.RU
Карта сайта

Алексей Юрьевич Пехов Аутодафе Страж 2 Алексей Пехов аутодафе - старонка 26

Знак с воем пролетел над лесом, перепугав всех лошадей, кроме Вьюна, давно привычного к таким фокусам. Конь бесновался, зло топтал передними ногами что то окровавленное, с торчащими кусками ребер и лягался задними, не подпуская никого к себе.

Альберт, к моему удивлению, не испугался. Взялся за саблю, рубя пальцы и запястья тем, до кого мог дотянуться. Ученик Мириам развалил одному из нападавших голову, и из мертвого тела проворно выбралась темная душа. Я бросил в помощь мальчишке фигуру ослабления, воткнул кинжал в адамово яблоко помощника возницы и, чувствуя, как душа из мертвого тела перетекает в клинок, активировал знак , разорвавший находящихся в дилижансе людоедов и опрокинувший остатки кареты на еще одну тварь.

У Карла все было плохо, первым же укусом ему вырвали из плеча здоровенный кусок мяса. Окровавленный страж отступал к дереву, отмахиваясь зазубренным кинжалом и пытаясь зажать рану свободной рукой.

Возница клацнул челюстями возле моего уха, взвыл, когда я, дернув его за руку, перекинул через себя и воткнул клинок под лопатку, забирая из тела управляющую им душу.

Теперь следовало помочь Карлу.

Я врезался в спину наседавшего на него, ударил кинжалом.

– Альберт, убивай тела! – крикнул Карл. – С душами справиться легче!

Он швырнул знак мне за спину, там взвыло.

– Усиления! – крикнул ученик Мириам, соскользнув с седла и отмахиваясь от напиравшей на него толпы, которая совершенно забыла о нас.

Я кинул ему фигуру , которую он просил, повесив ее прямо перед руками мальчишки, и Альберт пропустил через нее знаки , увеличивая их мощь и громя тела, души, дорогу и дубы.

Видя, что на Альберта навалились крепко и вот вот его попробуют на зуб, я швырнул Карлу перевязку из своей сумки, крикнув:

– Держись!

Подбежав, я успел ударом ноги сбить того, кто хотел прыгнуть мальчишке на спину. Альберт заморозил знаком развернувшегося ко мне, припечатав к дороге так, что тот не мог двигаться. Я прикончил еще одного…

И… все неожиданно кончилось. Над лесом повисла тревожная тишина, тяжело пахло кровью и дымом.

– Цел? – спросил я, дав ученику Мириам руку и помогая встать.

Он быстро кивнул, все еще не отойдя от боя. Дышал парень тяжело, его даже потряхивало от случившегося.

– Поглядывай по сторонам. Карл, ты как?

Страж не ответил. Он лежал без сознания. Ругаясь сквозь зубы, я на скорую руку перетянул его рану, наложив тугую повязку:

– Ему нужен лекарь. Лучше всего хорошая ведьма. Знаешь таких в городе?

– Да. Мириам рассказывала.

– Отвезешь его. Сейчас же.

– А вы?

– У нас остался только один конь – Вьюн. Тебя с Карлом он довезет быстрее, ты легче меня. Я доберусь, не волнуйся.

Остальные лошади разбежались, и, чтобы их поймать, уйдет уйма времени. У раненого стража его нет.

Я взял Вьюна под уздцы, подвел к мальчишке, передал поводья:

– Осторожнее с ним. Вьюн, ложись.

Конь подчинился далеко не сразу, недовольный тем, что мы втащили ему на спину окровавленного человека.

– Скачи, – сказал я Альберту. – Время дорого.

Несмотря на тяжесть, конь легко взял быстрый шаг, а я, проводив их и надеясь на лучшее, оглядел поле битвы.

Последняя из душ, заключенная в теле, примороженном к земле знаком Альберта, все еще была здесь, и у меня возникла идея. Ведь эти твари могли говорить, всего лишь несколько минут назад они общались с нами, так что я собирался любыми способами добиться информации, что они такое, откуда взялись и какого черта здесь происходит.

Судя по телам, разномастной одежде и прочему, до смерти этих людей ничего не связывало. Мастеровые, зажиточные горожане, купец, один солдат, дворянин, монах. Но смерть собрала их вместе, связала, превратила души в темные, которые управляли телами, точно кукловоды. У них оказалось достаточно хитрости и смекалки для того, чтобы забрать одежду возницы и его помощника и спрятать тела в дилижансе, сняв у того колесо, тем самым привлечь таких сердобольных господ, как троица проезжавших мимо стражей.

Над телом примороженной души пронесся ветерок, пыль на дороге встала столбом, закрутилась вихрем. Я кинулся к ней, перехватывая оружие за клинок для удобного броска, и швырнул его на бегу. Но не успел. Вихрь исчез, пыль осела, и кинжал, пролетев над дорогой без всякого сопротивления, упал в ближайших кустах.

– Проклятье!!! – заорал я на всю пущу. – Чтоб тебя черти взяли, тварь!

Но вряд ли тот, кто прятался за пылевым вихрем, меня услышал, потому как был уже довольно далеко, без труда забрав душу, которая могла дать мне необходимые ответы. Несколько галок слетели с ветвей окружавших дорогу деревьев и с противными криками кинулись прочь.

Предаваться сейчас бешенству не имело смысла, это ничего не исправит, лишь все испортит. Подхватив с земли кинжал, я направился к ближайшему телу, быстро осмотрел, однако не увидел ничего необычного.

Клинком распорол на мужчине рубаху, перевернул на спину и нашел то, что искал, – небольшую рану с давно запекшейся кровью. Я воткнул кинжал прямо в тело рядом с этой отметиной и убедился, что раны похожи. Мне, если честно, это мало что давало – оружия в мире хоть пруд пруди, и найти убийцу по такой ране совершенно невозможно.

Я оставил мертвеца в покое, взявшись за лежащего рядом монаха. Кожа у того на лице уже начала пузыриться и стекать, обнажая гниющие лицевые мышцы. Время поджимало, так что я провел быстрый осмотр, обнаружил уже знакомую рану, кинулся к следующему телу, примерно зная, что найду.

Всего мне удалось осмотреть четверых, последний труп развалился прямо у меня под руками, и на дороге воцарилось такое зловоние, что мне пришлось сойти с нее в лес. Двигаясь к Лёгстеру, я думал о том, что все эти разные люди умерли по одной и той же причине. Удар короткого клинка в сердце или в спину. Это не давало мне покоя все то время, пока я не вышел из Королевской пущи.

О том, что в доме кто то пользуется способностями стража, я понял, как только прошел через Оленьи ворота. На Поле сожженных царила тишь да гладь, и постороннему человеку было невдомек, что у него под носом разворачивается целое сражение. Удивительно, как от происходящего внутри у здания до сих пор не снесло крышу. От выплеска силы у меня заныли зубы.

Я побежал через площадь, заколотил в дверь. Отперли тут же. Испуганный и бледный Тобиас мог лишь заикаться – узнать у него, что случилось, не вышло, и я, отпихнув слугу с дороги, бросился по коридору, пытаясь определить источник.

– Людвиг, слава богу! – Проповедник с перекошенным от ужаса лицом торчал перед лестницей на второй этаж. – Там Мириам с Пугалом сцепилась!

Его слова прибавили мне скорости, я, сам не знаю как, оказался рядом со своей комнатой, у которой кто то вынес дверь.

Мебель превратилась в щепки, занавески и тюль сгорели, каменная плитка пола лопнула, трещины разбежались по потолку, часть стен обуглилась, а от моих вещей остались лишь воспоминания. Самое удивительное, что при этом разгроме уцелели все стекла в окнах и цветочные горшки на подоконниках.

Мириам, растрепанная, в платье с обожженным подолом, создавала в воздухе очередной знак , намереваясь швырнуть его в запертое в углу Пугало. На того было наложено, по крайней мере, три замедляющих, одна развоплощающая, несколько раздирающих, ослабляющих и еще черт знает каких фигур , и, судя по отметинам на стене и мундире, оно уже успело ощутить на себе какое то количество знаков , которые по всей теории должны были отправить одушевленного в небытие, но на практике все выходило несколько иначе.

Пугало все еще пребывало здесь, в нашем мире, в общем то, без особых изменений и даже не думало сбегать обратно в свою оболочку, торчащую где то на полях Фирвальдена. Ему мог повредить только кинжал, но страшило каким то образом успело отнять у Мириам ее стилет, который теперь валялся у него в ногах.

Мириам не могла подойти туда из за собственных фигур , столь мощных, что они становились видимы даже для тех, кто не обладал даром. И ей приходилось все время атаковать, сдерживая Пугало в углу и не давая тому и шага ступить. Впрочем, самое удивительно было то, что серп так и остался за солдатским поясом – одушевленный даже не думал переходить в наступление. Он просто терпеливо ждал, когда моей учительнице это надоест, а пока лишь с интересом поглядывал на то, что она способна сделать, правда, испытывая при этом некоторую толику неудобств.

Я не собирался ждать, чем все это закончится. Поэтому бесцеремонно сгреб Мириам и, не слушая ее гневных воплей, вынес в коридор, сказав ошеломленному Тобиасу:

– Даже не суйся в мою комнату!

– Людвиг, ты с ума сошел?! Да что на тебя нашло?! Пусти меня немедленно!

Она вырывалась и готова была все спалить своей яростью, но я пихнул ногой дверь ее апартаментов, внес и только здесь поставил учительницу на ноги, загородив выход.

– Прочь с дороги, пока я тебя не убила! – прорычала она.

– Сперва остынь немного, – посоветовал я ей. – Одушевленный со мной, и я не собираюсь давать его в обиду, пока ты толком не объяснишь мне, что здесь произошло.

Это спокойствие далось мне непросто. Не так то легко быть беспечным, когда твоей крови жаждет разъяренная медведица.

– Недалекий тупоголовый кретин!

– Придумай что нибудь новенькое. Это я слышал довольно часто.

– Клянусь ветром полей, если ты не шутишь и эта тварь с тобой, у тебя крупные неприятности!

– «Кодекс теней» не нарушен.

– Он темный одушевленный, способный покидать свою оболочку, идиот!

– Я это заметил уже год как, но спасибо за разъяснения тупоголовому кретину. И что с того?

– Он опасен!

– Чем?

Мириам задохнулась от возмущения, сжала кулаки:

– Тем, что он темный!

– Тогда вспоминай свод законов стражей, выработанный после раскола, и те ограничения, что ввели для нас. Одушевленные не являются нашей основной задачей. Темные или светлые – неважно. Даже темные одушевленные могут существовать до тех пор, пока не причиняют вред людям и находятся под наблюдением стражей. Пугало под моим наблюдением. Он кому то здесь причинил вред?

Она нахмурилась, подошла к столику, налила себе воды, жадно выпила и сказала спокойнее:

– Все равно ты кретин. За такие фокусы я отправлю тебя на самый север Золяна.

– Все в твоей власти.

– Ты знаешь, чего он хочет?

– Развлечений, – буркнул я. – Он под моим контролем…

– Черта с два. Не будь идиотом. Какой, к дьяволу, контроль, если он в девяти фигурах сохраняет стабильную форму и не распадается на части, а от знаков лишь вздрагивает. – Мириам села на стул. – Я с такими не встречалась. Но все равно я его прикончу.

– Посмотри, на тебе лица нет. Приканчивая его, прикончишь себя, ты кучу сил на него потратила.

– Это не повод оставлять одушевленного здесь.

– Ты нарушишь кодекс.

– Плевать я на него хотела.

– А вот об этом я точно доложу другим магистрам.

Она посмотрела на меня с недоброй усмешкой:

– Вот, значит, как ты заговорил. Эта тварь важнее моих ошибок в Прогансу, раз ты умалчиваешь о них, но собираешься известить Арденау о такой мелочи? Она, что ли, твоя тетушка, что ты ее так защищаешь?

– Эта «тварь» пару раз спасла меня от могилы, к тому же я привык к ее компании и не желаю, чтобы ты в очередной раз лезла в мою жизнь. Однажды ты уже умудрилась ее испортить, и дважды сделать одно и то же я тебе не позволю. Тронешь моего одушевленного – я подам жалобу в совет магистров.

– Не зарывайся. Я тоже магистр, а ты страж…

– Который знает законы. Сбор одушевленного такой силы даст тебе сколько? Дополнительных три четыре месяца жизни? Я помню, как ты не любишь, когда назначают проверку правильности твоей работы. А проверки я тебе обещаю, Мириам.

Она вздохнула:

– Ты глуп, порой чрезмерно. Есть вещи, которые не стоит оставлять поблизости от себя. Они опасны.

– Даже опасные вещи могут быть полезны.

– Я не готова вступать в пустой диспут.

Я был равнодушен ко всем ее словам:

– Тогда советую тебе не лезть к Пугалу, потому что в следующий раз оно может и ответить.

– Пусть вернет мой стилет, – наконец процедила она. – И не попадается мне на глаза. А о том, что делать с тобой, я подумаю позже.

Я вернулся в комнату, где рядом с Пугалом крутился Проповедник, разрушил фигуры и сказал одушевленному:

– Спасибо тебе, приятель. Теперь неприятностей у меня выше крыши. Надеюсь, тебе понравится Золян. Верни ее оружие.

Оно сочувственно хлопнуло меня по плечу, протянув стилет Мириам.

– Лучше бы тебе уйти на какое то время, – посоветовал я ему. – Проповедник, в двух словах. С чего начался весь сыр бор?

– Мириам пришла в эту комнату, а Пугало вылезло вон из того… тьфу ты… из шкафа, что когда то стоял вон там, и ущипнуло ее за задницу.

Хотя у меня не было особого настроения для веселья, я расхохотался. Шутка в стиле Пугала. Оно все таки не послушалось меня и решило пошалить.

Я вернулся в комнату Мириам, где она все так же сидела в кресле, и взгляд, доставшийся мне, был холодным и совершенно неприветливым. Я бросил клинок на столик, спросив:

– Что ты делала в моей комнате?

– Проходила мимо. Та тварь ушла?

– Да.

– Мы вернемся к разговору о ней, когда закончим с другими делами. Где Карл и Альберт?

– Разве мальчишка еще не вернулся? – нахмурился я, только теперь понимая, что со всей этой историей с Пугалом я забыл о самом важном. А ведь с момента нападения на нас прошло больше трех часов.

– Нет. Что случилось?

– Мы нашли то, что искали. В Королевской пуще на нас напали. Карл серьезно ранен, Альберт повез его к городской целительнице.

– Идем! – Она уже была на ногах.

Но идти никуда не пришлось. Когда мы спустились вниз, открывший дверь Тобиас вместе с уставшим Альбертом ввели Карла, который едва перебирал ногами.

– Покойники краше тебя, – сказала ему Мириам.

– Хорошая ведьма, – сквозь зубы пробормотал страж. – Жить буду. Но сперва неделю посплю. Мне намешали какой то дряни, голова тяжелая.

Мы отнесли его в комнату, уложили на кровать, и он провалился в сон.

– Его надо каждые четыре часа поить отваром из вот этого. – Альберт достал из сумки пригоршню каких то корешков, очень похожих на земляные орехи. Он повел носом, поднял голову к потолку: – Что тут случилось?

– Людвиг притащил в дом темного одушевленного, которого считает своим другом. Мы знакомились. – Иногда Мириам позволяет себе легкую иронию. – Рассказывайте, что произошло на дороге.

Я предоставил Альберту право начать историю и подхватил повествование с того момента, когда он уехал.

– Значит, ведьма, – задумчиво произнесла Мириам, выслушав про пылевой вихрь. – Или колдун. Ничего не понимаю. Редко кто из них хотя бы видит темные души, а тут получается, он ими едва ли не управляет.

Я тут же вспомнил вёлефа и зябко передернул плечами. Но здесь, слава богу, что то иное.

– Если хочешь остановить колдуна, брось в пылевой вихрь на дороге нож. Жаль, что у меня не получилось. Умеют чернокнижники работать с темными душами или не умеют – сейчас важно то, что этот с ними как то связан, раз оказался поблизости.

– Если мы найдем его, то, возможно, найдем и источник всех неприятностей, – высказался Альберт, и Мириам кивнула:

– Верно. Но разыскать такого человека нелегко. Обычно этим занимается инквизиция, а не стражи. Людвиг, ты считаешь, что напавших на вас сначала убили?

– Я видел старые раны на их телах. Их закололи, а уж потом в людях… завелись темные души.

– Будем искать. Что нам еще остается? – вздохнула она.

Следующие несколько дней были невыносимо тягостными. У Карла началась лихорадка, пришлось вызвать целительницу, чтобы она меняла повязки и пичкала стража горькими лекарственными настоями. Я несколько раз выводил из конюшни хандрящего, а оттого злого на весь мир Вьюна. Краткие конные прогулки вокруг городских стен, вдоль лиманов, по краю Королевской пущи и мне, и ему пошли на пользу. Я поглядывал по сторонам, но пыль на дороге не спешила закрутиться смерчем.

Цыганский табор снялся с места и ушел куда то на юго запад, откуда ночью приполз сильный дождь с грозой. Мириам была занята, общалась с инквизицией, чтобы та позволила ей заглянуть в список ведьм, находящихся на службе у церкви, и тех, кто находится под подозрением и наблюдением. Альберт без дела слонялся целый день по дому, затем попросил меня показать, как в полевых условиях создавать основные 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.