.RU
Карта сайта

6. ЗАПРЕТНЫЙ БАССЕЙН - Джон Рональд Руэл Толкиен. «Властелин Колец». Часть вторая Джон Рональд Руэл Толкиен властелин колец

6. ЗАПРЕТНЫЙ БАССЕЙН




Проснувшись, Фродо увидел наклонившегося над собой Фарамира. На мгновение в нем ожил старый страх, и он отшатнулся.

– Бояться нечего, – успокоил Фарамир.

– Уже утро? – спросил Фродо, зевая.

– Еще нет, но ночь подходит к концу, и полная луна садится. Не пройдете ли вы со мной? Есть дело, в котором мне нужен ваш совет. Мне жаль будить вас, но вам нужно идти.

– Иду, – сказал Фродо, вставая и немного дрожа после теплого одеяла и шкур. В пещере казалось холодно. В тишине громко звучала падающая вода. Фродо надел плащ и пошел за Фарамиром.

Сэм, неожиданно проснувшись от какого-то инстинкта бдительности, обнаружил, что постель хозяина пуста, и вскочил на ноги. Потом увидел в просвете, теперь полном бледного света, две темные фигуры: Фродо и человек. Он заторопился за ними мимо рядов людей, спящих на матрацах вдоль стен. Выйдя из пещеры, он увидел, что занавес вновь стал переплетением нитей золота, серебра и жемчуга – это в нем отражался молочный лунный свет. Но он не остановился в восхищении. Отвернувшись, он прошел вслед за своим хозяином в небольшую щель.

Вначале они шли по длинному темному проходу, потом поднялись по влажным ступеням и оказались на маленькой площадке, высеченной в камне. Над ними сквозь глубокое ущелье виднелось бледное небо. С площадки вели две лестницы: одна вверх, другая налево. По этой другой лестнице они и пошли. Она извивалась, как винтовая лестница в башне.

Наконец они вышли из каменной тьмы и огляделись. Они находились на широкой и плоской скале без перил или парапета. И справа от них на восток падал водопад, прыгая по множеству террас и затем заполняя пробитый в камне канал темной пенистой водой. Канал проходил у их ног и слева обрывался вниз. Здесь стоял у края камня человек. Он молча смотрел вниз.

Фродо посмотрел на текущую и прыгающую вниз воду. Потом поднял голову. Мир был тих и спокоен, как всегда перед наступлением рассвета. Далеко на западе, круглая и белая, заходила луна. Бледный туман светился в глубокой долине внизу: широкая пропасть белой пены, над которой катились холодные ночные волны Андуина. За ними возвышалась чернота, и в ней сверкали кое-где холодные, острые, отдаленные, белые, зубы призрака, пики Эред Нимраса, белых гор королевства Гондор, увенчанные вечными снегами.

Некоторое время Фродо стоял на высоком камне, дрожа от ночной прохлады и глядя, где в этой ночной обширности теперь Бродят или спят его старые товарищи. А, может, они мертвыми лежат в тумане? Зачем привели его сюда, вырвали из забвения сна?

Сэм тоже хотел получить ответ на этот вопрос и не смог удержаться от бурчания, с надеждой, что его услышит только хозяин.

– Прекрасный вид, мастер Фродо, несомненно, но примораживает до сердца, не упоминая уже костей. И зачем все это?

Но Фарамир услышал его.

– Луна заходит над Гондором. Прекрасный Итил, уходя из Средиземья, глядит на белые локоны Миндолуина. Это зрелище стоит небольшой дрожи. Но я не для этого привел вас сюда – кстати, мастер Сэмвайс, вам вовсе не обязательно было идти сюда, вы сами наказали себя своей бдительностью. Но смотрите!

Он подошел к молчаливому человеку на краю обрыва, и Фродо последовал за ним. Сэм отшатнулся. Он чувствовал себя неуверенно на этой высокой влажной платформе... Фарамир и Фродо посмотрели вниз. Далеко внизу они увидели белую воду, вливающуюся в глубокий овальный бассейн в скалах, откуда они находили выход через узкий проход и в брызгах, пене, с шумом вырывались оттуда на более ровное место. Лунный свет все еще достигал основания водопада и отражался в воде бассейна. Неожиданно Фродо заметил маленькое черное существо на ближайшем берегу, но пока он смотрел, существо нырнуло и исчезло перед пеной водопада, разрезав черную поверхность воды без малейших брызг, как стрела или камень, брошенный ребром.

Фарамир повернулся к стоявшему рядом человеку.

– Ну, Анборн, что ты теперь скажешь? Белка и зимородок? Есть ли черные зимородки в реках Чернолесья?

– Это не птица, – ответил Анборн. – У него четыре конечности, и ныряет он, как человек, очень хорошо владеет он этим искусством. Чего он хочет? Ищет вход вверх за занавес, к нашему убежищу? Похоже, что мы обнаружены. У меня с собой лук, и поблизости я разместил еще лучников, таких же метких стрелков, как и я. Мы ждем только вашей команды, капитан.

– Должны ли мы стрелять? – спросил Фарамир, быстро поворачиваясь к Фродо.

Фродо вначале не ответил ничего. Затем сказал:

– Нет! Я прошу вас не стрелять.

Если бы Сэм осмелился, он сказал бы Фарамиру "да", быстрее и громче. Он не видел ничего, но из их слов догадался, на кого они смотрят.

– Значит, вы знаете, кто это? – спросил Фарамир. – Ну, а теперь объясните, почему мы не должны стрелять. Во всех наших разговорах вы ни разу не упоминали своего спутника, а я пока оставлял это без внимания. Можно было подождать, пока его не поймают и не приведут ко мне. Я послал лучших своих охотников на поиски, но он ускользнул от них. Его никто не видел, кроме Анборна – вчера, в сумерках. Но теперь он совершил большую ошибку – осмелился явиться в Хеннет Аннун, и поплатится за это жизнью. Удивляюсь я этому созданию – такое хитрое, такое ловкое, и является купаться прямо у нас под окном. Неужели он думает, что люди спят ночью без охраны. Зачем он так поступил?

– Я думаю, на это есть два ответа, – заметил Фродо. – Во-первых, он мало знает о людях, и хотя он и ловок и хитер, но ваше убежище так скрыто, что он, вероятно, не подозревает о том, что здесь есть люди. Во-вторых, я думаю, его привело сюда могучее искушение, более сильное, чем его осторожность.

– Вы говорите "искушение"? – тихо сказал Фарамир. – Значит, он знает про вашу ношу?

– Знает. Он сам носил ее много лет.

– Он носил его? – переспросил Фарамир с удивлением. – Все новые и новые загадки. Значит, он за ним охотится?

– Может быть. Оно для него драгоценность... Но я говорю не об этом.

– Тогда чего же ищет это создание?

– Рыбу, – ответил Фродо. – Смотрите!

Они посмотрели вниз, в темный бассейн. В его дальнем конце появилась маленькая черная голова, как раз у густой тени скал. Блеснуло серебро, вода слегка зарябила. Существо поплыло к берегу и затем с удивительным проворством фигура, похожая на лягушку, выбралась из воды. Она немедленно села и начала грызть маленький серебряный предмет, блестевший, когда он его поворачивал: последние лучи луны падали теперь на каменный берег бассейна.

Фарамир тихонько рассмеялся.

– Рыба! – сказал он. – Это менее опасное стремление. А может, и нет: рыба из бассейна хеннет аннун может дорого ему обойтись.

– Он в пределах досягаемости стрелы, – сказал Анборн. – Прикажите стрелять, капитан? По нашему закону, смерть ждет явившегося сюда незванным.

– Подождите, Анборн, – ответил Фарамир. – И дело сложнее, чем кажется. Что скажите вы теперь, Фродо? Почему мы должны пощадить его?

– Это существо голодно и несчастно, – ответил Фродо. – Оно не подозревает об опасности. Гэндальф, по-вашему Митрандир, попросил бы вас не убивать его по этой причине и по другим. Он просил эльфов не делать этого. Не знаю точно почему, а о своих догадках я не могу здесь говорить открыто. Но это существо каким-то образом связано с моим поручением. Пока вы не отыскали и не схватили нас, он было моим проводником.

– Вашим проводником! – удивился Фарамир. – Дело становится все более странным. Я многое сделаю для вас, Фродо, но этого не могу обещать: позволить этому скользкому Бродяге свободно уйти отсюда, а потом, если ему захочется, присоединиться к вам, или быть схваченным орками и рассказать им все, что он знает, под угрозой боли. Он должен быть убит или схвачен. Да убит, если не будет схвачен быстро. Но чем можно схватить это скользкое существо кроме оперенной стрелы.

– Позвольте мне спуститься к нему, – сказал Фродо. – Можете натянуть свои луки и выстрелить в меня, если я вас обману, но я не убегу.

– Идите и побыстрее! – сказал Фарамир. – Если он выберется отсюда живым, он должен быть вашим верным слугой до конца дней. Отведите Фродо вниз, Анборн, и побыстрее. У этого существа есть нос и уши. Дай мне лук Анборн.

Анборн провел Фродо по извилистой лестнице к площадке, затем по другой лестнице пока они не оказались перед узким отверстием, прикрытым густыми кустами. Молча миновав их, Фродо очутился на южном берегу бассейна. Было темно, водопады казались бледно-серыми, отражая лишь лунное зарево западного края неба. Фродо не видел Горлума. Он пошел вперед. Анборн шел неслышно за ним.

– Идите! – прошептал Анборн ему на ухо. – Осторожнее: справа обрыв. Если вы упадете в бассейн, никто, кроме вашего рыбачащего друга, не сможет вам помочь. И не забудьте, что поблизости стоят лучники, хотя вы их и не видите.

Фродо пополз вперед, ощупывая путь руками, как Горлум. Скалы были большей частью ровные и плоские, но скользкие. Он остановился, прислушиваясь. Вначале он не слышал ни звука, кроме непрерывного шума водопада за собой. Потом услышал недалеко перед собой свистящее бормотание.

– Рыба, хорошая рыба. Белое лицо исчезло, наконец, моя прелесть. Теперь мы можем спокойно съесть рыбу. Нет, не спокойно, моя прелесть. Ведь драгоценность потеряна, да, потеряна. Грязные хоббиты, да, подлые хоббиты. Ушли и оставили нас, Горлум. И драгоценность исчезла. Бедный Смеагорл остался один. Нет драгоценности. Отвратительные люди, они забрали ее, украли мою драгоценность. Мы их ненавидим. Рыба, хорошая рыба. Делает нас сытыми. Делает глаза яркими, пальцы крепкими, да. Задушить их, моя прелесть. Задушить их всех, да, если у нас будет возможность. Хорошая рыба. Хорошая рыба!

Горлум продолжал бормотать, непрерывно, как водопад, прерываемый лишь слабыми звуками глотания. Фродо вздрогнул, слушая с жалостью и отвращением. Он хотел бы остановить это бормотание и никогда больше не слышать его, этого голоса. Анборн неподалеку позади. Он может прокрасться к нему и попросить выстрелить. И они, наверное, смогут подобраться близко, пока он занят своей рыбой. Один меткий выстрел, и Фродо навсегда избавится от этого жалкого голоса. Но нет, у него есть долг перед Горлумом. У хозяина всегда бывает долг по отношению к слуге, даже если тот служит из страха. Если бы не Горлум, они погибли бы в мертвых болотах. К тому же Фродо каким-то образом очень точно знал, что Гэндальф не захотел бы этого.

– Смеагорл! – тихонько позвал он.

– Рыба, хорошая рыба, – сказал голос.

– Смеагорл! – повторил Фродо немного громче. Голос прекратил бормотание. – Смеагорл, хозяин отыскал тебя. Хозяин здесь. Иди сюда, Смеагорл!

Ответа не было, слышался лишь негромкий свист сквозь сжатые губы.

– Иди, Смеагорл! – сказал Фродо. – Мы в опасности. Люди убьют тебя, если застанут тут. Иди быстрее, если хочешь спастись от смерти. Иди к хозяину!

– Нет! – сказал голос. – Хозяин плохой.. Оставил бедного Смеагорла и ушел с новыми друзьями. Хозяин может подождать. Смеагорл не кончил еще.

– Сейчас не время для еды, – сказал Фродо. – Возьми рыбу с собой. Быстрее!

– Нет! Должен закончить рыбу!

– Смеагорл! – в отчаянии сказал Фродо. – Драгоценность рассердится. Я возьму драгоценность и скажу: пусть он проглотит кости и подавится. Пусть больше никогда не почувствует вкуса рыбы. Иди, драгоценность ждет.

Послышался резкий свист. Вскоре из темноты на четвереньках показался Горлум, как провинившийся пес, которого позвали к ноге. Во рту он держал полусъеденную рыбу, другая рыба была у него в руке. Он подошел к Фродо, почти нос к носу, и обнюхал его. Его бледные глаза светились. Потом он взял рыбу изо рта и встал.

– Хороший хозяин! – прошептал он. – Хороший хоббит, вернулся к бедному Смеагорлу... Хороший Смеагорл ждет. А теперь идем, быстро идем, да. Под деревья, пока лиц нет. Идем!

– Да, скоро пойдем, – согласился Фродо. – Но не сейчас. Я пойду с тобой, как и обещал. Я снова обещаю. Но не теперь. И ты здесь в опасности. Я спасу тебя, но ты должен мне верить.

– Должны ли мы верить хозяину? – с сомнением произнес Горлум. – Почему? И почему не идти сейчас же? Где второй, сердитый, грубый хоббит? Где он?

– Он наверху, – сказал Фродо, указывая на водопад. – Я не пойду без него. Мы должны вернуться к нему. – Сердце его сжалось. Все это слишком походило на предательство. Он не боялся, что Фарамир позволит убить Горлума, но, вероятно, его сделают пленником и свяжут. И то, что делал Фродо, весьма походило на предательство по отношению к несчастному существу. Вероятно, тот даже не поймет, что Фродо спас ему жизнь единственно возможным путем. Что еще он может сделать? Как еще поладить с обеими сторонами? – Идем, – сказал он. – Или драгоценность рассердится. Мы должны подняться наверх. Иди вперед!

Горлум немного прополз вперед, потом подозрительно принюхался. Вдруг он остановился и поднял голову.

– Кто-то здесь есть! – сказал он. – И не хоббит. – Неожиданно он повернул назад. Зеленый свет вспыхнул в его выступающих глазах. – Хозяин, хозяин! – шипел он. – Злой! Предатель! Обманщик!

Он плюнул и протянул длинные руки с белыми согнутыми пальцами.

В это мгновение на него обрушилась темня фигура Анборна. Большая сильная рука схватила его за горло и пригвоздила к земле. Он повернулся, как молния, влажный и скользкий, извиваясь, как уж, кусаясь и царапаясь, как кошка. Но еще два человека выступили из тени.

– Лежи спокойно, – сказал один из них. – Или будешь утыкан стрелами, как еж иголками.

Горлум перестал сопротивляться и захныкал. Его связали, и не очень вежливо.

– Легче, легче, – сказал Фродо. – У него сил меньше, чем у вас. Не повредите ему чего-нибудь. Смеагорл! Они не сделают тебе вреда. Я иду с тобой. Они не сделают тебе ничего плохого, иначе вам сначала придется убить меня. Верь хозяину!

Горлум повернулся и плюнул в него. Люди подняли его, накинули на голову капюшон и понесли.

Фродо пошел за ними, чувствуя себя отвратительно. Они прошли в отверстие за кустами, потом по лестницам и переходу в пещеру. Зажгли два или три факела. Люди зашевелились. Сэм был здесь, он бросил странный взгляд на то, что несли люди.

– Поймали? – спросил он Фродо.

– Да. Точнее, нет, он сам пришел ко мне, потому что поверил мне. Я не хотел, чтобы его связывали. Надеюсь, что это к лучшему, но все это дело мне не нравится.

– Мне тоже, – сказал Сэм. – Мне вообще не нравится все связанное с этим жалким типом.

Подошел человек и отвел хоббитов в убежище в глубине пещеры. Здесь сидел Фарамир, в нише над его головой снова горела лампа. Он знаком показал хоббитам на табуретки.

– Принесите вина гостям, – сказал он. – И приведите сюда пленника.

Принесли вина, потом Анборн притащил Горлума. Он снял капюшон с головы Горлума и поставил его на ноги, стоя сзади, чтобы поддерживать его. Горлум замигал, скрывая злость в глазах под тяжелыми бледными веками. Выглядел он жалко, влажный, с каплями воды, с запахом рыбы (он все еще сжимал рыбу в руке); его редкие волосы прилипли ко лбу, нос морщился.

– Развяжите нас! Развяжите нас! – сказал он. – Веревка делает нам больно, да, нам больно, а мы ничего не сделали.

– Ничего? – спросил Фарамир, пронзительно глядя на жалкое существо, но на лице у него не было никакого выражения: ни гнева, ни жалости, ни удивления. – Ничего? Неужели ты никогда не совершал ничего, достойного связывания и наказания? К счастью, не мне судить об этом. Но сегодня ночью ты пришел в место, где тебя ждет смерть. Рыба в этом бассейне смертельно опасна.

Горлум выронил рыбу из рук.

– Не хотим рыбы, – сказал он.

– Дело не в рыбе, – сказал Фарамир. – Но тот, кто пришел сюда и увидел бассейн, должен быть наказан смертью. Пока я пощадил тебя по просьбе Фродо, который сказал мне, что ты ему служил. Но ты должен отвечать мне. Как тебя зовут? Откуда ты пришел? Куда идешь? В чем твоя цель?

– Мы потеряны, потеряны, – сказал Горлум. – Ни имени, ни цели, ни драгоценности – ничего. Одна пустота. Один голод. Да, мы голодны. Несколько маленьких рыбок, жалких костлявых рыбок для бедного голодного существа, и они говорят: смерть. Они так мудры, так справедливы.

– Не очень мудры, – сказал Фарамир, – но справедливы, насколько позволяет наш разум. Освободите мне его, Фродо! – Фарамир достал из-за пояса нож и протянул его Фродо. Горлум, не поняв его намерений, взвыл и упал на пол.

– Ну, Смеагорл! – сказал Фродо. – Ты должен мне верить. Отвечай точно и правдиво. Тебе не причинят вреда.

Он перерезал веревку и помог Горлуму встать.

– Иди сюда! – сказал Фарамир. – Смотри на меня! Ты знаешь название этого места? Ты был здесь раньше?

Горлум медленно поднял голову и неохотно взглянул в глаза Фарамиру. В его взгляде вспыхнул свет, его пустые бледные глаза на мгновение встретились с ясным немигающим взглядом человека из Гондора. Наступило молчание. Затем голлум опустил голову и начал сгибаться, пока не оказался на полу, весь дрожа.

– Мы не знаем и не хотим знать, – бормотал он. – Никогда не были здесь, никогда не придем опять.

– В твоем мозгу есть закрытые двери и окна, а за ними темные комнаты, – сказал Фарамир. – Но в данном случае я считаю, ты говоришь правду. Это хорошо для тебя. Какой клятвой ты поклянешься не возвращаться и никогда ни одному живому существу ни словом, ни знаком не указывать этого места.

– Хозяин знает, – сказал Горлум, искоса взглянув на Фродо. – Да, он знает. Мы обещаем хозяину, если он спасет нас. Мы клянемся на ней, да. – Он подполз к ногам Фродо. – Спасите нас, хороший хозяин! – хныкал он. – Смеагорл клянется на драгоценности, клянется искренне. Никогда не возвращаться, никогда не говорить, никогда! Нет, моя прелесть, нет!

– Вы удовлетворены? – спросил Фарамир.

– Да, – ответил Фродо. – Можете удовлетвориться этим обещанием или исполнить ваш закон. Большего вы не добьетесь. Но я обещал ему, что если он подойдет ко мне, ему не причинят вреда. И не хотел бы оказаться обманщиком.

Фарамир некоторое время сидел задумавшись.

– Хорошо, – сказал он наконец. – Я предаю тебя твоему хозяину, Фродо, сыну Дрого. Пусть он объявит, что он собирается делать с тобой.

– Но, повелитель Фарамир, – сказал Фродо, кланяясь, – вы еще сами не сказали, что собираетесь делать с Фродо, а пока это неизвестно, я не могу строить планы, касающиеся меня и моих товарищей. Ваш суд был отложен на утро. Утро наступило.

– Тогда я объявляю вас свободными в королевстве Гондор до самых древних его границ. Но ни вы, ни ваши спутники не имеют права являться в это место незванными. Это решение действительно в течении года и одного дня, потом действие его прекращается, если только вы за это время не явитесь в Минас Тирит и не предстанете перед повелителем-наместником города. Тогда я испрошу его утвердить мое решение и сделать его пожизненным. Тем временем все, кого вы берете под свою защиту, находятся и под моей защитой и покровительством Гондора. Вы удовлетворены?

Фродо низко поклонился.

– Я удовлетворен, – ответил он, – и всецело отдаю себя в ваше распоряжение, если только могу чем-либо быть полезным такому благородному человеку.

– Можете, – подтвердил Фарамир. – А теперь скажите: берете ли вы под свою защиту этого Смеагорла?

– Я беру Смеагорла под свою защиту, – ответил Фродо. Сэм громко вздохнул.

– Теперь я скажу тебе, – Фарамир обернулся к Горлуму, – тебе грозит смерть. Но пока ты идешь с Фродо, ты в безопасности. Однако, если хоть какой-нибудь из людей Гондора застанет тебя одного, судьба твоя будет решена. А если ты будешь верно служить Фродо, все будет в порядке, иначе смерть быстро найдет тебя и за пределами Гондора. Теперь отвечай: куда ты пойдешь? Фродо сказал, что ты был его проводником. Так куда же ты его поведешь?

Горлум не ответил.

– Отвечай, или я изменю свое решение, – сказал Фарамир. Но Горлум продолжал молчать.

– Я отвечу за него, – вмешался Фродо. – Он провел меня к черным воротам, как я и просил, но они непроходимы.

– В неназываемую землю нет открытых дверей, – сказал Фарамир.

– Видя это, мы повернули и пошли по снежной дороге, – продолжал Фродо, – судя по тому, что он нам сказал, есть или может быть проход вблизи Минас Итила.

– Минас Моргула, – поправил Фарамир.

– Не знаю точно, – согласился Фродо, – но по-видимому, тропа поднимается в горы в северной части долины, где стоит старый город. Она поднимается на высокий утес и потом спускается на ту сторону гор.

– Вы знаете название этого перехода? – спросил Фарамир.

– Нет, – ответил Фродо.

– Его называют Кирит Унгол. – Горлум резко свистнул и что-то пробормотал про себя. Фарамир обернулся к нему и спросил. – Разве не так?

– Нет, – сказал Горлум и вдруг взвыл так, как будто кто-то ударил его. – Да, да, мы слышали однажды это название. Но какое вам дело до названия? Хозяин говорит, что он должен пройти. Поэтому мы должны найти проход. Другого пути нет.

– Нет другого пути? – спросил Фарамир. – Откуда ты это знаешь? И кто изучал все уголки темного королевства? – он долго задумчиво смотрел на Горлума. Потом снова заговорил. – Уведи это существо, Анборн. И обращайся с ним вежливо, но стереги его. А ты, Смеагорл, не пытайся нырнуть в водопады. Там внизу у скал такие зубы, что они убьют тебя раньше твоего часа. Уходи сейчас и возьми с собой свою рыбу!

Анборн ушел; перед ним согнувшись, шел Горлум. Занавес в убежище был задернут.

– Фродо, я считаю, что на этот раз вы поступаете неразумно, – сказал Фарамир. – И вы не должны идти с этим существом. Оно злое.

– Ну, не совсем злое, – возразил Фродо.

– Может быть, и не совсем, – согласился Фарамир, – но зло ест его, как язва, и зло это растет. Он не приведет вас к добру. Если вы согласитесь расстаться с ним, я дам ему охранную грамоту и прикажу отвести к любой точке границ Гондора, какую он назовет.

– Он не пойдет туда, – сказал Фродо. – Он последует за мной, как делает уже давно. И я много раз обещал взять его под защиту и идти туда, куда он ведет. Вы ведь не посоветуете мне нарушать обещания?

– Нет, – вздохнул Фарамир, – но на сердце у меня тяжело. Кажется, легче посоветовать другому нарушить обещание, чем самому это сделать. Но нет... Если он пойдет с вами, вам придется терпеть его присутствие. Но не нужно идти с ним к Кирит Унголу. Он сказал вам о нем меньше, чем знает. Это я ясно прочел в его мозгу. Не ходите к Кирит Унголу!

– Куда же мне идти? – спросил Фродо. – К черным воротам назад, чтобы добровольно сдаться их охране? Что вы имеете против этого места, почему его название вызывает ужас?

– Ничего определенного, – сказал Фарамир. – Мы, в Гондоре, не ходим восточнее дороги в эти дни, и никто из нас, более молодых, не ступал ногой на горы тени. Мы о них знаем лишь старые легенды и слухи давно ушедших дней. Но в переходах у Минас Моргула живет какой-то темный ужас. Когда произносится название Кирит Унгол, старики и знатоки сказаний бледнеют и замолкают.

Долина Минас Моргула очень давно оказалась во власти зла и была угрозой и ужасом и тогда, когда изгнанный Враг находился далеко, а Итилиен входила в наше королевство. Как вы знаете, этот город некогда был крепостью, гордой и прекрасной, Минас Итилом, близнецом нашего родного города. Но он был захвачен злыми людьми, которыми командовал Враг и которые после его поражения бродили бездомные и безначальные. Говорят, их господами были люди Нуменора, впавшие в тьму зла: им Враг дал Кольца власти и поработил их, они стали живыми привидениями, ужасными и злыми. После ухода Врага они захватили Минас Итил и жили в нем, наполнив город и всю долину гибелью и распадом: город казался пустым и в то же время не пустым, потому что в его разрушенных стенах жил бесформенный ужас. Здесь жили девять повелителей, и после возвращения их хозяина, которое они в тайне подготовили, они вновь стали сильны. Девять всадников выехали из ворот ужаса, и мы не могли противостоять им. Не приближайтесь к их крепости! Вас выследят. Это место бессонной злобы, полное несмыкающихся глаз. Не ходите туда!

– Но куда же вы направите меня? – спросил Фродо. – Вы говорите, что сами не можете привести меня к горам и тем более перевести через них. Но я дал торжественное обещание Совету найти путь через горы или погибнуть в поисках пути. И если я поверну назад, испугавшись опасностей на своем пути, как смогу я смотреть на людей и эльфов? Вы хотите, чтобы я пошел с этой вещью в Гондор? Ведь она свела с ума вашего брата. Что же она натворит в Минас Тирите? Неужели должно быть два Минас Моргула, скалящиеся друг другу через мертвые земли, полные гнилости?

– Я не хочу этого, – сказал Фарамир.

– Что же мне делать?

– Не знаю. Но я не хочу, чтобы вы шли на смерть или на пытки. И не думаю, чтобы Митрандир выбрал бы этот путь.

– Но он погиб, а я должен выбрать путь. И времени для долгих поисков нет, – сказал Фродо.

– Тяжкая судьба и безнадежное поручение у вас, – сказал Фарамир. – Но по крайней мере помните мое предупреждение: берегитесь этого проводника, Смеагорла. Он был убийцей. Я прочел это в нем...

Он вздохнул:

– Ну, мы встретились и теперь расстанемся, Фродо, сын Дрого. Вы не нуждаетесь в словах утешения: я не надеюсь снова увидеть вас под этим солнцем. Но вы пойдете с моим благословением на вас и на всем вашем народе. Отдохните немного, пока для вас готовится еда.

Я с радостью послушал бы, как этот ползучий Смеагорл стал обладателем вещи, о которой мы говорим, и как он потерял ее, но я не буду беспокоить вас сейчас. Если, вопреки всем опасениям, вы вернетесь в землю живых, и мы будем сидеть, греться на солнце и смеяться над старыми горестями, вы расскажете мне об этом. А до того времени или до другого времени, которое не увидишь даже в видящие камни Нуменора, прощайте!

Он встал, низко поклонился Фродо и задернул занавес за собой.


2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.