.RU
Карта сайта

Викторианский - Лондон. Путеводитель афиши 01. 10 Вещей, которые нужно сделать в лондоне 1



Викторианский

Лондон В XIX веке Лондон превращается в столицу крупнейшей империи и главный торгово-финансовый центр мира, переживая в процессе так много тектонических изменений, что подробно рассказать обо всех просто невозможно — остается просто перечислить. На западе продолжают появляться все новые зажиточные районы георгианского типа вроде Бейсуотера, Южного Кенсингтона и Белгравии. По всему периметру города вырастают новые пригороды: от богатых Далвича и Элтхама с их виллами до рабочих Хакни и Поплара с террасами крохотных домов для квалифицированных рабочих. Каждый день там жгут все больше и больше каменного угля, да так, что в городе изменяется климат: наступает эра знаменитых лондонских туманов, о которых не слышали никогда до этого и от которых к нашему времени не осталось и следа. Чтобы победить вечное зловоние от реки — в 1848 году случилось даже особое стихийное бедствие, которое в фирменном лондонском стиле вошло в анналы как «Великая вонь», — и такие же вечные вспышки холеры, викторианские инженеры сооружают беспримерную для того времени систему канализационных коллекторов, отводящих городские стоки далеко вниз по течению Темзы. По всему городу прокладываются новые улицы, под корень, целыми кварталами, выводя историческую застройку от тюдоровских особняков до мрачных лачуг: расчищая Трафальгарскую площадь, в 1828 году сносят Королевские конюшни, а позже — и старинный Нортамберленд-хаус; в 1864-м сооружают набережную Виктории, сузившую ширину Темзы в излучине на 150 метров; в 1880-x пробивают Чаринг-Кросс-роуд, Нью-Оксфорд-стрит и Шафтсбери-авеню. Восточнее убирают под землю реку Флит, на ее месте сооружают Фаррингдон-роуд, а над бывшей речной долиной — Холборнский виадук. В самом Сити появляется магистраль к Лондонскому мосту — Кинг-Уильям-стрит и Мургейт — и сквозные проезды Кэннон-стрит и Куин-Виктория-стрит. В 1830-1840-x в город приходят железные дороги: начиная со станции Лондон-бридж (1836), вокруг центра вырастают огромные вокзалы с неизменными отелями, а за ними образуются полосы ничьей земли, занятой путями, развязками и депо. Но с середины века уже и железные дороги не справляются с перевозками из конца в конец выросшего города, и в Лондоне строится первый в мире метрополитен (1863). Первые линии рыли близко к поверхности, открытым способом: Метрополитен от Бейкер-стрит до Фаррингдона, ведущая на юго-запад Дистрикт и Кольцевая. Позже, с 1890-х, будут сооружать глубокие туннели — tubes, — которые со временем станут частью нынешних Северной и Центральной линий и линии Пиккадилли.

Среди важнейших зданий эпохи — капитально перестроенный Нэшем Букингемский дворец, новое здание парламента, построенное сэром Чарлзом Барри на месте сгоревшего в 1836 году старого Вестминстерского дворца, псевдоготический ансамбль королевских судов на Стрэнде, здания Английского банка и Биржи в центре Сити, огромный музейный комплекс в Южном Кенсингтоне и Альберт-холл там же.

В 1828 году в Блумсбери появляется Университетский колледж Лондона — зародыш нынешнего Университета Лондона, состоящего из десятка независимых колледжей и занимающего целые районы в разных концах города. На западе самые успешные мелкие лавки к концу столетия разовьются в гигантские универсальные магазины, заполнившие собой Найтсбридж и Оксфорд-стрит. Сити окончательно перестает быть жилым районом — почти все здания в границах юрисдикции лорд-мэра превращаются в офисы банков и фирм. Наконец, в 1888 году Лондон впервые в истории получает единый орган управления, объединивший под своей властью совет олдерменов Сити и приходские советы или муниципалитеты прочих районов, — совет графства Лондон (LCC). Это наконец дало возможность перенаправить налоги из богатых западных кварталов на развитие бедных восточных окраин. К концу века благотворители и городские власти примутся наконец за старые трущобные районы — на их месте начнут понемногу появляться дешевые многоквартирные дома «Пибоди-траста» и других филантропических обществ.

XX век

В следующее столетие город вошел с 7 миллионами населения и в общих чертах именно таким, каким мы видим его теперь. Последним радикальным изменением планировки центральной части города стало сооружение в 1905 году почти парижского по масштабу ансамбля улиц Кингсуэй и Олдвич, широкой магистралью соединивших Холборн и Стрэнд.

Главное направление развития Лондона в 1920-1930-е годы — это довольно хаотичная частная застройка все новых поясов заполненных виллами пригородов — Эджвер, Ромфорд, Харроу и прочие. В основном они располагались вплотную к стремительно удлинявшимся линиям метрополитена, за что получили общее название Метроленд. Одновременно с этим начали приходить в полный упадок самые старые, располагавшиеся близко к центру города районы вроде Ислингтона и Ноттинг-Хилла. Увеличение социальной пропасти внутри города и его неконтролируемый рост стали основными проблемами межвоенного муниципалитета. Попытки решить их с помощью массового строительства социального жилья не имели особых успехов до самого начала Второй мировой, а потом и вовсе стало не до этого.

Масштабы городских разрушений — сначала во время немецких бомбардировок 1939-1940 годов, вошедших в историю под названием «Блиц», а потом атак ракет «Фау-1» и «Фау-2» с 1943 по 1945 год — можно сравнить только с пожаром 1666-го. Чудом устоявший собор Святого Павла был полностью окружен руинами — огромные куски Сити просто перестали существовать. Еще более тяжкое зрелище представлял собой Ист-Энд — главная цель немцев, планировавших разрушить сосредоточенные там военные предприятия и деморализовать их живущих главным образом на востоке работников.

После окончания войны и до начала правления Маргарет Тэтчер в 1979-м в развитие Лондона вмешалось государство — да так, как не вмешивалось никогда ни до, ни после этого. В 1945 году Лондон окружили Зеленым поясом, остановившим разрастание пригородов; новое строительство сосредоточилось в удаленных уже на многие десятки километров от Сити городах — Стевенадже, Милтон-Кейнсе, Хэтфилде. Позже, в 1965 году, большинство из них попадут под управление совета Большого Лондона (GLC) — органа, заменившего LCC и подмявшего под себя все историческое графство Мидлсекс и огромные куски Эссекса, Кента, Хертфордшира и Букингемшира. Вопреки исторической планировке, разрушенный войной Ист-Энд восстанавливали огромными жилыми массивами, лишавшими районы индивидуальности, хотя теоретически и предоставлявшими жителям лучшие социальные условия. Заселяли их главным образом эмигранты, прибывавшие начиная с 1948 года со всех концов Британского Содружества — с карибских островов, из Пакистана, Индии, Нигерии. За следующие полвека они изменят не только вид городской толпы, но и образ жизни, язык, даже в некоторой степени дух Лондона. С тех пор толпы на улицах города становятся все пестрее и пестрее — пока, вместо того чтобы оглядываться на чернокожих, прохожие на лондонских улицах не начали провожать взглядом «типичных англичан».

Гигантские, масштабов сталинских пятилеток проекты осуществлялись и в других частях города. На месте сровненного немцами с землей района Алдерсгейт в 1970-х годах появились мрачные, хотя со временем и вписавшиеся в городской пейзаж башни комплекса Барбикан. А в старой промышленной зоне на южном берегу Темзы появился целый квартал важнейших культурных институций вроде Королевского фестивального зала — тоже мрачных снаружи, зато очень успешных изнутри.

Пострадавшие части Сити восстанавливались безо всякого плана, по частной инициативе. Но если раньше этот типично британский способ застройки давал вполне приемлемые результаты, то появившиеся после войны целые улицы скучных кубов, малопримечательных офисных зданий красноречиво свидетельствуют об общем в те годы упадке страны, вызванном распадом империи, социалистическими реформами и утратой веры в себя.

Общее ощущение кризиса довершил коллапс былой основы лондонской жизни — порта. Современные контейнеровозы, не пролезавшие в старинные доки, и постоянные забастовки докеров вынудили морских перевозчиков к 1975 году бросить исторический порт на произвол судьбы и перебазироваться ближе к устью реки, в Тилбури, оставив после себя десятки километров опустевших пристаней и разрушавшихся складов.

Как ни удивительно, но в 1980-х именно из брошенных доков в павший духом город вернулась энергия. Проведенная под патронажем правительства Тэтчер грандиозная программа строительства нового центра деловой активности на месте бывших индустриальных руин спасла восточные приречные районы. За первым успехом последовали перемены к лучшему во многих других районах. Опустившиеся старые кварталы вроде Ислингтона и Ноттинг-Хилла пережили второе рождение в процессе «джентрификации» — возвращения в них среднего класса. Среди прочих причин нынешнего ренессанса — новый взлет роли Сити в мировых финансах и происшедший где-то в свингующих и битломанских 1960-х неожиданный взрыв популярности Лондона за границей, сделавший туризм одним из основных источников городских доходов.

Общий рост благосостояния отразился на всем городе. Значительно улучшилась инфраструктура — сооруженный лучшими современными архитекторами и оборудованный по последнему слову техники новый участок Юбилейной линии метро, открытый в 1999 году, может смело считаться лучшей в мире подземной транспортной артерией. Отказ от использования угля для отопления и постепенная переориентация городской экономики с индустрии на сферу услуг очистили воздух — в Лондоне исчезли смоговые туманы, а в городские парки и Темзу вернулись давно забытые тут виды зверей, птиц и рыб. Впервые за сотню лет в историческом центре стали появляться архитектурные шедевры мирового уровня — от здания Lloyd’s Ричарда Роджерса до многочисленных обтекаемых домов-объектов лорда Фостера. Лондон XXI века — это уверенный в своих силах и, в общем, скорее довольный судьбой мегаполис: совсем не плохо для города, которому еще при жизни нынешнего поколения стукнет 2 000 лет.




28. КНИГИ И ФИЛЬМЫ О ЛОНДОНЕ
КНИГИ

Питер Акройд (р. 1949) Лондон: Биография
Книга-памятник, воздвигнутый самому себе главным лондонским краеведом. По страницам его «Лондона» можно проплутать не меньше, чем по улицам настоящего метрополиса.

Джеймс Барри (1860-1937) Питер Пэн в Кенсингтонском саду
Первое появление Питера Пэна в литературе — притча о том, что всему на свете есть свое время. В этой книжке Барри удается почти невероятное — он навсегда превращает в миф вполне реальный зеленый массив в центре города.

Джеймс Босуэлл (1740-1795) Жизнь Сэмюэла Джонсона
В своем жизнеописании величайшего английского лексикографа и остроумца Босуэлл не только закладывает основы жанра биографии, но и фиксирует литературную и окололитературную жизнь Лондона XVIII века.

Ивлин Во (1903-1966) Мерзкая плоть
Второй роман Во — лебединая песня вымирающего вида, английской земельной аристократии. Одна из ключевых сцен — костюмированный дебош на Даунинг-стрит, 10.

Пелем Грэнвил Вудхауз (1881-1975) Фамильная честь Вустеров, Продолжайте, Дживз и т.д.
Десяток образцовых комедий положений об умном слуге и недалеком господине — энциклопедия нравов эдвардианского Лондона, в котором навсегда застрял их автор.

Вирджиния Вулф (1882-1941) Миссис Дэллоуэй
Один день из жизни светской дамы и прекрасного человека миссис Дэллоуэй становится основой для огромного полотна лондонской жизни, вечно новой и вечно тоскующей о прошедшем.

Чарлз Диккенс (1812-1870) Очерки Боза, Посмертные записки Пиквикского клуба, Жизнь и приключения Николаса Никльби, Приключения Оливера Твиста, Повесть о двух городах, Жизнь и приключения Мартина Чезлвита
Сотни сцен десятков романов самого известного викторианского писателя происходят в разных концах города: Оливера Твиста приводят в логово еврея Фейгина в трущобах Клеркенвелла, мистер Пиквик вязнет в юридическом болоте Темпля, а компания «Домби и сын» держит свой офис на Лиденхолл-стрит в Сити.

Самюэль Пипс (1633-1703) Дневники
Записи, которые приближенный к королю и крайне наблюдательный морской чиновник Пипс вел с 1660 по 1669 год, охватывают Реставрацию, великую чуму, великий пожар и сотни прочих событий. Полное издание главного дневника английской литературы занимает 11 томов, но есть множество сокращенных. На русском он пока выходил только в рекордно урезанном виде.


ФИЛЬМЫ

Близость (Майк Николс, 2004)
Фильм-каталог романтических повадок образованного среднего класса и одновременно — точнейший атмосферный слепок с Лондона середины первого десятилетия XXI века.

Вечер трудного дня (Ричард Лестер, 1964)
Самая удачная кинозатея с участием The Beatles, в которой битлы вторгаются в умытый вчерашним дождем черно-белый Лондон со стороны Паддингтонского вокзала, бегут от толпы хорошеньких дур через Ноттинг-Хилл-гейтс, ну и прочее.

Грязные прелеcти (Стивен Фрирз, 2002)
Социальный триллер про тихую солидарность тех, которые понаехали, живут в Лондоне без вида на жительство и работают в две смены. Большие звезды европейского кино Одри Тоту и Серхи Лопес с удовольствием играют эмигрантов из стран третьего мира.

Долгая Страстная пятница (Джон Маккензи, 1980)
Грандиозная драма про энергичного до безумия ист-эндского бандита (Боб Хоскинс), мечтающего привлечь американские инвестиции для превращения Доклендса в «бизнес-центр мирового класса» и через это погибающего.

Ноттинг-Хилл (Роджер Митчелл, 1999)
Эталонная романтическая комедия про любовь американской кинозвезды к элегантному мямле. Снята по сценарию Ричарда Кертиса («Четыре свадьбы и одни похороны», «Реальная любовь») — генерального экспортера образа славной глазированной Британии.

Оливер! (Кэрол Рид, 1968)
Один из самых зажигательных киномюзиклов в истории — монумент детской актерской школе Британии. Викторианский Лондон «Оливера Твиста» предстает тут местом, где все — полицейские, торговцы на рынке Смитфилд, беспризорные дети и их жадные попечители — только и делают, что пляшут и поют.

Подглядывающий (Майкл Пауэлл, 1960)
Последний шедевр одного из величайших британских режиссеров Майкла Пауэлла — адаптация истории о Джеке-потрошителе к эпохе кинематографа. Нелюдимый молодой человек расправляется с падшими женщинами с помощью заточенной треноги работающей кинокамеры.

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Знакомство (Игорь Масленников, 1979)
Снятый на натуре в историческом центре Риги, первый фильм из незабвенного сериала надолго сформировал представления советского человека о Лондоне — до тех самых пор, пока он, уже с российским паспортом, не побывал там сам.

Саботаж (Альфред Хичкок, 1936)
Анатомия террористического акта, совершенного во имя невнятных целей. Оказывается, запруженные народом улицы вокруг Пиккадилли-серкус могут служить ареной классического хичкоковского саспенса не хуже затемненной ванной комнаты.

Уитнэил и я (Брюс Робинсон, 1987)
«Страх и ненависть в Лас-Вегасе», только место действия — Лондон 1960-х, а два главных персонажа — неприкаянные актеры. Когда спрашиваешь его в лондонских магазинах, продавцы обнимают, как брата: это, наверное, один из самых любимых в Англии фильмов.

Человек-слон (Дэвид Линч, 1980)
Реальная история из врачебной практики Лондонского королевского госпиталя в Уайтчепеле — во всеподавляюще мрачной интерпретации Дэвида Линча.

01. 10 ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ НУЖНО СДЕЛАТЬ В ЛОНДОНЕ……………………………………………….1
02. КАК НЕ ИСПОРТИТЬ ПОЕЗДКУ……………………………………………………………………………….2
КОГДА НЕ НАДО ЕХАТЬ…………………………………………………………………………………….2
КАК ПОЛУЧИТЬ ВИЗУ………………………………………………………………………………………2
КАК ДОБРАТЬСЯ ДО ЛОНДОНА…………………………………………………………………………3
СКОЛЬКО ВЗЯТЬ С СОБОЙ ДЕНЕГ……………………………………………………………………..5
ЛОНДОН В ИНТЕРНЕТЕ…………………………………………………………………………………….6
ТАМОЖНЯ……………………………………………………………………………………………………….6

  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.