.RU
Карта сайта

* * * - Ричард Матесон Адский дом


* * *



– Пусть его божественный член опустится мне в рот, – сказала она, – чтобы я выпила его святую жгучую сперму. Пусть...

Мучительный вопль сорвался с ее губ. Она сжала кулак и укусила себя за костяшки, так что боль заполнила сознание. Дэниэл исчез. Чуть погодя она вынула руку и посмотрела на нее. Зубы прокусили кожу, и на тыльной стороне ладони выступила кровь.

Флоренс в нерешительности осмотрелась. Боль как будто прояснила ей ум, прогнала Дэниэла. Опершись на постель, Флоренс встала А теперь в церковь – там лежит ответ.

Она распахнула дверь и, выбежав в зал, свернула к лестнице. «Я доберусь туда, – кружились в голове мысли. – Он не может владеть мною все время. Если не останавливаться, что бы ни случилось, я доберусь туда».

Флоренс с колотящимся сердцем остановилась. Какая то фигура преградила ей путь – тощий мужчина в изодранной, грязной одежде; сквозь кожу просвечивали кости; его длинные волосы свисали космами, лицо исказила болезнь; крохотные горящие глаза глубоко запали в темные глазницы, в приоткрытом рту виднелись кривые почерневшие зубы. Флоренс уставилась на него. «Одна из жертв Беласко, – поняла она. – Он выглядел так перед смертью».

Фигура исчезла. Флоренс пустилась вниз по лестнице. По спине снова стал подниматься едкий холод.Она ощутила, что в ней снова просыпаются грязные инстинкты, и снова укусила руку, чтобы боль прогнала помрачение. Боль была ответом! Каждый раз, когда Дэниэл будет пытаться получить власть над ней, она будет прогонять его болью, так как та не оставляет для него места, заполняя все сознание!

Флоренс остановилась и отшатнулась. На ступенях внизу растянулись две фигуры – мужчина и женщина. Мужчина тыкал ножом в горло женщине. Сначала он пропорол рваную рану, и кровь хлынула на его перекошенное восторженное лицо, и теперь отрезал женщине голову. Флоренс сунула в рот руку и укусила, окаменев от резкой боли. Мужчина и женщина исчезли. Она спустилась ниже, гадая, куда делись остальные – Фишер, Эдит, Барретт. Но это было не важно: они не могли помочь.

Пробегая через вестибюль, Флоренс заметила в большом зале Барретта, он возился со своим прибором. «Дурак, – подумала она. – Аппарат не заработает. Дерьмовый тупица...»

Нет! Она снова вгрызлась в свою руку, широко раскрыв глаза. Лучше искусать пальцы до кости, чем снова поддаться влиянию Дэниэла. Жаль, что у нее нет ножа – она бы воткнула его в себя, чтобы поддерживать постоянную боль. Это был ответ – боль не пускала его зараженную душу в ее. Флоренс бросилась по коридору. Мужчина с диким взглядом сгорбился за спиной у голой женщины. Она была мертва, оконный шнур обвивал ее шею, лицо побагровело, глаза выкатились из орбит. Флоренс сжала зубами руку. По губам ее уже текла кровь и попадала в горло. Фигуры исчезли, и она добралась до двери церкви. Перед ней на корточках стоял какой то человек. Он держал у рта отрезанную человеческую руку и обсасывал палец. Флоренс снова укусила себя за руку. Фигура исчезла. Толчок – и дверь распахнулась.

Качаясь, Флоренс стояла в начале среднего прохода. Воздух наполнился вихрем энергии. Это было ядро, сердцевина. Флоренс пустилась по проходу, но с криком отпрянула, увидев лежащую в луже крови кошку. Она была разрезана пополам.

Флоренс покачала головой. Нельзя останавливаться. Ответ почти найден. Она победила Дэниэла, а теперь победит дом. Флоренс перешагнула кошку и подошла к алтарю. Боже, здесь энергия была невероятной! Она пронизывала ее, пульсируя и увлекая. Голову начал заволакивать мрак. Флоренс снова поднесла ко рту окровавленную руку и укусила. Мрак немного рассеялся, и она двинулась против энергии. Перед ней словно встала живая стена. Флоренс подошла почти к самому алтарю. Ее глаза напряженно смотрели вперед. Она еще выиграет эту битву. С Божьей помощью она...

И вдруг силы иссякли, все ее члены онемели, и она тяжело рухнула на алтарь. Энергия была слишком сильна! Флоренс безмолвно уставилась на распятие. Оно как будто пошевелилось. Она в ужасе смотрела на него. Распятие двигалось к ней. «Нет», – подумала она и попыталась отползти, но не могла двинуться, прикованная к месту словно гигантским магнитом. Нет! Распятие стало падать. Сейчас оно ее раздавит!

Флоренс закричала, когда оно ударило ее по голове и груди и отбросило назад. Она ударилась о пол, а массивный крест с фигурой обрушился на нее, лишив дыхания. Змеиный холод поднялся по спине. Флоренс хотела крикнуть, но не смогла. Ее наполнил мрак.

* * *



Одержимость закончилась мгновенно.

Флоренс вытаращила глаза, ее лицо исказилось мукой. Боль была такой, что не давала вздохнуть. Она пыталась столкнуть распятие, но оно не двигалось. От усилия нахлынула такая боль, что у Флоренс перехватило дыхание. Она лежала неподвижно и стонала от проходящих по телу бесконечных волн боли. Снова она попыталась сдвинуть распятие. Оно немного поддалось, но от усилий Флоренс чуть не потеряла сознание. Ее лицо посерело и покрылось холодным потом.

На это ушло пятнадцать минут. Семь раз она чуть не падала в обморок, пока ей не удалось сдвинуть тяжелое распятие, удерживая сознание только невероятным напряжением воли. Наконец она попыталась сесть, тяжело дыша от боли и напряжения. Пепельные губы медленно сомкнулись, и она с трудом поднялась на колени. По бедрам текла кровь.

От вида фаллоса ее стошнило. Согнувшись, она извергла содержимое желудка на пол, глаза остекленели от муки. Он перехитрил се. Здесь не было ответа. Он лишь хотел последнего надругательства над ее умом и телом. Флоренс потерла полупарализованной рукой губы. «Все», – подумала она и огляделась. Сзади из распятия торчал огромный гвоздь – его выдрало из стены. Она поползла по полу, пока не добралась до этого гвоздя. Склонившись над ним, Флоренс, шипя от боли, стала пилить острием себе запястья. Ее сотрясали рыдания.

– Все, – сказала она. – Все,– и упала навзничь.

Кровь текла из запястий, как вода. Флоренс закрыла глаза. «Больше он ничего не сможет мне сделать, – думала она. – Даже если моя душа будет прикована к этому дому навеки, я больше не буду его живой игрушкой».

Она ощущала, как жизнь утекает из нее. Но она вырвалась. Теперь Дэниэл ничего не сможет ей сделать. Чувства начали покидать ее, боль утихла. Бог простит ей самоубийство. Она должна была это сделать. Ее губы растянулись в признающей поражение улыбке.

Он поймет.

И вдруг ее глаза распахнулись. Послышались шаги? Флоренс попыталась повернуть голову, но не смогла. Пол как будто задрожал. Она попыталась посмотреть. Что это за фигура стоит рядом, глядя на нее? Она не могла сфокусировать взгляд.

И вдруг до нее дошло. В ужасе она попыталась привстать, но сил не было. Нужно дать им знать! Флоренс изо всех сил попыталась встать. Ее обволакивали облака мрака. Все тело онемело. Она повернула голову и увидела, как по паркету течет ее кровь. "Помоги мне, Боже! – взмолилась она. – Нужно сообщить им!"

Медленно, в муках, она протянула руку, чтобы придать алым лентам форму.

* * *



11 ч. 08 мин.

Фишер кое как поднялся и с колотящимся сердцем в страхе огляделся. В голове ужасно стучало. Хотелось упасть обратно на подушку, но что то его удержало.

Он свесил ноги с постели и встал. Голова закружилась, он обеими руками схватился за нее и закрыл глаза, его тело раскачивалось взад вперед. Фишер застонал, вспомнив, что Барретт дал ему таблетки. Чертов болван! Сколько времени он провалялся тут без сознания?

Как пьяный, стараясь сохранять равновесие, Фишер двинулся к двери и, кое как выбравшись в коридор, направился к комнате Флоренс. А войдя туда, замер. Ее не было в постели. Его взгляд перескочил к ванной. Дверь туда была открыта, но там тоже никого не было. Фишер повернулся и поковылял обратно в коридор. И все таки что за чертовщина случилась с Барреттом? Фишер пытался двигаться быстрее, но в голове слишком сильно пульсировала боль. Он остановился и прислонился к стене, чувствуя тошноту, потом зажмурился и помотал головой. Боль усилилась. К черту все! Фишер усилием воли двинулся вперед. Нужно найти Флоренс и вывезти отсюда.

Проходя мимо комнаты Барреттов, Фишер остановился. Он зашел туда и, не веря глазам, огляделся. Барретта не было, он оставил жену одну! Фишер яростно сжал зубы. Что за чертовщина? Он двинулся по комнате как мог скорее и положил руку на плечо Эдит.

Дернувшись от его прикосновения, она открыла глаза и испуганно уставилась на него.

– Где ваш муж? – спросил Фишер.

Эдит потрясенно огляделась.

– Его здесь нет?

Он в оцепенении смотрел, как она встает с постели. С первого взгляда на ее лицо Фишер понял, что она ошарашена его появлением.

– Не важно, – пробормотал он и направился в коридор.

Эдит молчала. Она протиснулась мимо Фишера и позвала:

– Лайонел!

Эдит уже спустилась до половины лестницы, пока он добрался до площадки.

– Не ходите одна! – крикнул он ей.

Она не обратила внимания. Фишер попытался поспешить, но зашатался и остановился, схватившись за перила; боль гвоздями пронзила череп. Дрожа, Фишер прислонился к ограждению.

– Лайонел! – услышал он голос Эдит, бежавшей через вестибюль.

Услышав отклик Барретта из зала, Фишер открыл глаза «Где же еще?» – с горечью подумал он. Барретт так стремился доказать свою точку зрения, что бросил жену одну и наплевал на Флоренс. Чертов болван!

Фишер поковылял вниз по лестнице и, сжав зубы от пульсирующей боли, пересек вестибюль. Войдя в большой зал, он увидел у реверсора Барретта и Эдит.

– Где она? – спросил Фишер.

Барретт бессмысленно посмотрел на него.

– Ну?

– А что, у себя ее нет?

– Если бы была, я бы спрашивал? – прорычал Фишер.

Барретт, поддерживаемый женой, похромал к нему. По выражению лица Эдит Фишер понял, что она озадачена так же, как и муж.

– Но я прислушивался, – сказал Барретт. – Я недавно к вам заглядывал. И таблетки, что я ей дал...

– К черту ваши таблетки! – перебил его Фишер. – Думаете, одержимость можно остановить таблетками?

– Я не верю...

– Плевать, во что вы верите! – Голова у Фишера так пульсировала болью, что он почти ничего не видел. – Она исчезла, а остальное не важно!

– Мы разыщем ее, – сказал Барретт, но в его голосе не было уверенности. Он беспокойно огляделся. – Сначала проверим погреб. Она могла...

Он замолк, так как Фишер схватился за голову и его лицо исказилось.

– Вам лучше сесть, – сказал Барретт.

– Заткнитесь! – хрипло выкрикнул Фишер.

Он скорчился в спазмах тошноты.

– Бенджамин... – бросился к нему Барретт.

Тот наткнулся на стул и тяжело опустился на него. Барретт, как мог, поспешил к нему, сзади следовала Эдит. Они остановились, когда Фишер уронил руки и в потрясении посмотрел на них.

– Что? – спросил Барретт.

Фишера охватила дрожь.

– В чем дело? – бессознательно повысил голос Барретт.

Фишер мрачно взглянул на него.

– Церковь.

* * *



Пронзив воздух воплем ужаса, Эдит отвернулась и привалилась к стене.

– Боже милостивый! – пробормотал Барретт.

Фишер нетвердо подошел к телу и уставился на него. Ее глаза были открыты и смотрели вверх, лицо стало белым как мел. Его взгляд скользнул по ее гениталиям. Их внешние ткани были разорваны, на них запеклась кровь.

Он вздрогнул, когда подошел Барретт.

– Что с ней стряслось? – прошептал старик.

– Ее убили, – злобно проговорил Фишер. – Убил этот дом. – Он напрягся, ожидая от Барретта возражений, но их не последовало. Тот лишь виноватым тоном пробормотал:

– Не понимаю, как она смогла встать, выпив столько снотворного.

Он видел, как Фишер перевел взгляд на лежащее рядом распятие, и тоже посмотрел туда. Увидев кровь на деревянном фаллосе, Барретт ощутил спазм в желудке.

– Боже, – прошептал он.

– Его здесь нет, – пробормотал Фишер и вдруг закричал, словно обезумев: – В этом чертовом доме нет Бога!

Эдит у дальней стены обернулась и испуганно посмотрела на него. Барретт хотел было что то сказать, но сдержался и лишь вздохнул, превозмогая дрожь. В церкви пахло кровью.

– Нам лучше убрать ее отсюда.

– Я сделаю это, – сказал Фишер.

– Вам понадобится помощь.

– Я сделаю это.

Взглянув ему в лицо, Барретт содрогнулся.

– Хорошо.

Фишер присел рядом с телом на корточки. Перед глазами пульсировал мрак, и, чтобы не упасть, ему пришлось опереться обеими руками на пол, при этом он почувствовал, что опустил их в кровь. Немного позже зрение прояснилось, и Фишер посмотрел Флоренс в лицо. «Она так старалась»,– подумал он и рукой, как можно нежнее, закрыл ей глаза.

– Что это? – воскликнул Барретт.

Фишер поднял голову и поморщился от боли, вызванной этим движением. Барретт смотрел на пол рядом с Флоренс. Фишер тоже посмотрел туда. Но было слишком темно. Он услышал, как Барретт порылся в карманах и чиркнул спичкой по коробку. От вспышки зрачки болезненно сжались.

Опустив палец в кровь, она успела начертить на полу знак. Это был грубо очерченный круг с какими то каракулями внутри. Фишер всмотрелся в него, пытаясь расшифровать, и в это мгновение Барретт произнес:

– Похоже на букву "Б".
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.