.RU
Карта сайта

Профессиональная гордость - Учебно-методический комплекс по дисциплине основы профессиональной


^ Профессиональная гордость


С точки зрения заказчика существенное значение имеет возможность положиться на перевод, причем не только на текст, но и на самого переводчика, на весь процесс перевода в целом. Поскольку это важно для того, кто платит, это важно и для переводчика. Практическая потребность сохранить за собой рабочее место (для штатных переводчиков) или продолжать получать заказы (для внештатных) определяет готовность удовлетворять требования заказчика.
Но важнее денег и сохранения должности для переводчика профессиональная гордость, порядочность и чувство собственного достоинства. Всем нам хочется знать, что мы делаем важное дело, делаем его хорошо и что люди, для которых мы его делаем, ценят наш труд. На самом деле большинство людей предпочтет работу, за которую они чувствуют профессиональную гордость, той, в которую они не верят, даже если вторая оплачивается выше. Несмотря на важность высокого заработка (кто же от него откажется!), большие деньги приносят мало радости, если нельзя гордиться своей работой.
Как правило, источником гордости большинства переводчиков служит их надежность, профессиональная увлеченность и соблюдение этических норм.

Надежность


В сфере переводов надежность в значительной мере сводится к удовлетворению требований заказчика: перевод нужных текстов в нужной форме и к нужному сроку. Стремясь выполнить эти требования, переводчик порой сталкивается с неразрешимыми задачами, иногда удовлетворение требований наносит ущерб его личной жизни или доставляет моральные мучения, часто – физически и умственно изматывает. Если задачи в принципе выполнимы, то во многих случаях переводчик считает делом своей профессиональной чести обеспечить надежность, отодвигая остальные соображения на второй план. Он готов просидеть ночь напролет над срочной работой, отменив из-за нее свидание, или перевести текст, который противоречит его политическим или моральным убеждениям.
Именно профессиональное стремление к надежности заставляет переводчиков проводить долгие часы в поисках одного-единственного термина. Какую плату они получают за потраченное таким образом время? Практически никакой. Но им чрезвычайно важно, чтобы все было правильно: найден правильный термин, выбрано правильное написание, правильная формулировка и правильный функциональный стиль. И не просто потому, что этого ожидает клиент – если он не сделаете это правильно, то пострадает его профессиональная гордость и он не получит от работы полного удовлетворения.

^ Профессиональная увлеченность


Для заказчика это не имеет особого значения, но для нас переводчиков, чрезвычайно важно, в какие профессиональные союзы или ассоциации они входят, на какие конференции переводчиков ездят, какие курсы прослушивают, как поддерживают контакты с другими переводчиками своего региона или своей языковой пары. Иногда такая профессиональная активность помогает лучше переводить, что имеет значение для заказчиков, и тем самым позволяет нам больше гордиться своей надежностью. Более существенно, однако, то, что все это помогает переводчикам чувствовать себя в роли переводчика более комфортно, укрепляет чувство собственного достоинства, которое морально поддерживает их при выполнении скучных, повторяющихся или плохо оплачиваемых заданий. Чтение книг и статей о переводах, разговоры о переводах с коллегами, обсуждение и решение проблем, связанных с лингвистическими преобразованиями, требованиями заказчиков или неплатежами, а также посещение переводческих курсов и конференций, знакомство с техническими новинками в своей области, покупка и освоение нового программного и аппаратного обеспечения – все это позволяет нам чувствовать себя не изолированными плохо оплачиваемыми неудачниками, а настоящими профессионалами, окруженными другими профессионалами, которых волнуют те же вопросы, что и переводчиков. Активное взаимодействие с коллегами дает им знания и уверенность, необходимые для того, чтобы противостоять неразумным требованиям, занимаясь просвещением клиентов и работодателей, а не смиренно подчиняться им, внутренне негодуя. Оно помогает осознать, что заказчики нуждаются в переводчиках не меньше, чем они в них: у них есть то, что нужно переводчикам – деньги; у переводчиков есть то, что нужно заказчикам, – умение переводить. И они могут продавать свое умение, чувствуя профессиональную уверенность и силу, а не попадая в униженное, подчиненное положение, вынуждающее соглашаться на любые условия.

^ Соблюдение этических норм


Этические нормы переводчика обычно определяют довольно узко: неэтично искажать исходный текст. Это ограничение является неоправданно жестким даже с точки зрения заказчика: во многих случаях переводчика прямо просят «исказить» исходный текст определенным образом, например, при переделке материала для телевидения, детской книги или рекламной кампании.
С точки зрения переводчика этические нормы выглядят еще более сложно. Например, что делать, если вам заказали перевод оскорбительного, по вашему мнению, текста? Иными словами, как поступить переводчику в случае, когда профессиональная этика (верность лицу, оплачивающему перевод) вступает в конфликт с личной этикой (политическими или моральными убеждениями переводчика)? Что делать феминистке, которой заказали перевод текста, исполненного мужского шовинизма?
Пока к области переводов господствовал взгляд извне, такие вопросы не возникали и не могли возникнуть. Переводчик переводит то, что ему закажут, и делает это так, как нужно заказчику. Собственная точка зрения переводчика не имеет никакого отношения к процессу перевода.
Однако при взгляде изнутри эти вопросы следует задать. Переводчики – это обычные люди со своими мнениями, предпочтениями, надеждами и чувствами. Если переводчику постоянно заказывают переводы текстов, которые он считает гнусными, он может подавлять свое отвращение в течение нескольких недель, месяцев, возможно, даже лет но не вечно. Переводчик, как любой профессионал, хочет иметь возможность гордиться тем, что делает. Если возникшее серьезное противоречие между его личными убеждениями и этическими требованиями, накладываемыми на профессию извне, не позволяют ему более чувствовать такую гордость, ему в конце концов придется решить, где и на каких условиях он хочет работать.
В наше время переводчики все чаще стремятся согласовать свою профессиональную деятельность со своими моральными принципами. Например, переводчик Сюзан Лобинь-ер-Харвуд, феминистка из Квебека, сообщила, что больше не переводит документы, написанные мужчинами: при переводе таких текстов слишком велик соблазн вести изложение с позиции мужчины, а ей претит подавление собственной личности. При переводе литературных произведений, написанных женщинами, она всеми силами стремится помочь формированию в целевой культуре языка, ориентированного на женщин. Сюзан Джил Левин в своей книге пишет, что при переводе произведений южноамериканских писателей она старается – часто при участии самих авторов – убрать возмутительные проявления их мужского шовинизма.
К британской переводчице, проживающей в Бразилии и принимающей активное участие в работе местных и международных групп защитников окружающей среды, обращается агентство с заказом на выполнение постоянной работы по переводу на английский язык всего, что печатается в Бразилии о курении. Каждую неделю она получает пакет фотокопий с материалов, большинство из которых посвящено проведенным в Бразилии и других странах научным исследованиям о вреде курения. Будучи активным противником курения и борцом с табачной индустрией, она с удовольствием переводит эти тексты. Кроме того, тексты относительно простые, многие из них являются небольшими модификациями одного и того же пресс-релиза, платят за эту работу хорошо.
Однако постепенно у нее возникают сомнения этического плана. Кто в англоговорящем мире настолько интересуется тем, что пишут в Бразилии о курении, и настолько богат, чтобы оплачивать ее труд по переводу всех этих материалов на английский? Наверняка этого человека или организацию волнует не только Бразилия, наверняка десятки переводчиков выполняют такую работу по всему миру. В каждой стране местное переводческое агентство наняло человека для переводов публикаций в данной стране. Кто может быть организатором такого проекта, кроме крупной табачной компании из США или Англии? Она начинает более внимательно вчитываться в переводимые материалы и наконец между строк угадывает, что заказы поступают от самой крупной табачной компании мира, которая сожгла тысячи акров тропических лесов Амазонки ради высушивания табачных листьев, от неоколониалистической корпорации, которая разрушила не только экосистему тропических лесов, но и экономику живущих вдоль Амазонки индейцев. Все эти размышления постепенно вызывают у нее неприязнь к работе: ведь по существу она помогает крупнейшей табачной компании шпионить за оппозицией.
Однажды переводчице присылают 60-страничную брошюру, составленную бразильской антитабачной группой. В ее основе лежат добротные исследования, она написана прекрасным языком – ее приятно переводить. Брошюра кончается просьбой о помощи и рассказом о том, как табачная индустрия мешает работе группы. Внезапно переводчица понимает, что ей делать: она должна отдать свой перевод брошюры, оплаченный табачной компанией, этой группе, которая борется с ее щедрым источником доходов. Это не только поможет им распространить результаты своих исследований в англоговорящем мире, но и позволит заработать на продаже брошюры столь нужные им средства.
Она звонит в организацию и назначает встречу. Поскольку ее беспокоит юридическая сторона вопроса, она обращается к своему юристу с просьбой определить, какие юридические опасности угрожают ей и им, и просит его присутствовать на встрече. На встрече ее заверяют, что она имеет полное право передать им свой перевод, она передает им дискету и уходит.
Она не подвергается никаким юридическим преследованиям, однако агентство прекращает присылать ей такие задания. Этот источник дохода исчезает сразу и полностью. Кажется вероятным, что у табачной компании есть свой человек в антитабачной группе, поскольку реакция наступает мгновенно, в ту же неделю, чуть ли не в тот же день, а не месяцами позже, когда английская версия брошюры выходит из печати.
Это более широкое, «внутреннее» определение этики переводчика в значительной степени противоречиво. Многим переводчикам представляется немыслимым нанести какой-либо ущерб интересам лица или организации, которая платит за перевод (заказчика или инициатора перевода). Другим столь же отвратительна мысль о том, что они лишены возможности принять собственное этическое решение на основании личных пристрастий и убеждений. Им видится здесь аналогия с прозвучавшими на Нюрнбергском процессе объяснениями эсэсовцев: «Мы всего лишь выполняли приказы». Если моральные принципы переводчика вступают в существенный конфликт с интересами заказчика, насколько переводчик может не поступаться своими принципами и при этом не умирать с голоду? И, с другой стороны, насколько переводчик может поступиться принципами, продолжая в то же время гордиться своей работой?

Задание


Определите скорость, с которой вы переводите. Сначала переведите 10 слов за пять минут, потом 20 слов за пять минут, 30, 40, 50 и так далее. Временной промежуток должен все время составлять пять минут, а количество слов каждый раз увеличивайте на 10. Старайтесь работать равномерно: переводя 10 слов, старайтесь переводить в первую минуту два слова, в следующую – тоже два и так далее, переводя 100, старайтесь переводить по 20 слов каждую минуту. По мере возрастания скорости следите за своими ощущениями: какая скорость вам кажется наиболее комфортной? Вам нравится переводить медленно? На средней скорости? Быстро? Когда скорость станет для вас некомфортной, остановитесь. Обсудите или обдумайте, что говорят результаты этого теста о вашем отношении к скорости перевода.

Лекция №2

(2 часть)

Представления о переводческой профессии


с точки зрения переводчиков


План:
• Доход
• Скорость
• Управление проектами
• Укрепление престижа профессии
• Удовольствие

Доход


Профессионалы делают свою работу, потому что она им нравится, потому что они ей гордятся и, конечно, потому что им нужно зарабатывать на жизнь. Профессиональные переводчики переводят за деньги. Большинство профессиональных переводчиков (как и большинство специалистов в любой области) считают, что они мало зарабатывают и хотели бы зарабатывать больше. Существует по меньшей мере три способа достичь этого, два из которых представляют собой краткосрочные решения, а третье – долгосрочное: переводить быстрее (это особенно имеет смысл для независимых переводчиков, но не только для них), организовать собственное агентство, передавая работу другим переводчикам (получая свою долю за руководство проектом), и (долгосрочная стратегия) заниматься просвещением клиентов и широкой публики, объясняя важность переводов, так чтобы заказчики были готовы больше платить за переводы.

Скорость


Не для всех переводчиков скорость и доход связаны непосредственно. Это верно только для независимых переводчиков (фрилансеров). Хотя реальная ситуация несколько сложнее, но в принципе чем быстрее работает фрилансер, тем больше зарабатывает. (Очевидно, что это верно только при большом объеме заказов: если, сделав работу быстро, вы не получите следующего заказа, то увеличение скорости не приведет к увеличению доходов.)
Для штатных переводчиков связь между скоростью и деньгами значительно менее очевидна. От большинства из них ожидают быстрой работы, поэтому годность переводчика к штатной работе и, следовательно, его доход связаны со скоростью сложным образом. Его подгоняют множеством неофициальных способов, в основном тем, что к нему звонят и заходят инженеры, редактора, начальники и другие недовольные, которые хотят, чтобы их задание было готово немедленно, и не могут понять, почему оно до сих пор не сделано. Однако иногда штатные переводчики в основном выполняют переводы для других компаний, а в отдел учета своей компании подают записи о наработанных часах. В этих случаях может быть оговорена ежемесячная нагрузка (200 часов в месяц, счета на сумму, в три раза прево сходя тую ежемесячную зарплату переводчика, и т.п.), а переводчики, перевыполняющие норму, могут получать премии. Бывает, что и агентства устанавливают нормы для своих штатных переводчиков.
Скорость перевода определяется различными факторами:
1. Скоростью набора текста.
2. Уровнем сложности текста.
3. Степенью знакомства переводчика с такими текстами.
4. Использованием накопителей переводов.
5. Личными предпочтениями и стилем работы.
6. Усталостью от работы, общим состоянием.
Пункты 1-3 очевидны: чем быстрее человек набирает текст, тем быстрее он потенциально может переводить; чем сложнее и непривычнее текст, тем медленнее пойдет перевод. Пункт 4 будет рассмотрен ниже. Пункт 6 тоже довольно ясен: если вы работаете в условиях стресса, вам мало платят или вас низко ценят, то ваше состояние духа может ослабить мотивацию, а это, в свою очередь, снизит скорость.
Утверждение 5, возможно, менее очевидно. Кто «предпочитает» переводить медленно? Разве каждый переводчик не стремится переводить с максимально возможной скоростью? В конце концов, разве не этого хотят от переводчиков клиенты?
Во-первых, нужно покопать, что не все переводят для клиентов. Если человек переводит для собственного удовольствия, у него нет финансового стимула спешить. А, во-вторых, не всем клиентам перевод нужен на следующей неделе. Академическое издательство, заказавшее литературный или научный перевод, возможно хочет, чтобы он был сделан быстро, но это «быстро» может означать за полгода, а не за год. Или за год, а не за два.
В-третьих, надо учесть, что не каждый может и хочет подстраиваться под требования рынка. Некоторые просто любят переводить неторопливо, не ограничивая себя во времени, смакуя каждое слово и выражение, работая по часу над одним абзацем, оттачивая каждую фразу до блеска, прежде чем перейти к следующей. Такие люди, возможно, никогда не могли бы зарабатывать на жизнь выполняя переводы на заказ, но ведь не все переводчики работают сдельно и не все зарабатывают на жизнь переводами. Люди, имеющие другую работу, богатого супруга или супругу, личное состояние, могут позволить себе медлить в свое удовольствие. Художественными переводами часто занимаются ученые и преподаватели, которые получают зарплату за научно-исследовательскую работу или преподавание, а переводят в свободное время, часто за небольшие деньги или вообще бесплатно, из чистой любви к конкретному тексту. В такой ситуации скоростной перевод может отдавать кощунством.
Однако в большинстве сфер профессионального перевода скорость, несомненно, является одним из основных преимуществ. Один независимый переводчик советовал студентам: если вы работаете быстро, идите на вольные хлеба, если медленно идите в штат. Но отделы переводов крупных корпораций тоже не рассчитаны на неторопливую деятельность точнее было бы сказать так: «Если вы переводите быстро, идите в штат. Если вы переводите очень быстро, так что только пальцы летают над клавишами, работайте самостоятельно. А если вы переводите медленно, найдите себе другую работу и занимайтесь переводами по вечерам».
В первую очередь работайте над увеличением своей скорости. Как? Самый простой способ — научиться быстрее печатать. Если вы не владеете десятипальцевым методом, освойте его (самостоятельно либо на курсах). Если вы печатаете десятью пальцами, но при этом смотрите не на экран, а на клавиатуру, научитесь печатать слепым методом. Откладывайте на время переводы, чтобы потренироваться печатать быстрее.
Другие факторы, влияющие на скорость перевода, хуже поддаются контролю. Скорость, с которой вы справляетесь со сложными словами или синтаксическими структурами, частично зависит от опыта и тренировки. Чем больше вы переводите, тем более «наезженные» колеи проложены у вас в мозгу от языка оригинала к языку перевода, так что перевод определенных структур исходного языка выполняется, как макрос на компьютере: раз – и нужный эквивалент буквально вылетает из-под ваших пальцев прямо на экран. Отчасти же это зависит от навыков подсознательного воспроизведения.
Труднее всего справиться с собственной привычкой переводить медленно. Когда переводишь быстрее, чем тебе нравится, возрастает напряжение, пропадает удовольствие и переводчик быстрее выдыхается. Поэтому скорость перевода лучше повышать постепенно и как можно более естественным образом. Она должна увеличиваться по мере того, как набирается опыт, а не потому что переводчик решил начать переводить как можно быстрее прямо сейчас.
Кроме того, как и во всем остальном, в скорости перевода приятнее всего разнообразие. Даже самые быстрые переводчики не могут нормально работать с максимальной скоростью весь день, всю неделю, весь месяц, круглый год. В этом смысле даже хорошо, что необходимость проводить исследования, выходить в Интернет и редактировать текст замедляет работу переводчика: для большинства переводчиков «рваный» ритм лучше, чем высокое напряжение марафонского перевода на пределе своих возможностей. Вы переводите на максимальной скорости час-другой, и тут звонит телефон: агентство предлагает вам работу. Вы продолжаете переводить, пока они шлют факс, затем снова делаете перерыв, чтобы посмотреть присланный документ и позвонить с ответом: да или нет. Еще час-другой скоростного перевода, и первый черновик утренней работы готов. Но в тексте остался десяток слов, которых не удалось найти в словарях, поэтому вы садитесь за телефон, шлете факсы или сообщения по электронной почте в поисках того, кто знает их перевод. По телефону ответ можно получить немедленно, но откликов на запросы по факсу или электронной почте приходится ждать. В ожидании ответа вы беретесь просмотреть новое задание и, прежде чем отдаете себе в этом отчет, начинаете переводить его на максимальной скорости (автоматически срабатывает привычка). Через час слышится звонок – пришел факс от заокеанского друга, который нашел значения некоторых нужных вам слов. Вы бросаете перевод, чтобы прочесть факс. Одно из слов вызывает у вас сомнения, поэтому вы посылаете запрос в список интернет-рассылки. Поскольку вы снова за компьютером, вы возвращаетесь к утреннему переводу и вносите остальные изменения. Тут выясняется, что вы проголодались, вы идете на кухню, что-то на скорую руку готовите и садитесь перекусить, проглядывая одновременно факс еще раз. Затем снова приступаете ко второй работе на максимальной скорости. Если факс молчит час-другой, вы выбираете подходящее место для паузы и проверяете почту. Вам никто не ответил, но в разгаре спор о некоторых словах, в которых вы разбираетесь, поэтому вы высказываете свое мнение. Потом некоторое время редактируете утренний перевод – скучное дело, которое надо когда-то делать – и снова переключаетесь на вечернее задание.
Все это обеспечивает именно ту скорость, которая не дает вам перегореть. Из-за таких перерывов в работе доходы, возможно, и снижаются, но профессиональная жизнь продлевается (а переводчик дольше пребывает в здравом уме).
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.