.RU
Карта сайта

9. Способы обеспечения исполнения обязательств - 4. Решение собраний

9. Способы обеспечения исполнения обязательств


9.1. Неустойка


Проект ГК РФ ограничивает право суда на уменьшение размера неустойки. Ограничение состоит в том, что реализовать это право суд может только по заявлению должника.
Кроме того, Проект предусматривает правило (ст. 333 ГК РФ в редакции Проекта), согласно которому снижение договорной неустойки, подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях: если доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.
Данная новелла в полной мере отражает развитие судебной практики (в первую очередь, арбитражных судов) относительно проблемы снижения размера неустойки (см. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации").

9.2. Залог


Проект значительно изменяет правовое регулирование залога имущества. В частности, предлагается ввести новые институты залогового права (например, договор управления залогом) и существенным образом изменить ныне существующие, но недостаточно урегулированные (например, залог обязательственных прав, залог корпоративных прав).

а) Договор управления залогом


Возможность заключения данного договора предусмотрена ст. 356.1 Проекта ГК РФ в случае обеспечения обязательств, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. Он обязывает управляющего залогом от своего имени, но в интересах кредитора (кредиторов), заключить договор залога с залогодателем и (или) осуществлять все права и обязанности залогодержателя по договору залога, а кредитора (кредиторов) - уплатить управляющему залогом вознаграждение, если иное не предусмотрено договором.
Договор является возмездным. Управляющим залогом может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация. При этом он обязан осуществлять все права и обязанности залогодержателя по договору залога на наиболее выгодных для кредитора (кредиторов) условиях.

б) Залог обязательственных прав


Данный вид залога подробным образом урегулирован ст. ст. 358.1 - 358.8 Проекта ГК РФ. Особо следует подчеркнуть, что его предметом может быть право, которое возникнет в будущем из существующего или будущего обязательства.

в) Залог прав по договору банковского счета


Данный вид залога подробным образом урегулирован ст. ст. 358.9 - 358.15 Проекта ГК РФ. По сути, здесь установлены правила залога безналичных денежных средств, возможность которого исключается судебной практикой начиная с 1996 года (см., к примеру, Постановление Президиума ВАС РФ от 02.07.1996 N 7965/95, п. 3 Информационного письма ВАС России от 15.01.1998 N 26 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о залоге", Постановление ФАС Уральского округа от 15.12.2008 N Ф09-9357/08-С4 по делу N А60-7131/2008-С2).

г) Залог корпоративных прав


Под этим термином Проект ГК РФ подразумевает широко известный залог акций и долей участника ООО. Залог иных корпоративных прав не допускается.
Статья 358.17 ГК РФ в редакции Проекта предусматривает, что при залоге акций удостоверенные ими корпоративные права осуществляет залогодатель (акционер), если иное не предусмотрено договором залога акций. Следует отметить, что в настоящее время в судебной практике имеет место позиция, признающая правомерность осуществления корпоративных прав (в том числе право на управление) залогодержателем, если это предусмотрено договором залога (Определение ВАС РФ от 20.03.2009 N ВАС-3038/09 по делу N А21-7628/2007). Допускают такую возможность и действующие нормативные акты (п. 3.4.3 Постановления ФКЦБ РФ от 02.10.1997 N 27 "Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг").
В отношении залога долей участника ООО предполагается установить другое правило: права участника общества осуществляются залогодержателем до момента прекращения права залога, если иное не предусмотрено договором залога доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

9.3. Поручительство


Относительно договора поручительства Проект ГК РФ предусматривает следующие новеллы.
1. При утрате обеспечения основного обязательства, существовавшего на момент возникновения поручительства, или ухудшении условий его обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора, поручитель освобождается от ответственности в той мере, в какой он мог потребовать возмещения за счет утраченного обеспечения (п. 4 ст. 363 ГК РФ в редакции Проекта).
2. Поручитель вправе не исполнять обязательство, обеспеченное поручительством, пока кредитор имеет возможность получить удовлетворение своего требования путем его зачета против требования должника (п. 2 ст. 364 ГК РФ в редакции Проекта).
3. В случае смерти гражданина, являвшегося должником по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, поручитель по этому обязательству не может ссылаться на ограниченную ответственность наследников должника по долгам наследодателя.
Относительно последнего следует отметить, что судебная практика (в первую очередь, судов общей юрисдикции) в настоящее время придерживается прямо противоположного подхода (Определения Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 36-В08-26, от 22.12.2009 N 18-В09-88, от 02.06.2009 N 73-В09-2, от 13.01.2009 N 5-В08-146, Воронежского областного суда от 06.09.2011 по делу N 33-4909, Пермского краевого суда от 06.06.2011 по делу N 33-4883, от 04.04.2011 по делу N 33-3140, Ленинградского областного суда от 02.03.2011 N 33-969/2011, Московского областного суда от 07.09.2010 по делу N 33-17514).

9.4. Независимая гарантия


Проект ГК РФ существенным образом меняет правовое регулирование банковской гарантии в РФ. В соответствии с новой редакцией § 6 главы 23 ГК РФ она называется независимой, а не банковской. В первую очередь это связано с изменением субъектного состава в обязательствах по выдаче гарантии. В соответствии с п. 3 ст. 368 ГК РФ в редакции Проекта ее могут выдавать любые коммерческие организации, а не только банки, кредитные или страховые организации. Введение данной новеллы предусматривалось в п. 3.3.1 Концепции развития гражданского законодательства РФ.
При этом предполагается, что выдача независимой гарантии иным лицом означает применение к этому обязательству правил о договоре поручительства.
В п. 4 ст. 368 ГК РФ в редакции Проекта приведен список существенных условий договора независимой гарантии. В п. 3.3.4 Концепции развития гражданского законодательства РФ предлагалось внести их в ГК РФ, но тот список претерпел некоторые изменения. В Концепции в качестве существенного условия утверждалось указание не только бенефициара, но и порядка его определения. Кроме того, предлагалось согласовывать максимальную денежную сумму, подлежащую выплате.
Интересно отметить, что в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии" условие о сроке действия банковской гарантии (срок, на который она выдана) признавалось существенным условием банковской гарантии (п. 2), а указание на бенефициара - нет (п. 8).
В международной деловой практике признается обязательным несколько иной перечень существенных условий гарантии. Так, в ст. 8 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758) он почти совпадает с приведенным в ст. 368 ГК РФ в редакции Проекта. Однако вместо условия о дате выдачи и сроке действия гарантии использовано условие о сроке ее действия, добавлены условия о форме предоставляемых документов, языке документооборота, а также о стороне, которая должна будет возмещать расходы. Последнее может быть отображено и в российской независимой гарантии (см. п. 1 ст. 379 ГК РФ в редакции Проекта), так как при его отсутствии по умолчанию считается, что выплаченные в соответствии с условиями гарантии денежные суммы должен возмещать принципал.
Кроме того, Проектом ГК РФ предлагается признать утратившей силу ст. 369 ГК РФ. Положения данной нормы закона нашли отражение в ст. 368 ГК РФ в редакции Проекта. Однако по сравнению с содержанием п. 1 ст. 369 ГК РФ в п. 1 ст. 368 ГК РФ в редакции Проекта внесено важное уточнение относительно правовой природы независимой гарантии. Обеспечительная функция банковской гарантии заменена обязанностью уплатить определенную денежную сумму при наступлении определенных обстоятельств. Таким образом, независимость этого обязательства от основного и иных обязательств (см. п. 1 ст. 368 и ст. 370 ГК РФ в редакции Проекта) выражена ярче, чем в нормах о банковской гарантии.
Данное положение свидетельствует и о том, что независимая гарантия в большей мере имеет правовую природу сделки, совершенной под условием (ст. 157 ГК РФ в редакции Проекта), а не способа обеспечения обязательства.
Интересно отметить, что аналогичные разъяснения также были даны в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 N 14 "Об отдельных вопросах практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий", где указывается, что суды не вправе оценивать действительность банковских гарантий "только с точки зрения наличия или отсутствия у них обеспечительной функции".
Однако ранее судебная практика считала обеспечительную функцию характерным признаком банковской гарантии, отсутствие которого делает ее недействительной (см., к примеру, Постановление Президиума ВАС РФ от 31.05.2005 N 929/05 по делу N А70-1565/23-2004, Определения ВАС РФ от 08.12.2009 N ВАС-11031/09 по делу N А56-34234/2008, от 04.12.2009 N ВАС-15946/09 по делу N А56-12320/2008, от 23.08.2007 N 9722/07 по делу N А37-2336/06-13).
Усиление независимости обязательства по сравнению с банковской гарантией предусматривалось в п. 3.3.2 Концепции развития гражданского законодательства РФ.
Помимо этого Проект ГК РФ дополняет ст. 370 ГК РФ указаниями на независимость рассматриваемого типа гарантии не только от обеспеченного обязательства, но и от иных обязательств, а также и от отношений между принципалом и гарантом.
Предложено ввести запрет гаранту выдвигать какие-либо возражения бенефициару, прямо не вытекающие из независимой гарантии, в том числе и связанные с основным обязательством. Более того, как специально оговаривается в п. 2 ст. 370 ГК РФ в редакции Проекта, гарант не вправе ссылаться даже на соглашение о независимой гарантии.
Независимость гарантии данного типа выражается и в том, что гарант не вправе предъявлять к зачету бенефициару требование, уступленное ему принципалом, если только иное не было предусмотрено в тексте независимой гарантии.
Относительно отзыва и изменения независимой гарантии Проект дополнил ст. 371 ГК РФ положениями о ее безотзывности и неизменности, если не предусмотрено иное. И если первое уже содержится в действующей редакции ст. 371 ГК РФ, то последнее - новелла. Установлено, что отозвана или изменена она может быть только в той форме, в которой была выдана (если иная форма отзыва или изменения прямо не предусмотрена в гарантии). Также введено правило о том, что если для отзыва или изменения гарантии необходимо согласие бенефициара, то она считается измененной или отозванной лишь с момента получения такого согласия.
При этом международная деловая практика признает исключительно безотзывные гарантии (см. ст. 4 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758)).
Изменение независимой гарантии будет затрагивать права и обязанности принципала, только если он дал согласие на соответствующие изменения.
Следует отметить, что законодателем не были использованы рекомендации относительно правил изменения гарантий, изложенные в ст. 23 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758, в публикации ICC N 458 - это ст. 26). В ст. 11 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758) установлено, что изменение гарантии не связывает бенефициара, если произведено без его согласия, тогда как в комментируемой норме аналогичное правило установлено в отношении принципала.
В ст. 372 ГК РФ Проектом предлагается установить запрет на уступку права (требования) к гаранту по независимой гарантии в отрыве от передачи прав по основному обязательству. Данное правило в некоторой мере противоречит принципу независимости гарантии.
Передача прав бенефициаром по общему правилу становится возможной только с согласия гаранта. Иное может быть предусмотрено в тексте гарантии.
Кроме того, Проект дополняет ст. 375 ГК РФ указанием на предельный срок рассмотрения гарантом требований бенефициара об уплате денежной суммы. "Разумный срок" заменен менее расплывчатым сроком в пять дней, хотя условиями гарантии может быть предусмотрен иной срок рассмотрения требования, не превышающий тридцати дней. Это положение было выработано международной деловой практикой (см. ст. 20 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758)).
Также в данной статье установлены критерии оценки обоснованности требования бенефициара.
Проектом существенно переработаны нормы об отказе гаранта удовлетворить требование бенефициара: предусмотрен пятидневный срок (со дня получения соответствующих документов) для уведомления бенефициара об отказе в удовлетворении его требований (ст. 376 ГК РФ в редакции Проекта). Гарант получает возможность в ряде случаев приостановить платеж на срок в семь дней (п. 2 ст. 376 ГК РФ в редакции Проекта). Ранее в случае исполнения принципалом основного обязательства приостановка платежа по гарантии не предусматривалась. Кроме того, в соответствии с Проектом гарант вправе приостановить платеж, если предоставлен недостоверный документ, отсутствует условие, при котором гарантия должна быть исполнена, недействительно основное обязательство (если это не является гарантийным случаем).
За необоснованную задержку платежа гарант несет ответственность перед бенефициаром и принципалом (п. 2 ст. 376 ГК РФ в редакции Проекта). Если отсутствуют основания для отказа в платеже, предусмотренные в п. 1 данной статьи проекта ГК РФ, гарант обязан произвести платеж по окончании срока приостановки. Однако и при наличии оснований к отказу в платеже, но с согласия принципала, гарант обязан произвести платеж.
Приведенные нормы являются еще одним исключением из принципа независимости гарантии, установленной в ст. 370 ГК РФ в редакции Проекта. Они согласуются с положением о возмещении принципалом сумм, выплаченных гарантом по гарантии (п. 1 ст. 379 ГК РФ в редакции Проекта). Приостанавливая платеж, гарант тем самым дает возможность принципалу оценить риски, связанные с необоснованностью предъявленных требований к платежу (п. 2 ст. 379 ГК РФ в редакции Проекта). Гаранту не важно, по какому (обоснованному или нет) требованию платить, - он сможет возместить понесенные расходы за счет принципала. Данное обстоятельство позволяет считать независимую гарантию наиболее надежным способом обеспечения обязательств для кредитора.
Законодатель в п. 2 ст. 376 ГК РФ в редакции Проекта использовал правила о приостановке платежа по гарантии, изложенные в ст. 24 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758).
Несколько изменены, по сравнению с действующими нормами, основания прекращения независимой гарантии, а также порядок возмещения гаранту выплаченных по гарантии сумм. Так, установлено, что независимая гарантия прекращается по соглашению между гарантом и бенефициаром, а не только по одностороннему акту отказа от гарантии со стороны бенефициара, как это указано в ст. 378 ГК РФ.
Следует отметить, что в ст. 25 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758) такое основание прекращения гарантии, как соглашение гаранта и бенефициара, не предусматривается.
Действующее в настоящее время правило о независимости отказа бенефициара от гарантии и возвращения ее гаранту в Проекте заменено на общее правило, согласно которому для прекращения обязательства гаранта перед бенефициаром может быть предусмотрена (гарантией или соглашением сторон) необходимость возвращения гаранту выданной им гарантии (п. 2 ст. 378 ГК РФ в редакции Проекта).
Если Проект ГК РФ будет принят, то статью 379 ГК РФ дополнит правило о том, что независимая гарантия может предусматривать отсутствие возмещения принципалом гаранту выплаченных последним денежных сумм по независимой гарантии. Ранее предусматривалось, что регрессное возмещение затрат гаранта - это безусловная обязанность принципала. Такое изменение позиции согласуется с мировой практикой, отказавшейся от императивного решения данного вопроса. Сторона, возмещающая расходы по гарантии, признана одним из определяемых условий гарантии (ст. 8 Унифицированных Правил для Гарантий по Требованию (в публикации ICC N 758)).
Еще одно дополнение - указание на то, что принципал, давая согласие на совершение платежа по независимой гарантии, тем самым берет на себя обязанность возместить гаранту понесенные при этом расходы, хотя бы требование бенефициара и было предъявлено в нарушение условий независимой гарантии, если иное не предусмотрено соглашением о выдаче гарантии.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.