.RU
Карта сайта

Книгу можно купить в : Biblion. Ru 60р - старонка 19


на трон и по праву и по силе. Очень просто. Вот только ты спасся и Бранд

вернулся. Если мы поверим Бранду относительно Фионы, а я не вижу причин не

верить, то все это укладывается в их первоначальный план.

Я кивнул.

- Вполне возможно. Именно об этом я и спрашивал Бранда. Он признал,

что такая вероятность существует, но заявил, что ему неизвестно, жив ли

Блейз. Лично я не думаю, чтобы он лгал.

- Почему?

- Вероятно, он хочет одновременно отомстить за свое заключение и

покушение на его жизнь и убрать единственное, кроме меня, препятствие на

пути к трону. Он, по-видимому, считает, что план уничтожения Черной

Дороги, который он разрабатывает, поможет ему избавиться от меня.

Разоблачение собственного заговора и разрушение Черной Дороги - все это

выставляет его в самом выгодном свете, особенно после всех страданий,

которые на него обрушились. Возможно, после этого у него появится шанс.

Или он считает, что так будет.

- Значит, ты тоже думаешь, что Блейз жив?

- Да, - выпалил я, - но это чистейшая интуиция.

- В чем же их сила?

- В образовании, - ответил я. - Фиона и Блейз учились у Дворкина в то

время, как остальные носились по отражениям, ублажая себя, кто как мог.

Поэтому они лучше понимают ситуацию, принципы того, чем мы все владеем.

Они больше нашего знают о отражениях и о том, что лежит за ними, а также о

Лабиринте и о Картах. Именно поэтому Бранд смог связаться с тобой.

- Интересная мысль, - пробормотал Рэндом задумчиво. - Тебе не

кажется, что они могли избавиться от Дворкина после того, как узнали все,

что им требовалось? Случись что с отцом - знания оставались только у них.

- Мне это не приходило в голову, - признался я.

И я подумал, не могли ли они выкинуть что-то, что повлияло бы на его

рассудок? Сделало бы его таким, каким я его в последний раз видел? И если

так, знают ли они, что Дворкин, возможно, еще где-то живет, или уверены в

его окончательной гибели?

- Да, мысль интересная, - произнес я вслух. - Думаю, что это вполне

могло случиться.

Солнце поднималось все выше. Еда подкрепила меня. В утреннем свете

Тир-на Ног-т растаял без следа. Мои воспоминания о нем были уже похожи на

воспоминания былого или на отражение в тусклом зеркале. Ганелон притащил

единственный сувенир на память о призрачном городе - металлическую руку -

и Рэндом упаковал ее вместе с тарелками. Днем первые три ступени были

похожи не столько на лестницу, сколько на нагромождение камней.

- Обратно тем же путем? - кивнул Рэндом в сторону тропы.

- Да, - ответил я и мы вскочили в седла.

Мы поднимались на вершину по извилистой тропе, шедшей на юг вокруг

Колвира. Она была длиннее, но легче пути через вершину. Я собирался щадить

себя до тех пор, пока рана не перестанет болеть.

Мы скакали друг за другом. Рэндом впереди, ганелон позади. Тропинка

плавно поднималась вверх, затем вновь опускалась вниз. Воздух был

прохладен, пахло зеленью и мокрой землей, что было необычно для этой голой

местности на такой высоте. Я решил, что запахи принесли из лесов у

подножия горы случайные потоки воздуха. Мы отпустили поводья. Кони сами

спустились в следующую впадину и вышли из нее. Когда мы приближались к

вершине, конь Рэндома заржал и встал на дыбы. Рэндом тут же усмирил его. Я

осмотрелся вокруг, но не заметил ничего, что могло бы напугать животное.

Поднявшись на вершину, Рэндом замедлил ход, осмотрелся и крикнул:

- Всмотритесь, каков восход, а?

Не любоваться им было очень трудно, но я не стал этого говорить.

Рэндом редко ударялся в сентиментальности по поводу растительности и,

вообще, природы.

Поднявшись на вершину, я сам чуть не натянул поводья. Солнце казалось

фантастическим золотым шаром. Чудилось, что оно раза в полтора больше

обычного, и я нигде еще не встречал такого странного цвета. Солнце творило

чудеса с лентой океана, которая виднелась за следующим холмом, а оттенки

облаков и неба были просто невероятными. Но я не остановился, потому что

это внезапная яркость была почти болезненной.

- Ты прав! - крикнул я, спускаясь вслед за ним в котловину. Ганелон

позади нас восхищенно выругался.

Проморгавшись после этого внезапного для нас спектакля, я заметил,

что растительность в этой небольшой впадине гуще, чем раньше. Я считал,

что здесь растут несколько низкорослых деревьев да немного лишайников. На

самом деле деревьев было несколько десятков, они были выше, чем я полагал,

и зеленее. Тут и там пробивалась трава, контуры скал смягчал плющ. Однако,

после моего возвращения я проезжал тут только ночью. Кстати, отсюда,

наверное, и исходили запахи, которые мы чувствовали раньше.

Когда я проезжал через котловину, мне показалось, что она шире, чем

была раньше. К тому времени, как мы пересекли ее и снова стали

подниматься, я был уверен в этом.

- Рэндом! - воскликнул я. - Это место недавно изменилось?

- Трудно сказать, - ответил он. - Эрик нечасто выпускал меня на

прогулки. Мне кажется, что оно чуточку увеличилось.

- Мне тоже. Впадина стала больше и шире.

- Точно. Я думал, что мне просто мерещится.

Когда мы выехали на следующую вершину, солнце уже не слепило: его

закрывала листва. Лес впереди был еще гуще, чем позади, деревья

поднимались еще выше. Мы натянули поводья.

- Что-то я не припоминаю этого, - промолвил Рэндом. - Даже если

проезжать ночью, то такую чащу нельзя проскочить, не заметив. Вероятно, мы

сбились с пути.

- Не пойму только, как. Ну ладно, мы примерно знаем, где находимся.

Мне не хочется возвращаться, поехали лучше вперед. Все равно надо знать,

что творится в окрестностях Эмбера.

- Это верно.

Рэндом стал спускаться к лесу. Мы последовали за ним.

- На такой высоте я еще не встречал подобных зарослей, - обернувшись,

заметил Рэндом.

- И чернозема больше, чем раньше.

- Похоже, ты прав.

При въезде в лес, тропа резко свернула влево. Я не видел никаких

причин отклоняться от прямого пути. Но мы остались на тропе и поэтому

расстояние показалось еще большим. Через несколько секунд дорожка снова

резко метнулась вправо, и перед нами открылся странный вид. Деревья были

еще выше, а лес был так густ, что глаза не проникали сквозь чащу. Дорога

повернула еще раз, стала шире и пошла прямо. Все было видно далеко

впереди. Наша лощинка была куда меньше.

Рэндом остановился.

- Черт возьми, Корвин, это же идиотизм какой-то! Ты случаем не шутишь

над нами, а?

- Не мог бы, даже если бы захотел. На Колвире у меня никогда ничего с

отражениями не получалось. Считается, что их здесь просто нет. Во всяком

случае, это не только мое мнение.

- Я тоже всегда так думал. Эмбер отбрасывает отражения, но сам создан

не из нее. Не нравится мне все это. Не повернуть ли нам назад?

- Ты знаешь, у меня такое предчувствие, что мы не найдем пути назад.

Всему этому есть причины, и я намерен их выяснить.

- Корвин, а если это ловушка?

- Даже если это ловушка.

Он кивнул, и мы поскакали дальше в тени деревьев, которые становились

все более величественными. В лесу царила тишина. Дорога была прямой,

местность ровной. Полубессознательно, мы пришпоривали коней.

Минут пять прошло в молчании. Потом Рэндом сказал:

- Корвин, это не отражение.

- Почему?

- Я все время стараюсь изменить его. Ничего не получается. Ты не

пробовал?

- Нет.

- Попробуй.

- Сейчас.

Пусть из-за дерева впереди выступит скала... пурпурный вьюнок

перевьет этот куст и украсит его своими колокольчиками... Вот этот кусочек

неба должен очиститься, а сейчас на нем появится легкое облачко... пусть

теперь на земле появится упавшая ветка, усеянная грибами... лужа, заросшая

водорослями, лягушка... падающее перо, семя, порхающее в воздухе,

изогнутый сук... еще одна тропа вдоль дороги, недавно прорубленная,

отчетливо видная, проходящая мимо того места, куда должно упасть перо...

- Бесполезно, - произнес я.

- Если это не отражение, так что же это такое?

- Естественно, что-то другое.

Рэндом покачал головой и снова проверил, легко ли выходит из его

ножен шпага. Я сделал то же самое. Через несколько секунд я услышал, как

позади меня зазвенел оружием Ганелон.

Дорога впереди сужалась и вскоре начала вилять. Нам опять пришлось

придержать лошадей. Деревья со всех сторон теснили нас, ветви свисали все

ниже. Дорога превращалась в тропинку, она с трудом пробивалась между

деревьями, она извивалась, она в последний раз повернула и исчезла.

Рэндом нырнул под ветку, поднял руку и остановился. Мы подъехали к

нему. Дороги перед нами не было. Я оглянулся. Позади тоже теснился лес без

каких-либо следов тропинки.

- Вносите ваши предложения, - проронил Рэндом. - Мы не знаем, где

были и куда едем, не говоря уже о том, где находимся. Я предлагаю послать

ко всем чертям любознательность и поскорее убираться отсюда.

- Куда? - поинтересовался Ганелон.

- Что скажешь, Корвин? - обратился ко мне Рэндом.

- О'кей. Мне все это тоже не нравится. И ничего лучшего я придумать

не могу. Валяй!

- Кого вызывать? Жерара?

- Да.

Он нашел Карту Жерара и уставился на нее. Мы же уставились на него.

Время текло.

- Кажется, он не отвечает, - объявил наконец Рэндом.

- Попробуй Бенедикта.

- Хорошо.

Сцена повторилась - контакта не было.

- Дейдра, - сказал я, доставая свою Колоду и вынимая из нее Карту

сестры. - Я с тобой. Посмотрим, не выйдет ли чего, если мы попробуем

вместе.

- Еще раз. Еще!

- Ничего, - огорчился я.

Рэндом покачал головой:

- Ты не заметил в Картах ничего необычного?

- Что-то есть, но никак не пойму, что именно. Они какие-то не такие.

- Мои, кажется, нагрелись. А всегда были холодными.

Я медленно перетасовал Колоду и провел кончиками пальцев по Картам.

- Да, ты прав. Так оно и есть. Но попробуем еще раз. Флору.

- О'кей.

Тот же результат. И с Льювиллой. И с Брандом.

- В чем же дело? - удивился Рэндом.

- Понятия не имею. Не могут же все они не ответить на вызов. И

умереть все сразу не могли... Хотя, могли, но это в высшей степени

маловероятно. Кажется, что-то неладное с Картами. Но я никогда не слышал,

чтобы что-то могло повлиять на них.

- Ну что ж, изготовитель не давал на них стопроцентной гарантии, -

пошутил Рэндом.

- Ты, по-моему, что-то знаешь.

Он усмехнулся.

- Забыть тот день, когда ты стал совершеннолетним и прошел Лабиринт -

невозможно. Я помню его так четко, как будто все произошло только в

прошлом году. Когда я вышел из Лабиринта, раскрасневшись от возбуждения и

гордости, Дворкин дал мне мою первую Колоду и научил пользоваться Картами.

Я точно помню, что спросил его, всюду ли они действуют. "Нет, - сказал он,

- но туда, где они негодны, тебе никогда не попасть". Сам знаешь, Дворкин

не очень-то жаловал меня.

- И ты не просил его объяснить эти слова?

- Просил, и он ответил: "Вряд ли ты когда-нибудь достигнешь

состояния, в котором они откажутся служить тебе. А теперь пойди погуляй".

Что я и сделал. Я просто сгорал от желания поиграть с Картами.

- "Достигнешь состояния"? Может быть, он сказал "места"?

- Нет. На такие вещи у меня прекрасная память.

- Странно... Хотя я и не понимаю, чем это может помочь нам.

Попахивает метафизикой.

- Готов спорить, что Бранд знает, в чем дело.

- Полагаю, ты прав, хотя нам-то от этого какая польза?

- Хватит воду в ступе толочь! - вмешался Ганелон. - Если с

отражениями и Картами ничего не выходит, то надо определить, где мы

находимся, а потом искать подмогу.

Я кивнул, соглашаясь.

- Поскольку мы не в Эмбере, то, по-моему, смело можно предположить,

что мы в каком-то странном отражении, совсем рядом с ним: ведь мы даже не

заметили, как перешли в нее. Мы попали сюда не по собственному желанию.

Следовательно, за всем этим кто-то стоит. И этот маневр имеет свою цель.

Если этот кто-то собирается напасть, то лучшего момента ему не дождаться.

Если же ему нужно что-то иное, то он сам объявится, поскольку сами мы ни о

чем не догадываемся.

- Ты предлагаешь ничего не предпринимать?

- Я предлагаю подождать. Какой смысл блуждать в чаще?

- Кажется, когда-то ты говорил мне, что отражения, близкие к Эмберу,

почти подобны ему, - заметил Ганелон.

- Возможно. И что?

- Тогда, если мы так близко к Эмберу, как ты считаешь, нам нужно

всего лишь ехать на солнце до тех пор, пока мы не окажемся на месте,

соответствующему самому городу.

- Все не так просто. И даже, если мы окажемся там, что толку?

- Может быть, в точке максимального совпадения Карты вновь начнут

действовать?

Рэндом взглянул на Ганелона, потом на меня.

- Ты знаешь, стоит попробовать, - заметил он. - В конце концов, что

нам терять?

- То, что еще осталось от нашей способности ориентироваться. Сама

идея неплоха. Если тут ничего не произойдет - попробуем. Но мне кажется,

чем дальше мы едем, тем быстрее исчезает дорога позади нас. Мы просто не

перемещаемся в пространстве. При таких обстоятельствах я не тронусь с

места, пока не буду уверен, что иного выбора у нас нет. Если кому-нибудь

нужно, чтобы мы оказались в каком-то месте, то пускай пошлет приглашение

поразборчивей. А мы подождем.

Они оба согласно кивнули. Рэндом стал было спешиваться, но вдруг

замер, одна нога в стремени, другая на земле.

- Сколько лет прошло, - прошептал он. - А я никогда не верил в это...

- Что такое? - также шепотом спросил я.

- Появился выбор, - ответил он и вскочил в седло. Рэндом очень

медленно подал коня вперед. Я последовал за ним и через несколько

мгновений увидел его. Такой же белоснежный, как и в роще, Единорог стоял,

наполовину скрытый зеленым папоротником.

Когда мы стронулись с места, он повернулся и через несколько секунд

мелькнул впереди, остановившись за стволами огромных деревьев.

- Вижу! - прошептал Ганелон. - Подумать только, значит он и в самом

деле существует... Это ведь ваш фамильный герб?

- Да.

- Тогда это добрый знак.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.