.RU
Карта сайта

Общие суды - Материалы для подготовки к лекционным и семинарским занятиям дисциплина «История уголовного судопроизводства в России»


Общие суды.

^ Окружные суды. Суды присяжных. Под общи­ми судами (общими судебными установлениями) в данном контек­сте понимаются все другие (помимо мировых судей) гражданские судебные органы Российской империи, система которых, соглас­но Установлению судебных учреждений 1864 г., строилась на сле­дующих принципах:
а) трехзвенность: окружной суд — судебная палата — верхов­ный кассационный суд;
б) распространение юрисдикции как окружных судов, так и
судебных палат не на отдельную административно-территориаль­ную единицу империи (уезд, губерния) и не на несколько таких кон­кретных единиц, а на совершенно самостоятельную, специально
определенную в юстиционных целях территорию — судебный округ. По состоянию на 1896 г. в России функционировало 84 окружных суда (основные звенья системы общих судебных органов) и 10
судебных палат (вторая апелляционная инстанция): Санкт-Петер-
оургская, Московская, Харьковская, Саратовская, Казанская,
Одесская, Киевская, Виленская, Варшавская и Тифлисская.
Окружные суды делились на четыре разряда в зависимости, в конечном счете, от объема выполняемой судебной работы по граж­данским и уголовным делам. Суды первого разряда (столичные) со­стояли из шести и более отделений, суды второго разряда — из трех, суды третьего разряда имели два отделения, а суды четвер­того разряда не делились вообще. Каждое из отделений возглавля­лось товарищем председателя данного окружного суда и специа­лизировалось на рассмотрении гражданских или уголовных дел. Причем состав отделения определялся общим собранием судей, наблюдавшим за тем, чтобы этот состав постоянно обновлялся пу­тем перевода судей из отделений, специализирующихся на рас­смотрении гражданских дел, в отделения, специализирующиеся на рассмотрении уголовных дел, и — наоборот.
Этому же принципу подчинялась и ротация руководителей от­делений суда. Председатель суда, по общему правилу, руководил одним из отделений суда, но мог председательствовать в любом из них при рассмотрении конкретных судебных дел. Такая тщатель­но продуманная демократическая организация деятельности ок­ружных судов не позволяла судьям «засиживаться» на одном мес­те.
При открытии вакансий члена окружного суда созывалось об­щее собрание его членов, которое после обсуждения (с участием прокурора) кандидатур, отвечавших общим требованиям для на­значения на должность судьи, избирало одного из кандидатов. Представление кандидата направлялось через старшего предсе­дателя судебной палаты (вышестоящий судебный орган) министру юстиции, который, со своей стороны, имел право представлять к назначению на открывшиеся вакансии судей своих кандидатов. Окончательное решение о назначении на судейскую должность принадлежало го­сударю.
При окружных судах состояли призванные способствовать от­правлению ими правосудия: а) судебные следователи; б) должно­стные лица прокуратуры, осуществлявшей функции надзора за уголовным преследованием; в) частные поверенные — вторая, низшая (после присяжных поверенных) категория адвокатов, вве­денная Судебной реформой 1864 г. с целью вытеснения ускольза­ющих ото всякого контроля жуликоватых ходатаев по чужим делам; г) судебные приставы; д) нотариат; е) канцелярия, рассыльные, архив, касса.
Окружные суды, по общему правилу, рассматривали судебные дела по месту своего нахождения. Однако некоторые уголовные дела могли рассматриваться не только по месту постоянного пре­бывания суда, но и в других местах в пределах судебного округа.
Все без исключения гражданские дела, подсудные окружно­му суду, рассматривались в одном и том же порядке, в составе трех постоянных членов суда («коронных судей»). По уголовным делам состав суда и порядок судопроизводства дифференциро­вались в зависимости от тяжести преступления. Дела о преступ­лениях, не влекших за собой применения наказания в виде лише­ния свободы с поражением в правах («каторжные работы»), были подсудны коронному составу суда из трех его членов. Эти дела направлялись прокурором или (о некоторых преступлениях) частным обвинителем непосредственно в окружной суд, который в распо­рядительном заседании решал вопрос о принятии его к производ­ству и о назначении судебного разбирательства.
Согласно ст. 201 Устава уголовного судопроизводства дела о преступлениях или проступках, за которые закон предусматривал наказания, соединенные с лишением всех прав состояния или всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преиму­ществ, велись окружным судом с присяжными заседателями. Ве­дению того же суда с присяжными заседателями подлежали дела о преступных деяниях, высшее наказание за которое было опре­делено не ниже исправительного дома.
Российский суд присяжных был организован по образцу фран­цузского суда ассизов. Его коронный состав складывался из трех членов окружного суда, один из которых председательствовал в за­седании. По общему правилу, эту ответственную функцию выполнял сам председатель окружного суда или его товарищ (по современ­ной терминологии — заместитель), возглавлявший отделение суда, специализировавшееся на рассмотрении уголовных дел, а в виде исключения — члены суда, назначенные председателем судебной палаты, т. е. вышестоящего суда общей юрисдикции. «Скамья при­сяжных», или, по современной терминологии, — коллегия присяж­ных заседателей — состояла из 12 очередных присяжных заседате­лей и двух запасных, которые, присутствуя в зале судебного засе­дания и вникая в ход судебного разбирательства, могли заменить выбывших по болезни или в силу каких-то иных непредвиденных обстоятельств присяжных заседателей основного состава.
Принципиальное отличие уголовного судопроизводства с уча­стием присяжных заседателей от «обычного» процесса заключается в том (и это отличие сохраняется во все времена и во всех странах), что коренные вопросы уголовного дела — о виновности-невиновности и о применении-неприменении уголовного наказа­ния, решались коллегией присяжных заседателей и только ею, а приговор на основании вер­дикта присяжных заседателей выносился и мера наказания опре­делялась «коронным составом» суда.
Чтобы понять, как в организационном отношении формировалось присутствие, или скамья, присяжных заседателей по конкрет­ному уголовному делу, нужно иметь в виду, что в основе этой слож­нейшей процедуры лежал общий список присяжных заседателей, т е. под список всех обывателей данного уезда, имеющих, соглас­но закону, право быть присяжными. Списки лиц, владевших землею или другим недвижимым имуществом в уезде, составлялись пред­седателем уездной земской управы. Списки лиц, владеющих недвижимым имуществом в городе или записанных в купеческие гиль­дии, составлялись местной городской головой. Не позднее 1 июня каждого года списки, приведенные в алфавитный представлялись председателю местной комиссии. по ( шпавлению очередных списков, который, признав их удовлетво­ряющими
Возрождая институт присяжных заседателей, современное российское законодательство не восприняло один признак, кото­рым должен был обладать присяжный заседатель, — имуществен­ный ценз. Право быть присяжным давали: 1) недвижимая соб­ственность, в частности, определенная площадь земли или иное недвижимое имущество ценою в столицах не менее 2000 руб., в крупных городах — не менее 1000 руб., во всех иных местностях — не менее 500 руб.; 2) доход с капитала, занятия, ремесла или про­мысла, а также жалованье или пенсия в размерах: в столицах — не менее 1000 руб., в крупных городах — не менее 600 руб., а во всех иных местностях— не менее 400 руб. в год. Ценз, принадлежав­ший жене, матери или отцу, который не мог быть присяжным в силу иных законных обстоятельств, например, из-за того, что находил­ся на государственной службе в судебном или правоохранитель­ном органе государства, давал право быть присяжным соответ­ственно — мужу и не отделенным сыновьям.
Присяжный заседатель не мог не быть состоятельным чело­веком: вознаграждения за его участие в отправлении правосудия не предусматривалось.
Составив годовые списки присяжных заседателей, местная (уездная) комиссия приступала к распределению всех внесенных в него лиц по более коротким периодам времени их участия в рас­сматривании дел с таким расчетом, чтобы каждый присяжный за­седатель мог быть заблаговременно оповещен о том, что он при­зывается к исполнению «присяжной повинности». В первоначаль­ной редакции судебных уставов такими периодом признавалась четверть года; затем он был сокращен до месяца.
Списки публиковались в местных ведомостях в первых числах декабря каждого года и препровождались председателю окружного суда, который был вправе по их ходатайству перенести присяжных из одной очереди в другую. Вся последующая забота об организа­ции деятельности присяжных заседателей переходила от комиссии к окружному суду, который по жребию формировал служебный, или сессионный список присяжных заседателей, рассчитанный на судебные дела, подлежащие рассмотрению в данный период (сессия).
И, наконец, из сессионного списка, но уже в особых процеду­рах в публичном судебном заседании с участием сторон форми­ровалось присутствие присяжных заседателей по конкретным уголовным делам. Для решения такой задачи Законом 1894 г. в уголовное судопроизводство была введена особая стадия «открытие периода заседаний с участием присяжных заседателей» и которая заключала в себя следующие этапы: 1) проверка тождества явив­шихся лиц с вызванными; 2) проверка относительной способности явившихся заседателей; 3) увольнение явившихся по вызову, но имеющих законные причины «к отлучке»; 4) рассмотрение и раз­решение отводов, заявленных сторонами; приведение к присяге состава присутствия по конкретному делу.
Пробным камнем жизнеспособности суда присяжных оказа­лось дело Веры Засулич, которая обвинялась в покушении на убий­ство градоначальника Петербурга генерала Трепова, совершенно­го ею путем выстрела из пистолета 24 января 1878 г. по мотивам возмущения незаконными действиями градоначальника, отдавше­го распоряжение высечь розгами содержавшегося в предвари­тельном заключении обвиняемого в политическом преступлении Боголюбова. Дело рассматривалось Петербургским окружным су­дом с участием присяжных заседателей под председательством известного отечественного юриста А. Ф. Кони, который и после крушения Российской империи остался на родине и прожил при советской власти еще около 10 лет (скончался в Ленинграде 17 сентября 1927 г. в возрасте 73 лет).
Несмотря на то, что преступление было квалифицировано без каких-либо намеков на политический характер покушения, дело Засулич сразу же приобрело не только скандальный характер, но и политический оттенок в том смысле, что в обсуждение его об­стоятельств оказались втянуты и власть, и общество, причем с принципиально разных позиций. С одной стороны, прогрессивные слои общества расценили выстрел Засулич как выражение край­ней формы протеста против произвола городских властей, тюрем­ных порядков и вообще телесных наказаний, в существовании ко­торых явственно просматривалось недавнее унизительное крепо­стническое прошлое России.
С другой стороны, дело сразу же приковало к себе внимание властей и вызвало серьезную озабоченность не только в Мини­стерстве юстиции, но и в монаршем окружении. Царская юстиция предложила обвинителям на процессе не давать оценки действи­ям потерпевшего градоначальника, что послужило детонатором к началу скандала: товарищи прокурора Петербургского окружного суда С. А. Андреевский (1847—1918) и Жуковский В. И. (1838— 1899) этого условия не приняли и поддерживать обвинение в суде отказались (оба вскоре вынужденно покинули прокурорское по­прище и блестяще практиковали в адвокатуре).
В своих мемуарах о деле Засулич А. Ф. Кони свидетельству­ет, что со стороны министра юстиции на него как на председатель­ствующего еще до начала процесса было оказано беспрецедент­ное давление, чтобы обеспечить постановление обвинительного приговора. Причем паническое настроение министра, который по­стоянно ссылался на царя, было связано именно с тем обстоятель­ством, что покушавшуюся на жизнь высокопоставленного чинов­ника будут судить, присяжные заседатели. Отсюда и постоянные угрозы изъять дело властью монарха из подсудности суда присяж­ных с передачей в ведение Особого Присутствия, создаваемого для рассмотрения дел о политических преступлениях.1
А. Ф. Кони в ответ на предложение повлиять на вердикт при­сяжных изложил свой взгляд на роль председательствующего в реформированном суде: «...Председатель— судья, а не сторона, и, ведя уголовный процесс, он держит в руках чашу со святыми да­рами. Он не смеет наклонять ее ни в ту, ни в другую стороны — ина­че дары будут пролиты...»2
полностью. В своем резюме перед удалением присяжных заседа­телей в совещательную комнату А. Ф. Кони продемонстрировал об­разец судейского беспристрастия и объективности, вооружив при­сяжных заседателей знаниями, что им надлежит обдумать, решить и высказать.1 Вердиктом присяжных заседателей, которых все тот же А. Ф. Кони называл «чувствительным отголоском общественно­го настроения»2, В. Засулич под ликование публики в зале и мани­фестирующей толпы у здания окружного суда была оправдана. «Оп­равдание Засулич разразилось над петербургским обществом, по­добно электрическому удару, радостно возбудив одних, устрашив других, а всех равно взволновав.»3 Власть отчетливо поняла обще­ственное значение и оправдательного вердикта, и суда присяжных, и забила тревогу, а затем приступила к действиям, призванным уре­зать полномочия суда присяжных. Однако в целом такой суд про­существовал до исторического конца Российской империи.
Суды присяжных перестали существовать в связи с упраздне­нием всех общих судебных установлений Декретом СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г. «О суде»4 с заменой всех «судами, образуемыми на основании демократических выборов». При советской власти о них было принято говорить как о государственном институте чис­то буржуазного происхождения и поэтому для социалистического общества не пригодного в принципе.
Суды присяжных возродились в России в 1993 г.3 в несомнен­ной связи с общими реформами в социально-экономической и по­литической сферах. В период 1993—1994 гг. такие суды были уч­реждены и начали функционировать в девяти субъектах Российс­кой Федерации (Ставропольском, Алтайском и Краснодарском краях, Ивановской, Московской, Рязанской, Саратовской, Улья­новской и Ростовской областях).
По смыслу Федерального закона от 18 декабря 2001 г. № 117-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального ко­декса Российской Федерации» (п. 8) с 1 января 2003 г. суды с участием присяжных заседателей должны быть учреждены во всех субъектах Российской Федерации, т. е. в Верховных судах респуб­лик, краевых, областных судах, суде автономной области, судах ав­тономных округов, судах городов Москвы и Санкт-Петербурга.
Восприняв от своего предшественника позапрошлого столе­тия многие черты и в организации деятельности и в процедуре судопроизводства, современный российский суд присяжных, од­нако, существенно отличается от него тем, что в его общий состав входит всего лишь один-единственный судья, председательству­ющий в судебном заседании.

^ Судебные палаты.

Судебная палата в системе общих судов Российской империи служила судом второй инстанции, предназ­наченной для рассмотрения в апелляционном порядке жалоб и протестов на решения окружных судов по гражданским делам и на приговоры, вынесенные окружными судами без участия присяж­ных заседателей. Юрисдикция судебных палат распространялась на несколько губерний. В ее структуру входили гражданские и уго­ловные департаменты в составе председателя и нескольких чле­нов. Один из председателей департамента имел звание старшего председателя и, кроме руководства своим департаментом, осуще­ствлял ряд функций судебного управления и дисциплинарного над­зора, возглавляя общее собрание департаментов.
Наряду с функциями апелляционной инстанции уголовный де­партамент судебной палаты выступал в качестве суда первой ин­станции по делам о некоторых преступлениях, изъятых из ведения суда присяжных.
^ Особое присутствие судебной палаты с участием основных представителей, состоящее из председателя yголовного департамента палаты, трех членов данного департа­мента и трех представителей от основных сословий Российской империи: дворянства, купечества и крестьянства.
Дворянство в таком суде представлял губернский или уезд­ный предводитель дворянства; купечество — городской голова губернского города, в котором происходило заседание палаты, а крестьянство — волостной старшина. Особым присутствием в пер­вой инстанции рассматривались уголовные дела о государствен­ных преступлениях, дела о некоторых преступлениях против управ­ления и против интересов службы, а также дела об убийстве или покушении на убийство должностных лиц и о всякого рода насильственных против них действиях, совершенных при исполнении или по поводу исполнения должностными лицами служебных обязан­ностей, когда виновному грозит наказание, связанное с лишением всех прав состояния или всех особенных, лично или по состоя­нию присвоенных, прав и преимуществ»
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.