.RU
Карта сайта

Книга, которую вы держите в руках - 5

уверен, что со мной этого не случилось, и, вообще, имею сильное подозрение, что у этой загадки решения нет. И, имея на своей стороне Канта и Хьюма, я не полагаю слишком самонадеянным продолжать придерживаться этого мнения... Поразмыслив, я придумал соответствующее название агностик.
Далее Гексли объясняет, что агностицизм — это не вера и даже не отсутствие веры.
^ Агностицизм по своей сути это не вера, а метод, в основе которого лежит неукоснительное выполнение одного принципа... Предписываемые им действия можно сформулировать следующим
образом: в размышлениях, невзирая на все прочее, следуй разуму так далеко, как сможешь. И воздерживайся считать бесспорными выводы из размышлений, не получивших или не могущих полу­чить наглядное подтверждение. В этом я полагаю символ веры агностика, и если человек придерживается его твердо и неукосни­тельно, то ему не должно стыдиться встречаться с мирозданием лицом к лицу, что бы ни было уготовано для него в будущем.
Благородные слова в устах ученого, и подвергнуть Т. Г. Гек-сли критике нелегко. Однако в своей попытке подтверждения абсолютной невозможности доказательства или опровержения существования бога Гексли, похоже, упустил из виду возмож­ность обсуждения вероятностей. Невозможность с абсолют­ной полнотой доказать существование чего-либо не уравни­вает шансы наличия или отсутствия рассматриваемого объекта. Не думаю, что Гексли оспаривал бы это положение, и даже полагаю, что там, где он, на первый взгляд, пытается это сде­лать, им руководит скорее желание уступить в одном вопросе, чтобы продвинуться в другом. Любой ведет себя так время от времени, не правда ли?
В отличие от Гексли, я предлагаю рассматривать существо­вание бога как научную гипотезу, такую же, как и любые другие. Несмотря на трудность проведения практической проверки, ее можно отнести к той же категории ВПА (временного практич­ного агностицизма), что и полемику относительно вымираний пермского и мелового периодов. Наличие или отсутствие бога является частью знания о Вселенной, доступного для постиже­ния если не практически, то по крайней мере в принципе. Если бог существует и поимеет желание обнародовать данный факт, он в силах сделать это самым очевидным и недвусмысленным образом. Но даже если наличие или отсутствие бога никогда не будет доказано с абсолютной полнотой, вероятность того или другого варианта на основе имеющихся доказательств и выводов может оказаться далеко не равной.
Поэтому я предлагаю подробнее рассмотреть спектр веро­ятностей и расположить мнения людей о существовании бога между двумя полярными абсолютными убеждениями. Этот спектр непрерывен, но его можно условно разделить на семь категорий.

  1. ^ Убежденный теист. Стопроцентно верит в бога. Как гово­рил К. Г. Юнг: "Я не верю, я знаю".

  2. Вероятность существования очень высокая, но не стопро­центная. Теист по существу. "Я не могу знать абсолютно точно, но глубоко верю и строю жизнь на основе того, что бог есть".

  3. ^ Вероятность выше процентов, но ненамного. Фак­тический агностик со склонностью к теизму. "Не могу сказать, что убежден, но склонен полагать, что бог существует".

4- ^ Вероятность равна процентам. Абсолютно непред­взятый агностик. "Наличие и отсутствие бога одинаково вероятны".
5. Меньше 50 процентов, но ненамного. Фактический агностик со склонностью к атеизму. "Не знаю, существует ли бог, но у меня есть сомнения".
6. ^ Очень низкая вероятность, но не абсолютное отрицание. По существу атеист. "Я не могу знать с абсолютной точно­стью, но я полагаю, что вероятность существования бога очень мала, и я живу, полагая, что его нет".
7- ^ Убежденный атеист. "Я знаю, что бога нет, аналогично тому, как Юнг знает, что он есть".
Не думаю, что количество людей, принадлежащих к седьмой категории, велико, но я включил ее для симметрии с густона­селенной первой категорией. Способность верить, подобно Юнгу, во что-то без соответствующего подтверждения дово­дами разума является одним из атрибутов веры (Юнг также верил, что некоторые его книги могут с громким треском сами собой взрываться на полке). Атеистам вера не свойственна, а путем одних лишь умозаключений прийти к полному убеж­дению, что что-то не существует, невозможно. Именно по­этому седьмая категория гораздо малочисленнее, чем противо­положная ей, наполненная непоколебимыми приверженцами первая категория. Себя я отношу к категории шесть и склоня­юсь к седьмой — я агностик в той же мере, в какой я агностик в вопросе существования фей.
Данный спектр вероятностей хорошо применим для ВПА (временного практичного агностицизма). Возникает желание разместить ППА (постоянный принципиальный агности­цизм) посередине спектра, присвоив вероятности существова­ния бога значение jo процентов, однако здесь кроется ошибка. Агностики типа ППА утверждают, что по поводу наличия или отсутствия бога сказать ничего нельзя; по их мнению, ответа на данный вопрос в принципе быть не может, и, строго говоря, им вообще следует отказаться от указания собственного места в спектре вероятностей. Если мне неизвестно, является ли ваш красный цвет моим зеленым, это не означает, что вероятность подобного совпадения составляет 50 процентов. Предполо­жение, о котором идет речь, является слишком неопределен­ным для количественной оценки его вероятности. Однако это широко распространенная ошибка, с которой мы будем сталкиваться снова и снова: когда исходя из принципиальной невозможности ответа на вопрос о существовании бога дела­ется заключение о том, что оба ответа одинаково вероятны.
Данную ошибку также можно выявить, рассматривая необ­ходимость подкрепления доводов доказательствами, и это,
используя аллегорию небесного чайника, элегантно проде­монстрировал Бертран Рассел31.
Многие верующие ведут себя так, словно не догматикам над­лежит доказывать заявленные ими постулаты, а наоборот — скептики обязаны их опровергать. Это, безусловно, не так. Если бы я принялся утверждать, что между Землей и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите вращается фарфоро­вый чайник, никто не смог бы опровергнуть мои утверждения, добавь я заранее, что малые размеры чайника не позволяют обнаружить его даже при помощи самых мощных телескопов. Однако, заяви я далее, что, поскольку мое утверждение невоз­можно опровергнуть, разумное человечество не имеет права сомневаться в его истинности, мне справедливо указали бы, что я несу чушь. Но если бы существование такого чайника под­тверждалось древними текстами, о его подлинности твердили по воскресеньям с амвона и мысль эту вдалбливали с детства в головы школьников, то неверие в его реальность казалась бы странным, а сомневающихся передавали бы в просвещенный век на попечение психиатров, а в Средневековье — в опытные руки инквизиции.
Поскольку, как мне известно, никто еще не молится чай­никам ", не будем терять время на его отрицание; однако при первой же необходимости мы не преминем однозначно за­явить, что небесного чайника, безусловно, не существует. Хотя, строго говоря, нам следует придерживаться позиции чайных агностиков: мы же не можем стопроцентно доказать отсут­ствие небесного чайника (на практике же, соскользнув с пози­ции чайного агностицизма, мы оказались от-чайными безбож­никами).
Возможно, я поспешил с выводом. В воскресном выпуске "Индепендент" от 5 июня 2OO5 г. появилась следующая заметка: "Малайские чиновники заявляют, что рели­гиозная секта, построившая священный чайник размером с дом, нарушила усло­вия договора о проведении строительных работ". Также см.: Новости Би-би-си по адресу http://news.bbc.co.Uk/2/hi/asia-pacific/4692039.stm.
Мой друг, воспитанный в иудейской вере и продолжающий соблюдать из уважения к предкам субботний день отдохнове­ния и другие иудейские обычаи, называет себя "ко-фейным агностиком": вероятность существования бога, по его мнению, аналогична вероятности существования фей. Обе эти гипо­тезы одинаково неправдоподобны, но и опровергнуть их на юо процентов тоже нельзя. Он так же глубоко не верит в бога, как и в фей, сохраняя в обоих вопросах крошечную долю агно­стицизма.
Безусловно, чайник Рассела — это лишь один пример из бес­численного количества вещей, существование которых легко вообразить, а отсутствие — невозможно доказать. Знаменитый американский юрист Кларенс Дарроу сказал: "Я так же не верю в бога, как я не верю в Матушку Гусыню". А журналист Эндрю Мюллер считает, что посвящение себя какой-либо религии "не менее странно, чем твердая вера в то, что Земля имеет форму ромба, летящего сквозь Вселенную в клешнях двух гигантских зеленых омаров по имени Эсмеральда и Кейт"32. Излюбленным философским упражнением остается доказательство небытия невидимого, неосязаемого, неслышимого единорога — такую попытку ежегодно производят дети в американском лагере "Поиск"*. В настоящее время наиболее популярным — и таким же недоказуемым, как Яхве и другие, — божеством в Интернете является Летающее Макаронное Чудище; многие уверяют, что их коснулось его вермишельное щупальце33. Рад заявить, что "Евангелие от Летающего Макаронного Чудища" выпущено уже отдельной книгой34 и получило широкое признание. Сам я его еще не читал, да и зачем читать, если и так знаешь, что все в нем —
Лагерь "Поиск" имеет замечательное, отличное от традиционных американских летних лагерей направление. В то время как другие летние лагеря ориентиро­ваны на религию или движение скаутов, в атеистическом, гуманитарном лагере "Поиск", основанном в Кентукки светскими гуманистами Эдвином и Элен Кагин, детям, наряду с обычными летними развлечениями, прививают навыки самостоя­тельного мышления (www.campd-quest.org). Другие аналогичные лагеря появи­лись уже в Теннесси, Миннесоте, Мичигане, Огайо и Канаде.
чистая правда? Кстати, как и должно было случиться, не уда­лось избежать великого раскола, и в настоящее время появилась реформаторская церковь Летающего Макаронного Чудища3'. Я сделал эти отступления, чтобы показать: несмотря на то что по поводу существования или отсутствия названных объектов нельзя сделать бесспорного вывода, никому и в голову не при­дет считать возможность их существования равновероятной возможности их вымысла. По идее Рассела, ответственность за приведение доказательств несут верующие, а не скептики. Я же хочу добавить, что вероятность существования чайника (Макаронного Чудища/Эсмеральды и Кейта/единорога и т. п.) отнюдь не равняется вероятности их отсутствия.
Ни один здравомыслящий человек не допустит, чтобы факт недоказуемости вымысла летающих чайников и фей послужил решающим доводом в важном споре. Мы не считаем себя обя­занными тратить время на опровержение мириад вымыслов, порожденных богатством фантазии. Когда меня спрашивают о моих атеистических убеждениях, я всегда с удовольствием отвечаю, что собеседник сам является атеистом в отноше­нии Зевса, Аполлона, Амона Ра, Митры, Ваала, Тора, Одина, Золотого тельца и Летающего Макаронного Чудища. Просто я добавил в этот список еще одного бога.
Все мы склонны проявлять скептицизм, или, попросту, неверие, но в отношении единорогов, фей, греческих, рим­ских, египетских и варяжских богов в наши дни это уже и не нужно. А в отношении бога Авраама — нужно, потому что большое количество наших соседей по планете продолжают глубоко верить в его существование. Из примера с чайни­ком Рассела очевидно, что распространенность веры в бога по сравнению с верой в небесные чайники не снимает ответствен­ности за приведение логических доказательств, хотя иногда, для удобства, ее пытаются переадресовать. В невозможности абсолютного доказательства отсутствия бога нет ничего стран­ного и необычного хотя бы потому, что невозможно с полной
вероятностью доказать отсутствие чего угодно. Важнее не то, можно ли доказать отсутствие бога (нельзя), а то, насколько велика вероятность его бытия. Это совершенно другой вопрос. Одни недоказанные вещи гораздо менее вероятны с рацио­нальной точки зрения, чем другие. Почему бы не проанали­зировать вероятность существования бога? Несомненно, факт невозможности доказательства присутствия или отсутствия бога не делает эти варианты равновероятными. Совсем, как мы увидим, наоборот.
NOMA
ПОДОБНО ТОМУ КАК ТОМАС ГЕКСЛИ ИЗ КОЖИ вон лез, стараясь угодить в категорию беспри­страстных агностиков, расположенную посе­редине приведенной семиступенчатой шкалы, теисты предпринимают аналогичный маневр с аналогичными намерениями, но двигаясь с другой стороны. Теолог Алистер Макграт в книге "Бог Докинза: гены, мемы и происхождение жизни" постарался добиться именно этого. Похоже, что вслед за замечательно точным описанием моей научной деятельности единственным его возражением был бесспорно справедливый, но позорно слабый аргумент о том, что стопроцентно доказать отсутствие бога нельзя. Читая Мак-грата, я испещрил пометкой "чайник" поля многих страниц. Снова вспоминая Гексли, Макграт утверждает: "Утомившись безнадежно категоричными, не имеющими достаточных фак­тических оснований высказываниями как теистов, так и атеи­стов, Гексли провозгласил, что вопрос о боге решить научными методами невозможно".
Далее Макграт аналогичным образом цитирует Стивена Джея Гулда: "Хочу повторить своим коллегам, в стомиллион­ный раз (будь то студенческие споры или ученые трактаты): наука просто не в состоянии (основываясь на принятых мето­дах) вынести решение о том, возможно ли, что бог управляет природой. Мы не подтверждаем и не отрицаем этого: как ученые, мы просто не можем высказывать об этом мнение". Несмотря на уверенный, почти нравоучительный, тон заявле-
ния Гулда, какие аргументы он приводит в его подтверждение? Почему мы, ученые, не можем высказывать мнение о боге? И почему чайник Рассела или Летающее Макаронное Чудище не защищены от нашей критики подобным же образом? Ниже я собираюсь продемонстрировать, что Вселенная под управле­нием творца сильно отличалась бы от Вселенной без такого попечителя. Почему же этот вопрос не является научным?
Гулд умеет выходить сухим из воды с неподражаемым искусством, что и продемонстрировал в одной из своих наи­менее удачных книг "Скалы вечные". В ней он ввел в оборот термин NOMA (от "nonoverlapping magisteria" — "разносуще-ствующие круги"):
^ Магистериум, или сфера влияния, науки охватывает эмпириче­скую область: из чего состоит Вселенная (факт) и почему она устроена таким образом (теория). В область религии входят вопросы всеобщего смысла и моральных ценностей. Эти области не перекрываются и не охватывают все возможные темы иссле­дований (например, есть еще область искусства и смысл кра­соты). Обращаясь к известному изречению, наука определяет век (возраст) скал, а религия скалы веков; наука изучает строение горних высей, а религия дорогу к ним.
Звучит здорово, пока не начнешь размышлять поглубже. Что это, например, за вопросы всеобщего смысла, господствовать над которыми приглашают религию, а науке советуют почти­тельно снять шляпу и удалиться?
Замечательный кембриджский астроном Мартин Риз, которого я уже упоминал, начинает свою книгу "Наша кос­мическая обитель" двумя вопросами — кандидатами в катего­рию всеобщего смысла и дает NOMA-ответ. "Наиглавнейшая загадка — почему все вообще существует. Что вдохнуло жизнь в уравнения и организовало на их основе Вселенную? Однако эти вопросы выходят за рамки научных: они принадлежат
сфере философии и теологии". Я бы поправил, что если они выходят за рамки науки, то и теологам тут точно делать нечего (не думаю, что философы поблагодарят Мартина Риза за сва­ливание их в одну кучу с теологами). Рассуждая дальше, я бы задал вопрос: а в каком смысле теологи вообще имеют свою сферу влияния? До сих пор не могу не улыбнуться, вспоминая реплику директора моего оксфордского колледжа. Молодой теолог подал заявление на исследовательскую стипендию, и, просматривая его докторские тезисы по христианской теоло­гии, директор не преминул заметить: "У меня есть серьезные сомнения, существует ли этот предмет вообще".
Какие специальные знания, недоступные ученым, могут теологи привнести в решение сложных космологических вопросов? В другой своей книге я приводил слова оксфорд­ского астронома, который, когда я задал ему один из этих сложных вопросов, ответил: "А-а, здесь мы выходим за рамки науки. Позвольте передать вас в руки моего старого доброго друга-священника". У меня не хватило остроумия тогда парировать и ответить, как я написал позднее: "Но почему священник? Почему не садовник, не повар? Почему ученые с таким робким почтением относятся к притязаниям теоло­гов на экспертное знание по вопросам, в которых теологи безусловно имеют не больше квалификации, чем сами уче­ные?"
Часто повторяют избитую фразу (и, в отличие от многих избитых фраз, она неверна) о том, что наука отвечает на вопрос
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.