.RU
Карта сайта

Глава 14 - Дарья Донцова Камин для Снегурочки Даша Васильева 22

Глава 14


– Свинчик наш в шоу бизе давно крутится, – завела Ира, – но не фартило ему. Все такой материал попадался, что никак в звезды не протолкнешь. Везде был облом. Вот, например, Нора, данные хорошие, поет, танцует, вроде начала в гору лезть – и бац, села на наркоту. Обычное дело, не выдержала нагрузок, решила попробовать стимуляторы, ну и покатилась вниз. Свин в нее вложился и все потерял. Второй раз он попытался с Толиком работать. Тот послушный, даже покорный, старательный, а харизмы нет. Как ни пыжился, публика его проигнорировала. Думаешь, легко звезду сделать? Берешь юношу или девушку, сырой материал, и начинаешь. Парикмахер, стилист, визажист, уроки вокала и танцев, визиты к стоматологу, покупки песни у композитора, ее запись, концертные костюмы, подтанцовка, аппаратура… До фига бабок вложить надо, и неизвестно еще, как публика отреагирует. Знаешь, есть такое понятие, как энергетика. У одного имеется драйв, у другого нет, и никакими баксами его не купить. Ладно, не станем углубляться. Толик не пошел, народ его просто не заметил. Свин исчез, все решили, что он разорился, и вдруг, здравствуйте, выныривает невесть откуда с Глафирой, и, похоже, в деньках не стеснен, клип снял, журналистов купил. Ну и завертелось…

– А почему он скрывает, что является хозяином и других успешных проектов, – перебила я Ирину, – это же ему плюс или нет?

– От налогов уходит, – объяснила она, – не хочет доходы декларировать. Потом, ему выгоднее, что «Баблз» вроде как сами по себе считаются, им песни дешевле достаются, и по газетам имя Свина не склоняют, когда состав солистов меняется. Ты, наверное, не знаешь, но у «Баблз» постоянная текучка – то один парень уйдет, то другой. Свин, дурак, считает, что все концы в воде утопил, только я все знаю.

– Думаешь, если пригрозишь опубликовать информацию, он тебе заплатит за молчание? – догадалась я.

– Твои мысли текут в правильном направлении, – похвалила меня Ирина, – только миллион баксов это никак не стоит, но у меня есть кое что еще…

– Что именно?

– Первой Глафирой была некая Настя Звягинцева, – без тени улыбки заявила Ирина, – голосок слабый, так, на троечку, но некто вложил в девицу деньги большие, просто немереные, и Глафира зазвучала везде.

– Ну и что?

– Потом Настя оказалась замешана в деле об убийстве своего любовника, бизнесмена Сергея Лавсанова, который и давал Свину деньги на ее раскрутку. Но выяснилось, что Настя ни при чем, Лавсанова пырнула ножиком домработница, якобы он к ней приставал… понимаешь?

– Пока не слишком, – честно призналась я.

– Настя петь бросила, – объяснила Ира, – а почему?

– Ну… умер покровитель, денег не стало!

– Нет, тугриков у Свина меньше не стало. Он мигом заменил Настю на другую девицу, ту, что сейчас подвывает под именем Глафира. Из чего я делаю заключение: дело нечисто. Очевидно, оба, и Свин, и Настя, замешаны в убийстве Лавсанова, бедная домработница парится ни за что в клинике для психов, в дурке!

– В той же, где лежала я?

– С чего ты это взяла?

– Ну… мне так показалось.

– Вовсе нет, – ответила Ирина, – ту домработницу зовут Таня Рыкова, и она помещена в спецбольницу в местечке Волкове2.

– Ты знаешь, что она не виновата!

– Догадываюсь.

– И никому ничего не сказала!

– Зачем?

– Чтобы несчастную отпустили.

– Мне наплевать на нее, – жестоко заявила Ира, – а на тебя нет! Хочу выручить сестру и уехать подальше. К Тане Рыковой никаких эмоций не испытываю, ей, скорей всего, заплатили, она сама знала, на что шла! Да не о ней речь.

– А о ком? – борясь с головной болью, спросила я.

– О тебе, – рявкнула Ирина, – и обо мне! Слушай, у Свина имеются документы, подтверждающие его участие в убийстве. Наша задача найти их, похитить, а потом уж взять продюсера за мягкое брюшко и сообщить: «Знаем все, гони бабло, иначе, папочка, окажешься в милиции». Вот за спасение своей шкуры Свин и отстегнет миллион баксов.

Вдруг железный обруч, сдавивший мне голову, лопнул. Я вдохнула душный, пыльный воздух и невольно сказала:

– На мой взгляд, это подло – шантажировать человека. Может, попробуем заработать деньги иным путем? Честным?

Ира хрипло засмеялась:

– Самое интересное, что это говоришь ты, женщина, убившая ради квартиры и дачи мужа.

Я растерянно замолчала. А ведь правда, я совсем забыла, что являюсь убийцей, но шантаж все равно нехорошее дело.

– Если ты способна в кратчайший срок честным путем получить сумму с большими нолями, то начинай, – ухмыльнулась Ира.

– Можно взять ссуду в банке, – пролепетала я, – продадим квартиру, дачу…

– Ага, – подхватила Ира, – шмотки…

– Да, – воспряла я духом, – ей богу, будет лучше, еще можно драгоценности в ломбард снести, шубу, ковер… Наберем помаленьку – и бежать!

– Рваные трусы и носки, – прошипела Ирина, – молчи лучше, о чьих драгоценностях ты болтаешь? Вот сейчас тресну тебя. Я отшатнулась.

– Не бойся, – успокоила меня Ира, – не трону. В конце концов, ради тебя я сделаю все для нашего бегства, но и ты должна поработать! Знаю, знаю, ты не привыкла шевелиться, но в связи с исключительностью ситуации потребуются некоторые усилия и от Танечки мямли!

– Прекрати меня так называть!

– А что? Обидно? – Да.

– Надо же! Однако ты начинаешь походить на человека, раньше тебя это не коробило.

– А теперь задевает!

– Хороший признак, – издевательски протянула Ирина, – в вас, мадам, просыпается человеческое достоинство! Кстати, ты ни разу, даже узнав, что вместо зоны отправляешься в больницу, не сказала мне «спасибо».

– Наверное, была свиньей, – чувствуя огромную усталость, медленно ответила я, – спасибо и извини за все. Поверь, я совершенно не помню себя в качестве Тани Кротовой, в мозгах чистый лист, но чем больше ты про меня рассказываешь, тем сильнее я себе не нравлюсь. Теперь дела пойдут по иному, вот увидишь, я буду работать и больше не доставлю тебе хлопот. Мне жутко стыдно за все и отвратительно осознавать, что я из корысти лишила жизни человека. Может, я очень раскаивалась и господь поэтому лишил меня памяти? Проявил милость?

– Сказки про доброго боженьку оставь на потом, – заявила Ира, – хватит достоевщину разводить, действовать надо.

– Делать то что? – растерянно спросила я.

– Ты можешь проникнуть к Свину домой?

– Каким образом?

– Просто, ну, допустим, вечером вернетесь с концерта, ты чай им подашь, верно?

– Да, вероятно, они ужин попросят, салатик там…

– Меню можешь не озвучивать! – оборвала меня Ирина. – На!

– Это что? – испуганно спросила я, глядя на небольшой пузырек, который сунула мне Ира.

– Снотворное, сильное, но безобидное, капнешь им с Глафирой в еду, через десять минут они заснут. А ты возьмешь у Свина ключи и к нему в дом рванешь, компромат искать.

– Ой, я не смогу!

– Ерунда! Это элементарно!

– Мне не нравится такой вариант.

– Вот, а обещала мне помогать, прощения просила. Значит, все одни слова, ты по прежнему Танька мямля!

– Ну хорошо, – сдалась я, – будь по твоему. Только вряд ли Свин держит компрометирующие его документы на самом виду. Скорей всего, у него есть сейф, или он отнес папочку в банк, в ячейку.

– Ты сначала в письменном столе пошарь, а потом, коли ничего не обнаружится, будем мозгами раскидывать, – велела Ирина, – ступай домой, да не трусь. Снотворное хорошее, Свин десять часов проспит, а когда проснется, ничего не заподозрит. Ну так ты мямля?

– Нет, – вздохнула я и, попрощавшись с сестрой, пошла к метро.

Около входа в подземку бойко торговали палатки. Я встала возле паренька, который продавал видеокассеты, и тупо уставилась на разноцветные коробочки.

– Чего нибудь хотите? – вяло поинтересовался мальчишка, обмахиваясь газетой.

И как ответить на этот вопрос? Да, очень хочу узнать всю правду про Таню Кротову. Неужели я убила Игоря из за квартиры? Но ведь этого продавцу не сказать!

– Нет, – улыбнулась я, – можно просто поглядеть?

– Сколько хотите, – разрешил юноша и, потеряв ко мне интерес, переключился на других покупателей. Их оказалось трое: папа с сыном, мальчиком лет семи, и всклокоченный дядька, одетый, несмотря на жару, в темный габардиновый плащ.

– Детские слева, – пояснил торговец.

– Ага, – кивнул папаша, – сюда, значит. Выбирай, сынок.

– Молодой человек, – спросил «плащ», – «Маска» есть?

– Купили.

– Жаль. А «Один дома»?

– Это ж старье!

– Но не все фильм видели, – возмутился дядька, – я, например, не успел!

– Могу заказать, оставьте задаток, завтра получите кассету.

– Нет, тогда… э… «Особенности национальной охоты».

– Давно не торгуем, народ уже его насмотрелся.

– Что же взять? – пригорюнился дядька. – Ладно, давайте вон ту! Нет, нет, левее, вторую в третьем ряду.

– Да вы чего! – удивился парень. – Не берите.

– Почему? Плохая картина?

– Это драма, – отрезал продавец, – там думать надо.

Стараясь не рассмеяться, я скосила глаза на папеньку с сыном и стала свидетелем другого, не менее забавного диалога.

– Ну, Митька, чего хочешь? – вопрошал отец.

– Не знаю, – апатично ответил разомлевший от жары мальчик.

– Любую тебе куплю. Какую брать?

– Не знаю.

– Про инопланетян?

– Не знаю.

– Во, про бандитов! Хочешь?

– Не знаю.

В конце концов терпение у родителя лопнуло.

– Вот что, сынок, – сказал он, – наша мама где работает?

– В магази ине, – проныл ребенок.

– Молодец. А кем?

– Продавцом, в колбасе.

– Умница, – похвалил папенька отпрыска за редкостную сообразительность, – а теперь представь, подходит к нашей любимой мамочке покупатель. Она его и спрашивает: «Что желаете?» А тот отвечает: «Не знаю». И как думаешь, что ему наша мамуля ответит?

– Не знаю.

– Она скажет, – очень нежно закончил отец, – она обязательно скажет!.. Скажет… ну неважно, что! Совершенно неважно, да! Только, поверь, ей не понравится такой покупатель! И она ему… ладно, берем про трех поросят.

Поняв, что больше не в состоянии слушать бред покупателей, я бегом спустилась в метро и наткнулась на книжный лоток.

– Возьмите в дорогу детектив! – кричал продавец.

Я ткнула пальцем в один томик:

– Этот дайте.

Устроившись в самом углу вагона, я раскрыла книжку и попыталась углубиться в чтение, но уже через секунду поняла, что очень хорошо помню содержание этого романа, так хорошо, словно сама его написала. Я захлопнула книгу и уставилась на яркую обложку. Арина Виолова. «Гнездо бегемота». Из глубин памяти вынырнула целая цепь фамилий: Маринина, Акунин, Полякова, Дашкова, Устинова… Похоже, я их всех читала, впрочем» эту Арину Виолову тоже, раз могу пересказать книгу. У меня, оказывается, великолепная память, но почему я не помню ничего, связанного с собственной личностью? Хотя комнату, где жила Таня Кротова, я узнала, даже вспомнила, где у нас лежат нитки и квитанции по оплате за квартиру. У нас… Вот я уже говорю: «У нас»!

Рита обнаружилась на кухне.

– Как дела? – зевая, спросила она.

– Ни так ни сяк, – ответила я, – готова заступить на вахту шоу бизнеса, куда рулим сегодня?

Рита надула сильно накрашенные губки.

– Ля ля ля, – пропела она. – А снег идет…

– По моему, ты фальшивишь, – вздохнула я. – А ты откуда знаешь? – изумилась Рита.

Я пожала плечами:

– Иногда возникают какие то воспоминания. сегодня я выяснила, что прочитала гору детективов, в том числе даже какой то тетки по имени Арина Виолова. А еще мне кажется, что я имею музыкальное образование… Да ладно! Ты так и не сказала, куда мы катим?

– Коттеджный поселок «Алискино».

– Да ну, – удивилась я, – там клуб?

– Не а, частный дом.

– Мы едем давать концерт на квартиру?

– В особняк, – поправила Рита, – а что такого? Заплатили за концерт, обычное дело. У хозяйки вроде день рождения.

– Эй, девки, – заорал из прихожей Свин, – чего жвачитесь, машина внизу!

Я ринулась в гардеробную за вещами.

– Танька, – капризно заверещала Рита, – дрянь! Где мои колготки?

– В ванной.

– Принеси! Я принесла.

– Фу, – завизжала Рита и шлепнула меня колготками, – почему не новые?

– Давай, шевелись! – гаркнул Свин.

– Ты с нами едешь? – поинтересовалась Рита, влезая в джинсы.

– Ага.

– А зачем?

– Не твое дело!

– Ну скажи, – капризничала Рита, сбрасывая на пол кучу нижнего белья, лежавшую на стуле.

Увидав, что Свин не смотрит в мою сторону, я исподтишка показала Рите кулак и стала подбирать кружевные лифчики и трусики.

– Топай в машину! – гаркнул Семен, но потом вдруг неожиданно сменил гнев на милость и спокойно продолжил: – Хозяин дома – большой человек, Романкин Аркадий Николаевич, я хочу с ним познакомиться, может пригодиться.

– Аркадий, – невольно повторила я, – Аркадий…

– Чего талдычишь, словно заевшая пластинка? – вмиг обозлился Свин. – Одевай звезду, бери пожитки и топай вниз.

Я молча застегнула на Глафире босоножки, подхватила сумку, портпледы, термос, ящик с косметикой и вышла к машине.

Странное дело, имя родного мужа, убитого мною Игоря, не вызвало у меня никаких эмоций. А вот слово «Аркадий» всколыхнуло что то внутри. Может, я когда то любила человека с таким именем? Аркаша… Я читала детективы Арины Виоловой, училась музыке, а еще имела собаку с кошкой… Муж… вроде и он был! Игорь? Нет, никаких эмоций.

– Сейчас тресну тебя, – гаркнул Свин, – чего стоишь с разинутой пастью?! Тормозной жидкости нахлебалась? Лезь в авто.

Я села в «Мерседес».

– Фу, – вздохнул Свин, – давай, Митька, жми. С бабами только свяжись, везде опоздаешь.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.