Где ты взял альбом? Где ты взял?
- Это мое, - ответил Вася.
- Где ты взял?
- Я нигде не взял. Это папа купил.
- Это он для тебя купил?
Митя не нравился Васе, потому что он был слишком энергичен, юркий и
нахальный. Его светлые, маленькие глазенки без устали бегали и тыкались во
все стороны, и это смущало Васю.
- Это он для тебя купил? Для тебя? Вася заложил руки с тетрадкой за
спину.
- Для меня.
- А ну, покажи! А ну, покажи! Васе не хотелось показывать. Не жаль было
тетрадки, но было желание сопротивляться сильному Митиному напору. А
Митя уж и на месте стоять не мог от волнения и начал заходить сбоку.
- Тебе жалко показать?
Митя недалек был от того, чтобы броситься отнимать тетрадку, хотя был
слабее и мельче Васи, но на его крик в этот момент подошел Левик.
Левик принадлежал к старшему поколению и был в первом классе 34-й
школы. Он весело воззрился на агрессивного Митю и крикнул еще издали:
- Крику много, а драки нет! Бей его!
- А чего он! Скупердяга! Показать жалко! Митя с презрением повернул к
Васе голое плечо, перекрытое полотняной тесемкой детских помочей.
- А ну, покажи! - Левик с веселой властностью протянул руку, и Вася
вручил ему тетрадку.
- Слушай! - обрадовался Левик, - Ты знаешь что? Ой! А у меня такая
потерялась. Все есть, а альбомчик потерялся. Вот здорово! Дачай меняться!
Давай!
Вася в своей жизни никогда еще не менялся и сейчас не знал, как ответить
Левику. Во всяком случае, было очевидно, что начинается какая-то
интересная история. Вася с любопытством смотрел на веселого Левика.
Левик быстро перелистывал тетрадь:
- Здорово! Пойдем к нам...
- А зачем? - спросил Вася.
- Вот чудак: зачем? Надо же посмотреть, на что меняться.
- И я пойду, - хмуро сказал Митя, еще не вполне покинувший свою
вызывающую позу.
- Пойдем, пойдем... Ты будешь как свидетель, понимаешь. Меняться всегда
нужно, чтобы был свидетель...
Они направились к Левиному крыльцу. Уже взбираясь на высокое крыльцо,
Левик оглянулся:
- Только вы на сестру, на Ляльку, не обращайте внимания!
Он толкнул широкую серую дверь. В сенях их придушил запах погреба и
борща. Когда Левик закрыл за ними дверь, Вася даже испугался: темнота в
соединении с запахами была неприятна. Но открылась вторая дверь:
мальчики увидели кухню. Видно было мало: в кухне стоял дым, а в дыму
перед самыми глазами стеной висели какие-то полотнища: белые, розовые,
голубые, - наверное, простыни и одеяла. Два из этих полотнищ
раздвинулись, и из-за них выглянуло румяное скуластое лицо с красивыми
глазами.
- Левка, ты опять навел своих мальчишек? Варька, ты хоть обижайся, хоть
не обижайся, а я их бить буду.
Из-за развешанных полотнищ слабый женский голос ответил:
- Ляля, ну чего ты злишься, чего они тебе сделают? Ляля пристально и
злостно смотрела на мальчиков и, не меняя выражения лица, говорила
быстро-быстро:
- Чего сделают? Они везде лазают, у них ноги грязные, у них головы
грязные, из них песок сыплется...
Она ткнула пальцем в лохматую голову Мити и поднесла палец к глазам:
- О! Тебе голову воробьи засидели, ты! А этот откуда? Смотри, глазищи
какие!
Девочке было лет пятнадцать, но она производила громовое впечатление, и
Вася попятился назад. Но Левик уже закрыл дверь в сени и смело сказал
товарищам:
- Не обращайте внимания! Идем!
Мальчики пролезли под развешанными вещами и вошли в комнату. Комната
была небольшая, набитая вещами, книгами, гардинами, цветами. Оставался
маленький проход, в котором один за другим и остановились вошедшие.
Левик толкнул в грудь каждого из своих гостей:
- Вы сидите на диване, а то тут и не пройдешь. Вася и Митя повалились на
диван. У Назаровых не было такого дивана. На нем было приятно сидеть, но
теснота и загруженность комнаты пугали Васю. Здесь было много странных
вещей, комната казалась очень богатой и непонятной: пианино, много
портретов в овальных рамках, желтые подсвечники, книги, ноты, вертящийся
табурет. На этом табурете перед ними вертелся Левик и говорил:
- Если хочешь, дам тебе четыре колечка от ключей, а если хочешь -
ласточкино гнездо. Потом... кошелек, смотри, какой кошелек!
Левик вскочил с вертящегося табурета и выдвинул ящик маленького
письменного стола. Он поставил ящик на колени. В первую очередь предстал
перед Васей маленький кошелек зеленого цвета, он закрывался одной
пуговичкой. Левик несколько раз хлопнул пуговичкой, возбуждая интерес
Васи. Но в этот момент Вася увидел нечто более интересное, чем кошелек, во
всю длину ящика вкось протянулась узкая в три пальца металлическая
коробка черного цвета.
- О! - вскрикнул Вася и показал на коробку пальцем.
- Коробка? - спросил Левик и перестал хлопать пуговичкой кошелька, -
да... только... ну, еще и лучше. Митя вскочил с дивана и наклонился над
ящиком.
- Это мне нужно, - кивнул Вася на коробку. Он поднял на Левика большие
глаза, честные, убедительно спокойные серые глаза. А Левик смотрел на
Васю бывалыми, карими хитроватыми гляделками:
- Значит, ты мне альбом, а я тебе коробку, так? При свидетеле, так?
Вася серьезно кивнул головой, глядя на Левика. Левик вытащил коробку из
ящика и повертел в руках:
- Твоя коробка!
Вася обрадовался удаче. Он держал коробку в руках и заглядывал на ее дно.
Дно было крепко вделано, не сквозили в нем щели, и, значит, в нижнем
этаже воды не будет. Это будет длинная, настоящая речка! А берега он
обложит песком, вот на столько обложит, и сделает на берегах лес. Речка
течет в лесу. А потом мост.
- Показать тебе ласточкино гнездо? У меня есть ласточкино гнездо, -
предложил хозяин. - Вот я тебе покажу.
Он ушел в третью комнату, Вася бережно положил коробку на диван и стал в
дверях. В комнате стояло несколько кроватей, аквариум и деревянные полки
с разными вещами. Левик достал с полки ласточкино гнездо.
- Это не нашей ласточки, это японской. Видишь, как сделано?
Вася осторожно принял в ладошки темный легкий шарик с трубкой.
- Хочешь вместо коробки ласточкино гнездо?
- А для чего оно?
- Ну, как "для чего"? Это для коллекции, чудак!
- А что это "коллекция"?
- Ну, коллекция! Еще такое достанешь. Или другое. И будет коллекция.
- А у тебя есть коллекция?
- Мало чего у меня есть. И у тебя будет. А то простая коробка!
Но Вася завертел головой:
- Мне коробка нужная, а это не нужное. Вася любовно вспомнил о коробке
и обратился к дивану. Но на диване коробки не было. Он оглянулся в
комнате, посмотрел на крышку пианино, на стопку книг. Коробки не было.
- А где она? - обратился он к Левику.
- Кто? Ласточка? - спросил Левик из другой комнаты.
- Нет, коробка где?
- Да я ж тебе дал. Я ж тебе в руки дал! Вася растерянно посмотрел на диван.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.