.RU
Карта сайта

Привычным взглядом созерцая - старонка 34


ждут, не грызутся в этот час.

Выводок касьяшек как есть весь печется на прогретом песке под

незакатным солнцем. Трех братьев, которые еще ходят без штанов, Аким выносил

на закукорках, сваливал их в песок. Вместе с другими кривоногими,

щелеглазыми ребятишками пурхаются малые в песке, сыплют его горстями на

головы, хохочут -- щекотно им. В Боганиде никто никогда не прячется в тень,

здесь все лезут на обдув, на солнце, и люди, и животные -- меньше комар

донимает, греет пуще, намерзлись, наслеповались за зиму-то, хватит.

Под водительством Касьянки подружки ее, девчонки разных возрастов и

калибров, обливают водой длинный тесовый стол, поставленный на три опоры.

Стол сооружен возле самой воды, врос опорами в песок. Касьянка строго

распоряжается, ведет себя настоящей привередливой хозяйкой и старательней

всех трудится. Сперва она скоблит тесины бутылочным обломком, затем еще

веником с песком шоркает, после уж мокрым вехтем драит. Гладок, чист

артельный стол, все черные мухи с тесин спорхнули, никакой им тут поживы не

осталось, хочешь -- не хочешь, лети к избушкам. Но там собаки все подмели,

если муха зазевается, они и ее, щелкнув зубами, отошлют к себе в середку, да

еще и облизнутся.

Стол вымыт, пятнисто просыхает. Притоптанная подле него земля

подметена, тряпки и голики в воде выполосканы. Деловитая Касьянка занялась

ребятами, которому нос выдавливает, которых со словами: "Погибели на вас

нет, окаянных!" -- волокет к воде, обмывает, которому деревянного коня

подведет, которому чечу, игрушку то есть, чаще всего куклу, из сучка

резанную, тряпицей повяжет, которых приласкает, которым поддаст -- у

Касьянки всегда полно забот, она порядок любит.

Акимка наколол дров. Ребятишки, что постарше, рядком их сложили или под

огромный таган с двумя навешанными на него железными коваными крючьями,

величиной с печную клюку. Чтобы время шло скорее, Аким еще работу искал и

нашел. Вымытые им самим еще вчерашней ночью котлы -- один на пять ведер,

другой на три -- под чай, принялся еще раз протирать вехотью и песком, мало

ли что, может, мухи котел засидели. Зараза! Касьянка, без нее уж никакое

дело не обойдется, почти вся в котел забравшись, шлепается в нем, наводит

блеск, напевая тихонько: "Далеко-о-о-о из Калымского краю шлю, маруха, тебе

я привет..." -- нахваталась в бараке девчушка всякой всячины. Котлы

привезены с магистрали -- в баню, для тех, что строят самую большую железную

дорогу на Севере. Но в баню котлы не попали, понадобились в Боганиде, и их

приспособили под варево. И сколько вкусной еды переварено, перекипячено в

этих котлах! Попадали в котлы и гуси, и утки, и олешек, случалось, в него

заныривал. Скольких людей насытили, оживили, напоили, силой налили и

взрастили эти котлы!

Касьянка управилась с делом, вскинула лохматую голову, которая чудом

держалась на дудочке ее тонкой шеи, всмотрелась в даль, вслушиваясь при этом

напряженно. Кругом все замерли, не дышут -- Касьянка самая уловчивая на ухо.

-- Е-е-э-э-эду-у-ут! -- облегченно, со взрослой, бабьей радостью

выдохнула она, расслабляясь всем телом.

-- Идут! Идут! Идут!

Ребятишки, а за ними собаки с лаем бросались бежать по чисто вымытому

приплеску, оставляя на нем следы, распугивая чаек, навстречу рыбакам. Дети

запинались, падали, собаки похватывали их за ноги и рубашонки, те с хохотом

отбивались от них. Старшие ребята, сдерживая порыв, оставались возле стана,

у них дела.

На скорую уж руку Касьянка еще раз ополаскивала свежей водой

колокольную глубь котла. Уронив посудину набок, парнишки выливали воду и,

продев в проушины котла железный лом, тужась, багровея, перли чугунную

посудину к тагану, вздевали на крюк. Тем временем Касьянка торопливо

обихаживала себя, мыла руки с песком, ломаной гребенкой собирала в кучку

беленькие жидкие волосенки, форсисто их подвязывала отцветшей косынкой и

снова, ругаясь и ворча на "нестроевую команду": "Погибели на вас нету!

Навязались-то на мою головушку!" -- той же вехоткой, которой обихаживала

котлы, оттирала руки и лица малышей. Поплясывая от боли и жжения, малые изо

всех сил крепились, не хныкали, Касьянка делала дело, ворча, раздавая шлепки

направо и налево, не забывала, однако, вытягивать шею, будто сторожкая

линялая куропатка на ягодниках.

-- Токо-токо Стерляжий мыс прошли, -- с досадой роняла она, -- и че

скребутся, спрашивается? Лентяи, ох лентяи пошли мужики! Имя бы токо вино

жрать да блудничать. Никуда оне больше не годятся!..

-- Че ты понимас? -- возражал ей Акимка, -- Рыбы много! Тяжело. А ты:

музыки, музыки...

-- Ну, если рыбы много, дак тогда конешно... -- милостиво соглашалась

Касьянка.

В рыбоприемнике -- в нем, как в конторе: счеты с костяшками, зеленая

книжка квитанций, даже календарь на стене есть, еще весы, ящики, много

ящиков, бочки с солью, носилки с железной сеткой, чаны с тузлуком, в который

бросают рыбу, если за ней долго не приходит катер с большой стройки; к

рыбоприемнику этому, отделенному от артельного стола расстоянием, -- иначе

мухота одолевает едоков, гремя ключами, подвешенными к поясу, гребся

приемщик Киряга-деревяга -- большой человек.

Низовской енисейский уроженец, он в войну из снайперской винтовки бил

фашистов "токо в башку!" -- заверял Киряга-деревяга. Один раз он ночь

напролет просидел на железнодорожной водокачке, немчуры нащелкал -- счету

нет! Однако шибко заколенел наверху -- ветрено и морозно было, шла зима

сорок второго года. Торопился утром Кирюшка скорее в землянку, попер

непротоптанной дорожкой, напрямки, через заснеженное поле. Ему махали

флажком, орали, но он, остяк дурной, упрямый, никого не слушал. Скорее

"домой", скорее, чтоб отогреться и показать винтовку, всю в зарубках на

прикладе -- столько с водокачки он фашистского воронья нахряпал. Да увидел

проволочки в снегу, к проволочкам печатки мыла привязаны. Зачем мыло в снег

набросали? Больших денег на базаре мыло стоит. Война! "А-а, -- догадался, --

немецкий самолет мыло вез фрицам умываться, по нему из зенитки наши как

дали, так все мыло и высыпалось". Кирюшка решил одну печатку мыла поднять,

чтоб тоже умываться по утрам, да только собрался наклониться, зацепился

большим валенком за проволоку, и тут ка-ак ахнет! "Глаза узкие, косые, нисе

перед собою не видят, токо в бок широко глядят, голова совсем не соображала

-- заколела на водокачке, и об одном голова только думала: скорее до

землянки добежать, горячей каши поесть, водки выпить, иначе бы он

остановился и подумал: како мыло? Зачем и кто бросит тако дорого

имуссество?"

Оторвало Кирюшке не только ногу до колена, но и повредило то, что не

надо. У Кирюшки и раньше борода не шибко росла, а после госпиталя он совсем

голый лицом сделался. Еще до войны Кирюшка учился в игарской совпартшколе,

грамоту знает. С грамотой, даже если у тебя деревянная нога и другая нога

без пальцев и вся начинена железом, которое ходит, шевелится в нем, не дает

спать, -- все равно не пропадешь, начальником будешь. Да вот беда, хворает

часто рыбный начальник, нарывают на побитых ногах красные шишки, и криком

кричит тогда Кирюшка, бабы льют ему спирт в рот, чтобы оглушить боль. Один

раз выкатился из него осколок. Кирюшка его всем показывал -- маленький, на

уголь похожий осколочек. "Может, последний?" -- с надеждой в голосе

спрашивал Кирюшка.

Кроме того, что Киряга-деревяга является завом рыбоприемного пункта, он

еще депутат Плахинского поссовета, возит оттуда почту, показывает кино,

когда праздники или выборы, и говорит речи на всех собраниях.

-- Я се могу! -- бил себя в грудь кулаком Киряга-деревяга.

-- Кое-се, да не се! -- поддразнивали его бойкие бабы- резальщицы.

Киряга-деревяга, если пьяный -- в слезы иль с кулаками на народ, когда

трезвый -- бацкал дверью пункта и уходил жаловаться Касьянке. Касьянка

больше всех людей понимала и жалела Кирюшку. "Ребенков делать, -- говорила

она, -- всяк дурак сумеет! Тут и ума никакого не надо, а вот кино показывать

или речь сказать -- пущай попробуют! Тут их нету! А орден красный! А медаль,

на которой танк нарисован, "За отвагу!" называется, у них есть? А значок с

красным флагом, гвардейский, весь в золоте! Он красивше еще ордена! А

грамота -- благодарность, самым главным генералом написанная: "За

уничтожение метким огнем врагов социалистической Родины!" Это у них есть?!

Да ничего у них нету! Оне только лаяться, табак курить да водку жрать

мастера! Ни стыда, ни совести! Поучились бы у грамотного человека

уму-разуму! Повоевали бы с его! Кровь попроливали бы за Родину! Как токо

язык поворачивается? Чирей бы имя на такой поганый язык, вот бы ладно

было!.."

-- Хасьянка! -- оглушенный потоком собственных заслуг и добродетелей,

тряс головой Кирюшка. -- Сто со мной сотворили проклятые фасысты? Я бы твоим

отцом бы-ыл...

Касьянка зажимала тряпицей бывшему боевому снайперу нос, сморкаться ему

приказывала, и он, что дитенок, сморкался, подставлял лицо, чтоб девочка

утерла ему слезы. Обихаживая Кирягу-деревягу, Касьянка заверяла, что он и

так им все равно что отец, даже еще лучше. И она, Касьянка, никогда его не

бросит. Сделается Кирюшка-фронтовик старый и совсем больной от ран, она его

обшивать, обмывать и кормить станет.

-- Ой, Касьянка! Ой, глупая! -- закатывалась мать, тыча пальцем в

Кирягу-деревягу, -- он оте-ес?! Совсем ты маленькая девоська, нисе, нисе в

семейной жизни не разумес!

Киряга-деревяга не соглашался, лез в спор:

-- Хасьянка пускай девочка, а ума больше, чем у тебя, ветренки

безголовой...

Спустившись на берег, Киряга-деревяга уединился в рыбоприемник, где у

него было уютно; на стене, ровно в клубе, висела почетная грамота, плакаты с

нарисованной рыбой и консервными банками, стенгазета под названием "За

ударный лов" -- нарисовал ее один приблудившийся в Боганиде вертлявый

парень, от коллективной работы он увиливал, заботился лишь о культурном

досуге артели да обжучивал рыбаков в "очко", раздевая до порток. За

пакостное дело: уманил маленькую девочку заезжего охотника-эвенка на

кладбище, пытался надругаться -- был люто бит и отправлен под надежную

охрану.

Широко распахнув дверь рыбоприемника, так, что на стенах шевельнулись

плакаты и Почетная грамота, на столике в углу распахнулась книжка с

накладными и сдунуло на пол черный листок копирки. Киряга-деревяга

хозяйски-придирчиво осмотрелся и, тюкая деревяшкой по настилу, сделал

один-другой проход, проверяя вверенное ему "помессэнье".

-- Хасьянка! Акимка! Ко мне! Бегом! -- строго, точно полковник в кино,

затребовал он. Касьянка сорвалась и не побежала, прямо-таки полетела на

длинных птичьих лапках к большому начальнику. Аким фыркнул, пожал плечами,

давая понять ребятам, что никакой ему не указчик Киряга-деревяга, однако

тоже последовал в рыбодел. Строго и важно осмотрев ребят, как бы оценивая

взглядом, можно ли доверить такому народу ценности, Киряга-деревяга достал

из-под стола берестянку с солью, баночку с лавровым листом и

перцем-горошком.

-- Припас берегите, не валите горстями-то! -- строго наказывал большой

начальник, -- когда иссе плавлавка придет?

-- Без тебя знаем! -- бойко отшивала большого начальника Касьянка.

Обнажая коричневые от табака зубы, Киряга-деревяга грозил ей пальцем:

-- Шибко много говорис, однако!

-- С вами, с мужиками, не говори да не следи, дак и толку никакого не

будет...

Киряга-деревяга обезоруженно махал рукой:

-- Иди ус, тараторка! А ты, Акимка, в рыбоделе мети! Стобы как зеркало!

-- Поменьше соли на пол бухайте! Зеркало тогда будет...

-- И этот туда же! Ну никакого почтенья к старсым! -- взъедался

Киряга-деревяга, и, вывалившись на берег, глядел своими, все еще снайперски

зоркими глазами вдаль: -- Вот и насы! -- извещал он с облегчением.

И тут же из-за мыса одна за другой появлялись низко осевшие от груза

лодки и неводник. Вставали они, грузные, далеко от берега. Артельщики,

разламываясь, нехотя перешагивали через борта лодок в мелководье, тащили

лодки за уключины и борта ближе к берегу, чтоб недалеко рыбу и сети таскать.

Навстречу, разбрызгивая холодную воду, спешили помощники-парнишки, кто во

что одетый, тоже хватались за борта, вытаращив глаза, помогали вроде бы

тащить, на самом же деле волоклись за лодками, заплетаясь в одежонке и

больших обутках, рушась в воду, плюхаясь в ней и взвизгивая от обжигающего

холода.

-- Куда лезете, чертенята косопузые! Испростынете к дьяволам!

-- Нис-се-о-о-о!

Ноги ломит, пальцы судорогой сводит, сердчишко заходится, но все равно

суматошно, весело на берегу парнишкам, удаль хочется показать и старание, а

главное, скорее заглянуть в лодки, сколько поймано рыбы, выведать.

-- От, хорос-ссо-о-о! -- сдержанно сообщают они друг дружке. Орать и

прыгать нельзя -- от северян-промысловиков взято спокойствие, притворное

равнодушие к добыче, иначе сглазить, озевать можно удачу, потому-то с

ненавязчивым, взрослым достоинством парнишки лишь мимоходно интересуются

допрежь Киряги-деревяги, который стоит в стороне и, как положено большому

начальнику, в колотухе не участвует, марким трудом себя не унижает. -- Кака

седни шла рыба, товарис-сы? Таймень, нельма, муксун или красна?

Рыба на виду. Здешний малец с люльки ведает ее по виду, по вкусу, по

названиям, ребята постарше и приемную цену, и сортность, и мерность рыбы

знают. Но такой уж в Боганиде укоренился обычай: как бы ни устали

артельщики, как бы и чем они раздосадованы ни были, на ребятишек сердца не

держат, радуясь их радости, возбуждаясь их шумом и колготней, они не

большому начальнику, а им, малым людям, охотно, вперебой докладывают, какая

шла сегодня рыба, где попадалась лучше, где хуже, и что задевы ни одной не

угодило, сети целы, работа шла без сбоев, как по маслу. В заключение

бригадир или дежурный артельщик, сдвинув шапчонку на нос какому-нибудь

мальцу, извещал:

-- Не-эльма, ребятушки, на ваш загад впуталась! Небольшенькая! Коло

пудика!

Тут уж где выдержать? Кто подпрыгивал, ремками тряхнув, кто в ладоши
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.