.RU

Книга первая - старонка 59


Еще выше было одиннадцать Сторожевых Городов - все большие. Поскольку

окружность Горы с высотой уменьшалась, Сторожевые Города располагались

ближе друг к другу, чем нижние, и считалось, что через несколько столетий

они вообще сольются и опояшут среднюю часть Замковой Горы.

Внутри этого кольца лежало девять Внутренних Городов. Эти города

Валентин хорошо знал с юности. В Хеланксе он родился, в Сайперлите жил во

время царствования Вориакса, потому что этот город был ближе всего к

Замку. Высокий Морпин был его любимым местом в праздничные дни. Он часто

приезжал туда кататься на зеркальных горах. Ах, как это было давно!

Теперь, когда он силой вторгался на дороги Горы, он часто вглядывался

вдаль, в облачные высоты, надеясь хоть одним глазом увидеть Сайперлит,

Хеланкс или Высокий Морпин. Но надеяться на это было рано. Дорога из

Эмбломорна шла между Восточным и Западным Бимбеками, а затем вокруг

зазубренного гребня Норморк к городу Норморку, знаменитому своей внешней

каменной стеной - имитацией великой стены Велализера. Бимбек Восточный

принял Валентина как законного монарха и освободителя, в Западном же

Бимбеке прием был заметно менее сердечным, хотя сопротивления оказано не

было: население явно не решило, выгодна ли городу эта удивительная борьба.

А в Норморке большие Ворота Деккерта были закрыты и запечатаны, возможно,

впервые со времени их постройки. Это выглядело недружественным жестом, но

Валентин предпочел интерпретировать его как декларацию нейтралитета и

проехал мимо Норморка, не делая попыток войти в него. Он меньше всего был

настроен осаждать неподдающийся город. Куда легче было просто не считать

его врагом.

За Норморком дорога пересекала Барьер Толингар, который вовсе не был

барьером, а был парком - сорок миль ухоженной элегантности для развлечения

граждан трех городов. Каждое дерево, каждый куст в нем стриглись и

обрезались самыми различными формами. Ни одной кривой ветки, ни одного

лишнего побега. Если бы все жители Замковой Горы работали тут садовниками,

они не смогли бы достичь такого совершенства круглосуточным тяжелым

трудом. Это было достигнуто программой контролированного разведения четыре

тысячи лет назад при Лорде Хевилбозе и последующих трех его преемниках.

Эти растения сами формировались и придерживали симметрии формы. Секрет

такого садоводческого волшебства давно был утерян.

Армия восстановления входила на уровень Свободных Городов. Стоя рядом

с Валентином на вершине Барьера Толингар Шанамир сказал:

- Я думаю, что с Замковой Горы виден весь путь до Пидруда, а мы даже

Лабиринта не видим! А поднимемся выше - больше увидим?

- Нет, - сказал Валентин. - Все ниже Сторожевых Городов скрыто

облаками. Иногда можно забыть о существовании всего остального на

Маджипуре.

- Наверное, наверху очень холодно? - спросил мальчик.

- Нет, совсем не холодно. Так же, как здесь. Даже теплее. Постоянная

весна. Воздух мягкий и легкий, всегда цветут цветы.

- Но ведь Гора уходит далеко в небо Горы Кинтора не такие высокие, их

не сравнить с Замковой Горой, но я слышал, что на их вершинах лежит снег,

и иногда он остается на все лето. Замок, наверное, темен, как ночь, и

холоден, как смерть!

- Нет. Машины древних творят вечную весну. Они уходят глубоко в горы

и вытягивают энергию - я не знаю, как - и перерабатывают ее в тепло и

свет, чистый воздух. Я видел эти машины в подземельях Замка - громадные

металлические предметы, металла хватило бы, чтобы построить город,

гигантские насосы, медные трубы...

- Где мы сейчас, Валентин? Близко?

- Даже полпути не прошли, - покачал головой Валентин.

8

Самая прямая дорога вверх через Свободные Города шла между Байбируном

и Верхним Сонбрейком. Это было широкое, с легким подъемом, плечо Горы.

Когда они приближались к Байбируну, Валентин узнал от Гарцвела, теперь

квартирмейстера, что армия нуждается в свежих фруктах и мясе. Самым

разумным было пополнить запасы провианта на этом уровне, прежде чем начать

подъем к Сторожевым Городам.

Байбирун имел двенадцать миллионов жителей и вытянулся вдоль

стомильного гребня, нависшего над лицом Горы. К нему можно было подойти

лишь с одной стороны - от Верхнего Сонбрейка через ущелье, такое узкое,

что сотня воинов могла бы защитить его от миллиона. Валентин не удивился,

что ущелье занято, пожалуй, побольше чем сотней воинов.

Ирманар и Делиамбер пошли на переговоры. Вернувшись, они сообщили,

что отрядами в ущелье командует герцог провинции, чьей столицей был

Байбирун, Хайтлог, и что он желает говорить с Лордом Валентином.

- Кто такой этот Хайтлог? - спросила Карабелла. - Ты его знаешь?

- Не очень близко. Он из семьи Тивераса. Надеюсь, у него нет зуба

против меня.

- Он может получить благодарность Доминика Барджазеда, если

пристукнет тебя в этом проходе, - заметил Слит.

- Чтобы потом все ночи страдать во сне? - смеясь спросил Валентин. -

Он, правда, выпивоха, но не убийца. Он из знатной семьи.

- Как и Доминик Барджазед, Милорд.

- Даже сам Барджазед не рискнул убить меня, когда у него была такая

возможность. Пошли, не будем терять время.

Валентин пешком дошел до входа в ущелье, сопровождаемый Ирманаром,

Эйзенхартом и Делиамбером. Их ждали герцог и трое его сторонников.

Хайтлог был могучим, широкоплечим человеком с густыми седыми

кудрявыми волосами и цветущим мясистым лицом. Он внимательно разглядывал

Валентина, как бы ища под внешностью этого светловолосого незнакомца душу

истинного Короналя. Валентин отсалютовал ему, как полагалось Короналю

приветствовать провинциального герцога - прямым взглядом и повернутой

наружу ладонью, и Хайтлог тут же оказался в затруднении, явно не зная, как

правильно реагировать. После небольшой паузы он сказал:

- Сообщалось, что ты Лорд Валентин, измененный колдовством. Если это

так, я приветствую тебя, Милорд.

- Поверь мне, Хайтлог, это так.

- Были послания насчет этого. Но были и противоположные.

Валентин улыбнулся.

- Послания Леди правдивы. Послания же Короля учитывают то, что сделал

его сын. Ты получил инструкции из Лабиринта?

- Что мы должны признать тебя? Да. Но все-таки это странно. Если я не

должен верить тому, что слышу из Замка, то почему я должен верить приказам

из Лабиринта? Может, они поддельные.

- Здесь с нами Ирманар, высокий служащий Понтификса Тивераса. Он

здесь не как пленник и может показать тебе печать Понтификата.

Герцог пожал плечами. Глаза его продолжали сверлить Валентина.

- Непонятная вещь, чтобы Короналя можно было таким образом изменить.

Если это правда - тогда все может быть правдой. Чего ты хочешь от

Байбируна... Милорд?

- Нам нужны фрукты и мясо. Нам еще предстоит пройти сотни миль, а

голодные солдаты - не самые лучшие.

- Ты, конечно, знаешь, что в Свободном Городе, - сказал Хайтлог,

дернув щекой.

- Знаю. Так что из этого?

- Может, кто и забывает о древних традициях, но мы в Свободных

Городах придерживаемся их, и мы не обязаны снабжать правительство товарами

иначе как по законно установленным ценам. Стоимость провианта для такой

армии...

- ...будет уплачена полностью из имперской казны, - резко оборвал его

Валентин. - Мы не просим у Байбируна даром ничего, даже стоимостью в пять

весовых единиц.

- А имперская казна едет с тобой?

Валентин ответил с некоторой злостью:

- Имперская казна находится в Горном Замке, как это повелось со

времен Лорда Стиамота. Когда я дойду до Замка и вышвырну узурпатора, я

полностью расплачусь за все, что мы купим здесь. Разве Короналю более не

оказывается кредита?

- Кредит К_о_р_о_н_а_л_ю существует, - осторожно сказал Хайтлог. - Но

тут есть сомнения, Милорд. Мы народ бережливый, и какой позор падет на

нас, если обнаружится, что мы оказали кредит тому... кто предъявил нам

фальшивые требования.

Валентин пожал плечами.

- Ты назовешь меня охотно Милордом, а сам одновременно говоришь о

сомнениях.

- Я не уверен. Признаюсь.

- Хайтлог, отойдем на минутку и поговорим наедине.

- Да?

- Отойдем на десять шагов! Не думаешь ли ты, что я вцеплюсь тебе в

глотку, как только ты отойдешь от своих телохранителей? Я хочу шепнуть

тебе кое-что, о чем ты, возможно, не хотел бы говорить перед всеми.

Герцог, недовольный и надутый, кивнул и отошел с Валентином. Валентин

тихо сказал ему:

- Когда ты был в Горном Замке на моей коронации, ты сидел за столом

рода Понтификса и выпил четыре или пять фляжек молдемарского вина,

помнишь? Вдрызг пьяный, ты встал, чтобы танцевать, споткнулся о ногу

своего кузена Илзандера и растянулся. И тут же начал бы драку с

Илзандером, если бы я не оттащил тебя в сторону. Ну? Ничего из этого в

тебе не откликается? Откуда бы мне знать об этом, если бы я был каким-то

выскочкой из Зимрола?

Лицо Хайтлога залилось краской.

- Милорд...

- Вот теперь ты сказал это слово с большим убеждением. - Валентин

похлопал герцога по плечу. - Все в порядке, Хайтлог. Помоги мне, и когда

приедешь в Замок праздновать мое восстановление, получишь еще пять фляжек

доброго молдемарского. Надеюсь, ты будешь более воздержан, чем в тот раз.

- Милорд, чем я могу служить тебе?

- Я уже сказал. Нам нужны свежие фрукты и мясо, и мы рассчитаемся,

когда я снова стану Короналем.

- Пусть будет так. Но _с_т_а_н_е_ш_ь_ ли ты Короналем?

- Что ты хочешь сказать?

- Наверху ждет армия, и немалая, Милорд. Лорд Валентин - я имею в

виду того, кто называется Лордом Валентином - созывает сотни и тысячи

горожан для защиты Замка.

- Где собирается эта армия?

- Между Эртсод Грэнд и Бомбифейлом. Он стягивает ее на все Сторожевые

Города и на города над ними. Реки крови потекут с Горы, Милорд.

Валентин отвернулся и на миг закрыл глаза. Боль и отчаяние

захлестнули его разум. Это неизбежно, в этом нет ничего неожиданного,

именно так он и предполагал с самого начала. Доминик Барджазед позволит

ему пройти по нижним склонам, а на верхних подступах выставит мощную

защиту, используя против Валентина его же собственных королевских

телохранителей, рыцарей высокого происхождения, с которыми Валентин рос...

На мгновение решимость Валентина снова покачнулась. Стоит ли второй

раз делаться Короналем ценою хаоса, кровопролития, агонии его народа?

Может быть, такова была воля Божества, чтобы его, Валентина, скинули? Если

он пойдет вопреки этой воле, не назовет ли он этим какого-нибудь страшного

катаклизма на равнинах выше Эртсод Грэнд, который оставит шрамы в душах

всего народа, а его ночи будут наполнены обвиняющими снами мучительной

вины, и его имя будет проклято навеки?

Он еще мог повернуть назад, мог отказаться от конфронтации с силами

Барджазеда, мог принять приговор судьбы, мог...

- Нет.

Он уже вел эту борьбу с самим собой и победил, и не нужно начинать ее

снова. Подложный Корональ - человек ограниченный и опасный, он занимает

самое высокое место и правит грубо и противозаконно. Этого нельзя так

оставить. Это важнее всего.

- Милорд! - окликнул его Хайтлог.

Валентин повернулся к герцогу.

- Мысль о войне причиняет мне боль, Хайтлог.

- Она никому не нравится, Милорд.

- Однако приходит время, когда война обязательная, чтобы не произошло

худшего. Я думаю, сейчас именно такое время.

- Похоже, что так.

- Значит, ты принимаешь меня за Короналя, Хайтлог?

- Простой претендент не мог бы знать, что я напился на коронации.

- И ты будешь сражаться рядом со мной над Эртсод Грэнд?

- Конечно, Милорд. Сколько отрядов ты возьмешь из Байбируна?

- Скажем, пять тысяч. Я не хочу иметь огромную армию.

- Пять тысяч воинов твои, Милорд. Если захочешь - больше.

- Пять тысяч хватит, Хайтлог, и спасибо тебе, что веришь в меня. А

теперь посмотрим насчет фруктов и мяса.

9

Стоянка в Байбируне была короткой - только чтобы Хайтлог успел

собрать воинов и необходимый провиант. А затем путь вверх, вверх, вверх.

Валентин ехал впереди со своими пидрудскими друзьями. Он радовался, видя

их благоговение и удивление, слыша, как ахает от восторга Карабелла и даже

Залзан Кавол что-то ошеломленно шепчет, когда перед ними развертывались

красоты Замковой Горы.

Чем выше они поднимались, тем чище и приятнее становился воздух,

потому что они все ближе подтягивались к громадным машинам, поддерживающим

на Горе вечную весну. Скоро стали видны контуры округов Сторожевых

Городов.

Гора здесь была громадным серым гранитным щитом, развернувшимся в

небо и исчезавшим в море облаков, которые скрывали верхние склоны. Небо

было поразительно ярко голубого цвета, глубже по тону, чем над нижними

землями Маджипура. Валентин помнил, как ему нравилось это небо, как

неприятно было спускаться вниз, в обычный мир обычных красок. У него

перехватило дух, когда он снова увидел небо. Весь холм и гребень,

казалось, были окружены искрящимся нимбом таинственного света. Даже пыль

вдоль края шоссе казалась блестящей. Вдали можно было разглядеть небольшие

города-спутники, а высоко над ними - несколько крупных центров. Эртсод

Грэнд был прямо впереди, его громадные черные башни отчетливо виднелись на

горизонте.

Валентин смущенно заморгал, глаза его вдруг увлажнились. Он похлопал

по арфе Карабеллы и сказал:

- Спой мне.

Она улыбнулась и взяла маленькую арфу.

- Мы пели это в Тил-омоне. Замковую Гору там считали выдуманным

местом, романтической грезой...

Далеко на востоке есть страна,

Которую мы никогда не увидим,

Где чудеса растут на громадных пиках

Блистающие города.

На Замковой Горе живут Властители

И герои целыми днями развлекаются

Она замолчала, опустив арфу, и отвернулась.

- В чем дело, милая?

- Ничего. Я просто забыла слова.

- Карабелла!

- Ничего, я же сказала!

- Прошу тебя...

Она обернулась к нему. В глазах ее стояли слезы.

  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.