.RU
Карта сайта

ПОХИЩЕНИЕ - Бранимир Станоевич Усташский министр смерти Бранимир станоевич


ПОХИЩЕНИЕ



Америка не была бы Америкой, если бы она упустила возможность придать этому случаю привкус и аромат фильма ужасов, приправленного, естественно, некоторой дозой нервозности, таинственности и неопределенности. Любопытно то, как некоторые американские газеты "расписали" организацию похищения. Несмотря на абсолютную наивность и поверхностный характер этих описаний, для лучшего понимания отношения американской общественности к сути югославского требования воспроизводим и эту историю.

"…Это случилось зимой 1966 года. "Человек с папкой", долгое время тайком следивший за Андрием Артуковичем, организовал совещание в доме одного из югославских эмигрантов в Сан Педро, пригороде Лос Анджелеса, где, по некоторым данным, проживает около 7000 переселенцев из Югославии.

Когда все приглашенные собрались, их ознакомили с планом операции, согласно которому Андрия Артуковича должны были похитить, переправить в Югославию и предать суду.

Этот план следовало держать в строгом секрете, но о его существовании узнал Джордж Робсон, корреспондент газеты "Лонг Бич пресс телеграм". Он выведал его в беседе с известным контрабандистом, который являлся осведомителем ЦРУ. Этого человека Робсон обозначил как "господин К". Именно он должен был выполнить особое задание…"

По словам Робсона, "господин К" встретился с югославскими эмигрантами в том самом доме в Сан Педро, где происходило вышеупомянутое совещание. Здесь была заключена типичная для этой драмы сделка.

– Моя страна готова заплатить крупную сумму за Артуковича!

Таинственный "господин К" не поинтересовался источником этих денег. Для него это не имело никакого значения. Ему лишь сказали, что хотят переправить Артуковича на родину и предать суду.

План был прост: в воскресенье, когда Артукович будет возвращаться домой после игры в карты, надо остановить его машину, другая группа в это время задержит автомобиль с его телохранителями. Наемник должен взять Артуковича живым, впрыснув ему большую дозу нембутала. После этого он должен доставить Артуковича в багажнике к крытому грузовику, который на предельной скорости переправил бы его к докам Лонг Бича.

Случилось почему то так, что в ту ночь, на которую было намечено похищение Артуковича, в порту находилось два югославских сухогруза: один – в доке погрузки зерна, а другой – у причала "А".

– Я сам в ту ночь был в порту и видел эти суда с югославскими названиями,– продолжает свой рассказ Робсон.– Возможно, что и "господин К" стоял где то поблизости, вглядываясь в названия кораблей. Поэтому он и был уверен, что "операцию" проводят югославы.

Однако этот план осуществить не удалось. Началось с того, что "господин К" поднял цену своих услуг до 50 тыс. долларов. "Это не проблема",– ответили ему, но этой суммы не выплатили. А в таких делах обычно платят вперед. Кроме того, слишком много людей было посвящено в план задуманного похищения. В итоге "господин К" испугался, как бы этот план не стал достоянием того, кому не следует знать о нем. В конце концов он пришел к выводу, что "дело не стоит такого риска".

НАПАДЕНИЕ



Непосредственным поводом для того, что Артуковича вдруг охватил нескрываемый страх, была попытка двух молодых людей из Лос Анджелеса внести собственный вклад в дело выдачи этого военного преступника. Они и не предполагали, что их "публичный подвиг" приведет к возникновению недоразумения между США и Израилем.

На 19 летнего Давида Витлоу очень большое впечатление произвели рассказы матери о преступлениях фашистов в Европе. Ему было известно, что Артукович прибыл в США из Хорватии за десять лет до того, как он появился на свет. Его мать Юдифь переехала сюда в том же, 1948 году тоже из Европы, сначала в НьюЙорк, а затем в Лос Анджелес. И тоже в качестве перемещенного лица. Так же, как и Артукович. Но она приехала совершенно одна, так как 76 ее родственников погибли в концлагерях.

О своем сыне Юдифь Витлоу с гордостью говорит:

– Давид, взрослея, все чаще расспрашивал меня, куда делись все наши родственники. Он спрашивал, а я отвечала… "Рассказывай еще,– настаивал он.– Расскажи, мама, как это они, 76 человек, погибли?" И я ему рассказала все. Всю жизнь, с его младенческого возраста, я повторяла: 76… Говорила, кем были его деды, тетки, двоюродные сестры! Я поведала ему все, что знала о нацистах и лагерях.

Будучи студентом колледжа в Лос Анджелесе, Давид стал активным членом Лиги защиты евреев. Эту организацию и, в частности, Давида Витлоу заинтересовала история Андрия Артуковича.

– Это было очень драматично,– объяснял впоследствии Витлоу,– мне казалось, что моя организация боролась против нацистов еще во время второй мировой войны, эта борьба продолжается сегодня и что ей нужны новые борцы.

Давид очень скоро включился в борьбу против Артуковича. Он начал с писем, которые посылал в Нью Йорк, Вашингтон и Лос Анджелес. Но полученные ответы разочаровывали его. Почти все они были одинакового содержания: "Дело Артуковича все еще находится в стадии активного расследования". Это спустя 25 лет!

Убедившись в безрезультатности своей затеи с письмами, Давид вместе с другими членами организации решили направиться прямо к дому Артуковича. Но и эта попытка закончилась неудачей. Сэрфсайд – район, в котором живут богатые люди, и он находится под особой охраной. Непрошеных гостей быстро выпроводили.

Тогда Давид решился на другое. Встретившись с Майклом Шварцем, он легко договорился с ним, как реализовать свою идею.

30 января 1975 года ровно в 2 часа 30 минут двое молодых людей оказались возле большого дома на ранчо в Шерман Оуксе. Это ранчо принадлежало Джону Артуковичу – брату, опекавшему Андрия. Давид Витлоу задумал совершить публичную акцию с целью привлечь внимание общественности к этому делу, избрав в качестве объекта Джона.

Им удалось незаметно, ползком пересечь окружавшую дом Д. Артуковича лужайку и подкрасться к гаражу. Швырнув две бутылки с зажигательной смесью в машину Д. Артуковича марки "Форд", которая тут же превратилась в пылающий факел, юноши бросились наутек. Однако скрыться им не удалось.

Они были преданы суду, который признал их виновность. Обвинение в применении взрывчатого вещества могло повлечь за собой наказание от 5 лет до пожизненного заключения. На время следствия их могли освободить из под стражи при условии уплаты залога в размере 10 тыс. долларов за каждого.

Мать Давида Юдифь Витлоу сделала все возможное: она заложила единственное, что у нее было,– дом, чтобы молодые люди были выпущены на свободу.

Прошло довольно много времени, прежде чем мировая общественность узнала об исходе этого судебного дела. Информация агентства Ассошиэйтед Пресс вызвала саркастические, негодующие отклики по поводу того, "как выглядит правосудие в США".

20 марта 1976 года корреспондент этого агентства сообщил из Иерусалима, что США потребовали выслать одного американского еврея, "который обвиняется в том, что бросил бутылку с зажигательной смесью, чтобы привлечь внимание к проживающему в Калифорнии югославу, о котором говорят, будто он является военным преступником.

Речь идет об Андрие Артуковиче, бывшем министре внутренних дел Хорватии, части Югославии,… который в настоящее время живет в Сэрфсайде… Югославия и Израиль обвиняют его в том, что он виновен в смерти сотен тысяч сербов и евреев в нацистских концлагерях".

Эта афера поставила израильское правительство, проявляющее решимость в вопросе наказания гитлеровских преступников, перед дилеммой. Иерусалимский судья вынес решение не передавать паспорт Шварца посольству США.

Упомянутый Майкл Шварц после освобождения из тюрьмы бежал в Израиль, где женился, принял израильское гражданство, отслужил положенный срок в израильской армии.

Адвокат Шварца Иегуди Равех в одном из интервью, в частности, сказал:

– Если считать преступления Артуковича политическими, то тем более политическим является дело Шварца!

ШКИЯНО



Но, видимо, никто в США не в состоянии более квалифицированно объяснить странную политику бюро по иммиграции и натурализации в отношении десятков нацистских военных преступников, проживающих в США, чем Винсент Шкияно, бывший прокурор упомянутого бюро, и его заместитель Энтони де Витто.

Они утверждали, что были вынуждены покинуть свои посты, так как американские власти брали под защиту лиц, прошлая деятельность которых нуждалась в проверке. Эти юристы заявили о том, что секретные документы об Артуковиче исчезли, чинились всяческие препятствия вынесению справедливого обвинения, важный доказательный материал, информация, заключавшая в себе неопровержимые обвинения, вдруг становились достоянием адвокатов обвиняемого.

– Когда мы пожаловались на это в Вашингтон, реакция была такова, что мы убедились в невозможности дальнейшего расследования. В конце концов нам пришлось работать в маленькой, почти пустой комнате, звонить из автомата, так как наш телефонный аппарат отключили.

Шкияно начал проявлять интерес к Андрию Артуковичу еще в начале 60 х годов, когда он взялся за расследование дела Гермины Браунштайнер Райан, нацистской надсмотрщицы одного из концлагерей. Шкияно гордился тем, что именно он расследовал дело Райан, так как она длительное время была единственным нацистским военным преступником, депортированным из США.

– Этого наверняка не произошло бы, если бы мы пошли на поводу правительства,– говорит Шкияно.– Но на это последовал ответный удар, ставший возможным в результате того, что бывший президент США Никсон, сильно обеспокоенный ростом влияния Уоллеса, решил заручиться поддержкой нацистской партии Калифорнии в надежде ослабить позиции своего соперника. Нацистская партия могла бы оказать определенную финансовую помощь, но ее лидеры заявили:

– Все это хорошо! Но процесс над Райан нанес ущерб репутации нашей партии. Шкияно зашел настолько далеко, что утверждал, будто нацистская партия Калифорнии напоминает террористов, палачей, германских нацистов и эсэсовцев.

И тогда, по словам Шкияно, Вашингтон вмешался, потребовав разрядить создавшуюся ситуацию:

– Смягчите это дело! – было сказано.– Замните его!

На это последовал ответ:

– Мы не в состоянии этого сделать, поскольку в Нью Йорке работает ненормальный следователь Шкияно, который все предает широкой огласке.

Никсон был взбешен:

– Тогда разделайтесь с ним!

– В результате мне с моим помощником пришлось иметь дело с теми, кто был замешан в "уотергейте",– заявил Шкияно. Он и его заместитель Энтони де Витто вынуждены были срочно подать в отставку. Шкияно было предложено место за 35 тыс. миль от Нью Йорка – на Аляске.

Исполнительные власти, вмешивавшиеся в судебные процессы о выдаче военных преступников, не ограничились только "делом Райан". По словам Шкияно, такая же участь постигла и "аферу Малаксы". Николае Малакса, румын по национальности, должен был быть депортирован за соучастие в военных преступлениях епископа Валериана Трифы, главы румынской православной церкви в Америке, резиденция которого находится в городе Грасс Лейк в штате Мичиган. Он играл почти такую же роль в квислинговском правительстве Иона Антонеску, что и Степинац в правительстве Павелича. В 1941 году Трифа организовал так называемый "бухарестский погром", в ходе которого было убито около 1000 человек.

– А Артуковичу Никсон тоже помогал?

Не без опасений, но честно и со знанием дела Шкияно говорит:

– Не исключено. Утверждения о том, что Андрия Артуковича, как и многих других людей с темным прошлым, использовали федеральная полиция США и Центральное разведывательное управление, не лишены оснований. Этому благоприятствовало и то, что он хорошо знал восточноевропейские страны, что могло пригодиться для шпионажа в период "холодной войны". Спецслужбы смотрели сквозь пальцы на прошлое скрывшихся от возмездия преступников, обещая им в обмен на определенные услуги, что не допустят их выдачи.

Некоторые даже заявляли, что в защите Артуковича большую роль сыграли влиятельные деятели католической церкви. Н. Адаме из вашингтонского бюро "Ридерс дайджест" утверждал, что бюро по иммиграции и натурализации, в рамках своей компетенции, разрешило ему ознакомиться с документами, касающимися Артуковича. Он своими глазами видел письма в защиту этого военного преступника, подписанные кардиналами Манингом и Спелманом.

Забота кардинала Спелмана об Артуковиче не должна нас удивлять. Ведь в период второй мировой войны он поддерживал контакты с усташами, даже во время наиболее ожесточенных боев он принимал в Ватикане в 1943 году Степана Лацковича – секретаря архиепископа Алоизия Степинаца из Загреба, и Эрвина Лобковича – дипломатического представителя усташей при Ватикане.

Никто бы не удивился, если бы Спелман, будучи прелатом римско католической церкви, принял с визитом какого то священника из Хорватии. Это еще можно было бы объяснить и оправдать, поскольку такой факт мог быть истолкован лишь как установление определенных контактов политического характера.

КАМПАНИЯ



"Рыцари Колумба" оказали значительную финансовую и пропагандистскую помощь Андрию Артуковичу. Эта организация, насчитывающая миллион членов, является второй по величине католической организацией США. В нее входили такие клерикалы усташи, как архиепископ Иван Шарич, священник Катимир Майич, редактор усташской газеты "Даница" Анна Йосип Мишич, Степан Лацкович, Чутурич, Бенкович, а также отец Роберт Рос, приходский священник из Сэрфсайда.

Говоря о помощи, оказанной Артуковичу, не следует забывать кампанию, проведенную по всей территории США Хорватским католическим союзом. Вместо комментария приведем текст сообщения, опубликованного 7 мая 1958 года в усташской газете "Наша нада", выходящей в Чикаго: "В последнее время проходят многочисленные собрания и митинги честных хорватов, с трибун которых звучит их мужественный голос против коммунизма и домогательств югославских коммунистов насчет выдачи Америкой хорватского лидера, борца против Югославии Тито и коммунизма – д ра Андрия Артуковича.

Организаторами таких собраний и митингов являются члены Хорватского католического союза. В Питтсбурге, на заседании объединенных его филиалов, а также на собрании в Кливленде, штат Огайо, которое организовал видный хорватский общественный и католический деятель профессор Иван Прцела, была принята резолюция.

Ввиду соответствующего распоряжения Исполнительного комитета союза у нас нет возможности более подробно информировать об упомянутых собраниях, однако мы можем привести выдержки из резолюции, которые представляются нам важными:

"Мы выражаем глубокую признательность нашему наиболее активному члену комитета, брату Джону Старчевичу, а также сестре Катерине Гушич, которые смело поднимают свой голос в защиту святых для нас прав хорватов. Мы выражаем также большую признательность всем хорватским патриотам в Кливленде, штат Огайо, и особенно брату профессору Ивану Прцеле члену Хорватского католического союза".
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.