.RU

План. Упадок Османской империи в XVII-XVIII вв. Попытки реформ на рубеже XVIII-XIX вв - 2

почтовой службы. По примеру Мухаммеда Али Махмуд II предпринял ряд шагов для развития светского образования. При Порте была создана канцелярия переводчиков, ставшая основным центром для подготовки османских дипломатов. Группа молодежи была послана для учебы в Европу. В самой столице открылись медицинское училище, общевойсковое военное и морское инженерное училища. Вслед за Каиром и в Стамбуле (с 1831 г.) начала выходить правительственная газета, издававшаяся на турецком и французском языках. Под влиянием усилившихся связей с Западом европейские новшества стали проникать и в бытовую жизнь горожан. Феска стала основным головным убором, сменив чалму и тюрбан.
Осуществленные Махмудом II нововведения являлись реализацией планов Селима III о преобразовании Османского государства. Их можно отнести к числу тех реформ, которые К. Маркс характеризовал, как «попытки турецкого правительства стать на путь цивилизации». В этом отношении они имели прогрессивное значение для турецкого общества. Однако реформы Махмуда II во многом утрачивали свое позитивное содержание, поскольку способствовали сохранению фео­дальных порядков и турецкого господства над покоренными народами. К тому же османская правящая верхушка явно опоздала с их про­ведением, и они уже не могли восстановить полную самостоятель­ность Порты во внешней и внутренней политике и предотвратить даль­нейшие территориальные потери.
Война 1806-1812 гг. оказала большое влияние на борьбу балканских народов за национальное освобождение. В 1821 г. вспыхнуло восстание в Греции. Египетские войска подавили восстание в 1827 г, но в дело вмешались европейские государства – Англия, Россия, Франция, которые потребовали предоставить Греции автономию. В 1828 г. началась очередная русско-турецкая война, которая закончилась в 1829 г. Адрианопольским миром. Условия Адрианопольского мира, подписанного в сентябре 1829 г., предусматривали присоединение к России грузинских и армянских областей, освобожденных русскими войсками в ходе последней войны. Подтверждалось право России на свободное судоходство через про­ливы. Порта обязывалась предоставить автономию Сербии и расши­рить автономию Молдавии и Валахии. По этому же договору полу­чила автономию и Греция, а в следующем 1830 г. она была признана независимым королевством.
Свидетельством неспособности Порты удержать власть над импе­рией было быстрое превращение Мухаммеда Али из вассала султана в фактически независимого правителя. Стремление Мухаммеда Али к созданию обширной империи под господством Египта привело его в конечном итоге к конфликту с Портой. Обострению отношений меж­ду султаном и правителем Египта способствовала Франция, рассчи­тывавшая с помощью Мухаммеда Али укрепить свои, позиции на Ближ­нем Востоке.
Военные действия начались в 1831 г. Поскольку предпринятая Махмудом II реорганизация армии лишь начала осуществляться, пре­восходство египтян на поле боя было явным. Разгромив в декабре 1832 г. под Коньей султанскую армию, египетские войска двинулись на Стамбул. Не располагая достаточными силами, чтобы остановить их, Махмуд II запросил помощи у правительств Франции, Англии и Австрии, но получил отказ. В этот критический момент его поддер­жал лишь Николай I, который предпочитал сохранить слабую Ту­рецкую империю и не хотел усиления влияния Франции. Поэтому в феврале 1833 г. в Босфор вошла русская эскадра и вскоре началась высадка 10 тысячного русского корпуса на азиатском берегу у селе­ния Ункяр-Искелеси. Решительные действия России вынудили Мухам­меда Али приостановить наступление и начать переговоры с султа­ном. В мае 1833 г. при посредничестве Англии и Франции было за­ключено соглашение, по которому Мухаммед Али получал в управ­ление Египет, Сирию, Палестину и Аданский округ в Малой Азии, взамен он признавал верховную власть султана. По существу этот акт не устранял причин конфликта, и можно было предполагать, что через некоторое время он вспыхнет снова. Перед уходом русских войск с берегов Босфора 8 июля 1833 г. Махмуд II заключил с Рос­сией Ункяр-Искелесийский договор сроком на 8 лет. Договор пре­дусматривал оказание Россией военной помощи Порте для защиты от внешней и внутренней опасности. В свою очередь Порта обязалась в случае угрозы для России закрыть проливы для прохода всех иностранных военных кораблей. Таким образом, перед Россией открывалась перспектива усиления своего влияния в Стамбуле.
Это вызвало беспокойство западных держав. Особое старание проявили представители Англии. В 1838 г. им удалось подписать англо-турецкую торговую конвенцию, которая существенно расширяла права английских коммерсан­тов на территории империи. Отказ Мухаммеда Али распространить действие конвенции 1838 г. на Египет привел к возобновлению войны с султаном. В конфликт вмешались европейские державы. Представители Англии, Австрии, Пруссии и России заявили в 1840 г. о своем намерении «на­блюдать за поддержанием целостности и независимости Османской империи». Заключенная в Лондоне в 1841 г. международная конвенция о проливах упразднила все права России по Ункяр-Искелесийскому договору и ввела международный контроль над режимом проливов в мирное время, по которому запрещался проход военных судов всех держав. За Портой признавалось право контроля проливов лишь во время войны. Наибольшую выгоду от вмешательства держав в египет­ский вопрос получила Англия. Ей удалось устранить сопротивление Мухаммеда Али, ослабить позиции Франции на Ближнем Востоке и нейтрализовать влияние России в Стамбуле.
3. Ограниченность преобразований 20—30-х годов была понятна и наиболее дальновидным представителям правящей верхушки Осман­ской империи. Их взгляды выражали члены двух высших государст­венных советов, созданных в 1838 г. из лиц, принадлежащих к высшей феодальной бюрократии и знакомых с европейскими порядками. Глав­ную роль в организации их деятельности играл Мустафа Решид-паша (1800—1858), пользовавшийся доверием султана Махмуда II. В те­чение ряда лет он был послом в Англии и Франции, а затем был назначен министром иностранных дел. Под его руководством был раз­работан план новых реформ, призванных укрепить султанскую власть, предотвратить развитие национально-освободительного движения на Балканах и ослабить зависимость Порты от европейских держав пу­тем приспособления существующего строя к западноевропейскому.
Работа по подготовке указа о реформах была начата еще при жизни Махмуда II, а закончена при его преемнике султане Абдул-Меджиде. Этот документ — хатт-и шериф (священный указ) — был обнародован в ноябре 1839 г. перед султанским летним дворцом Гюльхане и получил название Гюльханейского хатт-и шерифа. Он по­ложил начало новому этапу реформ в истории Турции, известному как танзимат. Гюльханейский хатт-и шериф провозглашал три основные цели преобразований: обеспечение безопасности жизни, чести и иму­щества для всех подданных империи вне зависимости от религиозной принадлежности, правильное распределение и взимание налогов, упо­рядочение рекрутского набора и сокращение срока военной службы. Гюльханейский хатт, таким образом, был не законом, а наказом султана для правящих кругов и широких слоев населения.
При осуществлении идей султанского указа 1839 г. Мустафа Ре­шид-паша столкнулся с ожесточенным сопротивлением противников реформ, прежде всего улемов и высших чиновников, наживавшихся на взяточничестве и злоупотреблениях. Активное противодействие реак­ционеров привело к тому, что реформы танзимата проводились непо­следовательно.
В это время начались реформы в области экономики. Принципиально новые моменты в экономической политике Османского правительства появились уже после заключения англо-турецкого договора 1838 г. Этот договор вступил в силу 1 марта 1839 г. Договором предусматривалась ликвидация в Османской империи тех трех систем, которые ранее лежали в основе экономической политики Порты - государственных регламентации, монополий и принудительных закупок. С некоторыми оговорками вводилась система свободной торговли.
В 1845-1849 гг. был издан ряд законов, регулировавших вопросы землевладения. Деятели танзимата пытались ликвидировать ряд ограничений в османском земельном праве, которые мешали возникновению частной собственности на землю. Однако изменения в земельном праве были незначительными: на радикальный переход к частной собственности на землю реформаторы так и не решились.
Меры Мустафы Решид-паши и его сторонников в экономической области - ряд аграрных законов, создание комиссий по развитию сельского хозяйства и министерства земледелия, предоставление правительственных кредитов нуждающимся земледельцам способствовали на какое-то время некоторому подъему сельского хозяйства. Реформаторы поощряли организацию крупных хозяйств, которыми управляли европейские специалисты.
Принимались и меры по развитию промышленности. В частности, было расширено и модернизировано несколько предприятий Стамбула, Измира и других городов. Однако эти меры существенно не изменили общего низкого уровня турецкого промышленного производства в Османской империи.
Еще одной мерой сторонников танзимата в их стремлении европеизировать хозяйство страны, было намерение создать государственный банк по европейскому типу и добиться стабилизации денежной единицы Османской империи - куруша. В 1848 г. был создан Имперский банк в Стамбуле, однако он оказался крайне недолговечным. Правда, вскоре на его основе был создан Оттоманский банк, многие годы игравший роль государственного банка Османской империи. Стремясь оздоровить экономику страны, Мустафа Решид-паша обратился к пересмотру налоговой системы. Были отменены чрезвы­чайные налоги, барщина, упорядочено взимание подушного налога с немусульман — джизьи. Вместе с тем попытка Порты упразднить от­купную систему, разорительную для народного хозяйства и очень выгодную для обогащения откупщиков за счет налогоплательщиков, окончилась неудачей.
Таким образом, капиталистическое производство и его различные переходные формы, спонтанно зарождавшиеся в сельском хозяйстве и промышленности Османской империи, развивались в условиях сохранения ряда традиционных институтов, в том числе государственной собственности на землю и налоговой системы, носившей традиционный характер. Реформы деятелей танзимата в 1839-1856 гг. в области экономики и земельного права были самыми робкими среди всех преобразований этого периода.
Наиболее значительные законы были приняты в области права и просвещения. 3 мая 1840 г. был принят уголовный закон, который стал одним из важнейших документов первого периода танзимата. Уголовный закон 1840 г. имел двойственный характер из-за стремления его создателей совместить нормы шариата и европейского права.
Несмотря на имевшиеся недостатки, закон имел большое значение, обусловленное новизной и важностью содержавшихся в нем идей. Закон основывался на нормах западного буржуазного права и имел целью укрепление гарантии прав личности, обеспечение законности и ликвидацию административного и судебного произвола.
В 1846 г. был принят административный кодекс - закон об обязанностях и правах государственных чиновников, который должен был обеспечить борьбу с коррупцией в бюрократической среде. Чтобы воспрепятствовать взяточничеству, в 1849 г. была составлена инструкция, в которой перечислялись предметы, считавшиеся взятками и подарками.
Драгоценности, золото и серебро, мех, шали, ткани, рабы, невольницы, лошади, дрова и уголь считались взятками; фрукты, сладости, молоко, ягнята, дичь, рыба, курицы, яйца - подарками. Однако многолетняя борьба деятелей танзимата со взяточничеством не привела к желаемому результату.
Были предприняты важные шаги в сфере судопроизводства. В 1847 г. был создан уголовный суд, действовавший на основе нового уголовного законодательства. В 1848 г. реформаторы создали сеть коммерческих судов, а в 1850 г. был принят коммерческий кодекс, подготовленный на основе аналогичного французского кодекса. Учреждение смешанных судов из представителей мусульман и немусульман и принятие кодексов, заимствованных у европейцев, свидетельствовало о дальнейшем внедрении норм буржуазного права.
В 1846 г. было отменено рабство и запрещена работорговля. В 1847 г. турки присоединились к международной конвенции о борьбе с работорговлей.
Реформы в области права, проведенные деятелями танзимата, показывают, что они стремились к либерализации государственного режима Османской империи, к установлению равенства перед законом подданных всех вероисповеданий, к слиянию в одну систему норм западного буржуазного права с шариатом. Практика показала, что последняя цель не была достигнута, и может быть потому, что принципиальное сближение между обеими системами было невозможно".
Существенное значение имели меры реформаторов в сфере образования и просвещения. Традиционное обучение в Османской империи носило религиозный характер и на протяжении веков осуществлялось при мечетях в мектебах и медресе. В период танзимата потребность в кадрах, обученных по европейскому образцу, возросла еще более.
В 1846 г. был принят закон о начальном и среднем светском образовании, а также решение о создании университета. Мектебы предлагалось изъять из ведения духовенства и передать под контроль государства, медресе же не подвергать реформам и по-прежнему оставить под контролем духовенства.
Провозглашенная программа стала постепенно осуществляться, несмотря на противодействие противников светского образования. Расширились специальные учебные заведения, в частности военно-инженерное и военно-медицинское училища. В 1850 г. было открыто специальное училище для подготовки гражданских чиновников.
В результате развития просвещения в 40-50-е годы XIX века в Османской империи стала складываться прослойка интеллигенции, получившая светское образование. Из ее рядов формировались кадры сторонников конституционного движения 60-70-х гг. XIX в. Ее представители, занимая различные государственные посты, способствовали осуществлению реформ танзимата в последующие десятилетия.
Говоря о серии реформ, проведенных в первый период танзимата, нельзя не коснуться политики реформаторов в важнейшем для судеб Османской империи национальном вопросе.
Реформаторы практически ничего не сделали для облегчения национального и социального гнета в областях с нетурецким населением. Правда, в 1850 г. был принят закон о допуске немусульман в армию, но он не был осуществлен. В годы реформ этого периода произошли значительные антитурецкие восстания в Болгарии, Боснии и Герцеговине, Албании. Реформаторские правительства жестоко подавляли эти восстания. Тем самым реформаторы сами лишали себя поддержки многомиллионной массы нетурецких народов империи в своей борьбе за экономическое и культурное развитие страны.
Таким образом, реальный результат реформ 1839-1856 гг. оказался весьма ограниченным. Тем не менее, они дали толчок появлению слоя буржуазии, которая в условиях многонациональной империи была в значительной степени нетурецкой по происхождению. Танзиматские реформы первого периода стали важным этапом в процессе «европеизации» страны.
Целый ряд внутренних и внешних причин прервали реформаторское движение в Турции в середине XIX в. Сказалось ожесточенное сопротивление местного правящего класса, а также неблагоприятные внешние условия. В числе факторов, приостановивших развитие реформаторского движения, была Крымская война 1853-1856 гг .
Начавшаяся в 1853 г. Крымская война прервала реформаторскую деятельность Мустафы Решид-паши и его сторонников. Первый этап танзимата (1839—1853) был временем наиболее интенсивных преобра­зований в административном и государственном управлении, в сфере экономики и культуры. Объективно все эти меры способствовали рас­чистке путей для буржуазного развития страны. Однако их осуществляли представители феодальной бюрократии, и потому они привели
лишь к частичным изменениям, мало затрагивавшим основы
абсолютистского строя. В конечном итоге реформы не оказали существенного влияния на положение народных масс, не улучшили положения немусульманских народов.
Крымская война началась в 1853 г по инициативе России. После разгрома черноморской эскадрой адмирала Нахимова турецкого флота в Синопской бухте (30 ноября 1853 г.) Англия, Франция, а потом и Сардиния, обеспокоенные возможностью усиления политического влияния царизма на Османскую империю, за­ключили союзный договор с Портой и объявили войну России. Союз­ные войска высадились в Крыму и повели наступление на Севастополь. После почти годовой героической обороны город пал в сентябре 1855 г. На кавказском театре военных действий русская армия на­несла ряд поражений турецким войскам и захватила Карс.
В марте 1856 г. в Париже воевавшие стороны подписали мирный договор, согласно которому Россия возвращала Турции Карс (в об­мен на Севастополь и другие города, занятые союзниками) и придунайскую полосу Бессарабии, соглашалась на «нейтрализацию» Чер­ного моря, обязавшись вместе с Турцией не восстанавливать здесь военного флота, верфей и укрепленных баз. Сохранялась верховная власть султана над Сербией, Молдавией и Валахией. Англия, Фран­ция и Австрия подписали особое соглашение, гарантировавшее «цело­стность и независимость Османской империи в границах Парижского трактата».
Хотя Османская империя оказалась в числе государств-победи­телей, война имела для нее тяжелые последствия. Огромные расходы подорвали экономику и истощили казну. Уже в 1854 г. Порта вынуж­дена была обратиться за займом к английским и французским банкам. Начался процесс финансового закабаления Турции.
После Крымской войны появились новые внутренние экономические, социальные и политические факторы, требовавшие продолжения реформ. Эти факторы: резкое ухудшение экономического положения страны, дальнейшее обеднение широких масс; сокращение налоговых поступлений; кризис государственной казны; подъем национально-освободительного движения угнетенных народов; острая необходимость восстановления армии, почти полностью уничтоженной во время Крымской войны и др.
К названным выше факторам необходимо добавить и значительно усилившееся давление на султана и Порту западных держав, особенно Англии, Франции и Австрии.
Результатом воздействия этих внутренних и внешних факторов явился второй танзиматский акт султана Абдул-Меджида о реформах - хатт-и хумайун от 18 февраля 1856 г. Хатт от 18 февраля 1856 г. повторял основные положения Гюльханейского хатта, инициатором и духовным наставником этого указа был английский посол Стратфорд Каниннг. На основе этого указа была подготовлена и проведена целая серия реформ, затронувшая сельское хозяйство и аграрные отношения, все разделы законодательства и систему судопроизводства, административную систему, а также просвещение и культуру.
Танзиматские реформы этого периода осуществлялись, главным образом, под руководством двух видных представителей новой бюрократии эпохи танзимата Мехмед Эмин Али-паши и Фуад-паши.
В числе важнейших мероприятий этого периода была разработка нового аграрного законодательства. «Закон о земле», принятый в 1858 г., внес ряд существенных изменений в систему владения землями мирие - государственной собственностью.
Особенно важно, что он подчеркнул право государства на эти земли, что содействовало окончательной ликвидации ранее упраздненной тимарной системы землевладения. Правда, закон 1858 г. не распространил действие светского аграрного законодательства на те земли, порядок пользования которыми определялся традиционными нормами шариата (это были различные мюльковые земли, т.е. владения, представлявшие полную собственность).
«Закон о земле» 1858 г. вообще во многом следовал не буржуазным, а традиционным исламским правовым нормам. Новый закон сохранил много черт традиционной системы землевладения и землепользования в аграрном законодательстве страны. Тем не менее, его принятие было шагом вперед в этой сфере, ибо закон по сути дела, законодательно оформил новые, сложившиеся в процессе разложения и ликвидации тимарной системы земельные отношения. Наконец, уже после принятия закона правительство постепенно пошло на расширение прав наследования государственных земель и вакфных владений (соответствующие законы были приняты в 1867 г.). Эти мероприятия оказали положительное влияние на дальнейшее разложение докапиталистических норм и укрепление буржуазных порядков в системе землевладения и землепользования.
Реформы этого периода серьезно затронули сферу законодательства. 3 августа 1858 г. вступил в действие новый уголовный кодекс, в основу которого легли принципы французского уголовного права. Этот кодекс обеспечивал объективно более благоприятные условия для гарантии безопасности личности и имущества подданных империи, создавая тем самым лучшие условия для развития экономики страны. Последнему способствовали также и реформы в области коммерческого законодательства.
Наконец, в рассматриваемый период Порта провела ряд реформ в сфере судопроизводства и организации судов. В частности, по «Закону о вилайетах» (ноябрь 1864 г.) судебная власть была отделена от административной, а также предусматривалось увеличение числа светских судов.
Реформы танзимата проявились также в ряде административных мероприятий, направленных, в основном на централизацию власти. В их числе достоин особого внимания упомянутый выше «Закон о вилайетах». Этот закон был направлен на строгое обеспечение принципа централизации власти, выполнение норм бюрократической иерархии, неуклонное соблюдение полного контроля Порты за деятельностью вилайетских властей. Реформы этого периода вновь ввели в практику административной жизни вилайетов совещательные органы - меджлисы. Наконец, в 60-70-х гг. в городах страны появились муниципалитеты.
Оценивая танзиматские реформы этого периода, следует иметь в виду, что их результативность практически зависела от реального исполнения новых законов. Между тем, дело с этим обстояло далеко не благополучно. Несмотря на известное укрепление прерогатив центральной власти и расширение ее функций по контролю за вилайетским чиновничеством всех рангов, именно региональная бюрократия всячески тормозила применение новых законов, будучи наиболее консервативной частью османской бюрократии, чуждой идеям «европеизации». Именно вилайетский административный аппарат был важнейшей преградой на пути танзиматских реформ.
Танзиматские преобразования затронули в этот период и центральные органы власти. В мае 1868 г. был создан Государственный совет, на который была возложена подготовка государственных законов и важнейших правительственных постановлений. Совету было поручено также наблюдать за исполнением различных законоположений, не допуская при этом вмешательства в функции исполнительных властей. В состав совета были включены и немусульманские подданные империи. В 60-х годах XIX в. был преобразован ряд министерств, а также созданы новые министерства - юстиции, просвещения, общественных работ, по делам вакфов.
Наконец, после Крымской войны начались реформы в армии, завершившиеся принятием закона 1869 г., который реорганизовал турецкую армию по французскому образцу. Немало в эти годы было сделано и для оснащения флота страны. Танзиматские реформы 50-х-начала 70-х годов весьма существенно затронули и сферу просвещения и культуры. Особое место в их ряду занимает «Органический закон о всеобщем образовании», принятый в сентябре 1869 г. Этот закон, хотя и подвергался в дальнейшем некоторым изменениям и дополнениям, но послужил основой для деятельности правительства в области просвещения на многие годы вперед, вплоть до краха Османской империи. Он был, несомненно, одним из наиболее ярких актов прогрессивной деятельности реформаторов в ходе буржуазных преобразований в области культуры. На законе явственно сказалось подражание французским образцам. Уже в первые годы своего применения он привел к некоторым сдвигам в области просвещения, особенно в деле создания средних школ. Так, количество рюшдийе увеличилось с 87 в 1868 г. до 386 (в том числе 9 женских) в 1874 г.
Реформы танзимата затронули и некоторые стороны культурной жизни страны. Особенно большую роль в культурной жизни сыграли первые органы турецкой частной прессы - газеты «Толкователь событий» (1860) и «Изображение идей» (1862). Эти газеты способствовали распространению просветительских и западнических идей, пропагандировали реформы. В их издании принимали участие крупные литераторы просветители своего времени, в частности Ибрагим Шинаси и Намык Кемаль. В январе 1867 г. началось издание газеты «Мухбир» («Корреспондент»), которая резко критиковала политику Порты. Эти газеты стали значительным явлением в общественно-политической и культурной жизни страны.
Реформы танзимата второго периода привели к некоторым положительным сдвигам в политико-административной, экономической и культурной жизни страны. И всё же достигнутые результаты не соответствовали потребностям развития огромного государства. Это несоответствие привело к постепенному нарастанию недовольства в различных социальных слоях. Выразителем этого недовольства и пропагандистом политических идей и концепций стала молодая турецкая интеллигенция. Именно с интеллигенции впервые появились и были сформулированы идеи превращения Османской империи в конституционную монархию в качестве инструмента социально-политического и культурного прогресса страны.
4. Законы, принятые пра­вительством, отвечали главным образом интересам иностранного капитала и инонациональной компрадорской буржуазии. Иностранцы добились признания за ними права приобретать в Турции землю и недвижимость, учреждались смешанные суды, охранявшие интересы компрадоров. В 1856 г. был открыт первый из иностранных банков Оттоманский банк — с участием английского, а затем и французского капитала. Через несколько лет он получил право эмиссии банкнот и выполнения казначейских функций. Представителям иностранного капитала был предоставлен ряд концессий на строительство железных дорог, эксплуатацию недр, осуществление морских перевозок.
Быстрый рост импорта европейских товаров в Османскую империю при незначительном увеличении экспорта местной продукции привел к хроническому дефициту платежного баланса. За период с 1854 по 1879 г. внешний долг по займам, которые должны были покрыть этот дефицит, составил 2,5 млрд франков. Между тем основная часть ка­зенных средств расходовалась крайне непроизводительно — на содер­жание султанской челяди и гарема, строительство новых дворцов, оплату военных расходов. Усиление финансовых трудностей вело к увеличению налогового бремени, лежавшего на плечах крестьян, к росту дороговизны в городах. Политика Порты порождала все более широкое недовольство, как среди турецкого населения, так и жителей Болгарии, Боснии и Герцеговины, в Дунайских княжествах — Молда­вии, и Валахии, на о. Крит.
Задолженность к 1876 г. достигла огромной суммы в 6 млрд. франков. Платой за это было все более широкое предоставление иностранному капиталу возможностей для проникно­вения в экономику империи.
К 1879 г. ситуация настолько ухудшилась, что Порта заявила о полном финансовом банкротстве Османской империи. В ре­зультате переговоров между Портой и кредиторами в 1881 г. было создано «Управление Оттоманского публичного долга» из представите­лей крупнейших европейских банков, которое установило свой конт­роль над важнейшими источниками доходов государства. Сокра­щение поступлений в казну заставило правительство прибегнуть к новым займам. В течение 1890—1914 гг. их сумма выросла на 166 млн тур. лир. Большая часть этих средств ушла на оплату внеш­них долгов и процентов по ним.
Иностранный капитал установил полный контроль над финанса­ми страны. Вслед за открытием Оттоманского банка в 1856 г. были основаны местные отделения крупнейшего французского банка Ли­онский кредит, Немецкого и Венского банков, начал функционировать франко-австро-венгерский Салоникский банк. В начале XX в. в Тур­ции действовали 15 филиалов европейских банков и лишь один нацио­нальный Сельскохозяйственный банк, открытый в 1888 г.
Финансовая зависимость Османской империи использовалась дер­жавами для получения выгодных концессий. Особый их интерес вы­зывало железнодорожное строительство, поскольку за счет сбора десятины (ашара) Порта обеспечивала предпринимателям твердый доход с каждого километра построенной дороги (километрические га­рантии). Право на сооружение первой железной дороги получила Англия еще в 50-х годах, но основная борьба за железнодорожные концессии развернулась в последние два десятилетия XIX в., когда в Турцию начал активно внедряться германский капитал. Вначале гер­манские компании получили концессию на строительство Анатолий­ской дороги от Измита (порт на берегу Мраморного моря) до Анкары. Прокладка линии была закончена в 1892 г., а уже в следующем году султанское правительство предоставило Немецкому банку право на строительство первого участка Багдадской дороги. Несмотря на оже­сточенное сопротивление Англии, германским капиталистам удалось добиться концессии на всю магистраль до Багдада.
За период с 1885 по 1908 г. протяженность железных дорог в Ос­манской империи выросла в 10 раз и достигла почти 4 тыс. км. За это же время была выплачена в счет «километрических гарантий» сумма, достаточная для сооружения дороги протяженностью в 1400 км. Помимо больших прибылей железнодорожные концессии обеспечили проникновение западного капитала во внутренние районы Турции, а также укрепили политические позиции держав на Ближнем Востоке.
Наряду с железными дорогами под контролем европейских моно­полий оказались морской транспорт и крупнейшие порты, были выда­ны концессии на разработку угля и других полезных ископаемых, на эксплуатацию коммунальных предприятий Стамбула и Измира, на строительство телеграфных линий, развитие других видов связи.
Влияние иностранного капитала ощущалось и в сельском хозяй­стве. Печальную известность приобрела французская концессионная компания «Рёжи де таба» (сокращенно «Режи»), добившаяся от Пор­ты монопольного права на скупку, переработку и экспорт турецкого табака. Используя зависимое положение крестьян-табаководов, «Ре­жи» скупала у них продукцию по ценам в 8—10 раз ниже рыночной стоимости. За 15 лет деятельности компания добилась увеличения прибылей втрое.
Поддержка банков и расширение транс­портных возможностей способствовали дальнейшему увеличению ввоза европейских промышленных изделий и вывоза необходимого сырья. На протяжении XIX в. общая стоимость импорта хлопчатобу­мажных товаров и пряжи выросла более чем в 100 раз, а в пересчете на душу населения — более чем в 50 раз. В результате удельный вес ввозимых тканей и пряжи в местном потреблении поднялся с 4—5 до 80%, а занятость в прядильном и ткацком производстве сократилась с 2% (от всего населения) до 0,4%.
Характерной чертой внешней торговли Османской империи стал постоянно возраставший дефицит. В начале 80-х годов он составлял около 7—8 млн лир, в конце 90-х годов — 8—10 млн, а к 1906 г. до­стиг 12 млн лир. Порта неоднократно поднимала вопрос о пересмотре торговых договоров, заключенных в 1861—1862 гг. и представлявших очень широкие права иностранным капиталистам и их агентуре — компрадорской «левантийской» буржуазии, но державы решительно отклоняли все попытки ослабить капитуляционный режим.
Складывавшаяся в султанской Турции буржуазия была в основном торговой. Наиболее влиятельная ее часть занималась экспортно-им­портными операциями. Турецкая буржуазия составляла не более деся­той части формировавшегося класса и была связана главным обра­зом с торговлей во внутренних районах Анатолии.
Столь же пестрым был этнический состав пролетариата, причем среди квалифицированных рабочих преобладали представители нету­рецких народностей, находившихся под султанской властью. Зато удельный вес турок был значительно выше среди традиционных групп городского населения, связанных с ремесленным производством и мел­кой торговлей.
В конце XIX — начале XX в. расширилась прослойка турецкой ин­теллигенции. Увеличилось число врачей, юристов, служащих раз­личных компаний, писателей, журналистов, чиновников, офицеров. От образованной османской элиты середины XIX в. их отличало «разно­чинное» происхождение.
5. В 1865 г. в империи возникло тайное общество «новых османов», ставившее своей целью создать в стране режим конституционной монархии. В начале 70-х годов в Стамбуле начала издаваться газета «Ибрет» («Наставление»), отра­жавшая их идеи. И хотя газета вскоре была закрыта, позиции сторонников конституции, во главе которых стал видный сановник империи Мидхат-паша, к середине 70-х годов заметно усилились.
«Новые османы» решительно выступали за ликвидацию капитуляций и неравноправных Торговых договоров, критиковали политику внешних займов, заявляя, что подобная мера лишь способствует ухудшению экономического положения страны.
Национальный вопрос «новые османы» предлагали решить на ос­нове теории «османизации». Тем самым они выступали против осво­бодительного движения угнетенных народов, за сохранение Османской империи и верности нормам ислама.
Особенно острой стала ситуация в 1875 г. Два неурожайных года подряд привели к резкому ухудшению положения в деревне, падению налоговых поступлений в казну. В Центральной Анатолии свирепство­вал голод, на юго-востоке Малой Азии, в Сирии и Ливане вспыхнула эпидемия холеры. Порта, не добившись увеличения доходов за счет повышения прямого и косвенного обложения, вынуждена была сокра­тить вдвое выплату по внешним долгам. Вслед за этим резко упал курс турецкой валюты, что привело к почти полной приостановке торговых операций.
Летом 1875 г. вспыхнуло восстание крестьян в Герцеговине, затем оно распространилось на Боснию. Вначале восстание было выражени­ем протеста против повышения размеров ашара, но вскоре оно пере­росло в движение за освобождение от турецкого господства. События в Боснии и Герцеговине были использованы державами для нового обострения «восточного вопроса». В январе 1876 г. западные дипломаты передали Порте меморандум, в котором потребовали прекращения карательных операций и проведения реформ в Боснии и Герцеговине. Возникла реальная угроза отторжения ряда европейских провинций Османской империи.
Обострение внутриполитического кризиса и вмешательство великих держав создали благоприятную обстановку для выступления сторонников конституционных реформ во главе с Мидхат-пашой. Для достижения своих целей они пошли на союз с частью феодально-клерикальных кругов, которые также были недовольны уступками султанского правительства западным державам.
После бурных демонстраций (9—11 мая 1876 г.) учащихся духов­ных училищ (софт), ремесленников, торговцев, городской бедноты в столице, возглавленных сторонниками Мидхат-паши и духовенством, правительство великого везира Недим-паши ушло в отставку. В ночь на 30 мая 1876 г. был низложен султан Абдул-Азиз.
Организуя заговор с целью свержения султана, Мидхат-паша рассчитывал, что на престол будет возведен Мурад V, который был со­гласен провозгласить конституцию и созвать парламент. Однако реа­лизация этих планов натолкнулась на противодействие консервативного крыла османской бюрократической элиты и мусульманского духовенства. Выяснилось также, что новый султан из-за нервного заболевания не может выполнять свои обязанности. 31 августа 1876 г. Мурад V был низложен. Султаном стал его младший брат Абдул-Хамид II (1876—1909). Перед коронацией он обещал Мидхат-паше немедленно провозгласить конституцию, но, вступив на престол, не спешил с выполнением своих обещаний.
Между тем политическое положение Османской империи продолжало осложняться. Сербия и Черногория начали военные действия против Порты, поддерживая повстанцев в Боснии и Герцеговине. После разгрома турецкими войсками сербов в боснийский кризис вмешалась царская Россия, потребовавшая от Порты заключения перемирия с Сербией. Тут же активизировались и другие державы. Было ре­шено, что в Стамбуле соберется конференция представителей евро­пейских государств для разрешения конфликта на Балканах. Когда стало известно, что для конференции подготовлен проект автономии Боснии, Герцеговины и Болгарии, Мидхат-паша, назначенный вели­ким везиром, вновь стал настаивать на немедленном провозглашении конституции для предотвращения вмешательства держав. Абдул-Хамид II пошел на уступки. 23 декабря 1876 г., в день начала работы конференции, на торжественной церемонии был зачитан султанский указ о введении конституции.
Разработанная Мидхат-пашой и Намыком Кемалем конституция предусматривала создание двухпалатного парламента. Она торжественно провозглашала личную свободу и равенство перед законом всех подданных без различий вероисповедания, полную безопасность личности и имущества, неприкосновенность жилища, пропорциональное распределение налогов, запрещение барщины, штрафов и конфискаций, гарантировала свободу деятельности в торговле, промышленности и сельском хозяйстве, свободу печати, гласность, свободу судов. В ходе обсуждения проекта конституции реакционеры, поддер­жанные Абдул-Хамидом II, добились включения в нее ряда положе­ний, предоставлявших султану почти неограниченные права. Его лич­ность объявлялась священной и неприкосновенной. Он не должен был нести ответственности перед парламентом, в его компетенцию входи­ли назначение и смещение министров, заключение договоров с ино­странными государствами, утверждение законов, принятых парла­ментом. Султан сохранил за собой функции халифа — духовного главы мусульман. В конституции также нашли отражение реакцион­ные идеи османизма. В первой ее статье утверждалось, что Осман­ская империя есть единое и неделимое целое. Все подданные империи объявлялись «османами», государственной религией провозглашался ислам.
В феврале 1877 г., после того как конференция дер­жав в Стамбуле прервала свою работу, не достигнув никаких резуль­татов, Мидхат-паша был арестован и сослан. За этой мерой последо­вала расправа с другими лидерами «новых османов».
Разгромив сторонников Мидхат-паши, Абдул-Хамид не решился упразднить конституцию. В марте 1877 г. открылась первая сессия парламента. Он состоял из 119 депутатов — 71 мусульманина и 49 немусульман. Подавляющее большинство депутатов-турок составляли отставные государственные служащие, крупные землевладельцы, улемы. Среди депутатов-немусульман было немало крупных предприни­мателей. Основная масса членов парламента была послушна воле сул­тана, тем не менее в ряде выступлений прозвучала критика в адрес султанской администрации. Осенью 1877 г. Порта провела новые вы­боры в парламент, но число оппозиционно настроенных депутатов уве­личилось, а тон их критических выступлений стал резче. В феврале 1878 г. парламент выразил недоверие великому везиру и членам его кабинета за неспособность вести успешные действия в русско-турец­кой войне 1877—1878 гг. Это и решило судьбу парламента: он был рас­пущен на неопределенный срок, не успев обсудить даже бюджета страны. Фактически конституция 1876 г. перестала существовать. Главной причиной поражения конституционного движения была узость его социальной базы. Силы, заинтересованные в укреплении конституционного режима, были слабы и разрозненны. Дело в том, что перемены и преобразо­вания 40—60-х годов, т. е. все танзиматские реформы и тесно связан­ные с ними изменения в экономике страны, бывшие результатом проникновения в империю иностранного капитала, принесли некото­рые выгоды лишь городским слоям населения, которые и под­держивали новые реформы, включая конституцию. Стоит напомнить, что это было в то время в значительной мере нетурецкое и даже немусульманское население страны. Что же касается собственно турок, то они не только не имели выгод от нововведений и не могли воспользоваться их плодами, но напротив, чувствовали себя ущемлен­ными в своем привычном привилегированном положении и даже несли некоторые экономические потери, в частности в связи с земельной реформой. Разжигаемое мусульманским духовенством недовольство со време­нем становилось все более ощутимым, чем и воспользовался новый султан, нашедший в этом недовольстве мощную опору для противо­действия конституционалистам. Турецкая на­циональная буржуазия лишь зарождалась. Доктрина «османизма» оттолкнула от движения «новых османов» инонациональную буржуа­зию империи. Молодая турецкая интеллигенция была еще прочно связана с феодально-помещичьей средой и не искала поддержки на­родных масс. Все эти факторы определили победу консервативных сил.
Поражение в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. лишь подлило масла в огонь: его легко можно было объяснить следствием нововведений, ослаблявших власть правителя.
6. Разгрому конституционного движения сопутствовало обострение внешнеполитического кризиса на Ближнем Востоке.
Когда Порта отклонила Лондонский протокол, в котором содер­жались рекомендации о предоставлении автономии Боснии, Герцеговине и Болгарии, Россия в апреле 1877 г. объявила Турции войну. В ходе военных действий на стороне России выступили Румыния, Сербия, отряды болгарских добровольцев. Сломив сопротивление ту­рок у Плевны, русские войска перешли Балканы и заняли Эдирне. В безвыходном положении Порта запросила перемирия. 3 марта 1878 г. в местечке Сан-Стефано (на берегу Мраморного моря) был подписан мирный договор. Главными его условиями были создание фактически независимого Болгарского княжества, в состав которого вошли Македония и часть Эгейского побережья, и предоставление не­зависимости Сербии, Черногории и Румынии. Этот договор был боль­шим успехом царской России, стремившейся использовать нацио­нально-освободительную борьбу балканских народов для восстановле­ний своего влияния в Стамбуле, утраченного после Крымской войны.
Усилению русского влияния на Балканах решительно противостоя­ли западные державы, отказавшиеся признать Сан-Стефанский до­говор. По инициативе Англии и Австро-Венгрии был созван европей­ский конгресс в Берлине для выработки окончательного текста до­говора. Подписанный участниками конгресса 13 июля 1878 г. Бер­линский трактат был невыгодным для России и славянских народов Балкан. Он предусматривал создание на территории к северу от Балканского хребта Болгарского княжества под формальным сюзере­нитетом султана, а Южная Болгария под названием «Восточная Румелия» становилась автономной провинцией. Хотя Сербия, Черногория и Румыния были признаны полностью независимыми, но Австро-Венгрия получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины под предлогом их «умиротворения». К России отошли Батуми, Карс, Ардаган и Южная Бессарабия, утраченные ею по Парижскому мирному договору. Порта обязалась выплатить России большую контрибуцию и провести реформы в районах с армянским населением. За помощь, оказанную Порте в борьбе за пересмотр Сан-Стефанского мирного договора, Англия добилась прав на «управление» о. Крит.
Работа конгресса показала изменение позиции западных держав «восточном вопросе». Прежде Англия, Франция, а также Австро-Вен­грия решительно противостояли попыткам царской России разделить Наследство «больного человека», как называл Османское государство Николай I. В конце XIX в., борясь за монопольное обладание сферами приложения капитала в империи, они стали выступать за ее расчленение. В 1881
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.