.RU
Карта сайта

Тревожность как сопутствующий фактор у детей младшего школьного возраста с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью - старонка 3


Анализ дискриминантных переменных показал, что наилучшим образом экспериментальную и контрольную группу позволяет различать учет показателей ситуативной тревожности. Значения личностной тревожности можно не учитывать, так как вклад данной переменной в функцию значимо ниже, чем у других.

Коэффициенты канонической функции так же указывают на то, что в большей степени связаны с признаками СДВГ показатели ситуативной тревожности. Чем выше вероятность наличия признаков у школьников, тем выше их значения.

В результате анализа был также получен процент правильно классифицированных случаев, который подтверждает принадлежность школьников к группам «с СДВГ» и «норма». При этом отмечена неоднородность выборки, так в группе «с СДВГ» присутствуют дети как с более высоким уровнем тревожности, так и с уровнем, близким к детям из группы «норма».

Итак, результаты исследования на данном этапе работы позволяют рассматривать тревожность как сопутствующий СДВГ фактор. Причем, основной акцент следует делать именно на ситуативной тревожности. Дополнительное исследование взаимосвязи личностной тревожности и признаков СДВГ на другой группе школьников, возможно, показало бы более значимые результаты. Однако на данной выборке такая связь носит характер тенденции.

Второй этап работы

своей задачей ставил выявление связи между проявлениями тревоги и характеристиками внимания у детей с наличием/отсутствием признаков СДВГ, выделяя в качестве основного такое его свойство, как устойчивость – длительность, в течение которой концентрация сохраняется на одном уровне (при наличии внешнего раздражителя – часов) у школьников контрольной и экспериментальной групп.

Мы основывались на следующем определении внимания: «внимание – это в первую очередь динамическая характеристика протекания познавательной деятельности: оно выражает преимущественную связь психической деятельности с определенным объектом, на котором она, как в фокусе, сосредоточена. Внимание – это избирательная направленность на тот или иной объект и сосредоточенность на нем, углубленность в направленную на объект познавательную деятельность. За вниманием всегда стоят интересы и потребности, установки и направленность личности. Они вызывают изменение отношения к объекту» [С.Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. Изд. 2. –М., 1946. – С. 39].

В качестве метода исследования использовался тест Тулуз-Пьерона (модификация корректурного теста – невербального теста достижений, направленного на выявление способности к произвольной концентрации внимания. Применение этой методики обосновано Л.А. Ясюковой для диагностики ММД), экспериментальная процедура которого включала наличие отвлекающего внимание объекта – часов, которые в обыденной жизни часы обладают положительной валентностью (по мнению П. Фресса и Ж. Пиаже валентность представляет собой активно ориентированное мотивированное поведение относительно объектов; коррелирует с понятием «напряжения»; может быть положительной и отрицательной – т.е. являться сигналом напряжения, вызывать тревогу).

Результаты корреляционного анализа (Табл.3) показали, что устойчивость внимания имеет обратную связь со всеми видами тревожности. Однако, связь с личностной тревожностью и отвлекаемостью внимания (количество взглядов) имеет более высокий уровень значимости (р=0,000).

На следующем этапе анализа использовали регрессионную модель. Предположили, что тревожность влияет на устойчивость внимания в зависимости от количества взглядов на часы как внешнего раздражителя, включенного в экспериментальную ситуацию.

Таблица 3

Коэффициенты корреляции исходных данных (p<0,05*; p<0,001**)

Показатели



Ситуати-вная тревож-ность



(Д.-Амен)



Ситуа-тивная тревож-ность



(ПСТ)



Лично-стная тревож-ность (

CMAS

)



Устой-чивость



внимания



Отвле-кае-



мость



Ситуативная тревожность

(Д.-Амен)



0,903**

0,548**

-0,280*

0,567**

Ситуативная тревожность

(ПСТ)

0,903**



0,586**

-0,358*

0,573**

Личностная тревожность (CMAS)

0,548**

0,586**



-0,720**

0,652**

Устойчивость

внимания

-0,280*

-0,358*

-0,720**



-0,579**

Отвлекаемость

0,567**

0,573**

0,652**

-0,579**



Результаты позволили выявить: меру связи зависимой переменной от независимой и ее статистическую значимость по критерию Фишера; существенность вклада каждой независимой переменной в оценку зависимой по β-коэффициенту и критерию t-Стьюдента; точность предсказания и вероятность ошибок оценки зависимой переменной. Следует отметить, что в данном случае использовали обратный пошаговый метод регрессионного анализа, который поочередно исключает переменные из анализа, начиная с той, которая имеет наибольшее значение р-уровня значимости β-коэффициента. С целью выявления специфики взаимосвязи устойчивости внимания и проявлений тревожности регрессионный анализ проводили отдельно на каждой группе школьников (т.е. «с СДВГ» и «норма»).

Мы рассматриваем наиболее общие результаты для двух моделей (Табл. 4): в группе «с СДВГ»: 1-я – исходная модель, с включением всех переменных (количество взглядов; ситуативная тревожность по двум методикам; личностная тревожность); 2-я – окончательная модель, с исключением переменной ситуативная тревожность (по ПСТ)1 и в группе «норма»: 1-я – так же исходная, 2-я – с исключением переменной ситуативная тревожность (по ПСТ) и 3-я – с исключением всех переменных ситуативной тревожности (в результирующей модели для предсказания остались только две переменных: личностная тревожность и отвлекаемость)2. Коэффициент множественной корреляции для окончательной модели достоверен и демонстрирует высокую меру связи зависимой и независимых переменных как в экспериментальной – 74%, так и в контрольной группе.

Таблица 4

Предсказание зависимости устойчивости внимания от показателей тревожности (коэффициенты множественной регрессии)

Группы



Моде-ли



Коэффициент множест-венной корреляции (КМК)



Коэффициент множест-венной детерминации (КМД)



Критерий



Фишера



Ур-нь значи-мости



Экспер.



группа



1

0,763

0,582

19,488

0,000

2

0,740

0,578

25,995

0,000

Контр.



группа



1

0,566

0,320

7,074

0,000

2

0,566

0,320

9,587

0,000

3

0,563

0,317

14,382

0,000

Коэффициент множественной детерминации также достаточно большой, регрессионная модель объясняет 58% дисперсии зависимой переменной в группе «с СДВГ» и 32% в группе «норма». Иными словами, более 50% дисперсии устойчивости внимания у школьников с признаками СДВГ можно объяснить влиянием личностной и ситуативной тревожности, проявляемой через отвлекаемость на внешний раздражитель (часы) при выполнении значимой деятельности. Соответственно более 30% дисперсии устойчивости внимания у группы «норма» характеризуется наличием личностной тревожности, которая также связана с отвлекаемостью.

Полученные результаты анализа вклада независимых переменных в оценку зависимой показали, что характер связи устойчивости внимания и различных показателей тревожности в группах с признаками СДВГ и без них имеют обратно пропорциональную зависимость. Однако природа данного феномена в группах различается. Так в условиях отрицательной мотивации для детей с признаками СДВГ устойчивость внимания, будет изменяться под влиянием не только личностной, но и ситуативной тревожности. В то время как для группы «норма», в аналогичных условиях отрицательной мотивации, снижение устойчивости внимания, связано в большей степени с наличием личностной тревожности.

Объяснением важной роли, которую у детей с СДВГ играет тревожность, может служить трансформация структуры выполняемой в данной момент деятельности. У детей экспериментальной группы происходит изменение отношения к окружающим объектам. В процессе решения тестового задания (тест Тулуз-Пьерона) зафиксированная в инструкции задача – находить и зачеркивать квадратики, аналогичные различающимся формой и расположением рисунка образцам, – отходит как бы на второй план. Регулярно поступающая стимуляция (отведенное на выполнение задания время), субъективно воспринимаемая как потенциальный источник угрозы совершения ошибки, формирует у испытуемых мотивационную направленность на поиск и фиксацию тех элементов, которые ее вызывают (т.к., выше было отмечено, внимание определяется, прежде всего, интересами и потребностями). В результате актуальной задачей для детей становится выявление отрицательно подкрепляемых элементов ситуации (каковыми в данном случае являются часы). Соответственно, меняется и характер деятельности – она преобразуется в поисковую факторов потенциальной угрозы. Наличие тревожности в качестве устойчивого образования негативно влияет на успешность деятельности, что актуально для детей всех возрастов; при этом она может выполнять мотивирующую функцию, заменяя и подменяя собой действия по другим мотивам и потребностям (согласно исследованиям А.М. Прихожан).

Активность, проявляющаяся в поисковой деятельности навстречу угрожающему объекту, является (для лиц с повышенным уровнем тревоги) путем снижения тревоги, так сказать, символического преодоления опасности (как следствие – психологической регуляции напряженной ситуации).

Ф.Б. Березин отмечает, что сохраняющаяся фиксация тревоги увеличивает для субъекта структурированность ситуации и создает возможность ограничительного или компенсаторного поведения. По нашему мнению, это хорошо согласуется с функциональным подходом в изучении тревоги. Сохраняющаяся тенденция к фиксации тревоги обуславливает расширение круга ситуаций, с которыми тревога связывается, дополняет и усложняет синтез правил, определяющих разработку поведенческих стратегий, т.е. приводит к выработке невротического стиля поведения.

Необходимо отметить, что личность младшего школьника находится в стадии формирования, что усиливает влияние каждого возмущающего процесса (усугубляет его последствия), в том числе и тревоги, тем более, если этот фактор относится к числу более или менее постоянных, а возможности соответствующей компенсации отсутствуют. Следствием этого может стать нарушение развития отдельных психических структур и функций, в нашем случае – развитие ригидной формы тревоги, формирование тревожности как черты личности.

Результаты проведенной работы могут стать основание для разработки программ, направленных на коррекцию симптомов СДВГ у детей (организация, исходя из специфики СДВГ, режимных моментов, внесение корректив в процедуру обучения с учетом необходимой психопрофилактики и коррекции тревожности), учитываться при составлении плана психофизиологического лечения синдрома в целом.

Основные выводы работы



1. Теоретический анализ показал, что в периоды наибольшей сензитивности (детства), когда структура личности еще не сформирована и находится в развитии, остаточные явления органических поражений («ранние церебральные резидуально-органические расстройства», характерные для детей с СДВГ, а также генетические и неблагоприятные социально-психологические факторы), являются «патологической почвой», имеющей значение для формирования тревожных способов реагирования при последующих психогенных воздействиях.

2. Личностная и ситуативная тревожность является сопутствующим фактором у младших школьников с признаками синдрома дефицита внимания и гиперактивности, при этом основная роль принадлежит ситуативной тревожности.

3. Анализ эмпирических данных взаимосвязи устойчивости внимания, отвлекаемости и уровня тревожности в условиях отрицательной мотивации у младших школьников показывает, что в обеих группах – с признаками СДВГ и без них, имеет обратно пропорциональный характер связи устойчивости внимания и показателей тревоги. При этом на устойчивость внимания у детей младшего школьного возраста с признаками СДВГ, влияет личностная и ситуативная тревожность. В аналогичных условиях отрицательной мотивации снижение устойчивости внимания у детей группы «норма» связано в большей степени только с наличием личностной тревожности.

4. Наличие обратно пропорциональной зависимости между ситуативной тревожностью и устойчивостью внимания у детей с признаками СДВГ определяется формированием направленности внимания на поиск и фиксацию субъективно воспринимаемого потенциального источника угрозы, в ущерб выполняемой в данный момент деятельности. Данные результаты, выявляющие определяющую роль тревоги в снижении устойчивости внимания, в дезорганизации деятельности в целом, имеют практическую значимость: могут быть учтены при составлении программ психолого-педагогической помощи для детей с СДВГ.

5. Следствием навязчивой тенденции к направленности внимания на субъективно значимые элементы ситуации, воспринимаемые как угроза, в ущерб выполняемой в данный момент деятельности, может являться развитие ригидной формы тревоги и выработка стратегий поведения, обеспечивающих субъективную редукцию тревоги.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:



1.

Викторова В.В.

Анализ взаимосвязи тревожности и устойчивости внимания у детей с СДВГ / В.В. Викторова // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Психологические науки». – 2010. – №1– С. 123 – 129. – 0,5 п.л.



2.

Викторова В.В.

Тревога как сопутствующий фактор синдрома дефицита внимания и гиперактивности у детей / В.М. Астапов, В.В. Викторова, Т.В. Дробышева

// Психологический журнал. – 2007. Т. 28. – № 6. – С. 91 – 100. – 0,6 п.л. (50% личного участия).



3. Норенко В.В. (Викторова В.В.) Тревога как сопутствующее состояние у детей с СДВГ / В.М. Астапов, В.В. Норенко (В.В. Викторова) // III Всероссийская научно-практическая конференция «Личность и бытие: субъективный подход»: Сб. статей науч.-практич. конф. – Краснодар: КГУ, 2005. – С. 18 – 21. – 0,2 п.л. (50% личного участия).

4. Норенко В.В. (Викторова В.В.) Тревога у гиперактивных детей с синдромом дефицита внимания / В.М. Астапов, В.В. Норенко (В.В. Викторова) // Научно-практическая конференция «Ананьевские чтения – 2005», развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России: Сб. статей науч.-практич. конф. – СПб.: СПбГУ, 2005 – С. 327 – 329. – 0,2 п.л. (50% личного участия).

5. Норенко В.В. (Викторова В.В.) Тревога как вторичная характеристика у гиперактивных детей с СДВГ / В.В. Норенко (В.В. Викторова) // IV Научно – практическая конференция «Практическая психология XXI века: проблемы и перспективы»: Сб. статей науч.-практич. конф. – Коломна: КГПИ, 2005. – С. 182 – 183. – 0,1 п.л.

6. Норенко В.В. (Викторова В.В.) «Интернализирующие» расстройства у детей с СДВГ / В.В. Норенко (В.В. Викторова) // Всероссийская молодежная научно-практическая конференция «Психология, образование, практика: формы и способы интеграции»: Сб. статей науч.-практич. конф. – Москва: ВШП, 2006. – С. 115 – 116. – 0,1 п.л.

7. Викторова В.В. Условия, определяющие возрастное своеобразие тревожных расстройств у детей / В.В. Викторова // V Научно-практическая конференция «Практическая психология XXI века: проблемы и перспективы»: Сб. статей науч.-практич. конф. – Коломна: КГПИ, 2006. – С. 114 – 118. – 0,3 п.л.

1 Данная переменная была исключена из модели, т.к. она значимо коррелирует с зависимой переменной (устойчивость внимания) и, одновременно, сильно связана с переменной ситуативная тревожность (по Д.-Амен), что обуславливает существенное снижение ее β-коэффициента; это повысило предсказательную ценность переменной личностная тревожность.

2 Данное исключение привело к повышению предсказательной ценности переменной «личностная тревожность».
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.