.RU
Карта сайта

Денег, однако, было не слишком много, поэтому Шаброль не мог пригла­сить звезд, арендовать дорогостоящие студийные павильоны и использовать мощный техниче­ский


Кинематограф "нон-стоп"




не


Денег, однако, было не слишком много, поэтому Шаброль не мог пригла­сить звезд, арендовать дорогостоящие студийные павильоны и использовать мощный техниче­ский арсенал съемочной аппарату­ры. Он написал сценарий, действие которого происходит во француз­ской провинции конца 50-х. Бывший сельский житель, а ныне парижский интеллектуал Франсуа (Жан-Клод Бриали) приезжает в деревню, чтобы подлечиться, но главное — разо­браться в самом себе, понять при­чины своей меланхолии. Там он встречает друга детства Сержа (Жерар Блен), опустившегося, спиваю­щегося человека, несчастного в се­мейной жизни...

В "Красавчике Серже" (1958) играли друзья Шаброля — практически ни­кому не известные до той поры акте­ры, ставшие потом звездами "новой волны", операторская группа состо­яла всего из двух человек — Анри Декэ и его ассистента Жана Рабье. Актеры могли импровизировать на съемочной площадке, а Декэ ис­пользовал ручную камеру. Превосходный знаток провинциального быта, Клод Шаброль любит подчеркивать, что, несмотря на



Существует две версии

прихода Шаброля в

режиссуру. Наиболее

распространенная из

них: on женился на

внучке управляющего

банкирского дома

Ротшильдов, которая и

Дала ему необходимую

сумму для съемок

"Красавчики Сержа".

Сам Шаброль

уверяет, что сделал

картину на средства,

оставленные ему в наследство

умершей бабушкой.

48

Александр Федоров



внешнюю достоверность деталей, типажей и т.п. он создает на экране свой, авторский мир, который наивно было бы принимать за подлин­ный.

Бесспорно, "Красавчик Серж" - очень лиричная (быть может, одна из самых личных в его творчестве) картина, отмеченная тонкой психологической разработкой характе­ров, точными деталями и искренней эмоциональностью.

Клод Шаброль появился на свет в Париже 24 июня 1930 года. Его отец и дед по мужской линии были апте­карями, дед со стороны матери за­нимался торговлей. Родители наде­ялись, что сын станет достойным продолжателем семейных тради­ций, в том числе и религиозных. Во всяком случае, до 15-ти лет Шаб­роль был ревностным католиком и довольно хорошо учился в школе. Позже он скажет, что огромную роль в его становлении сыграли военные годы, проведенные им в деревни у бабушки. Именно там будущий знаменитый режиссер почувствовал себя по-настоящему свободным. В па­мять подростка врезались многие детали сельской жизни, своеобраз­ный ее уклад, традиции, внешний облик тамошних обитателей, их ма­нера говорить.

К восемнадцати годам характер Ша­броля, по-видимому, окончательно сформировался. Независимость во всем — в суждениях, вкусах, поступ­ках, упорство в достижении поставленной цели — качества, которые проявлялись у него даже в мелочах. После окончания школы ему показа­лось скучным учиться на юридиче­ском факультете Сорбонны, и он па­раллельно поступил в Институт политических наук. Там он пробыл, правда, всего неделю, сразу сделав глобальный вывод о политиках и из­бирателях: "Мы настолько глупы и трусливы, что позволяем этим ни­чтожествам править нами".

Весьма своеобразно учился Шаброль и на юридическом факультете. Автор известной книги "Все о фран­цузах" Теодор Зэлдин уверяет, к примеру, что во время лекций сту­дент обстреливал своего профессо­ра игрушечными стрелами, после чего тот прервал свой курс.

Шаброль был, вероятно, соткан из парадоксов: в студенческие годы он шатался по борделям и обожал го­рячительные напитки, но стоило ему оказаться в армии, как в пику своим однополчанам он бросил пить, при­говаривая, что мир идет навстречу своей гибели из-за культа "денег, наркотиков, секса и алкоголя…

Пожалуй, и в кинематограф молодой бунтарь пришел из-за стремления противостоять общим вкусам. В то время, как во Франции царил дух "папень­киного кино" — салонных мелодрам, фильмов плаща и шпаги и музыкаль­ных комедий, Шаброль и его будущие коллеги по "новой волне" Жан-Люк Годар, Франсуа Трюффо, Луи Маль и другие мечтали о создании иного киноязыка, об иных героях эк­рана.

В своем следующем фильме "Кузе­ны" (1959) режиссер как бы перево­рачивает сюжетную ситуацию "Кра­савчика Сержа": провинциал Жорж (Жерар Блен) приезжает в Париж, чтобы поступить в университет. Его кузен Клод (Жан-Клод Бриали), ще­голь и эстет, ведет отчаянно-богем­ный образ жизни. Столкнув два менталитета,


49


два непохожих характера, Клод Шаброль отнюдь не стремился принять сторону какого-нибудь из своих персонажей. Он с одинаковой иронией относится как к самовлюб­ленности и цинизму Клода, так и к максимализму и наивности Жоржа. Что же касается второстепенных персонажей, то их пьяные вечерин­ки и богемные развлечения показа­ны в эксцентрически едкой манере.

Критики разошлись во мнениях от­носительно фильма: одним случай­ная гибель Жоржа казалась законо­мерным итогом авторской концеп­ции — дескать слабый и неприспо­собленный должен уйти с дороги сильного и самоуверенного, другие автора обвиняли в пессимистиче­ском взгляде на мир в целом. Мне кажется, что и тем и другим в оценке

Клод Шаброль создает на экране свой, авторский мир, который наивно было бы принимать за подлин­ный.

творчества Клода Шаброля не хва­тало главного — иронии. В своих су­ровых вердиктах они были слишком серьезны, тогда как фильмы Шабро­ля всегда предполагают своего рода правила игры (в семейную драму, в криминальную головоломку с примесью черного юмора, в сказку-сно­видение и т.д.).

В детектив `а lа Хичкок Клод Шаброль увлеченно играл в экранизации рассказа Стенли Эллина "Ключ от Николас-стрит" (фильм получил на­звание "На двойной поворот ключа", 1959). Криминальная интрига, свя­занная с загадочным убийством лю­бовницы владельца загородной усадьбы, содержала милые сердцу режиссера саркастические зари­совки характеров и быта француз-

ских буржуа, коих без конца эпатировал нагловатый персонаж Жан-Поля Бельмондо и сексапильная ге­роиня Бернадетт Лафон. Холодная, язвительная стилистика картины со­гласно правилам "крими"-игры была упакована в яркую цветную обертку стандартной коммерческой продукции (съемки финансировали круп­ные франко-итальянские киноком­пании).

Еще раньше Клод Шаброль обратил внимание на незаурядные способ­ности молодой актрисы Стефан Одран (тогда она был замужем за Жан-Луи Трентиньяном), ставшей в 1964 году его второй женой и исполни­тельницей главных ролей. Она вме­сте с Бернадетт Лафон появилась и в "Милашках" (1960). По сути это снова была киноигра, на сей раз в страшноватую сказочку типа "Красной Шапочки и Серого волка". Весь­ма правдоподобная внешне исто­рия, наполненная бесчисленными бытовыми подробностями, диалога­ми, довольно тонкой психологиче­ской атмосферой. Но все-таки глав­ным притягательным моментом бы­ла ирония Шаброля, по ходу сюжета то и дело "подмигивающего" искушенному зрителю. В похожем ключе были сняты и "Ще­голи" (1961), где Жан-Клоду Бриали досталась роль современного дьявола-искусителя, вводящего во грех целомудренного сынка обеспечен­ных родителей.

Увы, российские зрители 60-х — 80-х так и не дождались демонстрации этих картин в широком прокате.

Официальная журналистика в духе
тогдашней идеологической конфронтации обвинила Клода Шаброля в пропаганде "сомнительных истин", в "двусмысленности, неточности авторской позиции", "патологическом натурализме деталей", "плохом вкусе", "псевдофилософии и анархическом отношении к действительности", в акцентировании "темных сторон человеческой души" и т.д. и т.п.

Сегодня это кажется нелепым, но в те времена для подавляющего большинства любителей кино в России французская "новая волна' существовала только на страницах киножурналов и книг, да и то в искаженном, если не изуродованном виде...

После неудачной прокатной судьбы
фильма "Око лукавого" (1962) с Жаком Шарье и Стефан Одран, "Офелия" (1963) с Алидой Валли режиссер не мог найти средств для своих "авторских" проектов. Пришлось идти на компромисс. Так появились на свет развлекательные боевики "Тигр любит свежее мясо" (1964), "Мари-Шанталь против доктора Ка" (1965), "Тигр душится динамитом" (1965). В них играли Роже Анен, Стефан Одран, Мари Лафоре, Франсиско Рабаль, Серж Реджани, Шарль Деннер, Аким Тамиров, Мишель Буке и другие известные актеры, а в числе продюсеров был Дино Де Лаурентис.

Существует устойчивое мнение, что
ни один компромисс не проходит в жизни человека бесследно, что наивно и опасно думать: вот сниму-ка я сейчас что-нибудь кассовое, для публики, заработаю деньги, а уж потом поставлю, наконец, свой долгожданный шедевр, поскольку талант, растраченный в угоду коммерции, уже не возродить. Однако дальнейшая судьба мастера показала, что не всем страшен временный отход от творческого кредо. Так или иначе, но возвращение Шаброля к своему "фирменному" стилю иронической социальной и моральной критики, предпринятое им в конце 60-х было триумфальным.

В таких картинах, как "Неверная жена" (1969) со Стефан Одран, Мишелем Буке и Морисом Роне, "Пусть умрет зверь" (1969) с Жаном Янном

50





или "Мясник" (1970) с Янном и Одран, он хотел "создать портрет бур­жуа нашего времени".

Мясник из провинциального город­ка, влюбленный в местную учитель­ницу кажется милым, тихим, немно­го смешным увальнем, но... с каж­дым эпизодом зритель приближает­ся к страшной разгадке жестоких убийств беззащитных школьниц, происходящих одно за другим.

Уве­рен, что у любого американского "профи" криминального кинемато­графа такой сюжет стал бы превос­ходным поводом для эротического триллера. Но Шаброль, как всегда, снимает эту историю с покоряющей достоверностью погружения в провинциальную жизнь, в комплексы человека, вынужденного вопреки своей воле следовать семейным профессиональным традициям, в переживания одинокой женщины, так и не дождавшейся своего избранника, в причудливую неодно­значность отношений между людь­ми. При этом Шаброль остается мо­ралистом без нравоучений.

"Единст­венная подлинная мораль заключа­ется в самом человеке" — эти слова отражают его вечное стремление к независимости.

В "Кровавой свадьбе" (1973) Шаб­роль рассказывает о любви еще двух провинциалов: героиня (Сте­фан Одран) вместе с любовником (Мишель Пикколи) убивает своего мужа — политика местного масшта­ба, имитируя автокатастрофу. Отно­шения персонажей показаны, ско­рее, как безрассудная страсть, же­лание физической близости в пику запретам и условностям, как бунт против размеренного распорядка провинциального быта. Однако Шаброль не был бы Шабролем, если бы во всем этом не ощущалось иронии, даже сарказма, к которому в данном случае примешивалась политиче­ская сатира (и муж, и любовник ге­роини — члены левой французской партии).

Экранизация романа Ричарда Нили "Невинные с грязными руками" (1975) (с Роми Шнайдер, Родом Стайгером и Жаном Рошфором в главных ролях) не без выдумки пове­ствует о криминальной семейной истории. В этом детективе характе-

51

ры героев до­вольно условны, а режиссерская манера достига­ет холодной отстраненности, что не пошло

на пользу фильму, который явно проигрывает та­ким работам, как, скажем, "Доктор Пополь"

(1972), где Жан-Поль Бельмондо, Миа Фэрроу и Лаура Антонелли увлеченно разыграли сюжет рассказа Юбера Монтейли в духе эксцентри­ческой черной комедии.

В "Чудовищной декаде" нервный и экзальтированный персонаж Энтони Перкинса приезжал в загородное имение своего отца — сурового бородача (гени­альный Орсон Уэллс просто превосходен в этой колоритной роли) в компа­нии со своим университетским профессором (Мишель Пикко­ли). Между ним и юной рыжеволо­сой красавицей, женой отца (Мар­лей Жобер), вспыхивала страсть...

Увы, оказавшись лишен­ным родной стихии в по­литической драме "Нада" (1974), Клод Шаброль, на мой взгляд, потерпел обидное поражение. Ро­ман Жан-Патрика Маншетта об "идейных" тер­рористах в экранном изложении выглядел до­вольно скучным зрелищем, без ка­кой-либо привычной для режиссера "изюминки". Фабио Тести, Марианджела Мелато, Лу Кастель и другие известные актеры играли без вдох­новения, словно вполсилы, что, в принципе, не характерно для кине­матографиста Шаброля, умеющего раскрывать все индивидуальные



возможности

исполнителей. После высоко оцененной критикой "Виолетты Нозьер" (1978), главную роль в которой сыграла Изабель Юппер, режиссер на время ушел на те­левидение, где, в частности, поста­вил несколько серий "Фантомаса" с Хельмутом Бергером.

В отличии от хорошо известной у нас комедийно-пародийной версии Андре Юнебелля с Жаном Маре и Луи де Фюнесом, телесериал Шаброля и Бунюэля-младшего был куда ближе к романам Марселя Алена и Пьера Сувестра, хотя и окрашен легким слоем иронии.

В середине 80-х Шаброль поставил психологическую драму "Чужой кро­вью", пригласив на главную женскую роль американку Джоди Фостер. Действие филь­ма происходило в Париже вре­мен оккупации, и стилистика была близка к "клас­сическому" реа­лизму, который во всем своем академическом блеске предста­нет в экраниза­ции романа Гюстава Флобера "Мадам Бовари".

По мнению французской критики, наибо­лее заметным фильмом Шаб­роля последних лет стала драма "Женское дело" (1988), самому же постановщику кажется, что недавний "Ад" (1993) также входит в число его творческих удач.

Вот уже много лет Шаброль живет в провинции, в не столь уж частые часы, свободные от работы, любит смотреть телевизор, читать детективы и фантастику, слушать музыку и прогуливаться по саду. У него четве­ро детей, а старшей из его внучек исполнилось 17 лет.

Александр

ФЕДОРОВ

Впервые опубликовано в журнале «Видео-Асс Premiere” (Москва). 1995. № 28. С. 48-52.

Федоров А.В. Клод Шаброль: кинематограф нон-стоп // Видео-Асс Premiere. 1995. № 28. С. 48-52.
52Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.