.RU
Карта сайта

4. "Пойдем мы на три дня"; Как мог Всевышний повелеть сказать неправду - ведь он планирует увести евреев навсегда?


4. "Пойдем мы на три дня"; Как мог Всевышний повелеть сказать неправду - ведь он планирует увести евреев навсегда?



    Эти слова, которые Моше произнес от имени Б-га, ставят еще более трудную проблему, но не бывает такой проблемы, касающейся Моше, которая не имела бы одновременно отношения к Б-гу и Его действиям!

Абарбанель:

Как мог Всевышний повелеть Моше говорить от Его имени ложь и неправду? Не лучше было бы сказать откровенно: "Отпусти народ из-под ига египетского!"

Странно, что р. Шмуэль Давид Луцатто, который считает, что иудаизм целиком зиждется на "сострадании", "с легкостью" разрешает эту нелегкую проблему:

Шмуэль Луцатто, на слова "три дня пути":

Вне сомнения, эта просьба продиктована хитростью, потому что они не собирались возвращаться, а поскольку он (т.е.фараон) удерживал их без всякого на это права, то неудивительно, что Г-сподь повелел слукавить с криводушным.

(Выражение из Теhилим 18:26, и см. комментарий Раши там же.)

Не кажутся убедительными и слова Хезкуни:

"На три дня пути", так они и сделали, как написано: "И расположились – на второй день – в Эйтаме, на краю пустыни" (Шмот 13:20, прибавлены слова согласно комментарию Раши, см. там же).

Это не что иное, как формальный ответ, нечто похожее (среди других ответов) приводит и автор комментария "hактав ве-hакабала":

...Вместе с тем, они не сказали ему, что собираются вернуться через три дня, и уста Моше не произнесли лжи.

Важно не то, произнесли или не произнесли лжи уста, а то, как мог понять эти слова фараон!

5. "Пойдем мы на три дня"; Просьба уйти на три дня пути в пустыню - экзамен для фараона.



    Эти слова не содержат ответа на главный вопрос, имеющий отношение не к человеку Моше, а к Г-споду Б-гу и его приказу. Представляется, что верный ответ дал р. Ицхак Арама в своей книге "Акедат Ицхак":

Это был глубочайший божественный замысел, обнаруживающий перед всеми косность сердца фараона и его упрямство, чем оправдываются суровый приговор и казни, уготованные для него и его народа Всевышним Б-гом, а именно: Он велел попросить у них, чтобы они оставили их в покое на десять дней, нужных для похода на три дня пути в пустыню и для жертвоприношений, и было ясно из их слов, что они собираются вернуться, однако тот все равно не позволил!..

Более подробно у Абарбанеля:

Святой, благословен Он, поступил так, чтобы показать сынам человеческим упрямство и жестоковыйность фараона, и благодаря этому обнаружится справедливость судов и приговоров, вынесенных ему и Египту, из-за того и поскольку у него просили лишь позволения уйти на три дня пути для жертвоприношений Б-гу, и было само собой понятно, что они собираются после этого вернуться – и не внял фараон ни их мольбам, ни их просьбам. А если бы они попросили его совсем их отпустить, он бы и подавно не захотел и не внял бы им. Именно поэтому Он велел Моше, учителю нашему, просить вначале о незначительной вещи – трехдневной дороге – проверяя его жестоковыйность и твердолобость.

Можно сказать так: праведника – исполина богобоязненности – Б-г подвергает особо тяжким испытаниям (жертвоприношение Ицхака), а для злодея – пренебрегающего служением Творцу – Он устраивает совсем легкий экзамен, и если тот выдержит его, то для него не все еще потеряно.

Так же рассуждает и автор комментария "hактав ве-hакабала":

Он, Всевышний, велел, чтобы вначале просили о такой малой вещи, как уход на три дня пути, проверяя степень его упрямства. А после того, как он отказал даже в такой ничтожной просьбе, Моше многократно требовал от него полной независимости и вечной свободы, как будет объяснено впоследствии.

Здесь автор "hактав ве-hакабала" отвечает попутно и на другой вопрос, а именно: почему на протяжении той борьбы, которая продолжалась весь период, описанный разделами Ваера – Бо, мы не слышим ничего о просьбе отпустить в трехдневный путь, а речь все время идет о бесповоротном уходе. Это также подтверждает мнение, рассматривающее эту просьбу как испытание фараона: захочет ли он выполнить скромную просьбу работника об отпуске, который необходим этому работнику, чтобы осуществить потребность своей души совершить службу Б-гу, или же откажет в этой просьбе. Согласно этому мнению, евреи, очевидно, через какое-то время вернулись бы в Египет и приступили к работе, и Моше продолжал бы диалог с фараоном. Фараон, признав эту потребность рабов в коротком отпуске, сделал бы шаг навстречу пониманию души раба и мог бы со временем прийти к осознанию того, что безнравственно превращать целый народ в рабов и насильственно удерживать этот народ в пределах чужой для него страны. История тогда приняла бы другое направление, бодро шествуя к конечной цели своего развития. Однако фараон отказал даже в такой просьбе.

6. "Бог встретился нам"; Чем предпочтительней второе обращение к фараону ("Бог евреев встретился"), чем первое ("Отошли народ мой")?



    Сравним между собой оба обращения Моше и Аhарона к фараону и зададимся вопросом – в том виде, в каком его сформулировал автор книги "hаэмек давар", на слова "Б-г евреев встретился нам":

Надеялись ли Моше и Аhарон на то, что если они используют другие выражения, это будет более понятно фараону?

Если мы примем во внимание то, что в самом начале нашего исследования говорили о соотношении в библейском диалоге двух обращений, убедительными покажутся слова р. Шимшона Рафаэля hирша, который показывает, каким образом второе обращение учитывает сан фараона, его понятия и образ мыслей, говорит "его языком" для того, чтобы он понял обращенные к нему речи – и, может быть, внял им. Понятие "Б-г евреев" не чуждо идолопоклоннику, так как язычество по своей природе терпимо и с пониманием относится ко всякому племенному и национальному божку, поскольку "их божества не обладают достаточной степенью единственности" (выражение Рамбама) – а числу божков нет конца и края. Выражение "встретился нам", по мнению hирша (который следует здесь за мудрецами Талмуда), тоже вполне языческое, так как у них и человек, и божество подчинены слепым законам, которые сильнее богов, и поэтому бог может "повстречаться" случайно, без всяких предварительных замыслов. (В словах Билама тоже используется это выражение, там тоже происходит неожиданная "встреча" с Б-жеством (Бемидбар 23:3): "Может быть, повстречается мне Г-сподь".) Этот Б-г, о котором мы ничего не слышали более трехсот лет, внезапно "повстречался" ("появился в силу какой-то необходимости, которая превыше богов и сынов человеческих", как говорит hирш) и потребовал от нас принести Ему жертвы. А если не умилостивим Его, то Он – в силу самого характера Его требования – взыщет с нас, а "с нас" в данном случае означает: как с нас, так и с вас. И в этом объяснение страшных слов: "Чтобы не поразил Он нас мором или мечом". И, однако, даже к этой просьбе, менее значительной, более скромной, высказанной "на египетский манер", не снизошел фараон. Вновь обратим внимание на форму беседы: не "сказал фараон", как в первой части беседы, а

СКАЗАЛ ИМ ЦАРЬ ЕГИПТА:
ЗАЧЕМ ВЫ, МОШЕ И АhАРОН,
ОТВЛЕКАЕТЕ НАРОД ОТ
ДЕЛ ЕГО...

7. "Сказал им царь Египта"; Не "фараон", а "царь Египта" - фараон дает понять, кто хозяин положения.



    Ты будто видишь, как фараон встает со своего сидения, с царского своего трона, поднимается во всем своем величии, во всем царском великолепии, поправляет корону на голове и обращается к ним. Слова "сказал им" в таком контексте, так же, как и имена "Моше и Аhарон" в обращении, указывают на резкость тона, на желание подчеркнуть, что это слова окончательные и обжалованию не подлежат. Это вовсе не ответ на просьбу, это даже не отрицательный ответ, как в первый раз ("не отпущу"), а риторический вопрос, дабы прекратить разговоры на эту тему в будущем и создать непреодолимую преграду между "народом" и ходатаями за него: народ трудится, народ выполняет свою работу, он и не думает обращаться с просьбами. Представители народа не обращались ко мне, а вы только мешаете ему работать. Было бы лучше, чтобы и вы занялись своим делом, а "народ" оставили на меня и на мое попечение. Таким "попечением" явился приказ о соломе!    

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ИЗУЧЕНИЯ



(1) Сравни разговор, приведенный в Торе, с разговором, описанным в агаде мудрецов Талмуда:

Мидраш Шмот раба 5:18:

Сказал р. Хия бар Аба: Этот день был днем аудиенции (для послов других государств), устроенной фараоном, и пришли все цари, чтобы почтить его и принести ему в дар короны, и увенчали его, нарекая вседержителем (царем царей, самодержцем мира) над всеми царствами. Когда венчали его, Моше и Аhарон стояли в воротах фараонова дворца. Вошли его слуги и сказали: "Два старца стоят в воротах". Сказал он им: "Пусть войдут!" Сидел фараон и ждал, что увенчают его или вручат ему грамоты – а они даже не обратились к нему с пожеланиями мира! Сказал им: "Кто вы такие?" Сказали они ему: "Мы посланники Святого, благословен Он!" – "Что вы хотите?" – Сказали ему: "Так сказал Г-сподь: отпусти народ Мой, и совершат они Мне празднество в пустыне". Он тотчас разгневался и сказал: "Кто такой Г-сподь, чтобы я послушался Его голоса? Корону мне Он не захотел прислать, лишь со словами вы пришли ко мне! Не знаю Я Г-спода, а также Израиль не отпущу". Сказал он им: "Подождите, я погляжу в свою книгу". Сразу же вошел в сокровищницу, чтобы поглядеть на каждый народ и его бога. Начал читать: "Бог Моава, бог Амона, бог Цидона..." Сказал им: "Поискал я имя вашего Б-га в своей сокровищнице и не нашел его".

Сказал р. Леви: Чему это подобно? Истории про коhена, у которого был глупый слуга. Покинул коhен город, пошел слуга искать своего хозяина на кладбище. Стал кричать людям, которые находились там: "Не видели ли вы здесь моего хозяина?" Сказали они ему: "Разве твой хозяин не коhен?" Сказал он им: "Коhен". Сказали ему: "Глупец, как можно увидеть коhена на кладбище?" Так же Моше и Аhарон сказали фараону: "Разве ищут живого среди мертвых? Те боги, о которых ты сказал – мертвые, а наш Б-г – это живой Б-г, царь вселенной!" Сказал им фараон: "Он юноша или старец? Сколько ему лет? Сколько он городов захватил? Сколько стран покорил? Сколько лет прошло с тех пор, как взошел он на престол?" Сказали они ему: "Силой и могуществом нашего Б-га наполнен мир, Он был до создания мира, Он будет в конце всякого мира, Он твой создатель, вдохнувший в тебя дух жизни". Сказал им: "Каковы его деяния?" Сказали ему: "Он простирает небо и зиждет землю, голос Его высекает языки пламени, Он разрушает горы и дробит скалы, Его лук – огонь, стрелы – пламя, копье – зарево, щит – облака, меч – молния, Он создает горы и холмы, покрывает небеса тучами, низводит дожди и росу, благодаря Ему растет трава и спеют плоды, размножаются звери. Он созидает младенца в утробе матери и выводит его на белый свет. Он свергает царей и возводит на царство!" Сказал он им: "Вы лжете с начала до конца, ибо я – властелин мира, я создал себя самого и Нил".

(А) Что прибавила агада к разговору, о котором рассказывает Тора, и что побуждает толкователя добавлять все эти вещи?

(Б) Где в Писании мы находим слова, выражающие взгляды фараона, царя Египта, подобные тем взглядам, которые агада вложила в его уста в конце рассказа ("я создал сам себя и т.д.")?

(Г) Какое качество наиболее характерно для фараона из библейского рассказа и какое – из рассказа агады?

(2) В мидраше Ялкут Шимони, 191 содержится еще одно описание того, как Моше и Аhарон посещали дворец фараона:

Четыреста ворот вели в палаты фараона, и у каждых ворот – львы, медведи и хищные звери. И они позволяли входить только тому, кто кормил их мясом. Когда пришли Моше и Аhарон, они все собрались вокруг них и лизали им ноги. И сопровождали их до тех пор, пока не дошли до фараона. Когда они предстали пред фараоном, посмотрели на них цари и увидели, что подобны они ангелам небесным, станы их – как кедры ливанские, зеницы ока – как звезда утренняя, волосы бород – как грозди фиников, а сияние лиц – как свет солнца... А речь из уст их – как пламя огненное. Сразу же напал ужас на всех царей, охватили их дрожь и трепет, свалились венцы с их голов, и склонились они перед ними.

(А) Какая проблема, касающаяся посещения Моше и Аhароном царского дворца, на которую Тора не дает ответа, разрешается в этой агаде?

(Б) Что символизирует покорность диких животных Моше и Аhарону?



Примечания



1 Стоит обратить внимание на то, что всякая беседа в Писании ведется между двумя людьми. (Брейшит 21:25-26 – это единственное исключение из указанного правила, поскольку там разговаривают трое, если мы согласимся с комментарием Альшейха, что первая половина 26-го стиха – слова Авимелеха, а вторая – Пихоля, и что слова Элимелеха "так же и ты" относятся к Пихолю, а не к Авраhаму. Однако и здесь есть над чем подумать.)

2 На это уже указывал Раши, Брейшит 24:55: "Пусть побудет девица с нами дни (т.е. год) или десяток (т.е. десять месяцев)":

Не говори, что "дни" следует понимать буквально, потому что просители не имеют обыкновение просить вначале немного, а потом, если откажешь, заявлять: Дай нам больше этого.

3 Очень похожи два обращения Моше к царю Эдома (Бемидбар 14:21); два посольства Балака к Биламу (Бемидбар 32:3-22); два обращения Давида к Шаулю с просьбой позволить выйти против Гальята (Шмуэль I 17:34-37); два обращения Авшалома к царю Давиду (Шмуэль II 13:24-26). Во всех этих случаях второе обращение содержит более скрытую просьбу, или предложение гораздо более значительное, или более сильное обоснование просьбы, чем это было в первом. Разговор между Йеhудой и Яаковом (Брейшит 43) также состоит из двух обращений, и второе из них содержит более сильные аргументы ("Я порука за него"), однако там беседа более длинная, и в середину ее вторгается другой диалог, задерживающий принятие окончательного решения. А в том случае, если первоначальная реакция на просьбу была положительной, то во втором обращении просьба значительнее, существеннее, решительнее: сравни Млахим II 20:3-6; так же в желании Авраhама отстоять Сдом и его обитателей, – только в той беседе этапов больше, чем обычно.

4 За исключением р. Леви бен Гершома, который чувствует эту несообразность, однако его ответ является попыткой отождествить два стиха, которые целиком и полностью различны.

Р. Леви на слова "И совершат они Мне празднество в пустыне":

Это именно то, что велел Г-сподь Б-г сказать фараону, чтобы тот отпустил евреев принести Ему жертвы в пустыне.

Но повеление Б-га, данное Моше, у нас перед глазами, и мы не видим, что ему велено именно так говорить. А если скажешь: "Это то же самое, только переданное иными словами", – все еще остается вопрос: зачем Моше понадобилось изменять сказанное ему? Кроме того, известно, что "меняешь язык – меняешь суть". В этом ошибка р. Авраhама ибн Эзры и р. Давида Кимхи, которые полагали, что "стих сохраняет смысл, хотя изменяет слова", забывая, что изменение даже одного слова влечет за собою (в большей или меньшей мере) изменение смысла.

5 Похожую мысль находим у Мальбима.

"Зачем ты сделал зло этому народу?"

1. "И приказал фараон в этот день"; Фараон усиливает гнет над народом,  замысел -   разжигание вражды.
2. "И были биты надсмотрщики"; Разжигание вражды терпит неудачу.
3. "Поглядит на вас Господь и осудит"; Надсмотрщики обвиняют Моше и Агарона в ужесточении их участи.
4. "И обратился Моше к Господу"; Мысли о неудаче его мисси передаются от евреев к Моше.
5. Как может Моше поддаться отчаянию?

1. "И приказал фараон в этот день"; Фараон усиливает гнет над народом,  замысел -   разжигание вражды



  После всеобщего воодушевления, когда "поверил народ и понял, что посетил Г-сподь сынов Израиля и увидел их страдания, и поклонились они, и пали ниц" (4:31), пришло бессилие, после великого мгновения наступили серые будни. Поход Моше к фараону не принес ни свободы, ни облегчения. Напротив – гнет усилился. Организаторские способности фараона были направлены на то, чтобы подавить все благие порывы, всякое единомыслие в среде невольников. Он устроил так, что между братьями разгорелась вражда.  

5:6 



И ПРИКАЗАЛ ФАРАОН В ЭТОТ ДЕНЬ 
ПРИТЕСНИТЕЛЯМ НАРОДА 
И НАДСМОТРЩИКАМ, ГОВОРЯ: 

Раши на слова "притеснителям":

Они были египтянами, а надсмотрщики были евреями. Притеснитель управлял несколькими надсмотрщиками, а надсмотрщик был обязан подгонять тех, кто работал.

Дьявольский замысел ясен. Тот, кто работает с глиной и кирпичами и не может выполнить свою норму, надрываясь от непосильной работы, не видит ни фараона, ни вельмож его, ни слуг его, ни самого последнего из притеснителей. Кого он видит? Кто приходит, чтобы востребовать положенное число кирпичей? Он видит одного из своих братьев, надсмотрщика, который поставлен над ним. А тот, еврейский надсмотрщик, обязан угнетать своих братьев, выполняющих работу, обязан подгонять их и требовать от них положенную норму кирпичей, которая не была снижена. Как тут не разгореться ненависти между братьями? Не на египтян будут негодовать евреи, а на своих же братьев, которые силою установленного порядка превратились в поработителей.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.