.RU
Карта сайта

ГЛАВА Х. КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ АНАЛИТИЗМА - Иркутский государственный лингвистический университет

ГЛАВА Х. КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ АНАЛИТИЗМА



(НА ПРИМЕРЕ АНГЛИЙСКИХ ФРАЗОВЫХ ГЛАГОЛОВ)



Богданова С.Ю.



1. Аналитизм и подходы к его изучению



Еще в 1960-е годы В.М. Жирмунским был поставлен вопрос о том, что аналитические конструкции могут быть грамматизированы в разной степени (Жирмунский 1965). Традиционно аналитическими конструкциями принято называть сочетания служебного и знаменательного слов, в которых служебное слово, самостоятельно или вместе с аффиксом знаменательного, выражает грамматическое значение знаменательного слова и тем самым всей конструкции в целом (Жирмунский 1976, 84). Однако в последние десятилетия проявления аналитизма все чаще обнаруживаются в лексике и становятся предметом научного изучения (см. Аналитизм германских языков 2005). Вопрос об аналитических конструкциях детально разрабатывался на материале новых европейских языков, в частности, английского, норвежского, датского и шведского (Шапошникова 1999; 2003; Никуличева 2000), и сейчас вполне правомерно использование термина «аналитическая конструкция» в применении к английскому фразовому глаголу.

Анализируя английские фразовые глаголы, мы относим их к лексическим аналитическим конструкциям, однако, в основном представляя средство первичной номинации действий, в определенных своих значениях они полностью соответствуют требованиям, предъявляемым к грамматическим аналитическим конструкциям, и, в первую очередь, требованию о наличии знаменательного и служебного слов, где служебное слово выражает грамматическое значение, а знаменательное слово – лексическое значение. При этом не все аналитические конструкции получают статус аналитических форм. В частности, к требованиям, предъявляемым к аналитическим формам, относят охват всей лексической системы, и включенность в систему соотносительных форм любого глагола в качестве элементов парадигматического ряда (Гухман 1955, 359). М.М. Гухман говорит о лексической системе глаголов, которую мы планируем рассмотреть в данной статье.

Конечно, применительно к английским фразовым глаголам, можно вести речь лишь об их частичном переходе в аналитические формы глагола, а степень грамматизации этих аналитических конструкций в большинстве случаев невелика. Тем не менее, можно с уверенностью говорить о наличии устойчивых тенденций, подкрепленных обширным эмпирическим материалом, к выражению послелогами в составе фразовых глаголов грамматической категории аспекта. Термин «аспект» мы используем здесь вслед за Л.М. Ковалевой (Ковалева 2008, 178), подчеркивая специфический характер этой категории в английском языке и ее принципиальное отличие от категории вида в русском языке. Далее мы рассмотрим, как происходил переход от синтетических форм выражения пространственной модификации действия и категории аспекта в приставочных германских глаголах к аналитическим формам в современном английском языке, и попытаемся выявить когнитивные основания аналитизма.

Аналитические конструкции присутствуют практически во всех, даже самых синтетических языках, однако типологическая тенденция к аналитическому строю предполагает наличие нескольких взаимосвязанных проявлений аналитизма на разных языковых уровнях. Так, тенденция к аналитизму в современном русском языке затронула всю грамматику – от морфологии до синтаксиса. Более того, аналитизм, обнаруживаемый в сфере морфологии, на уровне форм слова, проявляется именно в синтаксисе. По словам А.А. Потебни, «нет формы, присутствие и функции коей узнавались бы иначе, как по смыслу, т.е. по связи ее с другими словами и формами в речи и языке» (Потебня 1958, 45). Тенденция к аналитизму становится очевидной и возможной в строе предложения. Почему, например, оказываются излишними указания на падеж в самой словоформе, с помощью окончания? Потому что позиция словоформы в предложении и связи ее с другими словоформами определяют ее функцию, роль и значение. Следовательно, чисто морфологического аналитизма быть не может: он обнаруживает себя в синтаксисе (Валгина 2001). Это справедливо и для английского языка, и для других языков.

О подобных тенденциях в современных германских языках писали, в частности, М.М. Гухман, В.Я. Плоткин, И.В. Шапошникова и др. Мы принимаем трактовку аналитизма, предложенную И.В. Шапошниковой, как «техники соединения носителей значений в языке» (Аналитизм германских языков 2005, 12). Эта техника имеет внешнюю и внутреннюю стороны.

Внешняя

сторона предполагает «членимость (выделимость значимых сегментов) как в цельнооформленных, так и в раздельнооформленных единицах, относительную самостоятельность развития значений». При этом вопрос о «десемантизации» конституентов аналитической конструкции не ставится (там же, с. 13).

Внутренняя

сторона аналитической техники заключается в «принципиальной выводимости семантического содержания аналитических единиц из значения более мелких носителей значений, мотивированности, высокой степени иконичности формы и содержания» и тенденции к моделированности (там же).

2. Переход от синтетизма к аналитизму в английском языке



Поскольку модификация* глагольного значения по пространственному признаку является обязательной (см., например, Смирницкий 1953), в каждом языке есть система пространственных элементов (префиксов, наречий, предлогов), выполняющих данную функцию. Во многих индоевропейских языках активную роль играют префиксы, развивающие, наряду с прямым пространственным, множество производных значений. Изначально префиксы обозначают пространственные отношения понятным для человека образом. Так, в русском языке префиксы совпадают по форме с пространственными предлогами, при этом большинство из них сохраняют в одном из своих значений значение предлога. Развитие значений предлогов и совпадающих с ними префиксов идет зачастую разными путями, но основное пространственное значение у префиксов сохраняется. В немецком языке те же процессы происходят с отделяемыми приставками. Однако в английском языке, начиная с древнеанглийского периода, ситуация с указанием направления действия в пределах глагольной формы резко изменилась. Древнеанглийский язык утратил префиксы, в которых прослеживалось бы пространственное значение. По свидетельству И.А. Сизовой, только приставка in- сохранила за собой это свойство. Роль пространственных модификаторов действия за пределами глагольной формы стали выполнять пространственные наречия (некоторые из них совпадали по форме с предлогами). Таким образом, из сферы морфологии модификация глагольного значения по пространственному признаку переместилась в сферу синтаксиса. Далее эти процессы будут рассмотрены более подробно.

По мнению И.В. Шапошниковой, «константа к аналитизму в английском языке в историческом аспекте предстает перед нами как оптимизация способов «упаковки информации» на различных участках языковой системы (где исторически возникла такая потребность)» (Аналитизм германских языков 2005, 14). Например, вторичные аналитические конструкции типа make a getaway, детально изученные Ж.Г. Сонголовой (2002), представляют собой, бесспорно, важнейшую манифестацию развития английского языка в направлении аналитического строя. Первый элемент данных конструкций (have, make, get и др.) не подвергается полной грамматизации, несмотря на широкозначность, что подтверждает правильность отсутствия четкого требования к десемантизации одного из компонентов аналитических конструкций. Второй значимый элемент конструкции образован от фразовых глаголов, которые и сами являются аналитическими конструкциями.

Фразовые глаголы, в основе которых лежали древние сочетания глаголов с пространственными наречиями, возникли в среднеанглийский период. Это было самым непосредственным образом связано с разрушением исконной системы глагольной префиксации (Сизова 2004, 149). Уже у древнегерманских языков был «опыт» создания номинативных единиц, в которых совместно выражались пространственные отношения и действие. «Не обладая цельнооформленностью прототипа, фразовый глагол все же сохранил с ним максимально возможное сходство: в его структуре, как и в структуре цельнооформленного биморфемного слова, можно выделить лексически более насыщенный элемент (подобно корню) и модификатор (подобно аффиксу)» (Шапошникова 2003, 207). В пользу того, что послелоги и сейчас, в условиях раздельного написания, по функции во многом схожи с аффиксами, высказывался, в частности, Ю.А. Жлуктенко, выступая против термина «послелог» и называя послелог постпозитивной приставкой. По его мнению, послелог «сливается в одно целое с корневым глаголом, выражая с ним одно понятие, а формально сохраняет с ним раздельность, развивая за счет этого своеобразные связи с глаголом и всегда стремясь примыкать к нему непосредственно» (Жлуктенко 1954, 112). Он объясняет это тем, что существуют сотни сочетаний, которые на практике никогда не бывают дистантными (give up, stand up, sit down). Так, почти всегда неразделимы компоненты сочетаний, имеющих непереходное, а также переносное значение.

Древнеанглийские префиксы в своих истоках восходят к древнейшим наречным частицам с разными значениями. Согласно традиционной модели становления глагольных префиксов, у каждого из них наряду с его исконным значением по мере расширения круга глаголов, с которыми он мог сочетаться, формировались и вторичные, производные значения разного характера и степени обобщенности (Сизова 2003, 103). Из этого следует, что семантика глагола может изменять значение префикса и других пространственных элементов, в том числе послелогов.

Одной из ведущих тенденций развития системы глагольной префиксации в древний период, свидетельствующих о ее разрушении, было постепенное сокращение числа префиксов, сохранивших свои исконные пространственные значения. В плане способности ориентировать действие в пространстве древнеанглийские префиксы и приглагольные наречия можно рассматривать как две параллельные, разноуровневые, взаимодополняющие функциональные системы (Сизова 2004, 149). Уже в древнеанглийский период ведущая роль в плане выражения направленности действия принадлежала именно наречиям, а глагольные префиксы играли более чем скромную роль*.

Среди префиксов древнего периода выделяют две группы, образовывавшие оппозицию: 1) древнейшие префиксы, лишенные автономных коррелятов, а, следовательно, и пространственных значений, 2) префиксы, позднее других вошедшие в словообразовательную систему, о чем свидетельствует четкая соотнесенность их значений, вплоть до совпадения*, с соответствующими значениями однокоренных предлогов и предложных наречий. Снижение способности глагольных префиксов передавать пространственные значения можно рассматривать как свидетельство далеко зашедшего процесса разрушения данной системы. Падение исконных префиксов осуществилось в начале среднего периода (Сизова 2003, 101), когда роль модификаторов глагольной семантики стали выполнять послелоги. Первоначально наречия направления чаще других отмечались в препозиции к глаголу, однако в древнеанглийском языке пространственный расширитель ушел в послеглагольную позицию и со времен Чосера используется в препозиции преимущественно в стилистических целях. Ср.: In comes the wife, out goes the independence (Le Carré); And on it went (Sheldon).

3. Внешняя сторона аналитической техники соединения носителей значений в языке



Английский фразовый глагол как аналитическая конструкция



Для языков аналитического типа свойственно введение в различные языковые объединения базисного компонента, недвусмысленно указывающего на их отнесенность к определенной категории. По мнению Е.С. Кубряковой, привилегированный статус базисному уровню придают два фактора: полезность классификации и возможность свести бесконечное разнообразие мира к какому-то манипулируемому и понятному (осознаваемому) множеству, а также очевидность и простота признаков понятий этого уровня, известных обычно из повседневного опыта обращения с предметами (Кубрякова 2004, 110). Так, для языков с развитыми аналитическими тенденциями характерна номинация объектов, относящихся к одной категории, сложным словом с четко различимой семантикой по крайней мере одного из компонентов – категоризующего. Например, у сложных слов bilberry, blackberry, strawberry, raspberry, gooseberry и др. компонент -berry указывает на отнесенность объектов к категории базисного уровня «ягоды»; у сложных слов fir-tree, apple-tree, pine-tree и др. компонент -tree указывает на отнесенность объектов к категории базисного уровня «дерево». Р. Лангакер называет сочетания типа oak tree сложными словами. В отличие от приведенных выше примеров типа fir-tree, «содержание tree полностью входит в содержание oak, хотя никто не станет утверждать, что tree – это семантически пустая морфема. Семантическое пересечение внутренне присуще грамматическим конструкциям, причем oak tree выделяется только тем, что зона пересечения у него превышает содержание одной составляющей. Хотя tree ничего не добавляет к информативному содержанию oak tree, оно все-таки вносит вклад в семантику с точки зрения образности: эксплицитное упоминание вышестоящей категории tree делает членство oaks в этой категории несколько более значимым в выражении oak tree, чем в простом выражении oak» (Лангаккер 1992, 42).

Такая тенденция в английском языке была отмечена уже в период перехода от синтетического строя к аналитическому (V-XI вв.). Например, номинация профессии кузнеца первоначально была обобщающей для всех наиболее престижных профессий: и кузнеца, и плотника, и любого искусного ремесленника именовали smiþ – «handicraftsman, smith, blacksmith, armorer, carpenter, worker in metals or in wood». В связи с этим в древнеанглийском языке было много слов-названий профессий с элементом smiþ, уточняющих материал, по работе с которым специализировался кузнец: ārsmiþ (coppersmith), mǽstlingsmiþ (brass-worker), goldsmiþ (goldsmith), seolforsmiþ (silversmith) (Янушкевич 2009, 355-356). По продуктивности категоризующие компоненты сложных слов сопоставимы с суффиксами (Никуличева 2000), что в английском языке можно увидеть на следующем примере: второй компонент сложного слова с менее четко выраженным значением (например, -scape в слове landscape «пейзаж») также может приобретать способность категоризовать схожие объекты, например, seascape (морской пейзаж), cityscape (вид города), cloudscape (вид облаков), lakescape (вид озера), moonscape (лунный пейзаж), snowscape (снежный пейзаж) и др. (примеры заимствованы из (Бондарчук 2004)).

Данное явление имеет место и на других уровнях английской языковой системы. Так, послелоги up и down, присоединяемые к глаголам различных семантических групп, категоризуют обозначаемые глаголами действия как происходящие в вертикальной плоскости: climb up, climb down, call up, call down, look up, look down и др. Действия, номинированные глаголами различных групп с теми же послелогами в переосмысленных значениях, также категоризуются как представленные с точки зрения пространственных отношений в вертикальной плоскости.

Переосмысление пространственных значений идет по определенным направлениям для различных пространственных единиц. Так, переосмысление значений пространственных единиц, обозначающих отношения в вертикальной плоскости, как правило, осуществляется в следующих направлениях: уменьшение / увеличение, ухудшение / улучшение и др. Однако для пространственных единиц с разветвленной семантической структурой характерно и развитие неоппозиционных, самостоятельных значений: для пространственного отношения «вниз» – значение направленности вглубь (концептуальная область «глубина»), для пространственного отношения «вверх» – значение достижения цели, желаемого состояния. Именно это значение, вероятно, обусловливает тот факт, что пространственный послелог up чаще других послелогов выражает отношение завершенности действия.

Благодаря форми­рованию в языке фразовых глаголов, маркированных одним и тем же послелогом, в языке складываются назывные категории. Е.С. Кубрякова высказывает очень важную идею о том, что, если категория разрастается, расширяется по своему объему, происходит и дру­гое: окружающая действительность начинает выступать для нас в более расчле­ненном виде; силой обозначения мы начинаем обращать внимание на большее количество деталей в самом нашем окружении (Кубрякова 2004, 337).

О количестве послелогов, представляющих собой относительно закрытый класс единиц, нет убедительных данных, так как с течением времени оно изменяется в связи с переходными процессами (см. Ивашкин 1989). Как уже было отмечено, исследователи иногда относят английские лексические единицы с пространственным значением к разным частям речи. Кроме того, сочетаемость отдельных глаголов с послелогами может изменяться как в направлении увеличения количества присоединяемых послелогов, так и в направлении их уменьшения. Так, М.П. Ивашкин отмечает наличие четырех послелогов при глаголе back: away, down, out, up (Ивашкин 1989). Сейчас активно используется также фразовый глагол back off. Напротив, количество послелогов, присоединяемых глаголом речи tell, уменьшилось до трех (off, over, up) после того, как, по данным OED, в разряд архаизмов и диалектных слов перешли фразовые глаголы tell out в значении count out и tell away в значении drive away (pain, etc.) (Богданова 1997). Это говорит о том, что процессы, происходящие сейчас в сфере фразовых глаголов, очень активны. Пространственная «сетка» нестабильна, в ней постоянно происходят изменения.

В большей степени она подходит для обозначения движения (в первую очередь, направленного), чувственного восприятия, речи и звукопроизводства, физического действия и некоторых других сфер, описываемых преимущественно глаголами соответствующих семантических групп. У некоторых фразовых глаголов рамки семантических групп расширяются или сужаются, что является результатом перекатегоризации: например, фразовые глаголы речи могут описывать направленное движение (talk around в примере (1)) и мыслительные процессы, связанные с памятью (call up в примере (2)), в то же время глаголы die away, die down используются не для номинации физической смерти, а, например, для обозначения затихания звуков (пример (3)):

  1. He talks around. Goes to see people (Tyler);

  2. She called up the scenes of childhood (OALDE);

  3. The sounds died down (Murray).

Английские фразовые глаголы являются типологически значимым явлением для современного английского языка. Рассуждая о роли письменности в редких, в том числе вымирающих, языках, на XVII Всемирном конгрессе лингвистов, Д. Вален отметил, что обучение чтению изменяет способ, согласно которому слова располагаются в ментальном лексиконе. Эксперименты, в частности, показали, что когда англоговорящие люди высказывают суждения о рифмовании слов, на них оказывает влияние орфография, даже если она не участвует в условиях эксперимента. Письмо делает язык более консервативным и оставляет старые формы регулярно доступными, одновременно обогащая и усложняя языковое окружение (Whalen 2004).

На роль письма в становлении системы английских фразовых глаголов неоднократно указывал М.П. Ивашкин (Ивашкин 1973; 1989). Преемственность языковых состояний потому, в частности, и осуществляется, что прошлое так или иначе проникает в настоящее, тесно связывается с ним, а новое содержание возникает в недрах старой формы, которая в течение большого периода времени продолжает сохраняться. Понимание сущности процессов, происходящих при взаимодействии разных уровней языка, а также письма (соответствующего графического оформления), может быть достигнуто с помощью системного анализа перехода фразовых глаголов в целостные лексические единицы. Возросшая в XVIII-XIX вв. грамотность населения Британских островов и США, повысившая степень взаимовлияния устной и письменной речи, и повышение роли письменности обусловили формирование тенденции к полуслитному (дефисному) написанию фразовых глаголов во всех формах (Ивашкин 1973). Возможно, это обусловлено тем, что говорящие осознавали слитность их значения. В наше время случаи полуслитного написания фразовых глаголов единичны. Так, в словаре новых английских слов 1953 года (Berg 1953) из 43 фразовых глаголов один имеет дефисное написание (sign-off – to announce the end of broadcast), а в словаре новых американских слов 1982 года (Mager 1982) из 13 фразовых глаголов три имеют дефисное написание (buy-in ‘to join a group’, cop-out ‘to avoid work’, jack-up ‘to increase’). В основном это единицы вторичной номинации, имеющие идиоматическое значение. По наблюдениям И.В. Шапошниковой, в современном английском языке тенденции к превращению фразовых глаголов (в ее терминологии – аналитических глаголов V+adv) в синтетические слова не наблюдается. С XX в. в языке закрепилось раздельное написание фразовых глаголов, причем «сохранение полностью аналитической структуры, то есть раздельного написания, маркирует глагольность. Раздельнооформленность фразовых глаголов на данном этапе объясняется все возрастающей ролью синтаксиса в истории английского языка, одним из проявлений которой являются лексические аналитические конструкции» (Шапошникова 1997, 104).

Аналитизм, по мнению Н.С. Бабенко, тесно связан с синтаксическим формообразованием, при котором словосочетание стремится стать альтернативной структурой (эквивалентом) по отношению к флективной форме слова (Бабенко 2005, 52). Тем не менее, в современном английском языке аналитизм связан не только с формообразованием, но и со словообразованием. «Словосочетания в результате семантической и грамматической связи между входящими в их состав словами могут развиваться в сторону более или менее тесного лексического или грамматического объединения, с новым значением целого (лексическим или грамматическим), отличным от значения его частей. Развитие в сторону лексикализации ведет к образованию более или менее прочных фразовых единств, представляющих в смысловом отношении фразовые эквиваленты отдельных слов» (Жирмунский 1976, 88). Судя по всему, в современном английском языке сложился совершенно особый класс явлений аналитического порядка, к которому необходимо применять новую терминологию. В связи с этим, говорить об особенностях словообразования в системе фразовых глаголов можно лишь условно, ведь фразовые глаголы – не слова в чистом виде. В то же время говорить об особенностях образования «словосочетаний», какими считали фразовые глаголы А.И. Смирницкий (Смирницкий 1953) и О.С. Ахманова (Ахманова 1952), также не совсем правомерно. Возражая против такой трактовки, Ю.А. Жлуктенко, в частности, писал: «словосочетание может состоять не менее чем из двух самостоятельных или «полных» слов», а глагол и послелог составляют единое семантическое целое» (Жлуктенко 1954). Интересным представляется подход И.В. Шапошниковой к этому явлению, которое она относит к синтаксическому лексемообразованию (Шапошникова 2003). Но главное, что никто не отрицает одного: послелоги обладают огромным словообразовательным потенциалом (см., например, Жлуктенко 1954, Зильберман 1955, Керлин 1956).

В современном английском языке лексические единицы типа off, up, down функционально принадлежат как к знаменательным (наречие), так и служебным (предлог) частям речи, а также переходному, промежуточному классу – послелог. Высказывалось мнение о том, что «наречие и предлог как бы составляют одну нерасчлененную категорию с одинаковой качественно семантикой, причем разница между ними остается лишь количественная: предлог семантически «слабее» наречия в силу своей служебной роли в предложении» (Зильберман 1955, 7). Послелоги, по мнению М.П. Ивашкина, формируют особую зону перехода от наречия к предлогу, обладая синтаксической двойственностью (иногда даже тройственностью), проистекающей из генетической общности объектов. Таким образом, в системе английского языка нет наречий about, across, along, around и др., а есть лишь единое слово, содержащее наречное и предложное свойства, которые реализуются в речи (Ивашкин 1989). Подобную точку зрения высказывает Т.Н. Маляр, называя такие пространственные элементы как in front (of), ahead (of), behind, beyond предложно-наречными словами и сочетаниями (Маляр 2002). Это согласуется с отмеченным И.В. Шапошниковой свойством английских односложных слов, для которых «характерна невыраженность грамматических значений в формах слов, отсутствие в них какого-либо формального признака, позволяющего «пожизненно» закрепить за ними частеречные «ярлыки», отсюда – их синсемантичность вне контекста» (Шапошникова 1999, 37).
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.