.RU
Карта сайта

Мэри Хиггинс Кларк Любит музыку, любит танцевать ocr victor Mahin - старонка 19



Винс почувствовал, что доктор Вайс тщательно подбирает слова.

— Доктор, — сказал он, — вы ведь знаете, в чем дело. Вам придется быть со мной откровенным. Что вы на самом деле думаете о докторе Майкле Нэше?

— Я полагаю, с его стороны неэтично проводить профессиональное исследование для своей книги, используя ложные предлоги, — произнес Вайс осторожно.

— Вы не договариваете, — сказал ему Винс. — Если бы вам пришлось давать свидетельские показания, как бы вы его охарактеризовали?

Вайс отвел глаза и заговорил бесстрастным голосом:

— Замкнутый, подавленный. Производит приятное впечатление, но по своей натуре тип антисоциальный. Не исключено, что страдает глубоким психическим расстройством, которое начало проявляться еще в раннем детстве. Однако он прекрасный актер и может обвести вокруг пальца даже профессионала.

Крис почувствовал, как кровь застучала у него в висках.

— Дарси встречалась с этим человеком?

— Да, — прошептала Нона.

— Доктор, — быстро проговорил Винс, — мне необходимо срочно связаться с этой молодой женщиной и выяснить, что было написано в его объявлении.

— Моя пациентка показала его мне, — ответил Вайс. — Оно у меня в столе.

— Не вспомните, оно не такими словами начиналось: «Любит музыку, любит танцевать»? — спросил Винс.

Вайс ответил:

— Ну да, именно такими.

В эту минуту у Винса зажжужала кнопка вызова. Он схватил трубку, набрал номер и выкрикнул свое имя. Нона, Крис, доктор Вайс и Эрни замерли, увидев, как Винс нахмурился. Не отнимая трубки, он пояснил им:

— Только что звонил этот чокнутый, Лен Паркер. Он следил за Дарси. Она вышла из бара и села в тот же автомобиль, комби, в котором увезли Эрин Келли тем вечером, когда она исчезла. — Он помолчал, затем многозначительно добавил: — Это черный «мерседес», он зарегистрирован на имя доктора Майкла Нэша из Бриджуотера, штат Нью Джерси.

— У тебя сегодня другая машина.

— Да, я в основном езжу на ней за город.

— Ты быстро вернулся с конференции.

— Докладчик, вместо которого я должен был выступать, в конце концов поправился и сумел приехать сам.

— Понятно. Майкл, я действительно рада тебя видеть, но все таки мне бы лучше сегодня пораньше вернуться домой.

— А что ты вчера ела на ужин?

Дарси улыбнулась и открыла банку сока.

— Откинься и отдохни. Если получится — попробуй уснуть. Миссис Хьюз разведет пожарче огонь, приготовит восхитительный ужин, а на обратном пути можешь всю дорогу спать. — Он протянул руку и ласково погладил ее по волосам. — Совет врача, Дарси. Ты же знаешь, мне нравится о тебе заботиться.

— Так приятно, когда о тебе кто то заботится. А, да... — Она протянула руку к телефонной трубке. — Ничего, если я отсюда позвоню секретарше? Я ей обещала.

Он перехватил руку Дарси и сжал ее.

— К сожалению, с этим придется подождать, пока мы не доберемся до дома. Телефон сломался. А теперь устраивайся поудобнее.

Дарси знала, что Бев не уйдет еще по крайней мере несколько часов. Она закрыла глаза и вскоре задремала. Когда они проезжали по туннелю Линкольна, она крепко спала.

— Мы на всякий случай проверим квартиру Нэша, — сказал Винс. — Но он ни за что не привезет ее ни туда, ни в свой офис. Швейцар бы увидел их.

— Дарси рассказывала мне, что его поместье в Бриджуотере занимает акров четыреста. Она была там пару раз. — Нона вцепилась пальцами в крышку стола, чтобы не упасть.

— Значит, если он сегодня предложит ей поехать туда, у нее не возникнет никаких подозрений. — Винс чувствовал, как в нем закипает злость на самого себя.

Вошел Эрни, он выходил в соседний кабинет позвонить.

— Я проверил, где наши подопечные. Дуг Фокс у себя дома в Скарсдейле. Джей Стрэттон на Парк Лейне с какой то старухой.

— Значит, их вычеркиваем. — Все сходится, подумал Винс, мысленно чертыхаясь. В тот вечер, когда Нэш увез Эрин, он звонил ей и передал через автоответчик, чтобы она позвонила ему домой. «Мне и в голову не пришло это проверить». Теперь он звонит секретарше Дарси, а потом говорит Дарси, что эта секретарша и сказала, где ее найти. Известно, что Дарси ему доверяет. Почему бы ей не сесть в его машину? Если бы не этот малохольный Паркер, который всюду ходит за ней хвостом, — исчезла бы с концами, как и Эрин.

— Как нам найти Дарси? — в отчаянии спрашивал Крис. Дикий страх сдавливал ему грудь, не давал дышать. Он понял, что за эту последнюю неделю не на шутку влюбился в Дарси Скотт.

Винс отдавал по телефону четкие распоряжения в управление ФБР.

— Предупредите полицию Бриджуотера. Пусть они нас там встречают.

— Берегись, Винс, — покачал головой Эрни. — У нас нет никаких доказательств, а единственный наш свидетель — псих со справкой.

Крис набросился на него.

— Сам берегись. — Он почувствовал, как Винс схватил его за руку.

— Выясни, как добраться до дома Нэша, — говорил Винс, — и чтоб через десять минут на Тридцатой улице нас ждала вертушка.

Пять минут спустя они мчались по Девятой авеню с зажженными фарами и включенной сиреной. Винс сидел впереди рядом с водителем, Нона, Крис и Эрни Чизек — на заднем сиденье. Крис не терпящим возражения тоном объявил, что едет вместе с Винсом. Нона посмотрела на Винса умоляющими глазами. Винс рассказал не все, что узнал от полиции Бриджуотера: на территории поместья Нэша было несколько построек, разбросанных на площади в четыреста акров, некоторые из них в лесу. Розыски могут отнять уйму времени.

А каждая минута промедления может оказаться для Дарси роковой, подумал он.

— Приехали, девочка моя.

Дарси пошевелилась.

— Я, кажется, и правда уснула? — Она зевнула. — Извини, не очень то весело было со мной ехать.

— Я рад, что ты поспала. Отдых лечит не только тело, но и душу.

Дарси выглянула из машины.

— А где это мы?

— Всего в десяти милях от дома. Тут у меня укромный уголок, где я могу спокойно работать. Я здесь на днях оставил рукопись. Зайдем на минутку — я хочу захватить ее. Кстати, можем выпить шерри.

— Только если не долго. Мне нужно пораньше вернуться домой, Майкл.

— И вернешься. Обещаю тебе. Ну, давай, заходи. Извини, что темно.

Он взял ее под руку.

— Как только тебе удалось найти такой домик? — спросила Дарси, пока он открывал дверь.

— Счастливая случайность. Ничего из себя не представляет снаружи, конечно, но внутри очень мило.

Он открыл дверь и зажег свет. У выключателя Дарси заметила кнопку сигнализации.

Они оказались в большой комнате.

— Здесь очень мило, — сказала Дарси, оглядываясь вокруг. У камина стоял диван, полы были начищены до блеска, здесь же располагалась кухня.

Она обратила внимание на телевизор с большим экраном и дорогие стереоколонки на стене. — Прекрасная техника. Ты хоть когда нибудь ее включаешь?

— Бывает. — Он помог ей снять пальто. Дарси поежилась, хотя в комнате было довольно тепло. На столике у дивана на серебряном подносе стояла бутылка вина.

— За этим домом тоже приглядывает миссис Хьюз?

— Нет. Она и не подозревает о его существовании. — Он прошел в другой конец комнаты и включил стерео.

Зазвучали первые аккорды мелодии «Пока ты оставалась со мной».

— Проходи, Дарси. — Он налил шерри в бокалы и протянул ей. — В такую холодную ночь это как раз то, что надо.

Он нежно улыбался ей. Что же тогда не так? Почему вдруг ей почудилось что то неладное? Его голос звучал как то странно, как будто он много выпил. Глаза. В них все дело. Что то в них не то.

Инстинкт самосохранения подсказывал ей бежать, но это было бы дико. Надо было что то сказать. Она остановила взгляд на лестнице.

— А сколько комнат наверху? — Она заметила, как неуместно прозвучал вопрос.

Кажется, он не обратил внимания.

— Малюсенькая спаленка и ванна. Это настоящий старый коттедж.

На его лице все еще была улыбка, но глаза были другими. Зрачки расширились. А где же компьютер и принтер, и книги, и вообще все, что требуется для того, чтобы писать книгу? Дарси почувствовала, как у нее на лбу выступил пот. Да что с ней такое? Да в своем ли она уме, — подозревает...

Что? Да нет, это просто нервы. Это же Майкл. Он не отводил глаз от ее лица.

— Можно посмотреть? — Она прошлась бесцельно по комнате, останавливаясь, как будто хотела получше разглядеть безделушки, дотронулась рукой до декоративного щита, за которым располагалась кухня. — Какие симпатичные полочки.

— Мне их изготовили по заказу, я сам их здесь прибивал.

— Что ты говоришь!

Его голос звучал вполне естественно, но в нем послышались металлические нотки.

— Я говорил тебе, что у моего отца были золотые руки. Он хотел, чтобы я тоже мог делать все сам.

— Он молодец, что научил тебя. — Было бы странно продолжать стоять здесь еще. Она повернулась и подошла к дивану, тут она наступила на что то твердое, что пряталось в бахроме ковра.

Не придав этому значения, Дарси быстро села. У нее так тряслись колени, что она боялась упасть. Да в чем же дело? Чего она так боится?

Это же Майкл. Добрый, заботливый Майкл. Ей не хотелось сейчас думать об Эрин, но лицо Эрин стояло у нее перед глазами. Она пригубила шерри — во рту все пересохло.

Музыка кончилась. Майклу это как будто не понравилось, он встал и подошел к магнитофону, взял с полки несколько кассет и начал их рассматривать.

— Я не думал, что музыка кончится так быстро...

Он говорил словно сам с собой. Дарси крепче сжала ножку бокала. Теперь дрожали и руки. Несколько капель шерри пролилось на пол. Она наклонилась, чтобы промокнуть ковер салфеткой.

Выпрямившись, она заметила, что что то запуталось в бахроме ковра, что то сверкнуло в свете настольной лампы, стоящей у дивана. Должно быть, она тогда и наступила на этот предмет. Может, пуговица. Она наклонилась, чтобы поднять этот предмет. Кончики ее большого и указательного пальца проскользнули в отверстие и соприкоснулись. Это была не пуговица, это было кольцо. Дарси подняла его и уставилась на него, не веря своим глазам. Золотая буква "Э" на колечке с ониксом в овальной оправе. Кольцо Эрин.

Эрин была в этом доме. Эрин отвечала на объявление Майкла Нэша.

Ужас охватил Дарси. Майкл лгал, когда утверждал, что встречался с Эрин только несколько раз у Пьера.

Внезапно из стерео раздались громкие звуки.

— Извини, — проговорил Майкл, все еще стоя к ней спиной. — «Меняй партнеров и танцуй». — Убавив звук, он повернулся к ней, напевая мелодию вместе с оркестром.

«Господи, помоги, — молилась про себя Дарси. — Помоги мне». Он не должен увидеть кольцо. Он пристально смотрел на нее. Она сжала руки, ей удалось незаметно надеть кольцо на палец, пока Майкл приближался к ней с вытянутыми руками.

— Мы с тобой никогда не танцевали, Дарси. Я неплохо танцую и знаю, что ты тоже.

Когда обнаружили тело Эрин, на ее ноге была обута танцевальная туфелька. Она танцевала с ним в этой самой комнате? Она была убита в этой самой комнате?

Дарси откинулась на спинку дивана.

— Я и не знала, что тебе нравится танцевать, Майкл. Когда я рассказывала о танцевальной секции, которую мы с Эрин и Ноной посещали втроем, мне показалось, тебя это не очень то интересует.

Он опустил руки, потянулся за бокалом с шерри. На этот раз он присел на стул, на самый кончик, так что, казалось, только его ноги, упершиеся в пол, не дают ему упасть.

Как будто он готов наброситься на нее в любую минуту.

— Я обожаю танцевать, — сказал он. — Я просто думал, тебе будет не очень то приятно вспоминать, как вам с Эрин было хорошо в этой танцевальной секции.

Дарси наклонила голову, как бы раздумывая над его словами.

— Ведь мы не перестаем пользоваться автомобилем из за того, что какой то близкий человек попал в автокатастрофу, правда? — Она не стала дожидаться ответа и сменила тему. — Прекрасное стекло, — сказала Дарси, внимательно разглядывая бокал.

— Я купил их в Вене, — произнес Майкл. — Из этих бокалов шерри еще вкуснее.

Она улыбнулась в ответ на его улыбку. Это был опять тот Майкл, которого она знала. Странное выражение в его глазах на какой то миг исчезло. Вот так и надо с ним, подсказывала Дарси ее интуиция. Продолжай с ним разговаривать. И пусть он тоже говорит.

— Майкл. — Она постаралась, чтобы ее голос звучал доверчиво и уверенно. — Можно тебя спросить кое о чем?

— Ну, конечно. — Он, как будто, заинтересовался.

— Прошлый раз мне показалось, ты думаешь, что я обвиняю своих родителей за те слова, которые так обидели меня, когда я была маленькой. Неужели я настолько эгоистична?

В течение тех двадцати минут, пока вертолет находился в воздухе, никто не проронил ни слова. Винс напряженно думал, анализируя все детали расследования. Майкл Нэш. А я еще сидел у него в кабинете и думал, что это — один из немногих представителей своей профессии, отличающихся здравым смыслом. И почему они мчатся, сломя голову, именно сюда? Может быть, у Нэша с его то деньгами, есть свой домишко где нибудь в Коннектикуте или на границе штата Нью Йорк? Вполне возможно. Но при таких владениях здесь, под боком, с какой стати ему везти свои жертвы туда? Заглушая гул пропеллера, в его ушах звучали имена известных убийц, прятавших тела своих жертв на чердаках или в подвалах собственных домов.

Вертушка крутила над загородным шоссе.

— Здесь! — Винс указал направо, где были видны лучи ярких прожекторов. — Полицейский из Бриджуотера сказал, что они будут ждать нас в машине прямо у дома Нэша. Сажай.

Снаружи казалось, что в доме все спокойно. В нескольких окнах на первом этаже горел свет. Винс настоял, чтобы Нона осталась с пилотом. Эрни и Крис бежали за ним по пятам по газону вдоль дорожки, ведущей к подъезду. Винс позвонил.

— Говорить буду я.

Через переговорное устройство они услышали женский голос.

— Кто там?

Винс сжал губы. Если Нэш в доме, он уже будет знать об их появлении. — Агент ФБР Винсент Д'Амброзио, мадам. Мне нужно поговорить с доктором Нэшем.

Дверь слегка приоткрылась, но цепочку не сняли.

— Разрешите взглянуть на ваше удостоверение, сэр? — Вежливый тон вышколенного слуги, на этот раз это был мужчина.

Винс просунул свое удостоверение.

— Поторопите их, — в нетерпении произнес Крис.

Цепочку сняли, дверь распахнулась. «Семейная пара, — подумал Винс, — ведут хозяйство, живут в доме. Так они и должны выглядеть».

Он попросил их назвать себя.

— Нас зовут Джон и Ирма Хьюз. Мы работаем у доктора Нэша.

— Он здесь?

— Да, — ответила миссис Хьюз. — Он весь вечер дома. Он заканчивает свою книгу и просил его не беспокоить.

— Дарси, ты великолепно проводишь самоанализ, — сказал Майкл. — Я говорил тебе это на прошлой неделе. Ты испытываешь некоторое чувство вины по отношению к родителям, так?

— Мне кажется, что да. — Дарси заметила, что его зрачки сузились. Снова стало видно, что глаза у него серо голубые.

Началась следующая мелодия. «Красные розы для Голубой Дамы». Правая нога Майкла начала отбивать ритм.

— Или я должна чувствовать себя виноватой? — быстро спросила она.

— Где комната доктора Нэша? — спросил Винс требовательно. — Всю ответственность я беру на себя.

— Когда он хочет, чтобы ему не мешали, то запирает дверь и никому не отвечает. Он очень сердится, когда его отрывают от работы. Мы даже не видели его после того, как вернулись из магазина, но его машина во дворе. Крис не выдержал.

— Его нет наверху. Он разъезжает в своем комби и творит страшные вещи. — Крис бросился к лестнице. — Где его комната, черт побери?

Миссис Хьюз умоляюще посмотрела на мужа, потом проводила их на второй этаж. Она постучала дважды, но ответа не последовало.

— У вас есть ключ? — потребовал Винс.

— Доктор не разрешает мне пользоваться им, если он запирает дверь.

— Давайте сюда.

Как Винс и ожидал, в просторной спальне никого не было.

— Мистер Хьюз, у нас есть свидетель, который заявляет, что сегодня Дарси Скотт села в автомобиль комби доктора. Мы полагаем, что ее жизнь в опасности. Есть у доктора коттедж или домик где нибудь поблизости, куда бы он мог отвезти ее?

— Здесь какая то ошибка, — возразила экономка. — Они с мисс Скотт приезжали сюда дважды. Они хорошие друзья.

— Миссис Хьюз, вы мне не ответили.

— На территории этого поместья есть сараи, и конюшня, и амбары. Никакого другого дома, куда можно пригласить девушку, нет. Еще квартира и офис в Нью Йорке.

Ее муж кивал головой, подтверждая эти слова. Винс видел, что они не врут.

— Сэр, — робко проговорила миссис Хьюз, — мы работаем у доктора Нэша четырнадцать лет. Если только мисс Скотт с ним, я уверяю вас, беспокоиться не о чем. Доктор Нэш и мухи не обидит.

Сколько они уже говорят? Дарси не знала. Тихо играла музыка. Сейчас это было «Начни сначала». Сколько раз она видела, как отец и мать танцевали под эту мелодию?

— Вообще то меня научили танцевать мама и папа, — сообщила она Нэшу. — Иногда они ставили пластинку с фокстротом или вальсом. Они то прекрасно танцуют.

Взгляд его был все еще добрым. Таким взглядом он смотрел на нее, когда они бывали раньше вместе. Пока он не заподозрит, что она все знает, может быть, он ничего с ней не сделает, а отвезет ее к себе в дом на ужин.

«Я должна сделать так, чтобы ему хотелось продолжать говорить со мной».

— Мать всегда говорила: «Дарси, у тебя настоящий актерский талант. Почему ты его не развиваешь?»

«Если у меня и правда есть талант, пусть он мне сейчас поможет», — взмолилась она.

Родители всю жизнь обсуждали при ней, как лучше сыграть ту или иную сцену. Научилась же она чему нибудь.

«Нельзя показать ему, что я испугалась, — подумала Дарси. — Волнение должно помочь мне хорошо сыграть». Как бы мама справилась с этой ролью — женщина, попавшая в дом убийцы маньяка? Мама постаралась бы не думать о кольце Эрин на своем пальце и вести себя как раз так, как и ведет себя Дарси. Она представила бы это так, как будто Майкл Нэш — психиатр, а она — пациентка, доверительно беседующая с ним.

Что это он там говорит?

— Ты не заметила, Дарси, что когда заговорила о родителях, то сразу оживилась? Я думаю, ты была счастливее в детстве, чем тебе кажется сейчас. Вокруг них всегда было много народа. Помнишь, как однажды в этой толпе выпустила мамину руку?

— О чем ты думаешь, Дарси? Выскажи все. Не держи в себе.

— Я так испугалась. Я не могла их увидеть, я их потеряла. В тот момент я поняла, что ненавижу...

— Что ты ненавидишь?

— Толпу. Одна в толпе, без них...

— Это произошло не по их вине.

— Если бы они не были так знамениты...

— Тебя обижала их слава...

— Нет.

Он говорил своим обычным голосом. «Не хочется трогать это, но я должна, — думала она. — Я должна быть с ним откровенной. Этой мой единственный шанс. Мама. Папа. Помогите. Будьте сейчас здесь со мной».

— Они так далеко. — Она и не заметила, что произнесла это вслух.

— Кто далеко?

— Мои родители.

— Ты имеешь в виду сейчас?

— Да. Они на гастролях в Австралии со своей пьесой.

— Ты кажешься такой одинокой, даже испуганной. Ты испугалась, Дарси? Нельзя, чтобы он догадался об этом.

— Нет, просто грустно, полгода не увижу их.

— Как ты полагаешь, именно в тот раз, когда вас разделила толпа, ты впервые почувствовала себя покинутой?

Ей хотелось крикнуть: «Я сейчас чувствую себя покинутой». Но она не крикнула, а снова заставила себя погрузиться в прошлое.

— Да.

— Ты ответила не сразу. Почему?

— Был еще один случай. Мне было шесть лет. Я попала в больницу, они думали, я не выживу... — Она старалась не смотреть на него. Она так боялась снова увидеть черную пустоту в этих глазах.

Ей вспомнилась героиня из «Тысячи и одной ночи», которой пришлось рассказывать сказки, чтобы остаться в живых.

На Криса наваливалось отчаяние от собственной беспомощности. Несколько дней назад Дарси была в этом доме с преступником, убившим Нэн и Эрин Келли и всех остальных девушек, и она станет его следующей жертвой. Они все были на кухне, по одному телефону Винс поддерживал постоянную связь с Бюро, по другому — с полицией штата. К ним летело еще несколько вертолетов.

Нона стояла рядом с Винсом, казалось, она вот вот потеряет сознание. Хьюзы сидели рядышком за длинным кухонным столом, на их лицах застыло недоумение и испуг. С ними беседовал местный полицейский, расспрашивал их о докторе Нэше. Эрин Чизек в это время находился в вертолете, который кружил над владениями Нэша. Даже через закрытое окно Крис слышал рев мотора. Искали черный «мерседес» комби доктора Нэша. Местные полицейские в машинах разъезжали по территории в поисках каких нибудь построек.

Крис с мрачным видом смотрел в окно, он вспомнил, как радовался в прошлом году, когда ему удалось приобрести «мерседес». Продавец уговорил его установить противоугонную систему «лоуджек». «Она подключается прямо к проводке, — объяснил он. — Если угонят машину, ее можно обнаружить буквально через несколько минут. Звоните в полицию, сообщаете им свой код, он вводится в компьютер, и передатчик приводит в действие сигнальное устройство в вашем автомобиле. Во многих полицейских машинах есть оборудование, позволяющее им найти вашу машину по этому сигналу».

Крис поездил на своем «мерседесе» всего какую нибудь неделю, и его угнали, когда он оставил машину у галереи, на заднем сиденье лежала картина стоимостью в сто тысяч долларов. Он заскочил к себе в офис за дипломатом, а когда вышел, машины уже не было. Он позвонил в полицию, и через пятнадцать минут «мерседес» отыскали и вернули.

Если бы Крис угнал машину, чтобы увезти Дарси, ее можно было бы так же обнаружить.

— О, Господи! — Крис бросился к миссис Хьюз и схватил ее за руку. — Нэш держит документы здесь или в Нью Йорке?

Она опешила.

— Здесь. В комнате рядом с библиотекой.

— Мне нужно посмотреть их.

— Подождите, — сказал Винс в телефонную трубку. — Что случилось, Крис?

Крис не ответил.

— Когда доктор Нэш купил свой комби?

— Полгода назад, — ответил Джон Хьюз. — Он пользуется машиной только пока она новая.

— Тогда, ручаюсь, она там есть.

Папки с документами лежали на полке в красивом шкафу из красного дерева. Миссис Хьюз было известно, где хранится ключ.

Крис легко нашел документы на машину. Он схватил папку. Все прибежали на его радостный крик. Он вытащил инструкцию по противоугонной системе «лоуджек», на ней значился код черного «мерседеса» Нэша.

Полицейский из Бриджуотера сообразил, что за документ оказался в руках Криса.

— Дайте ка сюда, — сказал он. — Я сообщу код в участок. Наши патрульные машины оборудованы нужным передатчиком.

— Итак, ты лежала в больнице, Дарси. — Голос Майкла оставался спокойным.

У нее пересохло во рту. Она хотела пить, но боялась отвлечь его внимание от беседы.

— Да, у меня был менингит. Я помню, мне было очень плохо. Думала, что умираю. Мои родители сидели у постели. Я слышала, как доктор сказал, что я вряд ли выживу.

— И какова была реакция твоих родителей?

— Они обняли друг друга. Отец сказал: «Барбара, нас все таки двое».

— И это причинило тебе боль?

— Я поняла, что не нужна им, — прошептала она.

— Ну, Дарси, разве ты не знаешь, что, когда человек осознает, что может кого то потерять из близких, то, естественно, он в ком то или чем то ищет поддержку? Они пытались найти опору друг в друге, точнее, готовились к этому. Хочешь не хочешь, но это — нормальная реакция. И с тех самых пор ты старалась отдалиться от них?

Хотела отдалиться? Она всегда отказывалась носить одежду, которую ей покупала мать, отказывалась от подарков, которыми они ее осыпали, критиковала их образ жизни, все, что им удалось достичь. Даже ее работа. Стояло ли за этим желанием что то им доказать?

— Нет.

— Что нет?

— Моя работа. Я действительно люблю то, что делаю.

— Люблю то, что делаю. — Майкл медленно повторил за ней нараспев. Началась другая мелодия. — Обещай мне последний танец. — Он встал. — А я люблю танцевать. Именно сейчас, Дарси. Но сначала...

Я хочу тебе кое что подарить.

Замерев от ужаса, она наблюдала, как он встал и достал что то из за стула. Он повернулся к ней, в его руках была обувная коробка. — Я купил тебе прелестные туфельки для танцев, Дарси.

Он опустился перед ней на колени и стащил с нее сапоги. Инстинкт подсказывал Дарси не сопротивляться. Она с силой сжимала кулаки, стараясь не закричать, ногти ее впились в ладони. Кольцо Эрин повернулось, и она чувствовала, как в ее ладонь впечатывается буква "Э".

Майкл открыл коробку и развернул бумагу. Он достал одну туфельку и протянул ей, чтобы она могла оценить ее. Это была атласная босоножка на высоком каблуке с открытым носочком. Тонюсенькие ремешки, завязывающиеся на щиколотке, поблескивали золотом и серебром. Майкл оторвал от пола правую ступню Дарси, надел на нее туфельку и завязал длинные ремешки двойным узлом. Затем он сунул руку в коробку, достал из нее вторую туфельку и, нежно погладив Дарси по щиколотке, надел босоножку на ее левую ногу.

Когда ремешки обоих босоножек были крепко завязаны, он поднял голову и улыбнулся.

— Ты чувствуешь себя Золушкой? — спросил он.

Дарси не могла вымолвить ни слова.

— По показаниям радара его комби стоит в десяти милях к северу отсюда, — лаконично сообщил полицейский, когда патрульные машины летели по проселочной дороге. С ним в машине сидели Винс, Крис и Нона.

— Сигнал усиливается, — проинформировал он, спустя несколько минут. — Мы почти у цели.

— Мы будем у цели только, когда приедем, — взорвался Крис. — Нельзя ли побыстрее?

Дорога повернула. Водитель ударил по тормозам. Машина подпрыгнула и стала. «Черт!»

— В чем дело? — резко спросил Винс.

— Тут копают. Нам не проехать. А на объезд уйдет много времени, провались оно все.

Музыка заполнила комнату, но не смогла заглушить его маниакальный смех. Ноги Дарси переступали в такт его шагам, едва касаясь пола.

— Я не часто танцую венский вальс, — прокричал он, — но сегодня я именно этот танец хотел с тобой танцевать. — Раз два три, раз два три. Волосы Дарси развевались. Она запыхалась, но он, казалось, ничего не замечал.

Вальс кончился. Он не убрал руки с ее талии. Его глаза сверкнули, и снова стали похожи на черные пустые дыры.

«Никак не начать нам с тобой». Он с легкостью переключился на изящный фокстрот. Она подчинилась ему, не сопротивляясь. Его руки сжимали ее до боли. Она едва могла дышать. Так он поступал и с другими? Вначале входил в доверие. Привозил в этот никому не известный дом. Где их тела? Закопаны где то здесь?

Можно ли вырваться отсюда? Он ее догонит, прежде чем она добежит до двери. Когда они входили, она заметила кнопку сигнализации. Подсоединена ли она к системе охраны? Может быть, он не станет убивать ее, зная, что сюда едут.

Стало заметно, что нетерпение Майкла нарастает. Он сжимал ее словно в тисках, продолжая плавно скользить в такт музыке.

— Хочешь узнать мой секрет? — прошептал он. — Это не мой дом. Это дом Чарли.

— Чарли?

Шаг назад. Длинный шаг. Поворот.

— Да, это мое настоящее имя. Эдвард и Дженис Нэш мои тетя и дядя. Они меня усыновили, когда мне был один год, и дали мне другое имя, так я стал не Чарли, а Майклом.

Он, не отрываясь, смотрел ей в глаза. Дарси не могла вынести этот взгляд.

Шаг назад. Шаг в сторону. Длинный шаг.

— Что случилось с твоими родителями?

— Отец убил мать. Его казнили на электрическом стуле. Когда дядя сердился на меня, то говорил, что я становлюсь таким же, как мой отец.

Тетя хорошо относилась ко мне, пока я был маленьким, но потом перестала любить меня. Она говорила, что было ужасной глупостью меня усыновлять. Она говорила, яблочко от яблоньки недалеко падает.

Новая мелодия. Задушевный голос Фрэнка Синатры: «Ну, же, красавицы, где ваши туфельки, танцуйте вместе со мной».

Шаг. Шаг. Длинный шаг.

— Я рада, что ты рассказываешь мне об этом, Майкл. Легче становится, когда выговоришься, правда?

— Я хочу, чтобы ты называла меня Чарли.

— Хорошо. — Она старалась, чтобы голос ее звучал уверенно. Он не должен заметить ее страха.

— А ты не хочешь узнать, что случилось с моими родителями? С теми, кто усыновил меня?

— Хочу. — До чего же устали ноги, подумала Дарси. Она не привыкла к высоким каблукам. Ей казалось, из за туго завязанных ремешков ее ноги совсем занемели.

Шаг в сторону. Поворот.

Синатра все уговаривал: «Люби меня, танцуй со мной в переполненном зале...»

— Когда мне был двадцать один год, с ними произошел несчастный случай. Они катались на катере, и катер взорвался.

— Какой ужас.

— Вовсе не ужас. Это я взорвал катер. Я и правда весь в отца, своего настоящего отца. Ты устала, Дарси.

— Нет, нет. Нисколько. Мне нравится танцевать с тобой. — Спокойно...

Спокойно.

— Скоро отдохнешь. Ты удивилась, когда тебе прислали туфлю и сапог Эрин?

— Да, очень.

— Она была очень красивая. Я ей понравился. Во время нашего свидания я рассказал ей о своей книге, а она мне — о передаче и о том, что вы отвечаете на объявления. Было очень забавно. Я тогда еще решил, что ты будешь следующей.

Следующей.

— Почему ты выбрал нас?

«И пока эта песня звучит, я могу говорить, что угодно», — заливался Синатра.

— Вы обе ответили на мое особое объявление. На него ответили все девушки, которых я привозил сюда. Но Эрин еще ответила и на другое мое объявление, на то, которое я показал агенту ФБР.

— Ты очень умный, Чарли.

— Тебе понравились туфли на шпильках, которые я купил для Эрни? Они подходят к ее платью.

— Да, я знаю.

— Я ведь тоже был на том банкете. Я узнал Эрин по фотографии, которую она мне прислала. Я нашел ее имя в списке приглашенных и убедился, что не ошибся. Она сидела за четыре столика от меня. Просто судьба, что у меня уже было назначено с ней свидание как раз на следующий вечер.

Шаг. Шаг. Длинный шаг. Поворот.

— А как ты узнал размер обуви Эрин? И мой?

— Очень просто. Я купил для Эрин эти туфли всех размеров. Мне нужны были именно эти. Помнишь, когда мы гуляли на прошлой неделе, тебе в сапог попал камушек, и я помог его вытащить? Тогда я и узнал твой размер.

— А других девушек?

— Девушки любят комплименты. Я обычно говорил: «У тебя такая изящная ножка. Какой у тебя размер?» Иногда я покупал туфли специально для них. Иногда выбирал из тех, что уже купил раньше.

— А настоящий Чарли Норт, что, никогда не давал никаких объявлений?

— Нет. Я с ним познакомился на том же банкете. Он долго рассказывал о себе, и я попросил у него визитную карточку. Я никогда не называю свое настоящее имя, когда звоню девушкам, которые отвечают на объявления. А с тобой было еще проще. Ты позвонила сама.

Да, она позвонила ему сама.

— Ты сказал, что понравился Эрин, когда вы встретились в первый раз. А ты не боялся, что она узнает твой голос, когда ты позвонил и назвался Чарлзом Нортом?

— Я звонил с вокзала Пен, там шумно. Я сказал, что тороплюсь на поезд в Филадельфию. Я говорил тихим голосом и быстрее, чем обычно. Как сегодня днем, когда звонил твоей секретарше. — Он изменил тембр и заговорил фальцетом. — Разве я не говорю сейчас женским голосом?

— А если бы я не смогла прийти сегодня в бар? Что бы ты сделал?

— Ты говорила мне, что у тебя нет на этот вечер никаких планов. Я знал, что ты сделаешь все, чтобы найти человека, который встретил Эрин в тот вечер, когда она исчезла. И я оказался прав.

«Да, Чарли, и ты оказался прав».

Он потерся о ее шею.

Шаг. Шаг. Длинный шаг.

— Я так рад, что вы обе ответили на мое особое объявление. Ты знаешь, о чем я говорю. Оно начинается словами «Любит музыку, любит танцевать». «Потому что танец, как любовь, и музыка играет», — все напевал Синатра.

— Это одна из моих самых любимых песен, — прошептал Майкл. Он закружил ее, ни на секунду не выпуская из своих объятий. Подхватив ее снова, он сказал ей доверительно, даже с сожалением: — Это из за Нэн я начал убивать девушек.

— Нэн Шеридан? — Дарси вспомнила лицо Криса Шеридана. Печаль в его глазах, когда он говорил о своей сестре. Его спокойная и уверенная манера держаться у себя в галерее. Как его все там любят. И его мать. Их привязанность друг к другу. Она как будто снова слышала его голос: «Надеюсь, вы не вегетарианка, Дарси. Сегодня ужин — пальчики оближешь». Как он беспокоился, что она отвечает на эти объявления. Как он оказался прав. «Жаль, что не успели узнать друг друга поближе, Крис. Жаль, что я не успела сказать маме и папе, как я их люблю».

— Да, Нэн Шеридан. После того, как я закончил Стэнфорд, я год жил в Бостоне, прежде чем начал заниматься медициной. Я частенько приезжал в Браун. Там я и повстречал Нэн. Она великолепно танцевала. Ты тоже хорошо танцуешь, но она была просто чудо.

Знакомые первые такты мелодии «Спокойной ночи, дорогая».

«Нет, — думала Дарси. — Нет».

Шаг назад. Шаг в сторону. Длинный шаг.

— Майкл, я еще кое что хотела спросить тебя про свою мать, — начала она.

Он положил ее голову себе на плечо.

— Я же сказал, называй меня Чарли. Давай помолчим, — произнес он твердо. — Просто потанцуем.

«Время излечит печаль», — разносилось по комнате. Дарси уже не узнавала, кто поет.

«Спокойной ночи, дорогая, спокойной ночи». Последние звуки растаяли в воздухе.

Майкл опустил руку и улыбнулся Дарси.

— Пора, — произнес он по дружески, хотя, заглянув ему в глаза, Дарси ощутила беспредельный ужас. — Я буду считать до десяти, попытайся убежать. Так будет справедливо?

Они вернулись на шоссе.

— Сигнал идет слева, — проинформировал полицейский из Бриджуотера, — подождите, кажется, проскочили. Где то здесь должен быть поворот. — Они развернули машину почти не снижая скорости, колеса завизжали.

Крис больше не мог выносить этот кошмар, он опустил окно.

— Господи, вот же поворот.

Водитель резко затормозил, подал назад, повернул направо, и машина помчалась по ухабистой лесной дороге.

Дарси поскользнулась на полированном паркете. Туфли на высоком каблуке оказали ей медвежью услугу, когда она кинулась к дверям. Стараясь не потерять равновесие, она остановилась и попыталась их сбросить, но это ей не удалось. Двойные узлы на ремешках были завязаны слишком туго.

— Раз, — начал отсчитывать Чарли у нее за спиной.

Она добралась до двери и подергала задвижку. Задвижка не поддалась. Она попыталась повернуть ручку. Ручка не поворачивалась.

— Два, три, четыре, пять, шесть. Дарси, я считаю.

Кнопка сигнализации. Она изо всех сил надавила на нее. Ха ха ха ха ха ха ха... По комнате прокатился жуткий хохот.

Ха ха ха ха... Это сработала сигнализация.

Закричав, Дарси отскочила. Чарли тоже хохотал.

— Семь, восемь, девять...

Она обернулась, увидела лестницу, бросилась к ней.

— Десять!

Чарли бежал за ней, вытянув руки, пальцы его были скрючены.

«Нет! Нет!» Дарси рванулась к лестнице, но подвернула ногу. Острая боль пронзила ее. Со стоном она запрыгнула на одну ступеньку и тут почувствовала, как ее тянут назад.

Она не осознавала, что кричит.

— Вон «мерседес», — воскликнул Винс. Полицейская машина остановилась прямо перед комби.

Винс выпрыгнул первым, за ним последовали Крис и полицейский.

— Оставайся в машине, — бросил он на ходу Ноне.

— Слышите? — Крис схватил его за руку. — Кто то кричит. Это Дарси. — Они со всей мочи навалились на тяжелую дубовую дверь. Она не поддалась. Полицейский вытащил пистолет и всадил в замок шесть пуль.

На этот раз, когда Крис и Винс толкнули дверь, она открылась.

Дарси отбивалась от Чарли ногами. Он схватил и повернул ее к себе лицом, не замечая, как тонкие острые каблуки вонзаются в него. Его руки сомкнулись у нее на горле. Она попыталась отодрать их. Эрин, Эрин, с тобой тоже так было? Кричать она больше не могла. Она хватала ртом воздух, но вздохнуть не удавалось. Это она так хрипит? Она еще старалась сопротивляться, но руки уже не слушались ее.

Словно в тумане, она услышала громкие отрывистые удары. Неужели пришла помощь? Но...

Слишком...

Поздно...

Подумала она, проваливаясь в темноту.

Крис первым ворвался в дом. Дарси лежала в неестественной позе, похожая на брошенную тряпичную куклу, подогнув под себя ноги. Ее руки беспомощно повисли. Длинные сильные пальцы впились в ее горло. Она уже не кричала.

С воплем ярости Крис бросился через комнату и вцепился в Нэша, тот потерял равновесие и упал. Его руки, сведенные судорогой, еще крепче сжали ее горло.

Винс навалился на Нэша, обхватив его рукой за шею. Он пытался запрокинуть ему голову. Нэш брыкался, полицейский прижимал его ноги к полу.

Руки Чарли как будто действовали сами по себе. Крису никак не удавалось оторвать его пальцы от горла Дарси. Казалось, Нэш обладает нечеловеческой силой и совсем не чувствует боли. В отчаянии Крис вонзил зубы в правую руку убийцы, который выдавливал из Дарси последние капли жизни.

Взревев от боли, Чарли отдернул правую руку, его левая рука при этом ослабла.

Винс и полицейский скрутили ему руки, заломили их за спину и защелкнули наручники. Крис подхватил Дарси.

Нона, наблюдавшая за всем происходящим, стоя в дверях, теперь бросилась к Дарси и опустилась на колени рядом с ней. Глаза Дарси были безжизненны. На ее нежной шее Нона увидела страшные красные кровоподтеки. Крис прильнул губами к губам Дарси, зажал ей нос и стал вдыхать ей в легкие воздух.

Винс заглянул в неподвижные глаза Дарси и начал толчками нажимать ей на грудь.

Полицейский стоял подле Майкла Нэша, наручники на руках Нэша были защелкнуты за перила. Нэш начал раскачиваться и бормотать:

— Тили тили тошки, танцуют резво ножки, раз, два, три, четыре, пять — постарайся их поймать...

Она не реагирует, лихорадочно соображала Нона. Она обхватила щиколотки Дарси и тут впервые поняла, что на ногах у Дарси обуты танцевальные туфельки. «Я не перенесу этого», — подумала Нона. Почти не осознавая, что делает, она стала развязывать неподдающиеся узлы на ремешках.

— Первый на базар пошел, второй остался дома. Спой еще, мама, у меня ведь десять пальчиков.

Дарси по прежнему ни на что не реагировала. «Неужели мы опоздали?» — промелькнуло в голове у Винса. Если это так, грязный подонок, не надейся, что, распевая детские стишки, тебе удастся прикинуться невменяемым.

Крис на секунду оторвался, чтобы вздохнуть, и заглянул в лицо Дарси. Такое же лицо было у Нэн, когда он нашел ее в ту утро. Кровоподтеки на горле. Голубоватый оттенок кожи. Нет! Я не позволю, чтобы это случилось и с тобой. Дарси, дыши!

Нона, рыдая, наконец смогла развязать один узел. Она принялась стаскивать босоножку с ноги Дарси.

Вдруг она что то почувствовала. Или это ей показалось? Нет.

— Она пошевелила ногой! — вскрикнула Нона. — Она хочет скинуть эту туфлю.

В ту же секунду Винс заметил слабый пульс на шее Дарси, а Крис почувствовал, как ее губы вздрогнули, и из ее груди вырвался тяжелый вздох.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.