.RU
Карта сайта

Норттэмптонская ассиза1 - Юриспруденция

Норттэмптонская ассиза1



Публикуется по: Памятники истории Англии XI —XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского.

М., 1936

Это — ассизы, изданные в Кларендоне и потом записанные в Нортгэмптоне.

1. Если кто будет обвинен перед судьями государя-короля в тайном убийстве, или в грабеже, или в разбое, или в укрыва­тельстве людей, делающих это, или в делании фальшивой мо­неты, или в поджоге клятвенными показаниями 12 рыцарей сотни, а если рыцарей не окажется, то клятвенными показания­ми 12 свободных полноправных людей и клятвенными показа­ниями четверых человек из каждой деревни сотни, то он идет на испытание водою и, если погибнет2, теряет одну ногу. А в Нортгэмптоне прибавлено было для усиления суровости юсти­ции, что он должен вместе с ногой потерять также и правый кулак и должен покинуть королевство, и в течение 40 дней он будет изгнан из королевства. А если выйдет чистым из испы­тания водою, то должен найти поручителей и пусть остается в

1 Assisa de Northampton, изданная Генрихом II в 1176 г.

2 То есть если ордалия (судебное испытание) даст неблагоприятные для него результаты.

королевстве, если только не будет обвинен графством и полноправными рыцарями графства сообща в тайном убийстве или в другом гнусном преступлении, и если он сказанным выше способом будет обвинен в этом, то хотя он вышел из испытания водою невредимым, тем не менее в течение 40 дней он удалится из королевства и имущество свое унесет с собою, без ущерба права его сеньеров, и оставит королевство, пока на то будет воля государя-короля. Ассиза же эта будет сохранять свою силу с того времени, когда издана была ассиза в Кларендоне, без перерыва до этого времени, а с этого времени, пока будет угод­но государю-королю, в делах о тайном убийстве, и об измене, и о поджоге, и во всех названных выше параграфах за исклю­чением дел о мелких кражах и грабежах, которые были совер­шены во время войны, как кража и грабеж лошадей и быков

и

более мелких вещей.

2. Далее, никому не позволяется ни в бурге, ни в деревне давать в своем доме пристанище пришедшему чужаку из других мест больше одной ночи, которого он не желает передать в руки закона, если только у того нет резонного основания для этого, которое хозяин дома и покажет своим соседям. И когда он будет уходить, он должен уходить в присутствии соседей и днем.

3. Если кто будет задержан по обвинению в тайном убийстве, или грабеже, или разбое, или в изготовлении фальшивой моне­ты и в этом сознается или в каком-либо ином преступлении, которое он совершил, перед бэйлифом сотни или бурга и перед полноправными людьми, то не может потом отрицать это перед судьями. И если и не будучи задержан, он сознается перед ними в чем-либо в этом роде, то и этого он не может отрицать перед судьями.

4. Затем, если кто умрет как свободный держатель, наслед­ники его должны оставаться в таком владении своим феодом, какое имел отец их в тот день, когда был жив и мертв; и они должны получить его движимость, относительно которой они должны выполнить волю почившего; и затем они пусть обратятся к своему сеньеру и уплатят ему рельеф и другое, что должны уплатить ему со своего феода. И если наследник будет несовер­шеннолетний, сеньер феода должен принять от него феодальную присягу и должен иметь его под опекой до тех пор, пока это нужно. Другие сеньеры, если их несколько, должны принять от него феодальную присягу, и он должен сделать им то, что должен сделать. И жена почившего должна получить свое приданое и

часть движимости его, которая ей причитается. И если сеньер феода отказывает наследникам умершего в праве владения тем, чем владел этот умерший и которое они требуют, судьи государя-короля должны распорядиться произвести расследование через посредство 12 полноправных людей о том, чем владел умерший в тот день, когда был жив и мертв; и, что даст расследование, со­образно с этим пусть они восстановят права наследников его. И если кто поступит в противность этому и в этом будет изобли­чен, пусть будет предоставлен на милость короля.

5. Затем пусть судьи государя-короля распорядятся произве­сти расследование о захватах, произведенных вопреки ассизе с того времени, как государь-король прибыл в Англию немедлен­но после заключения мира между ним и королем, сыном его.

6. Затем пусть судьи принимают клятву верности государю-королю до конца Пасхи и самое позднее до конца Пятидесят­ницы от всех, т. е. от графов, баронов, рыцарей и свободных держателей, а также от крестьян, которые пожелали оставаться в королевстве. А кто не захочет принести клятву верности, дол­жен быть арестован как враг государя-короля. Пусть также су­дьи сделают распоряжение, чтобы все те, которые еще не при­несли феодальной присяги государю-королю, явились бы к сро­ку, какой им укажут, и принесли феодальную присягу королю как своему феодальному сеньеру.

7. Затем пусть судьи разбирают дела о всех юрисдикциях и правах, относящихся к государю-королю и к его короне, по 66 приказу государя-короля или тех, которые были на его месте, в отношении половины феода рыцаря и меньше, если только иск не настолько велик, что не может быть уменьшен без государя-короля, или такого свойства, что судьи, находясь в сомнении, должны будут довести о нем до его сведения или тех, которые заступали его место. Пусть они, однако, стараются по мере сил своих действовать к выгоде государя-короля. Пусть они также устроят судебное заседание для разбора дел о нечестивых гра­бителях и ворах страны, каковое заседание должно быть устро­ено по совету короля, сына его и его людей, по указанию кото­рых [они, судьи] отправятся в графство.

8. Затем судьи должны озаботиться о том, чтобы разрушен­ные замки и дальше разрушались и те, которые должны быть разрушены, были разрушены до основания. И если они этого не сделают, государь-король пожелает иметь о них судебный при­говор своей курии как об ослушниках своего повеления.

9. Затем судьи должны произвести расследование о вымо­рочных держаниях, о церквах, о землях, о женах умерших вла­дельцев земель, которые были пожалованы государем-королем.

10. Затем должностные лица государя-короля пусть отвечают пе­ред Палатой шахматной доски1 как о твердой сумме дохода, так и о всех своих приобретениях, которые они сделали в своих должнос­тях, за исключением тех, которые относятся к должности шерифа.

11. Затем судьи пусть произведут расследование об охране замков и о том, кто, и в какой мере, и где должен нести ее и потом довести об этом до сведения короля.

12. Затем грабитель, лишь только он будет арестован, дол­жен быть передан шерифу для заключения под стражу. А если шериф будет в отсутствии, пусть его ведут к ближайшему на­чальнику замка, и пусть он держит его под стражей, пока не передаст его шерифу.

13. Затем судьи пусть распорядятся произвести розыск обыч­ным в стране порядком о тех, кто удалился из королевства; и если они не пожелают в течение определенного срока вернуться и явиться на суд в королевскую курию, то пусть после этого они будут объявлены стоящими вне закона, и имена объявленных стоящими вне закона пусть представят к Пасхе и к празднику святого Михаила в Палату шахматной доски, а отсюда пусть будут отправлены государю-королю.

Кларендонские конституции2



Публикуется по: Памятники истории Англии XI —XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского.

М., 1936

В год от воплощения Господа 1164-й, в год папства Алек­сандра четвертый, в год светлейшего короля англов Генриха II десятый в присутствии этого короля составлена эта памятная

1 Палата казначейства, или Палата шахматной доски (Curia Regis ad Scaccarium, по-английски Court of Exchequer, или просто Exchequer), была учреждена еще при Генрихе I. Во главе ее стоял верховный и главный юстициарий (summus или capitalis justiciarius), главный по­мощник короля. Другими высшими сановниками были канцлер и каз­начей королевства, которые являлись также главными членами Коро­левской курии (Curia Regis) и в этом качестве назывались баронами Палаты шахматной доски (barones scaccurii).

2 Данные постановления (Constitutions of Clarendon) 1164 г. были направлены на установление границ юрисдикции церковных судов в

запись или признание в качестве закона некоторой части обыча­ев и вольностей и неотъемлемых привилегий предшественников его, именно короля Генриха, деда его, и других, каковые долж­ны соблюдаться и исполняться в королевстве. И вследствие несогласий и раздоров, которые возникли между клиром и су­дьями государя-короля и баронами королевства относительно обычаев и неотъемлемых привилегий, произведено это провоз­глашение в качестве законов перед архиепископами, и еписко­пами, и клиром, и графами, и баронами, и рыцарями королев­ства. И эти обычаи, признанные как имеющие силу закона архиепископами, и епископами, и графами, и баронами, и [людь­ми из] самых знатных и самых родов древних в королевстве...

Из признанных же в качестве закона обычаев и привилегий королевства некоторая часть содержится в настоящем рукопи­сании. Каковой части параграфы суть следующие.

1. Если возникнет спор о церковном патронате и о праве представления на приход1 между мирянами, или между ми­рянами и клириками, или между клириками, он будет разби­раться или решаться в курии государя-короля.

2. Церкви из феода государя-короля не могут навсегда от­даваться без его согласия и уступки.

Англии, которые фактически оказались изъятыми из-под действия об­щего права (common law) страны. В результате специального рассле­дования обычаев, регулировавших церковную жизнь во времена Ген­риха I, с помощью сведущих людей (архиепископов, епископов, гра­фов, баронов и самых знатных и пожилых людей королевства) были записаны постановления о том, что клирики, обвиняемые в преступле­нии, должны привлекаться к светскому суду и, если обвинение ока­жется справедливым, лишаться в епископском суде духовного сана с последующей передачей для наказания представителям светской влас­ти. Разгоревшаяся в результате борьба между Генрихом II и архиепис­копом кентерберийским Фомой Бскетом, отказавшимся признать обя­зательными для английской церкви основные пункты Кларендонских конституций, закончилась насильственной смертью архиепископа, вслед­ствие чего Генрих отказался от конституций и вопрос о границах цер­ковной юрисдикции остался нерешенным.



1 Право представления на приход (представления кандидата на за­нятие священнического места) принадлежало патрону церкви, т. с. ос­нователю церкви, его потомкам и наследникам. Обычно патроном был лорд поместья, которому принадлежала церковь. Право патроната могло отчуждаться. Часты случаи передачи или продажи его церковным уч­реждениям, особенно монастырям.



3. Клирики, обвиняемые в чем бы то ни было, по пригла­шению судьи короля должны явиться в его [короля] курию, чтобы там дать ответ в том, в чем курии короля угодно будет потребовать здесь от них ответа, а также в курию церковную, если найдут нужным, чтобы здесь дан был ими ответ, и [в этом последнем случае] судья короля пошлет в курию святой Церкви [своего человека], чтобы видеть, как там будет разбираться это дело. И если клирик будет изобличен в преступлении или сам сознается в нем, впредь Церковь не должна оказывать ему своей защиты.

4. Архиепископам, епископам и имеющим бенефиции кли­рикам королевства не позволяется выезжать из королевства без разрешения государя-короля. А если они выедут, если это угод­но будет государю-королю, то представят ручательство, что, ни отправляясь туда, ни пребывая там, ни возвращаясь оттуда, они не будут искать средств причинить зло или ущерб королю или королевству.

5. Отлученные от Церкви не должны ни представлять обеспе­чение в виде какого-нибудь взноса, ни приносить клятву, но лишь [представить] поручителя в том, что явятся к суду Церкви для снятия с них отлучения.

6. Миряне должны быть обвиняемы лишь известными и пол­ноправными обвинителями и свидетелями в присутствии епи­скопа так, чтобы архидиакон не терял своего права и ничего из того, что он должен из него иметь. И если окажутся такие из тех, кто совершил преступление, что никто не пожелает или не осмелится их обвинять, тогда шериф по требованию епископа велит 12 полноправным людям из соседей [подлежащего обви­нению] или из деревни принести клятву перед епископом, что они обнаружат истину относительно этого согласно своей сове­сти.

7. Никто, кто держит непосредственно от короля, и никто из его слуг домениальных не будет подвергаться отлучению от Церкви и земли никого из них не будут объявляться находя­щимися под интердиктом, если предварительно об этом не будет сделано представление государю-королю, если он будет в это время находиться в стране, или его судье, если он [король] бу­дет находиться за пределами королевства, чтобы он по праву разрешил это дело и чтобы таким образом то, что будет отно­ситься к королевской курии, в ней и было решено, а то, что

будет относиться к церковной курии, было направлено в нее, чтобы там подвергнуться рассмотрению.

8. Относительно апелляций, если бы они возникли, то они должны идти от архидиакона к епископу, от епископа к архи­епископу. И если архиепископ не окажется в состоянии дать справедливое решение, то в последней инстанции надлежит обращаться к государю-королю, чтобы по его повелению спор был окончательно решен в курии архиепископа так, что нет надобности дальше идти без согласия государя-короля.

9. Если возникнет тяжба между клириком и мирянином или между мирянином и клириком о каком-либо держании, которое клирик желает признать принадлежащим к церковным держа­ниям, а мирянин к светским ленам, то вопрос о том, принад­лежит ли держание к разряду церковных держаний или к свет­ским феодам, будет решаться расследованием 12 полноправных людей по указанию главного судьи короля в присутствии са­мого судьи короля. И если будет установлено расследованием этим, что держание это принадлежит к церковным держани­ям, дело будет разбираться в курии церковной, а если к свет­ским феодам, то если оба тяжущихся не признают своим выс­шим сеньером по этому феоду одного и того же епископа или барона, то дело будет разбираться в королевской курии. Но если оба они обратятся с делом о феоде к одному епископу или барону, то дело будет разбираться в его курии, так что из-за произведенного расследования не потеряет права на вла­дения тот, кто раньше имел его, пока дело не будет решено судом.

10. Кто будет из города, или из замка, или из бурга, или из домениального манора государя-короля, то, если он будет по­зван архидиаконом или епископом по поводу какого-либо про­ступка, о котором должен будет дать им ответ, и не пожелает повиноваться их призывам, вполне допустимо подвергнуть его интердикту, но не следует подвергать его отлучению прежде, чем об этом не будет осведомлен главный слуга государя-короля этого поселения, чтобы он заставил его явиться и дать удовлет­ворение. И если слуга короля не сделает этого, сам он отдается на милость государя-короля, и после этого епископ может само­го обвиняемого подвергнуть церковному суду.

11. Архиепископы, епископы и все владельцы бенефиций в королевстве, которые держат непосредственно от короля, дер­

жат свои владения от государя-короля в качестве баронии, и за них отвечают судьям и слугам короля, и являются на судебные заседания [к королю], и отбывают все повинности, следуемые по праву и обычаю королю, и, как и остальные бароны должны принимать участие в судебных решениях курии государя-коро­ля вместе с баронами, пока дело не дойдет во время суда до отсечения членов или смерти.

12. Когда будет становиться вакантным архиепископство, или епископство, или аббатство, или приорство на домене короля, оно должно поступать в руки его [короля], и он будет получать с него все доходы и поступления как со своих доменов. А когда придет время позаботиться о Церкви, государь-король должен дать повеление высшим сановникам Церкви, и в капелле самого государя-короля должно произойти избрание с согласия госу­даря-короля и по совету духовных лиц королевства, которых он позвал бы для этого. И здесь же избранный принесет фео­дальную присягу и клятву верности государю-королю как свое­му сюзерену о жизни своей, и о членах, и о чести своей земной без ущерба для своего духовного звания прежде, чем будет по­священ в сан.

13. Если кто из магнатов королевства силою воспрепятствует архиепископу или епископу, или архидиакону осуществить над собою или над своими людьми судебную власть, государь-ко­роль должен судить их. А если случится, что кто-либо силою воспрепятствует осуществлению королем его права, архи­епископы и епископы и архидиаконы должны присудить его, чтобы он дал удовлетворение государю-королю.

14. Имущество тех, которые подверглись каре конфискации в пользу короля, не должна удерживать у себя Церковь или церковный двор в противность королевской юстиции, потому что оно принадлежит самому королю, было ли оно найдено в церквах или вне их.

15. Судебные дела о долгах, должны ли долговые сделки быть связаны с данным словом или не должны, должны нахо­диться в ведении юстиции короля.

16. Сыновья крестьян не должны посвящаться в духовный сан без согласия сеньера, на чьей земле они признаны родивши­мися.

...Есть много и других и важных обычаев, и неотъемлемых привилегий святой матери-Церкви, и государя-короля, и баро­

нов королевства, которые не содержатся в этом рукописании. И пусть будут они невредимы для святой Церкви, и государя-короля, и для наследников его, и для баронов, королевства и навсегда нерушимо соблюдаются.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.