.RU
Карта сайта

Как спасти жизнь

Сара Шепард


Невероятные


КАК СПАСТИ ЖИЗНЬ
Мечтали ли вы когда-либо о том, чтобы вернуться в прошлое и исправить свои ошибки? Если бы вы только не разрисовали лицо кукле Bratz своей лучшей подруги, которую она получила на свой восьмой день рождения, тогда возможно, она не променяла бы вас на новенькую из Бостона.
И в девятом классе вы бы не пропускали занятия по футболу ради солнечного денька на пляже, если б знали что тренер посадит вас на скамейку запасных на весь сезон.
Если бы только вы сделали правильный выбор, то возможно, ваша бывшая лучшая подружка дала вам лишний билет в первый ряд на показ Марка Джейкобса.
А может быть, сейчас вы бы уже были вратарём в женской национальной сборной по футболу, а за плечами был бы рекламный контракт с Nike и пляжный домик в Ницце.
Вы бы летали на частном самолёте над Средиземным морем, а не пытались бы найти его на карте, сидя на уроке географии.
В Розвуде мысли об изменчивости судьбы были таким же привычным делом, как и цепочки с кулончиком в виде сердца от Tiffany, которые получали все девочки на их тринадцатилетие.
И четыре подруги сделали бы всё возможное, чтобы вернуться в прошлое и исправить свои ошибки.
Но что если бы они действительно могли вернуться? Смогли бы они спасти жизнь своей пятой подруге? Или её смерть - это часть их судьбы? Иногда прошлое хранит больше вопросов, чем ответов.
В Розвуде всё с двойным дном.
- Она будет в восторге, когда я ей расскажу, - сказала Спенсер Хастингс своим лучшим подругам: Ханне Марин, Эмили Филдс и Арии Монтгомери.
Она прищурила свои зелёные глаза и нажала дверной звонок Элисон ДиЛоурентис.
- Почему ты ей всё расскажешь? - спросила Ханна, перепрыгивая с крыльца на тротуар и обратно.
С тех пор как Элисон сказала Ханне, что только подвижные девушки остаются стройными, Ханна старалась всё время двигаться.
- Может, нам сказать ей всем вместе? - предложила Ария, почёсывая временную татуировку в виде стрекозы на ключице.
- Было бы здорово, - сказала Эмили, убирая свои светлые с красноватым оттенком волосы за ухо.
- Мы бы даже могли станцевать танец, а в конце сказать "Та-да".
- Ни за что, -
Спенсер расправила плечи.
- Это мой сарай - так что я говорю ей.
Она снова позвонила в дверь семьи ДиЛаурентис.
Стоя перед дверью, они слышали, как рядом подрезают живую изгородь на участке Спенсер, и методичный шум тенисного мяча на участке близнецов Фэирфилд через два дома отсюда.
В воздухе стоял запах сирени, свежескошенной травы и крема от загара Neutrogena.
Это был один из многих идиллических моментов в Розвуде. Все в городе было прекрасно: и звуки, и запахи, и жители.
Девочки прожили в Розвуде всю свою жизнь, и они были счастливы быть частью такого места.
Но больше всего они любили Розвудское лето.
Завтра утром они выпустятся из седьмого класса школы, в которую они все ходили, и девочки хотели принять участие в ежегодной церемонии награждения выпускников.
Директор Эпплтон будет вызывать по очереди всех учащихся, начиная с детского сада и заканчивая 11 классом, и каждый ученик будет получать золотую брошь в 24 карата: девочкам в виде гардении, а мальчикам в виде подковы.
После церемонии начнутся десять недель отдыха на пляже, барбекю, поездок на лодке и шоппинг в Филадельфии и Нью-Йорке.
Девочки просто сгорали от нетерпения.
Но церемония в школе не подходила Эли, Арии, Спенсер, Эмили и Ханне.
Лето не начнется для них по-настоящему до завтрашней ночи, до вечеринки с ночевкой по поводу окончания седьмого класса.
И у девочек был сюрприз для Эли, сюрприз, который должен был сделать это лето просто отличным.
Когда дверь наконец открылась, на пороге стояла миссис ДиЛаурентис в коротком светло-розовом платье, которое показывало её длинные, мускулистые, загорелые ноги.
- Здравствуйте, девочки, - сказала она холодно.
- Эли дома? - спросила Спенсер.
- Я думаю, она наверху.
Миссис ДиЛаурентис отошла от двери, пропуская девочек.
- Поднимайтесь.
Спенсер вела группу через зал, ее белая плиссированная юбка для хоккея на траве покачивалась, а ее грязно-белая коса подпрыгивала от середины спины.
Девочкам нравился дом Эли: он пах ванилью и ополаскивателем, также, как и Эли.
Пышные фотографии прошлых поездок ДиЛаурентис в Париж, Лиссабон и на Озеро Комо были вывешены вряд на стенах.
Было много фотографий Али и ее брата, Джейсона, из начальной школы.
Девочкам особенно нравилась фотография Эли во втором классе.
Она вся светилась из-за ярко-красного свитера.
Тогда семья Эли жила в Коннектикуте, и частная школа Эли не требовала, чтобы она носила душные синие пиджаки для фотографии в ежегоднике, как делал Розвуд Дэй.
Даже восьмилетняя Эли была неудержимо мила: у нее были ясные голубые глаза, лицо в форме сердца, прелестные ямочки на щечках, озорное и очаровательное выражение, которое выражало безумство на ее лице.
Спенсер коснулась правого нижнего угла своего любимого фото, изображавшего их пятерых во время похода в Поконос в июле прошлого года.
Они все стояли рядом с гигантским каноэ, пропитанным в темной воде озера, улыбаясь до ушей, настолько счастливых, насколько пять двенадцатилетних лучших подруг могли быть.
Ария положила свою руку на руку Спенсер, Эмили положила руку на руку Арии, и Ханна положила свою руку последней.
Они закрыли глаза на секунду, помычали, а затем разняли руки.
У них появилась привычка дотрагиваться на фото, когда делается снимок, как напоминание об их первом лете дружбы.
Они не могли поверить, что Эли, девочка Розвуд Дэй, выбрала их четверых в свой ближний круг.
Это было как присоединиться к первым лицам общества.
Но признать это было бы немного... наивно.
Особенно сейчас.
Когда они зашли в гостиную, заметили две накидки для вручения дипломов, висящие на крючке рядом со створчатой дверью.
Белая накидка принадлежала Эли, а более официальная темно-синяя была Джейсона, который поступил в Йель.
Девушки взявшись за руки, взволнованные тем, что им предстояло надеть мантии и береты, которые носили выпускники школы Розвуд Дэй с 1897 года.
Только тогда они заметили движение в гостинной.
Джейсон сидел в своем любимом кожаном кресле, с тупым лицом смотря CNN.
- Привеееет, Джейсон, - Спенсер помахала ему рукой.
- Нервничаешь из-за завтрашнего? - Джейсон глянул на них.
Он был сексуальной мужской версией Эли с намасляными светлыми волосами и невероятными голубыми глазами.
Он ухмыльнулся и повернулся к телевизору, не говоря ни слова.
- Ладненько, - хором пробормотали девочки.
У Джейсона была забавная черта - это он с друзьями придумал игру "чур не я".
Девушки позаимствовали и переделали игру под себя, что по большей части означало высмеивание тупых девочек в их присутствии.
Определенно, Джейсон тоже был взволнован.
Эли называла это капризами Элиота Смита, угрюмого певца-поэта, которого он любил.
Только Джейсон определенно не имел никаких оснований расстраиваться сейчас - завтра в это же время он должен был быть на самолете в Коста-Рику, где собирался все лето обучать сплаву на байдарках.
Хнык-хнык.
- Ну и ладно, -
Ария пожала плечами.
Четверо девушек развернулись и побежали по лестнице в комнату Эли.
Когда они поднялись наверх, они заметили, что дверь в комнату Эли была закрыта.
Спенсер нахмурилась.
Эмили склонила голову.
За дверью раздалось хихиканье Эли.
Ханна слегка толкнула дверь.
Эли сидела к ним спиной.
Её волосы были собраны в высокий хвост, и она завязала бретельки полосатого шелкового топа в превосходный узелок на шее.
Она зачарованно смотрела на открытый ноутбук на коленях.
Спенсер кашлянула, и Эли испуганно обернулась.
- Девчонки, привет! - воскликнула она.
- Как дела?
- Да ничего.
Ханна указал на ноутбук на коленях Эли.
- Что это?
Эли быстро захлопнула ноутбук.
- Ну.
Ничего.
Девушки почувствовали, как кто-то подошел сзади.
Миссис ДиЛаурентис заглянула в спальню Эли.
- Мы должны поговорить, - сказала она Эли, ее голос звучал резко и натянуто.
- Но, мам... - запротестовала Эли.
- Сейчас.
Девушки переглянулись.
Это был голос миссис ДиЛаурентис, означающий "у тебя неприятности".
Они нечасто его слышали.
Мать Эли посмотрела на девочек.
- Почему бы вам, девочки, не подождать на крыльце?
- Это займет всего секунду, - быстро сказала Эли, посылая им извиняющую улыбку.
- Я скоро спущусь.
Ханна остановилась в смущении.
Спенсер прищурилась, пытаясь разглядеть ноутбук, который держала Эли.
Миссис Дилаурентис подняла бровь.
- Давайте, девочки.
Идите.
Четверка вздохнула и спустилась по лестнице.
На крыльце они устроились на своих привычных местах за огромным квадратным столом - Спенсер на одном конце, а Ария, Эмили и Ханна по бокам.
Эли сядет во главе стола рядом с каменным бассейном для птиц её отца.
В этот момент четверка девушек наблюдала за парой кардиналов, которые резвились в холодной прозрачной воде купальни.
Когда голубая сойка попыталась присоединиться к ним, кардиналы громко защебетали быстро прогнали её.
Казалось, птицы были такие же замкнутые, как и девушки.
- Было странно, там наверху, - прошептала Ария.
- Как думаете, у Эли неприятности? - прошептала Ханна.
- Что, если она наказана и не сможет пойти на ночевку?
- Почему у нее могут быть проблемы? Она не сделала ничего плохого, - прошептала Эмили, которая всегда поддерживала Эли; девушки прозвали её Киллером, как питбуля Эли.
- Не то, о чем бы мы знали, - Спенсер пробормотал себе под нос.
Потом миссис ДиЛаурентис появилась из французских дверей патио и пересекла лужайку.
- Я хочу убедиться, что вы правильно сделали измерения, - прокричала она рабочим, которые лениво ставили огромный бульдозер в задней части дома.
Семья ДиЛаурентис строила беседку на двадцать человек для летних вечеринок, и Эли упоминала, что её мать была требовательна в отношении всего процесса, несмотря на то, что они тогда только копали ямы.
Миссис ДиЛаурентис подошла к рабочим и начала отчитывать их.
Её алмазное обручальное кольцо блестело на солнце, когда она неистово размахивала руками.
Девочки переглянулись, - выглядело так, будто лекция Эли не заняла много времени.
- Девчонки, - Эли стоял на краю крыльца.
Она переоделась из топа на бретельках в темно-голубую футболку Abercrombie.
На её лице был озадаченный взгляд.
- Мм ... привет, - Спенсер встала.
- На чем она тебя поймала?
Эли моргнула.
Её глаза метались взад-перёд
- Ты попала в неприятности без нас? - вскрикнула Ария, стараясь, чтоб это звучало, будто она дразнится.
- И почему ты переоделась? Тот топ на бретельках, который был на тебе, симпатичный.
Эли по-прежнему смотрела взволновано... и как-будто расстроенно.
Эмили остановилась на пол пути.
- Ты хочешь,что бы мы ушли? - в её голосе была капля неуверенности.
Все остальные нервно смотрели на Эли - это было то, чего она хотела? Эли три раза повернула свой синий браслет вокруг запястья.
Она вышла во двор и села на своё законное место.
- Конечно, я не хочу, чтобы вы уходили.
Мама рассердилась на меня потому... что я снова бросила свою хоккейную одежду с ее деликатным бельем.
Она слегка пожала плечами и закатила глаза.
Эмили выпятила нижнюю губу.
Прошла секунда
- Она рассердилась из-за этого?
Эли подняла брови.
- Ты знаешь мою маму, Эм.
- Она ещё большая задница, чем Спенсер.
Она захихикала.
Спенсер сердито глянула на Эли, в то время как Эмили провела пальцем вдоль одного из пазов в столе из тикового дерева.
- Но не волнуйтесь, девочки. Я не под домашним арестом или что-то типа того.
Эли сложила ладони вместе.
- Наша фееричная ночевка может пройти как запланировано!
Четверка вздохнула с облегчением, и странное, беспокойное настроение начало испаряться.
Только у каждого возникло чувство, что Эли не договаривает, - конечно, не в первый раз.
В одну минуту Эли была их лучшим другом, а в другую она отходила от них, чтобы позвонить по телефону и отправить таинственные сообщения.
Разве они не должны делиться всем? Другие девушки определенно достаточно делились о себе, - они рассказывали Эли о том, что никто, абсолютно никто другой не знал.
И, конечно, большим секретом было то, что они все знали о Джене Кавано - то, что они поклялись унести с собой в могилу.
- Кстати о нашей фееричной ночевке, хочу поделиться большой новостью, - Спенсер нарушила их размышления.
- Угадайте, где мы проведем ее.
- Где? - Эли наклонилась вперед на локтях, медленно возвращаясь в свое обычное состояние.
- В сарае Мелиссы! - воскликнула Спенсер
Мелисса была старшей сестрой Спенсер, и мистер и миссис Хастингс отремонтировали сарай на заднем дворе и позволили Мелиссе использовать его в качестве своего личного пристанища, пока она учиться на последних курсах старшей школы.
Спенсер будет иметь те же привилегии, как только станет достаточно взрослой.
- Классно! - воскликнула Эли.
- Как у тебя получилось?
- Она вылетает в Прагу завтра вечером после окончания школы, - ответила Спенсер.
- Мои родители разрешили нам его использовать, если мы прибиремся к её приезду.
- Клево.
Эли откинулась назад и скрестила руки.
Вдруг её глаза сосредоточились на чем-то немного левее от рабочих.
Мелисса прошла по заднему двору Хастингсов, её осанка была твердой и правильной.
Её выпускное белое платье покачивалось на вешалке в ее руках, и она набросила королевскую голубую мантию выпускника на плечи.
Спенсер застонала.
- Она была невыносимой из-за этой всей выпускной фигни, - прошептала она.
Она даже сказала мне, что я должна быть благодарна, что скорее всего Эндрю Кампбел будет читать выпускную речь вместо меня, когда мы будем выпускниками, - честь это огромная ответственность.
Спенсер и её сестра ненавидели друг друга, и у Спенсер почти каждый день была новая история о стервозности Мелиссы.
Эли остановилась.
- Эй! Мелисса! - она начала махать.
Мелисса остановилась и обернулась.
- А.
Привет, девочки!
Она настороженно улыбнулась.
- Волнуешься перед поездкой в Прагу? - пропела Эли, радостно улыбаясь Мелиссе.
Мелисса немного склонила голову.
- Конечно.
- Йен тоже едет? - Йен был великолепным парнем Мелиссы.
От одной мысли о нем девочки падали в обморок.
Спенсер впилась ногтями в руку Али.
- Эли.
Но Эли отняла у нее руку.
Мелисса сощурилась от ярких лучей солнца.
Голубая королевская мантия развивалась на ветру.
- Нет.
Он не едет.
- Оу! - Эли притворно улыбнулась.
- Ты уверена, что это хорошая идея - оставить его одного на две недели? Он может найти другую девушку!
- Элисон! - прошипела Спенсер сквозь зубы.
- Прекрати.
Сейчас же.
- Спенсер? - Эмили прошептала.
- Что происходит?
- Ничего, - быстро ответила Спенсер.
Ария, Эмили, и Ханна снова посмотрели друг на друга.
В последнее время это происходило часто: Эли что-то скажет, одна из них рассердится, а остальные понятия не имеют, что происходит.
Но это было явно не "ничего".
Мелисса поправила мантию вокруг шеи, распрямила плечи и повернулась.
Она пронзительно посмотрела на гигантскую яму во дворе ДиЛаурентис, потом зашла в сарай, хлопнув дверью за собой так громко, что венок на двери подскочил.
- Ее определенно что-то беспокоит, - сказала Эли.
- Я просто пошутила, в конце концов.
Спенсер слабо захрипела, будто у нее болело горло, и Эли начала хихикать.
Слабая улыбка была на её лице.
Это была улыбка, которая появлялась у нее, когда она махала секретом перед чьим-то носом, дразня тем, что она может рассказать другим, если захочет.
- В любом случае, кого это волнует? -Эли пристально оглядела каждую из них яркими глазами.
- Знаете что, девочки? - она взволновано забарабанила пальцами по столу.
- Я думаю, это будет Лето Эли.
- Это будет Лето Всех Нас.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.