.RU
Карта сайта

Карен Мари Монинг Тайна рукописи Лихорадка 1 - 8

пальцы с острыми желтыми когтями на руке, казавшейся рукой скелета, обтянутой серой гниющей кожей !
Я резко замотала головой, закрыла лицо руками и начала с усилием тереть глаза, на этот раз действительно сильно, размазывая макияж. На обед я выпила два пива, а обычно мне нужно как минимум три или четыре бокала, чтобы поймать легкий кайф, пусть темный «Гиннесс» и крепче того пива, к которому я привыкла дома.
– Когда я открою глаза, – сказала я себе, – я увижу то, что сидит там на самом деле.
Я имела в виду человека, а не галлюцинацию.
Думаю, стоило добавить к пожеланию и последнее предложение, поскольку, когда я открыла глаза, я чуть не закричала. Сексуальный бог исчез, а серенькая мышка, сидевшая напротив него, прижимала к губам ладонь монстра, словно сошедшего с экрана во время показа фильма ужасов, и целовала ее.
Костлявый, невероятно истощенный монстр был высок – я имею в виду, ростом он был около трех метров. Серый, покрытый чешуей с ног до головы, с кожей, изрытой открытыми язвами, из которых сочилась сукровица. Он был похож на человека, но это касалось лишь основных частей тела: у него были руки, ноги и голова. На этом сходство заканчивалось. Лицо монстра было вдвое длиннее человеческого, при этом оно было необычайно узким – не шире моей ладони. В черных глазах чудовища не было ни зрачков, ни белков. Когда оно заговорило, я увидела его рот, – который целиком занимал всю нижнюю часть его омерзительной морды, – внутри не было ничего розового, язык и десны были того же серого цвета, что и остальная гниющая плоть, и покрыты теми же мокнущими язвами. Губ у монстра не было, зато имелись два ряда острых, как у акулы, зубов. В общем, мерзость неимоверная.
Белокурый красавчик вернулся. И теперь он смотрел на меня. Тяжелым взглядом. Он больше не разговаривал со своей женщиной, он пялился прямо на меня. И вид у него был явно недовольный.
Я моргнула. Не знаю, откуда в тот момент пришло ко мне это знание, словно включилась давно дремавшая во мне генетическая память. Сознание словно разделилось на разные лагеря. Первый настаивал, что то, что я видела, мне просто показалось. Второй вопил, чтобы я вскочила с места, схватила сумочку и помчалась прочь отсюда со всей доступной мне скоростью. Эти два голоса звучали умеренно истерично, даже для меня.
Третий лагерь был спокоен, хладнокровен и собран. И он решительно настаивал, чтобы я приложила все возможные усилия, чтобы не выдать себя тому, кто сидел за соседним столиком, маскируясь под человека. Если монстр поймет, что я могу видеть сквозь созданную им иллюзию, я умру.
Вот этому внутреннему голосу я повиновалась без промедления. Я заставила себя улыбнуться мужчине твари, а потом резко наклонила голову, словно пряча румянец, вызванный тем, что на меня обратил внимание такой привлекательный человек.
Когда я вновь подняла глаза, я опять увидела серую, покрытую язвами тварь. Ее голова находилась куда выше того места, где предполагалось лицо сексуальной обманки, так что все, что я смогла – это уставиться в район пупка (которого у монстра не обнаружилось), поскольку именно туда мне полагалось смотреть, если бы я все еще видела человека. Я чувствовала, как по мне скользит подозрительный взгляд твари. Подарив пупочной области монстра еще одну скромную, застенчивую улыбку, я вернулась к картошке фри.
С тех пор я никогда ее не ела. Я заставила себя сидеть на месте и доедать всю порцию, одну палочку картошки за другой. Я заставляла себя притворяться, что гниющий монстр – это привлекательный мужчина. Сегодня я считаю, что мой блеф сработал только потому, что я осталась тогда на месте. Но я до сих пор борюсь с тошнотой, едва увидев тарелку картошки фри.
Чудовище пожирало свою спутницу каждый раз, когда дотрагивалось до нее. Оно крало по кусочку красоту этой женщины, высасывало ее открытыми язвами на руках. Пока я ела свою картошку, я наблюдала, как ее волосы тускнеют, как тупеет выражение лица, как с каждым его прикосновением она становится все более уродливой, вялой, серой. Подозреваю, что когда то она была ослепительно привлекательной женщиной. Я думала о том, что от нее останется, когда монстр закончит с ней. Думала о том, проснется ли она завтра утром, чтобы взглянуть в зеркало и закричать. Думала о том, узнают ли ее друзья и родные, которые помнят, как она выглядела.
Они ушли раньше меня, низенькая уродливая женщина и трехметровый монстр. Я еще долго сидела на своем месте, уставившись в свое третье пиво.
Когда я смогла подняться на ноги и заплатить по счету, я направилась к Иерихону Бэрронсу.

Было всего без двадцати восемь, но непрекращающийся ливень превратил вечер в ночь, пока я сидела в пабе. Улицы были темными и практически пустыми, лишь несколько туристов, жаждущих пива, рискнули вымокнуть до нитки, хотя вполне могли позволить себе выпить ту же пинту в холле отеля. Не лучший вечер для барменов, сегодня касса будет небольшой.
Над головой я держала сложенную газету, успевшую полностью промокнуть, пока я прыгала по лужам. К счастью, я переоделась, сменив тонкий желтый костюм, в котором ходила на встречу с инспектором О'Даффи, на джинсы, зеленую футболку с глубоким вырезом и шлепанцы, поскольку готовилась к уборке в квартире Алины. К несчастью, у меня не хватило ума взять еще и куртку. Из за проливного дождя резко упала температура. Август в этой части Ирландии и без того был не особо теплым, особенно для девушки, привыкшей к палящему летнему солнцу южной Джорджии. Дублинское лето радовало температурой не выше двадцати градусов, а иногда, как сейчас, например, столбик термометра падал до отметки десять.
Я обрадовалась, увидев, что книжный магазин все еще сияет огнями. В тот момент я не знала, что пересекаю еще одну демаркационную линию своей жизни. Раньше мне требовалась полная темнота, чтобы заснуть, я старалась, чтобы сквозь жалюзи не пробивались блики света, чтобы стереосистема и ноутбук не отсвечивали неоновыми огоньками. Но я уже никогда не смогу заснуть в полной темноте.
Бэрронса на месте не оказалось, но там была Фиона. Она сидела за кассой, рядом переминалась с ноги на ногу очередь покупателей, но как только Фиона меня увидела, она мягко произнесла:
– Здравствуйте, милая! Только посмотрите, что с вами сотворил дождь! Не хотите освежиться? Через секунду я к вам вернусь, – добавила она, обратившись к покупателям. С застывшей улыбкой Фиона подхватила меня под локоть и практически потащила в ванную, находившуюся в задней части магазина.
Когда я увидела свое отражение в зеркале над раковиной, я прекрасно поняла ее реакцию. Я бы тоже себя оттуда утащила. Вид у меня был просто отвратительный. Макияж и подводка для глаз растеклись черными кругами около глаз. Я была бледная как полотно, всю свою помаду я благополучно «съела», зато на правой щеке красовалось большое пятно кетчупа. Я промокла до нитки, а высокий хвост, в который я утром завязала волосы, печально свисал за правым ухом. Кошмар.
Что ж, я решила привести себя в порядок. Стянув футболку, я выжала ее над раковиной, потом бумажным полотенцем промокнула бюстгальтер и вновь надела футболку. Синяки на ребрах все еще были темными, но болели куда меньше. Я стянула волосы в нормальный хвост, потом оторвала еще бумажных полотенец и как следует вытерла лицо, аккуратно стирая черные полосы с нежной кожи вокруг глаз. Потом порылась в сумочке, достала походный набор косметики – маленькую косметичку с небольшими, но такими необходимыми любой южной красавице принадлежностями. Мама подарила такие наборы нам с Алиной на прошлое Рождество. Я нанесла на лицо увлажняющий крем, припудрилась, подвела глаза и наложила тени, потом снова покрыла губы серебристо розовым блеском.
После чего открыла дверь, шагнула вперед и буквально ткнулась носом в грудь Иерихона Бэрронса. Я завопила. Я ничего не могла с собой поделать. Этот вопль я сдерживала слишком долго, с тех пор как увидела те странные вещи в пабе, но у меня больше не было сил держать это в себе.
Он схватил меня за плечи – думаю, он просто хотел успокоить меня, – и я ударила его. Не знаю, почему. Может, у меня была истерика. Или я просто злилась, поскольку понимала – со мной происходит что то странное, и это мне абсолютно не нужно. Когда вокруг вас все сходят с ума, вы понимаете, что у вас большие проблемы. Это была его вина. Он был тем, кто раскрыл мне глаза на вещи, с которых все и началось. Я замолотила кулаками по чем попало. А Бэрронс просто стоял и терпел, сжимая руками мои плечи, глядя мне в лицо. Поймите меня правильно, я не сильно била его, и он выглядел скорее раздраженным, нежели страдающим. Но он позволил мне ударить себя. И не ответил ударом на удар. Что, подозреваю, было огромной жертвой со стороны Иерихона Бэрронса.
– Что вы видели? – поинтересовался он, когда я наконец то выбилась из сил. Я даже не спросила, как он догадался. Мы оба знали, что я вернусь к нему лишь в одном единственном случае: если мне понадобится что то, что я не смогу получить в другом месте – например ответы на вопросы, от которых я отказалась в прошлый раз. А значит, произошло нечто, что заставило меня передумать.
Иерихон продолжал держать меня за плечи. Сегодня его близость ощущалась по другому, но от этого тревожила не меньше. Не знаю, доводилось ли вам выходить из машины возле порванной во время грозы высоковольтной линии у дороги. Мне приходилось. Я помню это ощущение энергии, буквально пропитавшей воздух, потрескивание искр на оборванных проводах, которые свисали до земли. Я помню, каково это – стоять возле ряда столбов, излучающих силу, которая может в любой момент оборвать жизнь. Я повела плечами, освобождаясь от его хватки.
– Отпусти меня.
Бэрронс убрал руки.
– Вы сами пришли ко мне. Помните это.
Он никогда не давал мне забыть об этом. «Вы сделали выбор, – напоминал он мне впоследствии. – Вы могли просто уехать домой».
– Думаю, меня стошнит, – сказала я.
– Нет, не стошнит. Вы этого захотите, но не сможете. Позже вы привыкнете к этому ощущению.
Иерихон был прав. Меня не вырвало той ночью, но чувство, что я могу в любой момент выдать фонтан из пропитанной кетчупом картошки фри, так и не прошло.
– Пойдемте. – Бэрронс провел меня обратно в главное помещение магазина, остановившись у песочного цвета диванчика, на котором я сидела пару ночей тому назад. Иерихон встряхнул сложенным одеялом, которое собирался постелить на диван, чтобы я не запачкала светлую кожу обивки мокрыми джинсами. На юге больше заботятся о людях, чем о диванах – такая мелочь, которую мы называем гостеприимством. Было невозможно не заметить, что меня колотит крупной дрожью, а тонкая футболка не могла скрыть того, как съежились от холода мои соски. Мрачно взглянув на Бэрронса, я стащила одеяло с дивана и завернулась в него сама. Теми же молниеносными движениями, которые он демонстрировал раньше, Бэрронс схватил еще одно одеяло и успел постелить его на диван прежде, чем я хлопнулась мокрым задом на обивку. Затем Иерихон опустился на стул напротив. Фионы не было видно, окна были закрыты. «Книги и сувениры Бэрронса» закрылись на ночь.
– Рассказывайте, – сказал Иерихон.
Я рассказала о том, что видела. Как и раньше, он задал мне кучу вопросов, заставляя припоминать малейшие детали. На этот раз Бэрронс был удовлетворен моей наблюдательностью. Даже если раньше я была не очень внимательной, встреча со Смертью произвела на меня сильнейшее впечатление.
– Это не Смерть, – сказал Иерихон. – Это Серый Человек.
– Серый Человек?
– Я не знал, что он здесь, – пробормотал Бэрронс. – Понятия не имел, что все зашло так далеко.
Он потер подбородок, явно опечалившись тому, как повернулась ситуация.
Я покосилась на него.
– Что у тебя на руках, Бэрронс? Кровь?
Он застыл, взглянул сначала на меня, потом на свою руку.
– Ах да, – сказал Иерихон, словно только сейчас вспомнил. – Я выходил на прогулку. Увидел на улице собаку, которую сбила машина. И отнес ее умирать в магазин ее хозяина.
– О.
Чудесам несть числа. Иерихон Бэрронс куда больше походил на человека, который добьет эту собаку на месте, чтобы не мучилась, свернув ей шею или сильно пнув в правильно выбранное место, но чтобы он брал в расчет человеческий фактор? Позже я узнала, что интуиция меня не подвела, не было той ночью никакой собаки. Кровь на его руках была человеческой.
– Так что это за Серый Человек?
– То, что вы и подумали. Он выбирает самых красивых людей из тех, кого только может найти, а потом постепенно крадет их красоту, пока в результате не остается ничего.
– Зачем?
Бэрронс пожал плечами.
– А почему бы и нет? Это природа Невидимых. Им не нужны ни причины, ни соответствия. Они Темные. В древних легендах говорится, что Серый Человек был настолько отвратителен, что даже его собственный народ смеялся над ним. Он крадет чужую красоту, поскольку завидует ей и ненавидит. Как и большинство Темных эльфов, он уничтожает только потому, что может это сделать.
– А что случается с женщинами, когда он заканчивает свое дело?
– Подозреваю, что большинство из них совершают самоубийство. Красивые женщины редко сохраняют в себе достаточно сил, чтобы жить, лишившись своего яркого оперения. Стоит ощипать их перышки, и они гибнут. – Бэрронс посмотрел на меня, и это был взгляд судьи, присяжных и палача. Я не справилась с сарказмом, и он затопил мой голос:
– Польщена тем, что ты считаешь меня красавицей, Бэрронс, но позволь заметить, что я все еще жива. Я повстречалась с Серым Человеком, и я все еще здесь, такая же привлекательная, как и раньше, кретин!
Иерихон приподнял одну бровь.
– Что у вас со зрением, мисс Лейн?
Трюк не сработал. Я никогда раньше не называла людей «кретинами». Ну что ж. У меня был тяжелый день. Прости, мама.
– Что со мной не так? Это не предложение перечислить недостатки моего характера. Он слабо улыбнулся.
– Я уже говорил вам. Вы ши видящая, мисс Лейн. Вы видите эльфов. Думаю, вы способны видеть как Темных, так и Светлых, хотя до сих пор вам встречалась лишь отвратительная часть их расы. Будем надеяться, что это продолжится еще какое то время, достаточное для того, чтобы я подготовил вас. Видимые, или Светлые эльфы, так же невообразимо прекрасны, как отвратительны их темные сородичи.
Я покачала головой.
– Это невозможно.
– Вы пришли ко мне, мисс Лейн, именно потому, что знаете, что это не так. Так что можете тратить свои силы на самообман, ища способы отрицать то, что вы видели этой ночью, или можете поискать способ остаться в живых. Помните, что я говорил вам о ходячих жертвах? Вы видели, как одну из них пожирали этой ночью. Кем вы хотите быть, мисс Лейн? Тем, кто выживает, или жертвой? Откровенно говоря, я не уверен, что даже я смогу сделать что то приличное из вас, учитывая сырость материала, с которым приходится работать, но я единственный человек, который может попытаться вам помочь.
– Ты просто больной.
Он пожал плечами.
– Я просто называю вещи своими именами. Привыкайте. Пробудете рядом со мной довольно долгое время и, может быть, научитесь быть благодарной за это. – Он поднялся и направился к дальней стене магазина.
– Куда ты?
– В ванную. Помыть руки. Боитесь оставаться в одиночестве, мисс Лейн?
– Нет, – солгала я.
Отсутствовал он достаточно долго, чтобы я начала беспокойно следить за тенями в углах комнаты, пытаясь удостовериться, что это просто тени, которые отбрасывают стоящие в магазине предметы. И эти тени не собираются нарушать законов физики.
– Ладно, – сказала я, когда Иерихон вернулся. – Давай на несколько минут представим, что я купилась на эту милую сказочку. Где были все эти монстры в течение всей моей жизни? Бродили повсюду, а я просто не замечала раньше их присутствия?
Он бросил в меня комом одежды. Ком ударил меня в грудь.
– Одевайтесь. Я не сиделка. Если вы простудитесь, останетесь в одиночестве.
Хоть я и была благодарна за одежду, но все равно считала, что ему не повредит пара уроков хороших манер.
– Какая трогательная забота, Бэрронс.
Я практически бегом отправилась в ванную, чтобы переодеться. Я замерзла, я дрожала, и одна мысль о том, что я могу заболеть в Дублине, в крошечной мерзкой комнатушке, в одиночестве, без маминого куриного бульона с лапшой и без нежной заботы, приводила меня в отчаяние.
Свитер цвета слоновой кости, который Бэрронс дал мне, был связан вручную из шелка и шерсти и оказался почти вдвое больше нужного размера. Я четыре раза подворачивала рукава. Черные льняные штаны были просто насмешкой. У меня шестьдесят сантиметров в талии. У Иерихона же было девяносто сантиметров в поясе, а его ноги были сантиметров на двадцать длиннее моих. Я закатала штанины, вытащила из своих джинсов ремень и затянула штаны в сборки на талии. Мне было все равно, как я выгляжу. Мне было сухо, и я наконец начала согреваться.
– Итак?
Оказалось, он уже убрал одеяло с дивана и повесил его сушиться, так что я, скрестив ноги, уселась на подушки с кисточками, решив продолжать наш разговор без преамбулы.
– Я уже говорил вам об этом. Должно быть, вы росли в настолько маленьком и неинтересном городке, что его ни разу не посещали эльфы. Вы ведь наверняка не много путешествовали, мисс Лейн?
Я покачала головой. Провинция с большой буквы «П» – это не только обозначение моего родного городка, это еще и мой диагноз.
– Кроме того, эти монстры, как вы их назвали, появились здесь недавно. Изначально только Светлые были способны свободно перемещаться в слоях реальности. Невидимые, прибывшие на нашу планету, тут же оказывались в их тюрьме. Те немногие, которые оставались на свободе, могли действовать исключительно по приказу Видимой Королевы и ее Верховного Совета.
Я зациклилась на одной его фразе.
– Прибывшие на нашу планету? – переспросила я. Потом минутку поразмыслила над этим. – Понятно. То есть эти монстры на самом деле просто космические туристы. И как глупо с моей стороны раньше этого не понять! А сквозь время они тоже умеют перемещаться, а, Бэрронс?
– Вы же не думаете, что они местные, не правда ли? – Он умудрился произнести это еще более сухо, чем я. Не думала, что такой тон вообще возможен. – Что же касается путешествий во времени, мисс Лейн, то ответ будет «нет, не сейчас». Однако раньше Светлые умели это делать, – те из них, кто принадлежал к королевским домам. Но различные события имеют обыкновение происходить внезапно. Непредвиденные события. Никто в точности не знает, что именно произошло и кто находится у власти в данный момент, но факты таковы, что эльфы больше не могут управлять временем. Впервые за многие века они оказались заперты в настоящем, так же как вы и я.
Я смотрела на Бэрронса. Это должно быть шуткой, глупым ответом на мой глупый вопрос. У меня вырвался приглушенный смешок.
– Господи, неужели ты говоришь серьезно? То есть ты действительно веришь в...
Иерихон вскочил со стула одним молниеносным движением.
– Что вы видели в пабе, мисс Лейн? – спросил он. – Вы так быстро об этом забыли? Или вы решили продолжать игру со столь милым вашему сердцу самообманом?
Я тоже поднялась на ноги, скрестив руки на груди и высоко подняв подбородок.
– Возможно, у меня была галлюцинация, Бэрронс. Возможно, я все таки простудилась, у меня лихорадка и я сейчас лежу в своей комнате в мотеле, брежу. А может, я СОШЛА С УМА!
Меня даже затрясло от силы, с которой я выкрикнула последние слова.
Он пнул стол, стоявший между нами, лежавшие на столике книги разлетелись в стороны, а сам Бэрронс внезапно оказался нос к носу со мной.
– Скольких из них вы должны увидеть, мисс Лейн, чтобы поверить? По одному в день? Это можно устроить. А может быть, вам нужно немедленное напоминание? Пойдемте, давайте ка я свожу вас прогуляться.
Он схватил меня за руку и потащил к двери. Я попыталась упереться ногами, но я забыла шлепанцы в ванной, и босые ноги скользили по отполированному паркету.
– Нет! Отпусти меня! Я не хочу туда идти! – Я отчаянно колотила Бэрронса по руке и по плечу. – Я не пойду на улицу!
– Почему же нет? Ведь это просто тени, мисс Лейн. Помните? Вы сами это сказали. Стоит ли мне отвести вас в заброшенный район и оставить там наедине с этими тенями? Тогда вы мне поверите?
Мы были у самой двери. Он начал выдвигать засовы.
– Почему ты издеваешься надо мной?! – закричала я.
Его рука застыла над третьим засовом.
– Потому что у вас лишь одна возможность остаться в живых, мисс Лейн. Вы 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.