.RU

Голоса звезд - старонка 2

Глава 1:

Новая эпоха, новые герои

Из раздевалки десантного отряда давно уже все вышли, за исключением одного высокого крепкого солдата. По нему нельзя было сказать, что он сильно спешил, но, тем не менее, вылет был назначен строго на 8:00. Сидя на лавке в одном лишь аэрогелевом термокомбинезоне, он мимолетно взглянул на наручные часы, проинформировавшие о точном времени и дате: 7:48:21; 3 августа 2118 года. Вернувшись к своему прежнему занятию, он продолжил тщательно начищать сверхпрочные наноуглеродные пластины личного боевого костюма жизнеобеспечения, до недавнего времени висевшего в армейском шкафчике. Надпись на дверце шкафчика сообщала, что его содержимое принадлежит старшему лейтенанту Марку Адамову. Всего лишь год назад он примерил его на себя для первого боевого задания в открытом космосе. Естественно, в то время это было в новинку. До этого еще никто не выходил в безвоздушное пространство с оружием в руках. Но появление на мировой арене нового организованного и высокотехнологичного терроризма потребовало таких мер.

Особое внимание солдат уделил очистке от засохшей грязи небольшой нагрудной эмблемы, изображавшей многолучевую звезду, сжатую крепкой хваткой

в кулак. Для большинства землян она символизировала непревзойденную в пределах Солнечной системы мощь Военно-космических сил или Космофлота Глобального Общенационального Альянса.

После печальных событий двадцатилетней давности, связанных с появлением враждебного инопланетного корабля на Титане, получившего название «Вторженец-1», основной задачей этой военизированной организации стала оборона Земли и станций, расположенных далеко за ее орбитой. К 2110 году на вооружении Космофлота состояло уже двадцать два боевых корабля: два крупных крейсера, три эсминца, семь корветов и гигант космоносец, на борту которого базировалась эскадрилья космических истребителей. Легкие корветы патрулировали пространство около научно-исследовательских станций и станций переработки сырья, расположенных по всей солнечной системе - от Венеры до Нептуна. Остальные типы кораблей оставались на околоземной орбите для обороны родной для человечества планеты. Помимо этой основной ударной силы в распоряжении ВКС находилось несколько десятков небольших десантных шаттлов, способных вмещать в себя до восемнадцати космических пехотинцев.

Неожиданно нахлынувшие воспоминания вернули космодесантника на восемь лет назад – в то время когда он был еще кадетом в Академии Космофлота…

- Запомните, курсанты, - командным голосом наставлял юнцов комендант в одном из многочисленных классов кадетского крыла, - Космический флот всеми нами любимого Глобального Общенационального Альянса – это величайшая, мать ее, сила за всю историю существования человека на этом долбанном свете! Ясно?! – вызывающе бросил в конце он своим ученикам.

- Так точно! – раздался единый хор кадетов.

Комендант Кристенсен не показал на своем лице и намека на удовлетворение, но все присутствовавшие здесь не сомневались, что он был доволен полученной реакцией класса.

- Кто скажет мне, - он начал вызывающе перебирать глазами своих студентов, - что делает Космофлот таким непревзойденным?

В классе несмело поднялась пара рук. Кристенсен бросил суровый взгляд на одного из кадетов. Тот быстро поднялся и дисциплинированно ответил:

- Наши неуязвимые космические корабли, сэр!

- Хорошо. Что еще? – комендант перевел взор на его соседа.

- Вооружение, сэр, - менее уверено ответил второй.

- Конкретней, - не повышая голос, потребовал Кристенсен.

- Мм… Ракеты с ядерными боеголовками – «Метеор» и «Град».

- В чем отличие?

- «Метеор» оснащен тяжелой боеголовкой. Предназначается для крупных одиночных целей. «Град» рассыпается на множество управляемых снарядов. Используется для уничтожения многочисленных целей или бомбардировку обширных площадей.

Комендант едва заметно кивнул, дав студенту понять, что тот может садиться. Далее он поднял нового кадета и задал очередной вопрос:

- Какое еще оружие может разнести все к чертям?

- БЛУ, сэр! – резко выдал ученик.

- Не понимаю, курсант, - притворился строгий учитель, чтобы услышать более полный ответ.

- Боевая лазерная установка, сэр! Иными словами, квантовый генератор с термоядерной накачкой.

- Как работает?

- Основная энергия лазера генерируется в рентгеновском диапазоне электромагнитного излучения и приводится в действие термоядерным взрывом. Красный луч может прожечь любой материал и даже энергетическое заграждение.

- Почему же он красный, если излучение рентгеновское?

Кадет заметно потерял уверенность и замялся. Кроме неразборчивых мычаний он ничего не смог произнести.

- Сесть, курсант, - скомандовал Кристенсен и сам же ответил на свой вопрос, не сводя с парня взгляд: - Окрас необходим для прицеливания. Это навигационный луч, помогающий компьютеру и стрелку обозначить цель. После подтверждения цели активируется сам боевой лазер, который и «прожигает любой материал и даже энергетическое заграждение»! – повторил он в конце слова самого кадета. – Понятно?

В ответ он получил робкий, но послушный кивок.

- Что ж, - выдохнул комендант, показав, что не очень доволен всем услышанным. – Я все же не добился от вас самого главного. Это все, что вы можете мне сказать?

Класс окутала мертвая тишина. Он медленно и грозно передвигался между рядов, пытаясь выискать среди оробевших студентов, того кто был в состоянии сказать хоть слово. Найдя того, кто не выглядел столь недоумевающим как остальные, Кристенсен склонился над ним и ткнул пальцем в эмблему, вшитую в кадетскую форму:

- Фролов, скажи мне, почему именно такой знак, ты носишь у себя на груди?

Кадет с русскими корнями медленно встал, и, не дрогнув взглядом, ровно произнес:

- Этот знак – отнюдь не символизирует мощь Космофлота, если вы об этом, сэр.

Кто-то из его одноклассников расширил от удивления глаза, кто-то начал тихо хохотать, но для всех это одинаково было неожиданным. Только сосед Фролова по парте, Адамов, не шелохнулся. Вероятно, его ничуть не удивил этот ответ, и, более того, он, скорее всего, был с ним согласен.

- Тишина! – громко прервал гул в помещении Кристенсен, также не услышав никакой ошибки в ответе. – Тогда что он символизирует, курсант?

- Это символ непобедимости человеческого духа, - продолжил он, тщательно подбирая слова. – Не флот побеждает в битве, не роботы и не оружие, а сильный, волевой человек. И эта рука, охватывающая Солнце – это рука человека, а не машины. И эта эмблема, сэр, символизирует прогресс человека и его силу. И пока в нас крепкий дух, мы не падем ни перед какой-либо опасностью.

И тут бровь Адамова дернулась. Он, конечно, был полностью согласен с этими словами, но если бы спросили его, он бы сам не смог выговорить это так красноречиво.

Комендант выпрямился, не сводя глаз с кадета, и, не показав ровно никаких эмоций, громко и строго обратился ко всему классу:

- И что мы сидим?! Ну-ка быстро записали все вышесказанное! Если хоть кто-то не расскажет мне все это наизусть на экзамене, останется на второй год!..

Пройдясь пару раз большим пальцем левой руки по блестящей эмблеме, Марк опечаленно улыбнулся, вспомнив о своем преданном друге.

«Сейчас ты, наверно, был бы майором, Пашка», - размышлял Адамов, заканчивая приводить свою броню в надлежащий вид. – «С твоими-то изречениями, с твоими-то амбициями, каких не наберется и со всего отряда».

Его воспоминания прервал звонок будильника на персональном дисплее, оповестивший о том, что начинается погрузка в десантный шаттл. Спрятав обратно дисплей, он торопливо натянул на себя герметичные доспехи. Рядом с выходом находилось высокое зеркало. Подойдя к нему, Марк проверил, что его обмундирование в порядке, пригладил рукой короткие темные волосы, а затем машинально, как он обычно это делает перед каждым заданием, провел пальцем вдоль протянувшегося шрама на левой щеке мужественного скулистого лица. Закончив с этим, он перешагнул через порог.

Следующая комната, в которой он оказался, была оружейной. Это было достаточно узкое и протяженное помещение, по обе стенки которого располагались длинные ряды, до недавнего полностью забитые различным оружием. Он подошел к секции, маркированной названием «Лезвие». На практически голой стене была лишь одна занятая полка. Адамов остановился возле нее и принялся торопливо разбирать ее содержимое. На правом бедре он поместил многозарядный пистолет, в карбоновый чехол, закрепленный на колене, вложил армейский нож с двадцатисантиметровым лезвием, и в конце взял в руки автоматическую винтовку. И тут он вспомнил, как проходил первую из многочисленных тренировок на полигоне, которая отпечаталась в его памяти на всю жизнь…

Перед началом стрельбищ лейтенант расставил всех кадетов группы, в которую входили Марк и Павел, в одну шеренгу. Строгий офицер выглядел примерно на тридцать лет. Это был очень крупный и могучий человек. Все его тело было покрыто объемными мышцами и выпирающими венами. Ежедневный изматывающий физический труд превратил его тело просто напросто в живой танк. Лейтенант Жан-Батист Бенуа был брит наголо и имел довольно суровое выражение лица, что ассоциировало его и так уже устрашающий вид с каким-то отрицательным персонажем фильма ужасов.

Произведя перекличку всей группы, брутальный француз не менее брутальным и громким голосом перешел к началу занятий:

- Вы все еще зеленые молокососы! Вряд ли кто-то из вас, ребятишек, держал в руках оружие! А если и держал, то это были водные пистолетики, по сравнению с тем, чем вам удостоится сегодня поорудовать! Вы будете очень внимательными к тому, что я говорю, и будете выполнять все, что я прикажу в строжайшем порядке, как миленькие послушные щеночки!

Первое впечатление у молодого Марка о лейтенанте сложилось моментально и отложилось в его памяти навсегда. Он показался ему воплощением настоящего твердолобого солдафона. Хотя в нем он не чувствовал фальшивой армейской закалки, характерной для Кристенсена, который, по его мнению, только и умел что не к месту вставлять грязные словечки в свою пафосную речь. Хотя коменданта Марк уважал немало, особенно в такие моменты, как на том уроке об истории Космофлота. Но он не мог не почувствовать в Бенуа эту первобытную силу, которой не хватало Кристенсену. Но вот фразы «как миленькие щеночки» Адамов точно не ожидал услышать от такого человека.

- Итак, бойцы, это ваш новый ангел-хранитель! – продолжил лейтенант, достав из кобуры личный пистолет. – И имя ему Глок 49! Его масса идеальна: не слишком тяжелый, чтобы не перенапрягать руку и не слишком легкий, чтобы ощутить всю его мощь, - для демонстрации Бенуа перекидывал оружие из одной руки в другую. – У него два режима: одиночный и полуавтоматический с выпуском трех пуль подряд. Пули разрывные, семимиллиметровые с увеличенной пробиваемостью. Магазин двухуровневый, вместительностью в сорок патронов. Когда выйдет из строя ваше основное оружие или вы его просто выроните из-за своей криворукости, эта вещь будет незаменимой и, возможно, спасет вам жизнь!

- Ты заметил, как он выделил слово «возможно»? – прошептал Марку Павел.

- Псих какой-то, - тихо добавил Адамов.

- А вот и первые желающие! – устремил на двух болтунов суровый взгляд лейтенант. – Живо на линию!

С виноватыми выражениями лиц оба нарушителя тишины послушно подошли к столу, на котором лежало легкое огнестрельное оружие и, охватив ладонями холодные рукоятки, встали на линию стрельбы. В шестидесяти метрах от них находились два силиконовых манекена, обряженных в каски и бронежилеты.

- Ну что, - подначивал их Бенуа, - покажите, что вы умеете, сибирские медвежата!

«Сибирские медвежата?» - малость оскорбившись, мыслил в этот момент Марк, - «Да уж, умеет гад языком чесать».

Фролов встал в удобную стойку и вытянул пистолет вперед, придерживая его второй рукой. Почти одновременно повторил за ним Адамов. Оба прищурились, выбирая цель, сняли предохранители и один за другим открыли огонь.

Фролов дал волю десятку пуль – все до единой достигли своей цели. Пара попала в лицо злополучному манекену, остальные же наполнили своей массой его торс. Адамов же сразу выбрал полуавтоматический режим, вспомнив недавний урок, и смог остановиться только тогда, когда услышал холостые щелчки ударного механизма. Проанализировав сеанс стрельбы, компьютер выдал пятидесятипроцентную точность.

- Фролов, - начал подытоживать лейтенант, - неплохо, неплохо. Видимо много практиковался водным пистолетиком. Оба встать в строй!

Марк был слегка озадачен. Его процент попаданий остался без комментариев. Все, чего он удостоился, был лишь секундный неоднозначный взгляд лейтенанта в его сторону.

«Мне определенно не нравится этот тип», - подумал в тот момент Марк.

Когда Адамов неторопливо встал на свое место в строю, Бенуа продолжил:

- Внимание, бойцы! Шутки в сторону! – выдержав недолгую паузу, он продолжил: - Не один из вас мне не симпатичен и не отвратителен! К каждому будет точно такое же отношение, как и к сотне других, лично выдрессированных мной! В моей власти сделать из вас безжалостных убийц, и я этого добьюсь! А поможет мне в этом моя хладнокровность и полное равнодушие к вам! Завтра будем разбираться с основным оружием космического десантника! А сейчас каждый взял в свои кривые лапы по такой малютке, - он указал на пистолетный арсенал на длинном столе, - и преподнес мне разорванные в клочья чучела!..

Каким же тогда Марку, да как и, наверно, всем из его группы, этот Бенуа показался самодовольным, безразличным дуболомом. Но зато он знал свое дело, и не зря был поставлен тренировать самых многообещающих юнцов для вооруженных сил Альянса. И сейчас этот суровый вояка является лидером его элитного отряда «Лезвие», собранного из лучших представителей различных родов пехотных войск. С тех пор Марк многое пересмотрел в своем мнении об этом человеке.

- Я уж хотел повышать Томпсона до вашего ранга, старший лейтенант, - с язвительной интонацией встретил Адамова Бенуа, но в его шутке больше чувствовалась угроза и недовольство, нежели юмор. – Где вас черти носят?!

- Виноват, капитан! – без колебаний выговорил Адамов.

Помимо их двоих в складском помещении, примыкавшем к обширному ангару Академии, разделявшимися только высокой стеклянной стеной, находились еще десять бойцов интернационального отряда быстрого реагирования. В этот момент, все они занимались проверкой своего оружия и амуниции.

- Раз уж все в сборе, - командир окинул взглядом всех своих подчиненных, - начинаем посадку в шаттл!

Бенуа подхватил штурмовую винтовку, опиравшуюся на стену, и одним легким движением закрепил ее у себя на броне с лицевой стороны. Два почти незаметных крепления, расположенных в нижней правой части живота и в верхней левой области груди, защелкнулись, крепко зафиксировав оружие. Суровый француз всегда использовал этот прием на первых занятиях по владению автоматическим оружием с каждой группой будущих солдат…

- …Это самое удобное и практичное расположение автомата, если он не находится в руках! – громко поучал лейтенант своих кадетов, наглядно демонстрируя на своем примере. – Крепится за долю секунды, снимается не дольше. Не нужно тянуться за спину и терять драгоценные секунды, за которые вас могут несколько раз прикончить. При таком диагональном положении боец моментально и с легкостью выхватывает свое оружие и сразу с правильной расстановкой рук и пальцев готов вести бой. Абсолютно безопасное положение, не подвергающее риску голову и других частей тела. Исключением могут быть такие случаи, когда ваш соратник-недотепа выглянет из-за вашего левого плеча, и оружие случайным образом выстрелит, размазав его мозги по потолку!

По строю молодых людей пробежались тихие смешки.

- Теперь каждый из вас продемонстрирует, как он усвоил этот урок! – продолжил Бенуа. – Пока хоть один не разработает в себе это рефлекторное полусекундное движение, никто не будет допущен до стрельбищ!
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.