.RU
Карта сайта

Сидар-Уэллс, Аризона; 5 декабря 1966 - старонка 20


Призраки отвлеклись от офисной двери и развернулись к новому обезоруженному противнику. Их было около десятка: у двоих-троих были ружья, еще у нескольких – ножи и прочее холодное оружие, но остальные, как и женщина из коридора, предпочитали действовать голыми руками. Кузнец, сжав в кулаке ржавую опасную бритву, заступил Сэму дорогу.

«Кажется, я попал... »

Юноша, еще почти подросток, бросился на Сэма с ножом. Младший Винчестер сумел увернуться, но налетел на другого призрака, огромный кулак которого врезался ему в висок. Оглушенный, Сэм свалился на регистрационную стойку. Призраки тут же столпились вокруг и начали колотить, чем придется. Какая-то женщина накинулась на него с ножом, и лезвие, пропоров куртку, вонзилось в тело. Сэм перехватил ее запястье и выкручивал, пока она не уронила оружие. Он поспешно сгреб нож, вспомнив, как индеец-гризли погиб от собственного копья. Женщина попыталась отшатнуться, но Сэм пробрался сквозь удерживающие его руки и ударил ее в грудь. Призрак мигнул и исчез, а вместе с ним – к разочарованию Сэма – и нож. Он бы непременно вспомнил об этой особенности призрачного оружия, но под градом ударов было сложно сосредоточиться. Прогремел ружейный выстрел – заряд прошел близко, но мимо, задев пару призраков и не причинив им ровно никакого вреда. Чтобы оттянуть время, Сэм начал пробираться к переднему краю стойки, под которым стояло офисное кресло. Что-то острое прошлось по ребрам, но Сэм извернулся прежде, чем его ранили действительно серьезно. Отбиваясь изо всех сил, он подобрался к краю столешницы, отпихнул кресло и нырнул под стойку. Там он позволил себе пару секунд отдохнуть, наслаждаясь передышкой. С этим надо быстрее заканчивать: хоть Сэм и не получил особенно опасных ран, побои вымотали его. Неизвестно, сколько еще удастся продержаться.

Сэм уперся во внутреннюю поверхность стойки руками и плечами и быстро поднялся на ноги, поднимая тяжелую стойку. Он повернулся вокруг своей оси, сшибая самых назойливых противников, а потом изо всех сил отшвырнул ее. Конечно, стойка никого не убила, но некоторых сшибла с ног, а кого-то притиснула к дальней стене.

По крайней мере теперь было, где развернуться. Сэм выудил из кармана патрон с солью и, открыв его, резко махнул рукой по широкой дуге. Призраки беззвучно взвыли, и комната наполнилась мельтешением. Когда все успокоилось, осталось всего трое противников, включая того самого кузнеца с бритвой. Сэм полез за вторым патроном, но кузнец перехватил его руку. Свободной рукой Сэм сгреб кулак с бритвой. Несколько секунд они боролись и Сэм уже испугался, что бородач окажется сильнее, но ему все же удалось направить бритву кузнеца ему же в грудь и боднуть их сцепленные руки так, что лезвие вошло в тело противника. Кузнец выпустил бритву и упал, зажимая новую рану. Сэм перехватил ржавое лезвие и полоснул по ближайшему призраку, а затем, продолжая движение, перерезал кузнецу горло рядом с раной, убившей его когда-то. Нападающих осталось всего двое – индеец с ружьем и испанка с грубым каменным ножом. Они попятились, и, если женщина едва ли могла напасть с такого расстояния, то мужчина, возможно, просто решил отойти и прицелиться. Пока он этого не сделал, Сэм выхватил из кармана второй патрон и высыпал его содержимое на призраков – они исчезли. Комната опустела.

Тяжело дыша, Сэм постучал в дверь:

– Все уже, выходите.

С той стороны повернули ручку, когда из коридора показалась давешняя женщина с сэмовым обрезом. Она прицелилась и нажала на спусковой крючок.

ГЛАВА 40

– Росс называл этот участок мертвой зоной, – Джульетт вела Дина и Байрда по заднему дворику. – Потому что здесь ничего не растет.

Дин разницы никакой не видел: там снег, здесь снег, везде снег. Джульетт поняла его замешательство, остановилась и отвела от лица копну кудряшек.

– Прямо здесь, – сказала она. – Голая земля, даже трава не растет. Что там, даже сорняки не лезут, а они уж после летних дождей везде проберутся.

Лопаты они торопливо захватили в сарае заранее.

– Сначала сгребем снег, – решил Дин.

Он копнул снег и отбросил его в сторону, но ямку тут же завалило.

– Кажется, лопата не очень подходит.

– В сарае другие есть, – предложила Джульетт. – Если хочешь...

– Не надо. Нам бы просто определить мертвую зону. Судя по твоему рассказу, похоже на могилу ведьмы.

– Прежние владельцы показывали нам этот участок, но объяснить ничего не смогли, – подтвердила Джульетт. – Они даже остатки фундамента дома показывали... кое-где еще видны камни, – она махнула в сторону стены. – Хижина была здесь, как раз за домом. Футов... футов на сорок дальше.

– Для могилы хватит, если не привередничать, – Дин снова взялся за раскопки.

Земля и впрямь выглядела мертвой: сто лет прошло – а тут ни червей, ни ходов, проделанных насекомыми.

– То, что надо, – заявил Дин. – Копаем.

Едва он начал, как сверху откуда не возьмись спикировал, растопырив когти, стервятник с черными крыльями и шишковатой розовой головой. Дин пригнулся, и птица пронеслась над ним, а затем, шумно хлопая крыльями, улетела.

– Эта скотина мне чуть пробор не подправила, – Дин отвернулся от ямки и покосился на лежащий неподалеку дробовик: он не испытывал иллюзий насчет того, что едва ли птица окажется единственным защитником.

И верно. Они втроем копали уже несколько минут, когда в воздухе просвистело четыре стрелы. Дин выпустил лопату (в ее деревянной рукояти дрожала стрела), метнулся к оружию и, перекатившись и быстро вычислив нападающих, выстрелил дважды. Когда дым рассеялся, никого из них не осталось. Дин встал, поискал взглядом, не нужно ли еще кого пристрелить, и снова потянулся за лопатой.

Хармон Байрд лежал на снегу.

– В меня угодила, – напряженно проговорил он и повернулся, чтобы Дин мог увидеть стрелу, засевшую в его левом бедре. – Просто царапина.

– В задницу такие царапины, – ругнулся Дин.

Он передал дробовик Джульетт и подошел к старику. Байрда трясло, в глазах стояли слезы. Дин осмотрел рану и понял, что стрела не прошла насквозь.

– Будет больно.

Он сжал ее чуть выше точки, в которой она вошла в мышцы, и, слегка надавливая на ногу, вытащил. Байрд вскрикнул и схватился за ногу. Дин зажимал рану, пока старик не прекратил извиваться.

– Заштопаем вас, когда закончим здесь, – сказал Дин. – А пока зажимайте.

Они с Джульетт вернулись к работе, а Байрд сидел с дробовиком на колене и следил.

– Дух ведьмы, наверное, занят где-то в другом месте, – проговорил Дин. – Я думал, мы огребем больше неприятностей.

– Может, она рассчитывала, что нас убьет волк?

– Этот волк даже с тобой не сладил, – ухмыльнулся Дин. – Он...

Лопата ткнулась во что-то твердое.

– Кажется, нашли.

– Могли бы и побыстрее, – вздохнула Джульетт.

– Есть? – поинтересовался Байрд.

– Думаю, да, – Дин выгреб из ямы еще немного земли и поскреб по твердой поверхности. – Дерево.

– По крайней мере, ее похоронили в гробу, – Джульетт немного удивилась. – Из того, что вы рассказали, я подумала, что ее просто кинули в яму.

– Может, она и проклятая ведьма, – возразил Дин, – но она все же приходилась матерью владельцу ранчо. Если бы он ее так ненавидел, то не привез бы к себе и уж тем более не построил бы для нее дом.

– Я думала, это чтобы она по округе не шаталась.

– Возможно. Но это и ее от проблем уберегало, ведь шансы повздорить с соседями сводились к минимуму. То есть, она по-любому оставалась чокнутой на всю маковку, но ее сумасшествие здесь никому не мешало.

– Наверное, – согласилась женщина. – Россу тоже нравилось здесь жить, он говорил, это наше убежище от всего мира.

– Иногда отвернуться от всего мира – очень удачная идея.

– Вот уж точно! – встрял Байрд, прижимающий ладонь к ране так сильно, что тыльная сторона кисти побелела. – Я начинаю жалеть, что снялся со своего места.

– А вы, – повернулся к нему Дин, – вы спасали жизни. Больше жизней, чем можете представить.

Они расчистили крышку гроба – последнее пристанище ведьмы, кстати, отлично сохранилось для такой древней табакерки. «Защищен ее магией», – подумал Дин и понял, что едва ли когда-нибудь так сильно хотел разобраться с делом.

– Ладно, – сказал он Джульетт и достал из кармана отцовский дневник. – Сейчас я ей сказочку расскажу. – Другой рукой он подтянул поближе металлическую фляжку, коробок спичек и пакет соли. – Посолишь кости, сверху побрызгаешь из фляжки – это бензин, потом бросишь зажженную спичку и отойдешь, потому что полыхнет не слабо.

Старший Винчестер думал, что практическую часть проделает Байрд, но старик временно вышел из строя.

– Ясно, – кивнула Джульетт. – Посолить, побрызгать, кинуть спичку.

– Я уже понял, что в вас есть огонек, – добавил Дин с улыбкой.

– Ну разве что капельку.

Дин нашел нужное место и начал читать вслух:

– Заклятье ведьмы, что издавна слышно, я пришел сказать: твое время вышло...

Он поймал взгляд Джульетт и одними губами произнес: «Давай».

Джульетт поморщилась, прикусила нижнюю губу и, неловко свесившись в могилу, потянула крышку гроба обеими руками. Крышка, однако, не поддавалась.

– Заклятье ведьмы, что правит ночью, – продолжал Дин. – Набат ли слышишь? Твой путь закончен!

Тогда Джульетт рванула сильнее, и крышка съехала.

Услышав ее визг, Дин оторвался от чтения.

В гробу что-то полыхнуло, и оттуда вырвались клубы дыма и пыли.

«Проклятье! И не лежится ей спокойно!»

А дробовик лежал на другой стороне могилы, на коленях у Хармона Байрда, который выпучил глаза так, что вот-вот вывалятся.

Тем временем облако дыма и светящейся серной пыли обрело человеческие очертания и приняло форму женщины – древней карги, сгорбленной и иссушенной злобой и ненавистью. Снизу повеяло холодным ветром, растрепавшим ее истлевшие лохмотья и жидкие волосы. И запах был озонный, будто электричество пропустили через горелую плоть. Привидение протянуло к Дину скрюченные пальцы, и старший Винчестер принялся тараторить так быстро, как только получалось. Ветер сбивал с ног и рвал страницы, так что их приходилось удерживать обеими руками.

– Заклятье ведьмы всесильной злости!! – закричал Дин. – Под солью прахом истают кости!

Он закивал Джульетт, которая отскочила от могилы.

«Боится приблизиться к чертовой ведьме, – понял Дин. – Не могу ее винить...»

Но он не мог одновременно держать книгу и схватить соль. Да что там, он даже не был уверен, что сможет шаг сделать – такое ощущение, что сразу сдует.

«Ну давай, Джульетт! Посоли уже суку!»

Едва он открыл рот, ледяной ветер ударил по щекам, мелкая пыль запорошила кожу и глаза. А длиннющие ведьмины ногти уже почти касались Дина. Сможет ли она отобрать книгу? Убить прикосновением?

Грянул выстрел, и ведьма испустила такой вопль, что Дин чуть не оглох: будто реактивный двигатель над ухом запустили. Это на другой стороне могилы приободрился Байрд:

– Как вам, мисс Марбро? – поинтересовался он. – Потому что с меня уже хватит!

Ведьма отвернулась от Дина и поплыла к старику. Ветер трепал ее рванину, как торнадо белье на веревке.

– Джульетт! – заорал Дин. – Соль!

Джульетт, кажется, услышала – во всяком случае, в ее глазах промелькнуло понимание. Перебарывая ветер и вонючее облако, она подобралась к краю могилы и опрокинула над ней вскрытый пакет. Часть соли снесло ветром, но и внутрь попало достаточно. Ведьма снова завопила.

– Заклятье ведьмы!!! – выкрикнул Дин.

Ветер трепал на нем одежду, волосы, будто пытаясь отогнать от могилы. Возможно, на месте Дина кто-нибудь не устоял бы на ногах, но он не собирался давать ведьме ни единого шанса: ведь он был Винчестер, а Винчестеры не сдаются.

– Бензин, Джульетт! ...Себя отринешь...

Джульетт перевернула фляжку. Часть бензина тоже выпил ветер, но остальное выплеснулось в гроб. А ведьма добралась до Байрда и вырвала у него дробовик, словно тростинку. В широко распахнутых глазах старика плескался смертельный ужас, но он вцепился в ведьму, пытаясь не дать ей приблизиться вплотную. По крайней мере, так Дину показалось сначала. Но договаривая последние строчки заклинания, он понял, что Байрд держит ведьму, чтобы она не накинулась на него, Дина, или на Джульетт. А руки его судорожно дергались потому, что, чувствуя жжение от соли на своих костях, извивалась ведьма.

Джульетт зажгла спичку, и ветер тут же сбил огонек. Трясущимися руками она снова открыла коробок – оттуда посыпались спички, и она подхватила одну.

– Конец уж близко: сгорая, сгинешь!!! – надрывался Дин, пытаясь перекричать рев ветра.

Едва он умолк, Джульетт зажгла и бросила спичку.

И ничего не случилось.

Дин уже подбирал в мыслях ругательство поцветистее, но тут холодный могильный ветер стал горячим, а пламя рвануло вверх так, будто в могиле взорвался пропан. Окутанная огнем, Элизабет Клэр Марбро исторгла последний крик и исчезла. Джульетт села в снег, немного обожженная, но живая.

Байрд лежал на спине, уставившись в небо. Его пальцы так и не разжались, из носа, рта и ушей струилась кровь.

– Хармон, – пробормотала Джульетт. – Он... он...

– Не стоило ему за нее хвататься, – Дин помог женщине подняться. – Это было слишком для него.

– Но он ее остановил...

– Это да.

Дин не чувствовал за собой вины: старик знал, что может не пережить такого приключения, но он хотел остановить то, что он называл Сорок Лет, любой ценой. И все-таки, именно то, что особой вины не чувствовалось, заставляло Дина ощущать себя немного виноватым.

– Если бы он не отвлек ее, она бы добралась до тебя или до меня. В обоих случаях контрзаклинание бы не сработало, и ведьма осталась бы здесь. А мы еще могилу вскрыли. Зло бы продолжило наполнять город, и мы... мы бы оказались там, где сейчас Хармон.

Все же при виде мертвого старика Джульетт не могла сдержать слез. Из раны на его ноге уже не текла кровь, кожа покраснела и местами облезла, будто старика ударило молнией.

– Я не... не знаю, что сказать, Дин. То есть... просто «спасибо» звучит так неуклюже... Так недостаточно...

– Его поблагодари, – ответил Дин. – У меня работа такая. А он сам принял на себя эту ношу.

Пламя в могиле унялось и горело ровно. От гроба поднимался черный дым, и легкий ветерок – самый обычный ветерок – ворошил и развеивал его. Дин лопатой захлопнул крышку и начал сгребать выкопанную землю обратно.

– Поможешь мне ее зарыть? – попросил он. – А потом мне надо ехать: мой брат без понятия, куда мы к черту запропастились.

* * *

– На нас навалились со всех сторон, – рассказывал Джим Бекетт. – Те, что с ружьями, шли из леса, а с боков другие – со стрелами, копьями, мечами, дубинками и прочей рухлядью. Мы так рьяно отстреливались, что до ружей невозможно дотронуться было, совсем раскалились. Я уж думал, конец пришел.

– А потом они исчезли? – спросил Сэм, хотя уже сам знал ответ.

Они с Дином, шерифом и Джульетт Монро пришли в «Вагон Вил» и облюбовали столик в углу. Братья собрались пуститься в путь утром: что-то странное творилось на северо-западе – но шериф решил угостить их ужином перед отъездом. Джульетт не хотела оставаться дома на ночь и сняла комнату в мотеле, так что Дин позвал и ее.

В кафе было почти пусто. Кажется, несмотря на то, что опасность миновала, горожане пока пытались держаться поближе к дому.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.