.RU
Карта сайта

Кэтрин Фишер Сапфик Инкарцерон 2 Кэтрин Фишер Сапфик L’amor che muove IL sole e l’altre stelle - 17


17


Мир, мадам, это шахматная доска, на которой мы разыгрываем хитроумные партии и подчас терпим поражение. Безусловно, Вы – ферзь, и Ваши ходы самые сильные. Себя я считаю всего лишь конём, совершающим перемещения по кривой. Как Вы полагаете, двигаем ли мы себя сами, или великая рука, облачённая в перчатку, переставляет нас с квадрата на квадрат?

Смотритель Инкарцерона королеве Сии, частное письмо


– Ваших рук дело?
Клодия вышла из тени живой изгороди, наслаждаясь тем, как испуганно и резко обернулся Медликоут на звук её голоса.
Он поклонился, полукруглые стёкла его очков сверкнули в лучах утреннего солнца.
– Что именно, миледи? Буря? Или пожар?
– Не прикидывайтесь! – она подпустила в голос властные нотки. – Кто то напал на меня и принца Джайлза в лесу. Уж не вы ли?
Он поднял испачканную чернилами ладонь.
– Прошу вас… Прошу вас, леди Клодия, будьте благоразумны.
Она промолчала, кипя от гнева.
Секретарь огляделся. По просторным лужайкам горделиво расхаживали павлины, да около оранжерей маячила группка придворных. Со стороны живописного сада доносилось приглушённое хихиканье.
– Нападение – не наших рук дело, – сказал он негромко. – Уж поверьте, сударыня, если бы это сделали мы, принц Джайлз – если он, конечно, Джайлз – был бы уже мёртв. Стальные волки по праву гордятся своей репутацией.
– Но ведь вот королеву вам никак не удаётся убить, сколько бы вы ни пытались, – съязвила она. – И вы воткнули нож рядом с Финном.
– Только чтобы напомнить ему о нас. Но в лесу – это были не мы. И позвольте заметить, зря вы отправились на прогулку без сопровождения. Королевство так и кишит недовольными. Бедняки страдают от несправедливости и не забывают обид. Возможно, вас попросту пытались ограбить.
На самом деле, Клодия считала, что всё это – козни Сии, но не собиралась доводить своё мнение до сведения Медликоута. Она сорвала розу с куста и спросила:
– А пожар?
Её собеседник выглядел задетым.
– Вы знаете, кто виноват в этой катастрофе, – ответил он. – Королева не хотела, чтобы Портал снова заработал.
– А теперь она считает, что победила. – Клодия вздрогнула, когда павлин распустил свой роскошный хвост, с которого на неё уставилась сотня глаз. – Она думает, что теперь мой отец выведен из игры.
– Без Портала так оно и есть.
– Вы хорошо знали моего отца, мастер Медликоут?
Тот нахмурился.
– Я работал его секретарём десять лет. Но понять его было не так то просто.
– Он хранил свои секреты?
– Всегда.
– И об Инкарцероне тоже?
– Я ничего не знал о Тюрьме.
Она кивнула и вынула руку из кармана.
– Вам знакома эта вещь?
– Это часы Смотрителя, – удивлённо ответил секретарь. – Он постоянно их носил.
Клодия пристально вглядывалась в его лицо, надеясь, что этот тип как то себя выдаст. В стёклах секретарских очков отражались циферблат и серебристый кубик на цепочке.
– Он оставил их мне. И вы совершенно не представляете, где находится Тюрьма?
– Нет. Я разбирал его корреспонденцию, наводил порядок в его делах. Но никогда не ходил туда с ним.
Клодия закрыла крышку часов. Её собеседник выглядел сбитым с толку. Ей так и не удалось понять, насколько он информирован.
– Как он туда пробирался? – спросила она тихо.
– Я так и не смог это выяснить. Он просто исчезал на день, на неделю. Мы... то есть Волки, считаем, что Тюрьма представляет собой некий подземный лабиринт под дворцом. Очевидно, что попасть туда можно через Портал. – Он с любопытством посмотрел на Клодию. – Вам известно об этом больше, чем мне. Наверняка какая то информация содержится в его кабинете. Меня туда никогда не допускали.
Кабинет Смотрителя!
Стараясь ничем не выдать потрясение, овладевшее ею при этих словах, Клодия торопливо бросила:
– Благодарю. Благодарю вас.
И, едва слыша саму себя, повернулась, собираясь бежать, но секретарь остановил её.
– Ещё кое что, леди Клодия. До нас дошли сведения, что когда фальшивый принц будет казнён, вы разделите его участь.
– Что?!
Он снял очки, усыпанные перхотью плечи ссутулились. В солнечном свете он вдруг показался Клодии растерянным, крайне взволнованным и полуслепым.
– Но не может же она...
– Может. Она не нарушит никаких законов. Вы – узница, бежавшая из Тюрьмы. Я вас предупредил, миледи.
Клодия похолодела. Она не верила собственным ушам.
– Это точно?
– У одного из советников есть любовница – наш тайный агент. Он сказал ей, что королева непреклонна.
– Что ещё слышала ваша шпионка? Появление этого Самозванца – тоже дело рук королевы?
– Это интересует вас больше, чем собственная смерть? – изумился он.
– Говорите!
– К сожалению, об этом мы ничего не знаем. Королева всячески делает вид, что сама не в курсе, кто из двоих её настоящий пасынок. Тайному совету она ничего не сообщает.
Клодия прошлась взад вперёд, терзая розовый бутон.
– Ладно, я всё равно пока не собираюсь умирать. Ни от рук королевы, ни от ваших, ни от чьих бы то ни было. Спасибо.
Она уже поднырнула под увитую розами арку, когда секретарь мягко добавил:
– Мастер Джаред получил взятку за то, чтобы остановить работы над Порталом. Вы знали об этом?
Клодия помертвела и застыла, не оборачиваясь. Толстые пчёлы назойливо жужжали над белыми розами с их идеальным искусственным запахом.
Палец наткнулся на шип. Как больно! Клодия отшвырнула цветок.
Медликоут, не приближаясь к ней, тихо продолжил:
– Королева предложила ему...
Клодия обернулась.
– Нет ничего, – с негодованием выплюнула она, – ничего, что он принял бы от неё. Ничего!
Зазвенел колокол на Башне слоновой кости, за ним другой. Сигнал к началу заседания инквизиции – допроса Претендентов. Медликоут не отрывал от Клодии пристального взгляда. Потом надел очки и неловко поклонился.
– Я ошибся, миледи, – промолвил он.
Клодия смотрела, как он уходит. Её сотрясала дрожь. От гнева ли, от страха ли – кто знает?
Джаред с печальной улыбкой смотрел на книгу, которую держал в руке. В студенческие годы эта книга была его любимой – маленький красный томик странных, загадочных стихов... Но, кажется, с тех пор он пылился на полке, всеми позабытый. Сейчас, открыв книгу, сапиент нашёл дубовый лист, который оставил в ней когда то, – на сорок седьмой странице с сонетом о голубке, которая спасёт мир от опустошений, вызванных Годами Гнева, о розе в её клюве. Пробегая глазами по строчкам, Джаред позволил своей памяти вернуться в те дни. Не такие уж давние дни, когда он был самым молодым выпускником Академии с начала Эры. Его считали ещё и самым талантливым, пророчили ему блестящую карьеру.
Хрупкий, истончившийся дубовый лист в его руке едва держался на паутине прожилок.
Пальцы Джареда немного дрожали, когда он закрывал книгу и ставил её обратно на полку. Хватит себя жалеть, он выше этого!
Обширная библиотека Академии занимала множество комнат. Вдоль стен высились массивные дубовые шкафы с книгами, некоторые были заперты на замок.
За столами, склонившись над манускриптами, сидели сапиенты. Скрипели перья; каждый стол был освещён маленьким светильником, выглядевшим как свеча, но на самом деле представлявшим собой мощную светодиодную лампу. Электричество поступало от генераторов, скрытых под землёй. Джаред как то подсчитал, что здесь расходовалась как минимум треть всей драгоценной энергии, вырабатывавшейся в Королевстве.
Конечно, не только в библиотеке. Писчие перья соединялись беспроводной сетью с центральным компьютером, который также обслуживал обсерваторию и обширное больничное крыло. Как бы Джаред ни ненавидел Сию, она была права. Если лечение его болезни вообще возможно создать, сделать это можно только здесь.
– Мастер? – Вернулся библиотекарь, держа в руке письмо королевы. – Всё в порядке. Пожалуйста, следуйте за мной.
Эзотерика была сердцем библиотеки. Ходили слухи, что она представляет собой тайную комнату, в которую могут войти только Верховный сапиент и Смотритель. Конечно, Джаред никогда там не был. Сердце в громко стучало от возбуждения и предвкушения.
Они прошли через три комнаты, зал с географическими картами, поднялись по винтовой лестнице в маленькую галерею, которая огибала поверху читальный зал. В самом дальнем углу обнаружилась тёмная ниша, где стоял стол и кресло. На подлокотниках кресла были вырезаны извивающиеся змеи.
Библиотекарь поклонился.
– Если вам что то понадобится, обращайтесь к моим помощникам.
Джаред кивнул и сел в кресло, с трудом скрывая удивление и разочарование. Глупо, конечно, но он ждал чего то более таинственного и впечатляющего.
Сапиент огляделся.
Он не заметил никаких подсматривающих устройств, но справедливо предполагал, что они здесь имеются. Из внутреннего кармана мантии он извлёк заранее приготовленный диск, сунул под столешницу, и тот сам прилип к дереву.
Джаред коснулся диска, над столом засветился экран, в который превратилась часть стенной панели. На экране появились буквы: «Вы вошли в Эзотерику».
Работал Джаред быстро. Вскоре на экране замерцали, сменяя друг друга, схематические изображения лимфатической и нервной систем. Сапиент внимательно их изучил, сверяясь с данными медицинских исследований, фрагменты которых сохранились в базе данных. Внизу, в читальном зале бюсты древних сапиентов чопорно взирали с мраморных пьедесталов на своих современных последователей. Было тихо, лишь откуда то издалека доносилось воркование голубей.
Мимо прошаркал библиотекарь, держа в руках стопку пергаментов. Джаред мягко улыбнулся.
А они за ним следят, и довольно пристально.
К назначенному на три часа короткому послеполуденному дождику сапиент успел сделать всё необходимое. Когда в комнате слегка потемнело от набежавших облаков, он опустил руку под стол и коснулся диска.
И сразу же под схемой нервной системы появился текст. Джаред долго искал зашифрованные файлы Инкарцерона; очень устали глаза и нестерпимо хотелось пить.
Но с первыми раскатами грома сапиент увидел то, что разыскивал.
Он уже давно в совершенстве освоил навык чтения текста, который находится под другим текстом. Эта работа требовала сосредоточенности, и после неё болела голова. Ну да ничего, терпимо. Через десять минут Джаред вычислил символ, расшифровывавший другие символы, затем узнал старинный вариант языка сапиентов, который когда то изучал.
Он начал переводить, и из массы странных иероглифов стали складываться осмысленные слова.
Список первых Узников.
Приговоры и протоколы заседаний суда.
Досье преступников. Фотографии.
Обязанности Смотрителя.
Он коснулся последней строки. Под паутиной нервов появился текст: «Эта информация засекречена. Назовите пароль».
Джаред еле слышно ругнулся.
«Пароль неверный, – сообщил экран. – У вас есть ещё две попытки, прежде чем включится сигнал тревоги».
Джаред еле сдержал стон. Он оглянулся, посмотрел, как стучит по оконным стёклам дождь, потом глянул вниз на горящие на столах в читальном зале лампы, которые едва заметно прибавили мощность.
Он затаил дыхание, чувствуя, как бежит по спине пот. Прошептал:
– Инкарцерон.
«Пароль неверный. У вас есть ещё одна попытка, прежде чем включится сигнал тревоги».
Так, надо остановиться и подумать. Если его поймают, ему уже никогда не удастся забраться так глубоко. Да и время работает против него.
В Королевстве запрещено само Время, но оно всё равно идёт вперёд и мстит за себя.
Джаред наклонился ближе к стене и увидел на экране отражение собственного бледного лица, чернеющих глазниц. Ему пришло в голову одно слово, но правильное ли оно?
Лицо на экране было его собственным и одновременно чьим то чужим – узкое лицо, обрамлённое тёмными волосами. Джаред открыл рот и прошептал имя.
– Сапфик?
Списки. Графики. Данные.
Всё это, словно вирус, распространилось по экрану, закрывая собой схему нервной системы. Скорость и напор, с которой вываливалась информация, поразили Джареда. Он нажал кнопку на диске, чтобы немедленно всё скопировать.
– Мастер?
Джаред чуть не подпрыгнул.
За его спиной стоял один из привратников Академии – крупный мужчина в лоснящемся от старости камзоле; на ручке его трости сияла белая жемчужина.
– Простите, что прерываю, Мастер, но вам прислали вот это. Из дворца.
Он протянул пергамент, запечатанный печатью Клодии – чёрным лебедем.
– Спасибо.
Джаред взял письмо, протянул привратнику монетку и спокойно улыбнулся. Экран на стене показывал бесконечные медицинские схемы. Привычный к строгим порядкам сапиентов служитель поклонился и отказался от денег.
Джаред вскрыл письмо, сломав красную печать. И всё же он был уверен, что шпионы королевы нашли способ его прочитать.
Мой дорогой мастер Джаред,
Произошло нечто ужасное. В Восточном крыле случился сильный пожар, в результате разрушен первый этаж и подвалы. Никто из нас не пострадал, но вход в Портал погребён под руинами. Её величество уверяет, что будет сделано всё возможное, но я страшно расстроена. Мой отец теперь для нас потерян, а Джайлз переживает за своих друзей. Сегодня он даёт показания инквизиции. Дорогой друг, умоляю тебя, ищи тщательно, ибо наша единственная оставшаяся возможность покоится в тишине и тайне.
Твоя любящая и послушная ученица,
Клодия Арлекса.
Он печально улыбнулся, помянув недобрым словом Протокол. У неё не было возможности написать подробнее. К тому же, письмо предназначалось не только ему, но и королеве. Надо же, пожар! Сиа решительно обрубает все концы: сначала удалила Джареда, затем забаррикадировала вход в Портал. Но, скорее всего, ей не было известно то, о чём знали только учитель и ученица: существует ещё один Портал, который находится в кабинете Смотрителя, в его сонном поместье. «Наша единственная оставшаяся возможность покоится в тишине и тайне». Она знала, что он поймёт.
Привратник, маячивший на почтительном расстоянии, спросил:
– Посыльный возвращается во дворец через час. Угодно ли вам отправить с ним ответ?
– Да. Принесите мне, пожалуйста, бумагу и чернила.
Когда служитель удалился, Джаред достал крохотный сканер и провёл им по пергаменту. Поверх аккуратных строчек проявились красные буквы: «Если Финн проиграет, они собираются убить нас обоих. Ты знаешь, где мы будем. Я верю тебе».
Он с усилием выдохнул. Привратник поставил на стол чернильницу и встревоженно спросил:.
– Мастер, у вас что то болит?
– Да, – ответил Джаред, сминая в руке пергамент.
Ему и в голову не могло прийти, что её собираются убить! И что она хотела сказать этим: «Я верю тебе»?
Королева встала, следом за ней поспешно поднялись все обедающие, даже те, кто не успел доесть. Летнее угощение, состоявшее из холодного мяса, пирога с олениной и лавандового крема со взбитыми сливками, так и осталось на столе, почти нетронутое.
– Пора! – Она утёрла губы платочком. – Запрещено присутствовать всем, кроме Заявителей.
Клодия присела в реверансе.
– Я прошу вашего позволения присутствовать на допросе, Ваше величество.
Сиа надула губки.
– Извини, Клодия. Не в этот раз.
– Мне тоже нельзя? – поинтересовался Каспар, отпивая из бокала.
– Тебе тоже, мой милый. Лучше иди постреляй. – Но королева не отрывала глаз от Клодии и вдруг, с некоторым даже озорством, взяла её за руку. – Ох, Клодия! То, что случилось с Порталом так неприятно! И знаешь, мне очень жаль, что приходится назначить нового Смотрителя. Твой дорогой отец был таким... предприимчивым.
Клодия старательно держала на лице улыбку.
– Как будет угодно Вашему величеству.
Она не станет умолять, ведь именно этого Сиа и ждёт.
– Если бы ты только вышла замуж за Каспара! На самом деле, даже сейчас...
Это становится невыносимым! Клодии хотелось отшатнуться, бежать прочь, но вместо этого она стояла неподвижно.
– Это уже невозможно, Ваше величество.
– Вот именно, – пробормотал Каспар. – Ты профукала свой шанс, Клодия. Да я к тебе теперь и пальцем не прикоснусь...
– Даже за двойное приданое? – спросила его мать.
– Ты что, серьёзно? – он удивлённо воззрился на королеву.
– Тебя так легко поддразнить, мой дорогой, – скривила губы Сиа.
Открылись двери, и в зал вошли члены Тайного совета, они же Суд инквизиции.
Трон королевы был оформлен в виде фигуры огромного орла, чьи распростёртые крылья составляли спинку. Клюв гигантской птицы был разинут в крике. На шее красовалась корона Хаваарна.
Советники расселись полукругом напротив трона, а по обеим сторонам которого стояли два пустых кресла – белое и чёрное. Открылась неприметная дверца в стене, и в зал вошли ещё двое. Клодия ожидала увидеть Финна и Джайлза, но это оказались лорды инквизиторы: Солнце и Тень.
Лорд Тень был одет в чёрную бархатную мантию, отороченную соболиным мехом, волосы и борода лорда так же глянцевито блестели, как и его наряд. Второй, лорд Солнце, одетый в белую мантию, отделанную жемчугами, был изящен и улыбчив.
Никого из них Клодия прежде не видела.
– Милорд Тень. – Королева прошла к своему трону и церемонно повернулась. – И милорд Солнце. Ваш долг – задавать вопросы и извлечь правду, чтобы мы и наш Совет могли вынести вердикт. Клянётесь ли вы вести это расследование честно?
Оба лорда преклонили колени и поцеловали руку королевы. Затем поднялись и сели каждый в своё кресло – белое и чёрное. Сиа достала из рукава маленький кружевной веер.
– Прекрасно. Давайте начинать. Закройте двери.
Прозвенел гонг, и в зал ввели Финна и Претендента.
Клодия нахмурилась. Финн, как обычно, был в тёмном костюме безо всяких украшений, смотрел встревоженно и дерзко. Претендент нарядился в неимоверно дорогой камзол из чистейшего жёлтого шёлка. Оба остановились и повернулись лицом друг к другу.
– Ваше имя? – прокаркал лорд Тень.
Последнее, что услышала Клодия, прежде чем перед её носом захлопнулась дверь, это их ответ в унисон:
– Джайлз Фердинанд Александр Хаваарна.
Бросив гневный взгляд на резную дверь, Клодия развернулась и быстрым шагом двинулась сквозь толпу. Вдруг, прямо у неё в ушах зазвучал шёпот отца, в котором слышалось холодное веселье:
«Посмотри на них, Клодия. Фигуры на шахматной доске. Как грустно, что победить в игре может лишь один».
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.