.RU
Карта сайта

22 марта, 1988 г - Предисловие редактора


22 марта, 1988 г.


Мне кажется, что существует значительная разница между вашим духовным дневником, который вы начали в ноябре 1978 года, и вашими письмами ко мне, начиная с письма от 7 января. Разница заключается в том, что ваш дневник был неким намеренным "проектом". Каким бы хорошим ни было намерение - "служить инструментом, что поможет постоянно возвращать фокус моего внимания к духовным вопросам" - вся проблема заключалась в том, что намерение, конечно, присутствовало; его тщетность была осознана, и записи были прекращены в сентябре 1985 года.
На этот раз уже не было конкретного намерения и какого-либо "проекта". Отвечая на мое письмо, которое я написал вам по возвращении в Индию в декабре, вы говорите в своем письме от 7 января: "Начав писать это письмо, я обнаружил, что не знаю, что мне говорить вам". Что может быть более спонтанным (и ненамеренным), чем это?! Совсем неважно, будет вся эта переписка опубликована со временем или нет, может или не может она служить какой-либо другой цели.
В любом случае, как вы, несомненно, слышали от меня раньше, как только происходит обращение ума вовнутрь (что само по себе является событием, нам которым никакое "я" не имеет контроля), процесс растождествления начинает идти своим чередом, и ничего в этом процессе не может рассматриваться как трата времени, которой можно было бы избежать. Вот и вы говорите, что "дневник не был полной неудачей. Он действительно возвращал мой ум к данной теме… И периодическое перечитывание его давало важные озарения". И, конечно, ведение дневника прекратилось, когда он сослужил свою службу в этом процессе растождествления.
В этой переписке есть один довольно важный момент, который я заметил. Он заключается в том, что происходит все большая обособленность от того, что случается с вами; события, конечно, наблюдаются как события, но, что более важно, реакции на события, на то, как и когда они происходят, также просто наблюдаются (что и означает обособленность). Другими словами, вы больше не боитесь никакого эго. Эго перестало быть чем-то ужасным, потому что вы стали наблюдением. Нет больше этой раздражающей проблемы как совершить "отпускание". Отпускание происходит само по себе, плавно, спонтанно, естественно. Вы начали "плыть" по жизни, даже не особо осознавая этот факт.
Это ведет к другой интересной ситуации, которая может вызвать определенное сомнение, если не замешательство. Вы достигли такой ступени (говоря точнее, в этом процессе растождествления была достигнута ступень), на которой непосредственное и постоянное руководство со стороны гуру кажется все менее и менее необходимым. И этот факт может вызывать некоторое ощущение неловкости, неверности или даже вины. Однако на самом деле происходит то, чего гуру так жаждал! Происходит то, что уровень дуальности (с точки зрения ученика), на котором ученик переживает почтение и даже благоговение по отношению к гуру, уступает место уровню равенства. И это очевидно - в том смысле, что гуру обращается к ученику с точки зрения безличностного, или вселенского Сознания, в то время как ученик начинает с уровня личностного, или отождествленного сознания. По мере углубления процесса растождествления, расстояние между этими двумя уровнями сокращается, формальность заменяется неформальностью, почитание - дружбой; однако уважение и благодарность не только не исчезают, но еще больше углубляются. Гуру очень радует такой "прогресс", поскольку для него была бы ужасна ситуация, в которой он стал бы для ученика костылем и в которой ученик был бы полностью беспомощен без гуру - то есть ситуация, основой которой является феноменальный уровень.
Я помню, как это было между мной и Махараджем. В то время как я продолжал предоставлять ему финансовую и другие виды помощи, наши отношения становились все более неформальными и дружественными. И я ощущал его чувство удовлетворенности, может, даже гордости, когда он принимал меня на условиях абсолютного равенства.
Очень интересно, что эти постепенные перемены в отношениях между мной и Махараджем - к лучшему, конечно! - отражены в трех моих книгах: почитание - в "Знаках на пути от Нисаргадатты Махараджа", определенная зависимость, основанная на уважении - в "Переживании Бессмертия", и чувство равенства, основанное на глубокой благодарности, в "Исследованиях Вечного".
Конечно, это является фактом (я продолжаю отвечать на ваше письмо), что "вещи происходят с нами, чтобы вызвать это Понимание". Такие вещи не имеют какой-либо однородности с точки зрения взаимосвязанных концепций приемлемого и неприемлемого. В одном случае обстоятельства могут казаться, как в вашем случае, "приемлемыми", в то время как в другом может возникнуть необходимость того, чтобы произошло нечто "неприемлемое" - с тем, чтобы процесс растождествления мог продолжаться.
Происки эго, которые вы упоминаете в этом отношении (например, когда эго высокомерно рассматривает такие "знаки милости" как указывающие на особое расположение Вселенной к одному из своих любимчиков) являются чистым плодом воображения, поскольку они не будут считаться таковыми, когда процесс растождествления будет видеться как безличностный процесс, каким он и является, и не будет рассматриваться с личностной точки зрения. Вы правы, говоря, что "парадокс, по крайней мере на начальных стадиях, заключается в том, что для того, чтобы эго исчезло, оно должно вначале прийти к пониманию самого себя". Ум-интеллект должен обязательно использоваться на начальных стадиях для того, чтобы можно было понять То-Что-Есть. Тогда интеллект достигает осознания своей собственной ограниченности, и с этим самоотдаванием в конечном итоге происходит слияние интеллекта с интуицией. Начинающий пловец должен обязательно использовать свои мышцы для того, чтобы оставаться наплаву, но постепенно он приходит к осознанию того, что такие усилия не являются обязательными и что можно плыть, не прилагая усилий: происходит постижение того факта, что при отсутствии страха пойти ко дну тело обладает естественной способностью оставаться наплаву.
Что касается различных уровней или типов состояний сознания, в вашем случае происходит то, что по мере углубления понимания состояние вовлечения постепенно исчезает. Все чаще и чаще у вас возникает настойчивое чувство: да какое это имеет значение? Возникает некая мысль, чувство или желание, и может происходить небольшое отождествление с ними путем вовлечения. Но, я уверен, что вскоре после этого рождается тяжелое чувство "какое это имеет значение, в конце концов?" Это чувство вертикально прерывает горизонтальное вовлечение, которое должно было вот-вот начаться. С течением времени - а может это уже и произошло - возникновение мысли, возможность вовлечения, а также его прерывание происходит одновременно. Это прерывание порождает нечто вроде вакуума, который и представляет собой ощущение единства с настоящим моментом. Это и есть то, что Рамана Махарши называл сахаджа стхити - или естественным состоянием. Происходит естественное перемещение - плавное и спонтанное - из этого естественного (или нейтрального, если вы предпочитаете этот термин) состояния "вверх", если случается какое-то событие, которое может наблюдаться; и "вниз (вглубь)", если ничего не происходит (что могло бы направить осознание вверх) - и на некоторое время вы погружаетесь в Я Есть.
Как только это перемещение из естественного состояния вверх или вниз (что подобно бессознательному переключению передач в автомобиле в зависимости от ситуации на дороге) видится и постигается как естественное функционирование Сознания, "я", или эго, окажется отрезанным от всего этого процесса. Другими словами, сомнения или вопросы будут казаться чем-то неуместным в этой безличностности перемещения между этими тремя состояниями сознания: "голова уже находится в пасти тигра, и возможности для побега (от просветления) нет" .
Вы пишете о том, как "эго интерпретирует значение нашей переписки" и о том, что "наши письма, похоже, приобретают некие черты фетиша". Вероятно, вы время от времени перечитываете эти письма и вас волнует вопрос "основы всего этого, хотя само чувство является довольно сильным". Нет никакой необходимости анализировать это событие, нужно только наблюдать его и следить за тем, что происходит. Из этого перечитывания писем, несомненно, возникнет зародыш некой идеи того, что в конечном итоге приобретет какую-то конкретную форму. Пусть ваш ум будет открыт для предложений, которые "придут извне". Когда идея станет конкретной, вы будете знать, что делать.
Отношения между вами и мной, как между учеником и гуру, будут принимать различные формы и порождать концепции в уме - по мене того, как они будут постепенно углубляться, затем какое-то время они будут сохранять свою глубину, после чего почти исчезнут из ума. Все эти порождения ума (включая сновидения) можно лишь просто наблюдать - даже с некоторым изумлением, если хотите. В таком наблюдении - свободном от анализирования - эго будет отсутствовать. Это так же относится к тем моментам, когда кажется, что для вхождения в состояние Я Есть совершаются некие усилия. На интеллектуальном уровне анализирование будет, конечно, происходить, однако простое осознание этого факта будет означать наблюдение, которое будет прерывать такое интеллектуальное анализирование, не имеющее все равно никакого смысла.
Вы поймете, что я имею в виду, когда это трехстороннее передвижение начнет происходить в вашем сознании. Главный момент здесь - наблюдение без попыток выяснить значение данного события (что на самом деле означает обособленность от события) и свобода от боязни эго.

24 марта, 1988 г.


Я рад получить ваш ответ на мое письмо от 13 февраля.
Вы говорите, что несмотря на то, что прочли это письмо по меньшей мере пять раз, вы "все еще не можете заставить себя говорить о сути этого". Именно этот ответ и радует меня. Далее вы говорите: "из всех писем к вам, мне тяжелее всего было писать именно это. Оно выбивало меня из колеи". Дело в том, что если бы это была не переписка, а разговор, ответом было бы полное молчание, не было бы никакой нужды в каких-либо словах; любые слова были бы не только неуместны, но и неуважительны (not only irrelevant, but actually irreverent), поскольку они были бы доказательством того, что ответ осуществляется на интеллектуальном уровне.
Есть еще один феномен, который может случиться после того, как произошло внезапное понимание. Может наступить странная летаргия, или апатия, отсутствие желания или энергии даже для того, чтобы делать рутинную работу. С этим ничего нельзя поделать, кроме того, чтобы просто наблюдать это состояние, замечать его присутствие и ждать, когда оно пройдет само по себе. За этим состоянием может следовать - хотя, конечно, здесь нет никаких жестких правил - внезапная вспышка энтузиазма, энергии и вдохновения, глубокое чувство радости и благополучия, удовлетворенности, сильное желание сделать что-то для гуру: диапазон этих чувств очень широк. Здесь, опять же, все, что можно сделать - это замечать их присутствие и "ждать развития ситуации".
Вашу реакцию нелегко описать словами. Это и не может быть легким делом - на самом деле нет никакой надобности делать это. И все же, вы выразили все, сказав: "…я действительно не могу понять, что происходит".
Попытка убежать от эго и страх перед эго являются двумя аспектами одной и той же концепции. Мне очень приятно отметить, что вы в последнее время осознаете растущее принятие эго. Затем вы добавляете: "но я смог оценить значение этого только тогда, когда прочел ваше письмо. Лишь после этого я увидел, что действительно это означало уменьшение страха перед эго. Думаю, что лишь сейчас я осознал, что основополагающим страхом, который я носил в себе всю свою жизнь, был страх перед эго. (Кажется это хорошо, не так ли?)". Это действительно хорошо, очень хорошо. Эти внезапные фрагменты понимания происходят неожиданно, и они воздействуют как бомба, ибо относятся к измерению, которое неизвестно интеллекту.
Ваши попытки подавить эго на самом деле были попыткой убежать от эго, что не только еще больше усугубляло зацикленность на эго, но в действительности усиливало концептуальное эго. Наверное, вы вспомните теперь, что это именно то, что я пытался донести до вас с тех пор, как мы познакомились в пустыне и начали общаться лично. Но бомба должна была взорваться точно в назначенный момент! Интеллект отметал все попытки пронзить его броню. На самом деле интеллект и является той броней, которую эго носит для того, чтобы отбивать все подобные усилия. Наверное, именно по этой причине - непредсказуемость удара - необходимо как письменное, так и устное слово для того, чтобы вызвать ситуацию, в которой в некий определенный момент интеллект совершит самоотдавание, и эго окажется обнаженным и уязвимым, как простая концепция, коей оно и является.
Если во время прочтения этих строк у вас возникает ощущение радости, удовлетворенности или благодарности, наслаждайтесь им без какого-либо чувства вины. Махарадж, должно быть, знал, что в моем случае произошло пробуждение. Я, конечно, тоже знал это, однако не испытывал нужды говорить об этом с ним. Но однажды, после утренней беседы, когда Махарадж отдыхал со своим пааном и жевал табак (это было до того, как стало известно, что у него рак, после чего он был вынужден отказаться от этой привычки), он внезапно посмотрел на меня и сказал: "Я счастлив, что поспособствовал возникновению пробуждения по крайней мере в одном случае". Я был переполнен чувствами и упал у его ног. Хотя я знал, что мне не требуется свидетельства от моего гуру, тем не менее, когда это произошло - внезапно и спонтанно - я испытал чистую радость.
Далее вы говорите в своем письме, что вы не чувствуете, что этот процесс вашего убегания прекратился, хотя, несомненно, он замедлился. Вы интуитивно соединили это "убегание от эго" с концепцией "наблюдения", которое относится не к уму, а к безличностной ноуменальности. Вы также говорите, что на самом деле вы не можете принять тот факт, что вы достигли такого этапа, на котором убегание прекратилось. Мой дорогой О., вам не нужно иметь никаких сомнений по этому поводу. Вы подобны человеку, которого внезапно освободили из тюрьмы, ворота перед ним открыты, однако после стольких лет заточения он не может поверить в то, что свободен. А шутка - ужасная шутка - заключается в том, что он, конечно, был рожден за решеткой и считал, что находится в заключении, хотя на самом деле ворота никогда и не были заперты. Когда ему говорят об этом, ему требуется некоторое время, что поверить в это.
Вы правы, говоря, что "в действительности слова "эгоистичный или нет" приобретают все более функциональный характер". Очень скоро сами слова (являющиеся озвученными мыслями) не будут возникать - в том смысле, что любое событие (включая мысли) будет приниматься без какого-либо оценивания, и, что очень важно, даже если будет происходит оценивание или будет возникать реакция, этому не будет придаваться никакого значения. Другими словами, событию будет "позволено" происходить, и не будет никакого беспокойства по поводу каких-либо связанных с ним последствий. Возникает некая мысль, происходит некое действие. Эгоистичное или нет? Кого это может волновать?
Я, наверное, предвосхищаю дальнейшее развитие событий, но это не имеет значения. Когда это отношение "Кого это может волновать?" продлится какое-то время, вы достигнете последней завесы в форме сомнения: когда я был полностью погружен в материальные и мирские дела, я не переживал по поводу какого-то там "эго", поскольку я о нем и не знал; я разбирался только в общих критериях того, что хорошо и плохо, и это знание было основано на определенных моральных и законодательных правилах поведения; затем мой ум обратился внутрь и я узнал об эго и о необходимости избавиться от него - после чего я стал одержим этой проблемой. Теперь же, внезапно, я освободился от переживаний по поводу эго: что произошло с тем духовным продвижением, которое я, как "я" считал, делал? Скатился ли я внезапно к начальной точке, поднявшись по лестнице и достигнув с огромными усилиями определенного уровня? Как я уже сказал, я предчувствую эту последнюю завесу - хотя на самом деле нет никакой "завесы" или "препятствия"! Когда отсутствует сама мысль об эго, утверждается глубокое понимание, поскольку происходит трансформация от индивидуальной личности к безличностности Тотальности. "Я" мертво. Мысли не исчезнут вдруг, но когда они будут возникать, они будут просто "наблюдаться", и не будет никого, кто бы их наблюдал. На самом деле это "наблюдение" само по себе является концепцией, и поэтому не может быть никакого осознания такого наблюдения. Кого волнует, есть такое осознание или нет?
Вы говорите: "Когда я рассматриваю функционирование эго, я делаю это с помощью эго". В этом-то как раз все и дело, мой дорогой О. - зачем переживать по поводу функционирования эго? Помните, вы прекратили бег от эго. Вы всегда пребываете в Я Есть, находитесь вы в глубоком сне или в состоянии бодрствования. Круг замкнулся: начнем с того, что концептуального эго никогда не было, затем произошло его интегрирование, теперь - разинтегрирование. Кто может переживать о чем? Наслаждайтесь жизнью, в виде ощущения присутствия, пока оно продолжается.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.