.RU
Карта сайта

Если шевелится – съешь. Если не шевелится – подожди, пока шевельнется. И съешь - Александр Рудазов Шестирукий резидент

Глава 22

Если шевелится – съешь. Если не шевелится – подожди, пока шевельнется. И съешь.



Пожиратель



- Привет, Пазузу, - мрачно ответил я, спрыгивая с потолка. – Вот, заскочил, тебя дома не было, решил подождать немного...

- Привет, Лаларту! – снова обрадовался Пазузу.

Я уже говорил, что Пазузу глуп, как пробка?

Но в лицо ему это осмелятся сказать немногие. Даже я вряд ли рискну с ним связываться – в бою этот демон может одолеть небольшую армию. Нет, я это тоже могу, но... но зачем мне такие заморочки?

Пазузу почти вдвое выше меня – в нем три с половиной метра. Светло-оранжевая кожа по прочности может поспорить с древесной корой, хотя моему экзоскелету все же уступает. Рук только две и пальцев на них всего по четыре, но эти громадные лапищи не намного хуже моих шести семерней. Когти тупые и не слишком полезные, но зато он одной рукой может вырвать из земли столетний дуб. Чудовищно силен. Рефлексы порядком уступают моим, на короткой дистанции я его обойду, но если придется бежать марафонскую, он стопроцентно победит. Летает тоже намного быстрее, хотя таких финтов выписывать не может. Если сравнивать с техникой, то я буду маленьким юрким вертолетом, а он тяжелым ТУ-104. У него могучий толстенный хвост, которым он может убить человека, и целых четыре крыла. Правда, рабочие только два – те, что растут из лопаток. Два других торчат на уровне ключиц, размером чуть больше моей ладони и совершенно бесполезны. Рудименты, не более. Ну а морда у Пазузу – нечто среднее между филином и черепахой. Роговой клюв на пол-лица, в котором, однако, растут изогнутые кривые клыки, круглые совиные глазищи, великолепный веер из розово-белых перьев на затылке и два небольших, но очень острых спиралевидных рога во лбу.

- Привет, Лаларту! – в третий раз воскликнул Пазузу, щелкая клювом.

- Привет, тупица... – пробормотал я, старательно изображая радость. – Пазузу, а кто это был?

- Где? – удивленно заглянул под стол Пазузу. – Ой, камешек!

- Я о тех двоих, что только что вышли. Эг-мумия и Жрец Глубин. Это твои друзья?

- Пазузу дружит с Лаларту, - кивнул он. – Лаларту – друг Пазузу.

- Замечательно... А все-таки?

- М-м-м? Лаларту, ты хочешь есть? Пойдем есть! Тетушка Нукхзе приготовила вкусный обед!

Я лихорадочно начал подыскивать предлог для отказа. В понимании Пазузу «вкусный обед» - это человечье мясо. Он людоед. И не просто людоед, а самый что ни на есть людоедистый. Остальные демоны тоже любят человечину, но они все-таки разнообразят рацион и другим мясом. Пазузу – никогда. Не припоминаю, чтобы он хоть раз проглотил при мне волоконце чего-то, не принадлежавшего человеческому существу.

- Тетушка Нукхзе, Лаларту пришел в гости! – крикнул Пазузу, без труда таща меня за собой по лестнице. Чуть руку не вырвал. – Накорми его! И меня накорми!

- Сейчас, сейчас... – пробурчала демоница, вытирая руки полотен... простыней и неприязненно поглядывая на меня. – Развелось нахлебников, все рады хозяина объесть... Лалассу все время заскакивает, теперь еще и братец повадился...

- Лалассу? – заинтересовался я. – И давно он... ходит к вам в гости?

- А тебе-то что? – прищурилась повариха. – Сейчас, хозяин, сейчас подам тебе обед, потерпи еще чуть-чуть!

- Быстрее! – капризно щелкнул клювом Пазузу. – Я проголодался!

Он взмахнул крыльями, едва не сшибив ближайшую колонну, и схватил со стола ближайший съедобный предмет – свежеиспеченный каравай хлеба. Рабская еда.

И Пазузу тут же подтвердил свое к ней отношение, понюхав батон и презрительно бросив его под ноги.

- Хлеб на пол?!! – взъярилась Нукхзе. – Да как тебе не стыдно?!

Интересно, почему эта свинорылая так нагло себя ведет? Да, у Пазузу мозги трехлетнего ребенка, но он же все-таки архидемон! Откуда такой гонор? Ведь разозлись он по-настоящему – просто превратит ее в отбивную котлету.

- Нельзя бросать хлеб на пол! – рявкнула повариха, поднимая каравай. – Пол только что вымыли, а ты его пачкаешь всякой дрянью! Хлеб надо бросать в помойную яму! Вот так!

Туда она его и бросила. В здоровенную дыру в полу, откуда в изобилии поднимаются зловонные пары. Чуять я этой вони не чую, но мне и не требуется – я ее

вижу

! Мусоропроводов в Лэнге нет, так что под каждой башней выкопан огромный погреб для отходов. Обычно там живут лярвы, которые всем этим питаются. А иногда и маскимы.

- Тетушка Нукхзе, еще двенадцать рабынь привели! – порадовал повариху кухарь. – Вот, образец!

Уродливый демон держал за руку прелестную и ужасно перепуганную девушку. Кожа и волосы пепельно-серые – как я говорил, обитатели Серой Земли порой отправляют демонам Лэнга и своих собственных сородичей. Интересно, чем эта красавица так провинилась? По-моему, казнить и то милосерднее, чем отправить в ссылку

сюда

.

- Ой, какая красивая! – восторженно посмотрел на рабыню Пазузу. – Она мне нравится, нравится! Я ее хочу прямо сейчас!

- Сейчас сделаем, - устало ответила Нукхзе, сдирая с бедной девушки одежду (если эти лохмотья можно так назвать) и взваливая ее на плечо. Та робко завизжала, уносимая в глубь кухни, а через миг раздался всплеск, дикий крик агонии... и все стихло. Похоже, будет мясной бульон.

- Интересно, она вкусная? – облизнул клюв Пазузу. – Хочешь ножку, Лаларту?

Я тем временем разрывался между двумя желаниями. Меня тошнило. И еще мне очень хотелось вспороть этому проклятому обжоре живот. Думаю, если я нападу на него прямо сейчас, он не успеет...

- Патрон! – прикрикнул на меня Рабан.

- А пахнет она еще лучше, чем выглядит, - втянул воздух Пазузу. У него на клюве есть пара ноздрей. – Я люблю женщин!

- Я тоже, только не в вареном виде... – с трудом прохрипел я.

- Так тебе ножку или ручку? – недоуменно спросил огромный демон.

- Пазузу... – уже еле сдерживался я. – Ты... ты...

- Я Пазузу!

- Ты... ты несколько дней назад доставил мне в замок письмо. Помнишь?

- Дней? – задумался Пазузу. – Что такое «дней»?

Ах да, в Лэнге же это понятие не в ходу, тут нет смены дня и ночи.

- Примерно четверть луны назад, - кое-как подсчитал местное время я. – Так ты помнишь?

- О чем? – удивился Пазузу. – М-м-м, как вкусно пахнет! Не знаешь, чем это пахнет?

Кого я спрашиваю? У Пазузу удивительно куцая память. Порой он посередине разговора забывает имя собеседника. Это меня он вызубрил – все-таки архидемонов слишком мало, чтобы можно было кого-то забыть. А вот когда речь идет о чем-то более мелком... Знаете, как он доставляет письма? Летит, держит письмо в руке и каждые несколько минут смотрит на адрес. Иначе забудет, кому это предназначено и куда он вообще летит. Поэтому ему никогда не поручают ничего, что требует хотя бы минимального напряжения мозгов. Уже и то удивительно, что он умеет читать!

Пожалуй, единственное, в чем Пазузу действительно рубит, так это в эпидемиях. Это ведь его основная специализация – насылать болезни сразу на очень большое количество людей. Один взмах громадного крыла, и вот уже целый город умирает от чумы. А Пазузу радостно хлопает в ладоши и подыскивает себе человечка поаппетитнее.

А еще он очень хочет к нам, на Землю... Он много раз бывал там до опечатывания Лэнга, и несколько раз – после. Был такой жрец – Абдул-бен-Марту, призвавший Пазузу, чтобы расправиться со своими врагами. Конечно, Пазузу охотно ему в этом помог. А потом сожрал самого жреца и уничтожил город Ершалаим, наслав чуму. Он продолжал бы развлекаться и дальше, если бы его не втянуло обратно в Лэнг.

- О, Лаларту! – обрадовался Пазузу, совершенно неожиданно обнаружив перед собой меня. – А я как раз недавно относил тебе письмо! Ты его получил?

- Получил... – скрежетнул зубами я. – Скажи, пожалуйста, а кто тебе его дал?

В совиных глазах Пазузу отразилась напряженная работа мысли.

- Нет, нет, не надо думать! – взмолился я. – Не думай, а то зависнешь! Давай я просто буду называть имена, а ты кивни, если угадаю.

Пазузу радостно закивал – это напоминало какую-то игру.

- Носящий Желтую Маску?

Пазузу важно кивнул.

- Носящий Желтую Маску?! – поразился я. – Надо же, с первой попытки... А Шаб-Ниггурат, значит, ни при...

Я не договорил – при имени Шаб-Ниггурата Пазузу снова кивнул. И не менее важно.

- Та-а-ак... – медленно поднял две правых руки я. – Знатоки берут дополнительную минуту, чтобы набить морду ведущему... Выходит, и Шаб-Ниггурат тоже замешан. А что насчет Нъярлатхотепа?

Пазузу кивнул в третий раз.

- И он?! – наотрез отказался верить я. – Все трое?! Это что – какой-то вселенский заговор против одного меня?! Не вижу смысла! Может, и Йог-Сотхотх...

Пазузу кивнул в четвертый раз.

- Хастур? Кутулу? Дагон? Нергал? Акхкхару? Лалассу? Азаг-Тот?

При каждом имени этот пустоголовый демон кивал с удивительно важным видом. Когда выяснилось, что письмо мне отправляла вся верхушка Лэнга во главе со С’ньяком и Ктулху, я начал подозревать, что на такой источник информации полагаться не стоит. А когда оказалось, что в этом злодеянии участвовали также Мардук, Инанна, Ленин, Сталин, Горбачев и Киркоров, я попросту плюнул Пазузу под ноги и отказался продолжать игру.

- Лаларту, ты точно не хочешь кусочек? – обиженно прочавкал Пазузу, копаясь в огромном тазу. – Раньше ты никогда не отказывался...

- Именно это запомнил... – злобно скрипнул зубами я, глядя в окно. Смотреть на трапезничающего Пазузу было выше моих сил. – Когда миледи отправляла меня сюда, она не говорила, что тут сплошь людоеды!

- А ты, между прочим, мог бы и спросить! – усмехнулся Рабан. – Хотя бы у меня.

- А ты, между прочим, пока этот козел обжирается, лучше говори о чем-нибудь, отвлекай меня! А то точно не выдержу – я же сейчас взорвусь, как чайник!

- А о чем говорить-то?

- Неважно! О чем-нибудь самом скучном, чтоб я успокоился!

- Самом скучном... Ум-м-м-гум-гум-гум... Сейчас, сейчас... Ага, вот, нашел! Первый постулат Бора. В атоме существуют стационарные состояния, в которых он не излучает энергии. Стационарным состояниям атома соответствуют стационарные орбиты, по которым движутся электроны. Движение электронов по стационарным орбитам не сопровождается излучением электромагнитных волн. В стационарном состоянии атома электрон, двигаясь по круговой орбите, должен иметь дискретные квантованные значения момента импульса...

- Достаточно, - оборвал его я. – Я уже успокоился. Даже засыпать начал. Это ты учебник физики цитируешь, что ли?

- Я же сказал – первый постулат Бора! – возмутился Рабан.

- Ну вот только не надо хвалиться своей ученостью, - проворчал я. – Ну забыл я, кто такой этот твой Бор, забыл! Что же меня – убивать за это?

- Привет, Лаларту! – воскликнул Пазузу, подняв голову от таза и обнаружив, что у него гости. – Тетушка Нукхзе, Лаларту в гости пришел, принеси ему поесть!

- Кратковременная память у парня совсем ни к черту... – констатировал я. – Пазузу, а ты свое-то имя не забываешь?

- Письмо пришло! – вскочил из-за стола тот, опрокидывая все на пол.

Двое мелких демонов тут же бросились подтирать за умственно отсталым хозяином. А в окно влетела жутковатая тварь, похожая на крылатую чешуйчатую обезьяну. Птица Лэнга. В руках монстр сжимал глиняную табличку. Он опасливо покосился на меня, передал ношу Пазузу и торопливо выпорхнул обратно.

- Бе и а, ба, ка и ы, кы, са и о, со, - начал читать по складам Пазузу. – Смотри, Лаларту, я получил письмо!

- Вижу, дебилушка, вижу... – хмыкнул я. – А что за письмо?

- Пы и ры, пры, гы и лы, глы...

- Приглашение.

- Сы и вы, совы...

- На совет.

- Кы, ды, фы...

- В Кадаф. Что-что?! Какой сегодня день?!

Мы с Рабаном начали торопливо пересчитывать дни и месяцы. В Лэнге с этим очень трудно – я до сих пор не привык мерить время по фазам этих красных лун. Но, пересчитав, мы убедились – действительно, подошло время очередного совета архидемонов. Уже третий за то время, что я нахожусь в этом мире. И пропускать его никак не годится – на двух предыдущих я получил больше полезной информации, чем за все остальное время, проведенное здесь.

Разумеется, прямо сейчас другая Птица Лэнга летит или уже прилетела в мой замок и оставила там точно такое же приглашение. Но меня-то там нет! Впрочем, неважно – это всего лишь формальность. Я архидемон и имею полное право посещать эти съезды народных депутатов. Хотя должен сказать, что меня, а тем более Пазузу туда приглашают чисто ради соблюдения приличий. Архидемоны помельче – Кутулу, Лалассу, Акхкхару – вообще никогда не посещают эти тусовки. Лаларту тоже раньше не посещал. А вот Пазузу всегда исправно является, сидит в углу и внимательно слушает все, что там говорят. Сам, разумеется, даже клюва не открывает – стесняется. Да и что он может сказать интересного?

- Кадаф... – задумчиво повторил Пазузу. – Большой черный замок на горе? В гости к Йог-Сотхотху? Хочу!

Слабоумный демон расправил крылья и решительно вышел в окно. Правда, оно было рассчитано на кого-то вдвое меньшего, поэтому гигант попросту разворотил полстены. Ничего страшного – камни уже собирались обратно, повинуясь воле демона-ремонтника.

Я проводил Пазузу завистливым взглядом – четырехкрылое чудовище на глазах превратилось в точку на горизонте. А потом и вовсе исчезло на фоне багровых туч, застилающих половину небосклона. Полетела пташка... Догнать его нечего и думать – этот реактивный истребитель с легкостью делает до тысячи километров в час. У меня скорость, конечно, тоже немаленькая, но все же намного жидче...

- Ну, что думаешь? – обратился за советом я.

- Думаю, надо лететь. Крылья у тебя уже почти в порядке – если осторожненько, ничего не случится. Я тебе сейчас всю слизь туда гоню – чтоб быстрее восстанавливалось.

- То-то я чувствую, перепонка чешется... – сообразил я. – Ладно, двинули в Кадаф... А что там наши друзья с черным ящиком?

Мы с Рабаном проверили Склнътастара и Цюрмле через Направление. И одновременно ругнулись – эти двое обнаружились далеко на юго-западе, где-то в Глубинном Царстве. Похоже, район Р’льиеха...

- Значит, Кадаф, - еще раз сказал я, вылезая в окно и расправляя крылья. – Посмотрим, что там интересненького происходит...

Перепонка действительно успела срастись. Не вся – кое-где еще остались прорехи. Но это уже пустяки, летать особо не мешает. Еще часок-полтора, и совсем ничего не останется.

Ониксовый Замок Кадаф находится в самом центре Лэнга, точно к западу от Ирема. Ну, если взять Ледяное Царство за север, конечно. Расстояние между главным городом мира демонов и его правительственным центром – что-то около четырехсот километров. Час полета. Пазузу, наверное, сейчас уже где-то на полпути...

Центральные области Лэнга – самый гористый район. Тут особенно много вулканов, а вот ледяные пики встречаются куда реже. Чем дальше от Ледяного Царства, тем их меньше. Хотя именно здесь расположена самая высокая гора в мире (этом) – центральный Полюс, торчащий в самом что ни на есть центре Лэнга. Да, я только что говорил то же самое про Кадаф, но Ониксовый Замок все же чуть в стороне. А вот Полюс, на вершине которого восседает бог этого мира – С’ньяк... От него лучше держаться подальше. Интересно, как он выглядит? Все никак не наберусь храбрости слетать и посмотреть.

Вдалеке уже слышен слабый тоскливый вой. Это На-Хаг. У самого подножия Полюса С’ньяка расположена пещера, запечатанная Двойным Затвором Мардука – ужасное заклятие, не позволяющее великому демону выбраться наружу. И очень хорошо. На-Хаг – повелитель кошмаров и безумия. Он насылает на людей чудовищные сны и сводит их с ума. Он начальник Диких Псов и Волков – еще две разновидности надзирателей. И если На-Хаг когда-нибудь освободится, Лэнгу это пойдет только на пользу. К счастью, в этом мире есть только три существа, способных сломать Двойной Затвор Мардука... хотя нет, только два. Иак Саккакх уже не в счет – он лишился прежних сил и вряд ли восстановит их в ближайшие века. Остаются С’ньяк и Ктулху. Но Ктулху спит и будет спать еще несколько лет, а С’ньяк... С’ньяку просто все равно. Он слишком стар и равнодушен.

Над головой по-прежнему пылают злобные багровые огни. Знаете, а это ведь не просто луны, как в обычных мирах. Во-первых, Лэнг – не планета. Принципы Ньютона и Галилея тут утрачивают смысл – здесь нет огромных шаров, вращающихся вокруг других шаров в холодной пустоте. Так что и лун быть не может. Во-вторых, до них явно можно долететь просто на крыльях. Поднимаясь ввысь, и слепой заметит, как они на глазах увеличиваются в размерах. Значит, расстояние до них сравнительно ничтожно. К тому же в Ледяном, Глубинном или Мертвом Царствах они кажутся намного меньше, чем в основной метрополии. А уж здесь, в окрестностях Кадафа, эти красные круги просто громадные! Значит, расположены где-то здесь, прямо над Полюсом С’ньяка...

Подо мной начали проноситься серые прямоугольные бараки. Это логовища Тощих Всадников Ночи – тут их основные территории. Они, как и Погонщики Рабов, подчиняются Носящему Желтую Маску. На горизонте уже виднеется Храм Ночи – именно там и обитает верховный жрец Лэнга. Уродливая громада из серого камня, в которой проходят круглосуточные службы, приближающие долгожданное пробуждение Ктулху. Я там пару раз проводил мелкие диверсии – ничего особенного, но все-таки выиграл несколько лишних дней.

Влетаю в долину Инкванок. Это огромное пространство размером где-то с Алжир. И в южной половине великая долина действительно долина – ни единой горы. А вот то место, где я нахожусь сейчас, входит в состав Инкванока чисто условно – как Турция чисто условно является частью Европы. Жаль, что мой замок находится не на юге – в Инкваноке климат помягче и населения побольше. Растения иногда встречаются...

- Надо мной в лазури ясной светит звездочка одна, справа запад темно-красный, слева бледная луна... – задумчиво поведал Рабан, глядя через мои глаза на мрачный пейзаж.

- Угу. А еще большую хренотень ты сморозить не мог?

- Это Пушкин, патрон!

- А я что говорю – замечательные стихи! Сразу чувствуется рука Александра Сергеевича!

Над головой то и дело шуршали крыльев Птиц Лэнга. В окрестностях Кадафа их тьма-тьмущая – вокруг самого замка они носятся тучами. Верная примета – чем больше в небе Птиц Лэнга, тем ближе к Ониксовому Замку.

- Патрон, тебе не кажется, что вон та Птица летит за нами от самого Ирема? - подал голос Рабан. – Это явно одна и та же...

- Точно? – засомневался я. – А с чего бы вдруг?

- Не знаю... Но мне это не нравится...

Его беспокойство передалось и мне. Я неожиданно обратил внимание, что вокруг меня как-то очень уж много Птиц Лэнга. Необычайно много даже для окрестностей Кадафа. Они как бы невзначай проносятся мимо... хотя обычно эти твари опасаются Лаларту.

- Кхрра-а-акк! – курлыкнула одна из них, которую я случайно лягнул ногой (как же, случайно!).

Я удовлетворенно проследил, как она падает вниз, усиленно взмахивая кожистыми крыльями. Перевел взгляд повыше... и резко затормозил, в свою очередь махая крыльями, как стрекоза. Со всех сторон на меня неслись десятки Птиц Лэнга, кровожадно оскалив пасти.

- Засада! – крикнул Рабан.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.