.RU
Карта сайта

Рейчел Кейн Бог хаоса Морганвилльские вампиры 5 - старонка 3

3



Амелия схватила Клер за другую руку, и не успела та сделать вдох, как ее протащили через портал. Нахлынула недолгая волна холода, потом возникло ощущение, будто ее толкают со всех сторон, после этого она оказалась в кромешной тьме. Воздух был тяжелый, спертый и промозглый — точно в пещере. Амелия так крепко держала Клер за руку, что наверняка оставила на ней синяки; по контрасту прикосновение Анны казалось почти мягким, хотя, конечно, это было не так.

Клер слышала дыхание свое и Анны, но никаких звуков со стороны вампиров не доносилось. Она попыталась заговорить, но ледяная рука накрыла ей рот. Амелия потащила ее во тьму — Клер надеялась, что это Амелия, и сосредоточилась на том, чтобы не оступиться при быстром движении.

Время от времени запахи менялись — доносился то порыв чего-то вонючего, гнилого, то вроде бы странный здесь аромат... вина? Разыгравшееся воображение рисовало ей покойника, лежащего в окружении разбитых бутылок, и Клер не могла от этого отделаться: вот мертвец извивается, ползет к ней, сейчас дотянется до нее, и тогда она закричит...

«Это всего лишь воображение; прекрати!»

Она старалась справиться с нахлынувшей паникой, но без толку.

«Шейн не стал бы паниковать. Шейн...»

Ну, если бы Шейн оказался в ее ситуации — в полной темноте, в компании вампиров, — он не позволил бы никакому мертвецу напугать себя, это уж точно.

Казалось, они шли целую вечность, наконец Амелия остановила Клер и отпустила. Лишившись ее поддержки, Клер почувствовала себя будто на краю обрыва и была очень, очень благодарна Анне, которая продолжала держать ее за руку, — хоть что-то реальное в этом мире.

«Не позволяй мне упасть».

Но потом Анна быстро, сильно сжала руку Клер и тоже отпустила.

Клер парила во мраке, полностью предоставленная самой себе. Звук собственного дыхания напоминал шум дождя, однако сердце колотилось еще громче.

«Давай же! — сказала она себе. — Сделай хоть что-нибудь!»

— Анна? — прошептала она.

Холодные руки обхватили Клер сзади, одна прижала ее руки к бокам, другая накрыла рот. Ее оторвали от земли, и она закричала, хотя звук, вырвавшийся из крепко зажатого рта, больше напоминал жужжание пчел.

Она полетела сквозь воздух и... оказалась на холодном каменном полу, лицом вниз. Здесь свет был, хотя и слабый; он размывал очертания предметов, в том числе и вход в сводчатый туннель на дальнем конце.

Она понятия не имела, куда попала.

Быстро поднявшись, Клер обернулась. Сквозь портал прошла жемчужно-бледная Амелия и с нею оба вампира. Джерард здоровой рукой поддерживал Анну Мозес.

На голове у нее зияла кровавая рана. Когда Джерард отпустил Анну, она, тяжело дыша, рухнула на колени; в глазах пустота, взгляд не сфокусирован.

Резко повернувшись, Амелия серебряным оружием нанесла удар кому-то, бросившемуся на нее из тьмы. Послышался вопль, эхом прокатившийся по туннелю. Протянулась бледная рука и вцепилась в рубашку Амелии.

В этот момент невидимый портал резко закрылся, отрезав руку на уровне локтя.

Амелия оторвала руку от своей рубашки, бросила на землю и ногой отшвырнула в сторону.

Клер почувствовала, что ее вот-вот вырвет — она не могла оторвать взгляд от извивающейся бледной руки.

— Этот путь опасный, но единственно возможный, — заявила Амелия.

— Где мы? — спросила Клер.

Амелия проигнорировала ее — ну еще бы; то, что Клер прошла через все это, не наделяло ее правом задавать вопросы — и зашагала в направлении входа в туннель. Клер решила обратиться к более отзывчивому собеседнику.

— Анна? Как ты себя чувствуешь?

Анна неопределенно помахала рукой.

— Она чувствует себя прекрасно, — ответил за нее Джерард. Конечно, он мог говорить — у него всего лишь рука прогорела до кости; наверное, он и свое состояние определил бы как «прекрасное». — Поддерживай ее, — распорядился он, подтолкнул Анну в сторону Клер и устремился вслед за Амелией.

Второй телохранитель — как его зовут? — последовал за ним; чувствовалось, что они привыкли работать вместе.

Анна, хоть и с трудом, спустя какое-то время сумела обрести равновесие и начала передвигаться самостоятельно.

— Все отлично, — пробормотала она и даже улыбнулась, — Черт! Это была далеко не прогулка.

— Вам нужно познакомиться с моим бойфрендом, — заметила Клер. — Его послушать, у него тоже всегда все отлично.

Клер думала, что Анна рассмеется, но та лишь похлопала ее по плечу.

— Смотри по сторонам, — сказала она. — Все еще только начинается.

Это оказалось нетрудно — по сторонам попросту ничего не было. В конце концов они добрались до входа в туннель. Анне, по-видимому, отводилась роль замыкающей, и она отнеслась к этому со всей ответственностью, хотя Амелия и захлопнула за ними портал.

«Надеюсь, нам не придется возвращаться тем же путем, — подумала Клер и вздрогнула, вспомнив бледную отрубленную руку. — Очень, очень надеюсь, что мы туда не пойдем».

Амелия на мгновение остановилась у входа в туннель, а потом исчезла вместе со своими телохранителями, свернув за угол. Анна и Клер торопливо последовали за ними и оказались в другом коридоре, на сей раз со стенами, обшитыми панелями из ценного темного дерева. Здесь висели картины, старинные, как показалось Клер, изображающие людей в тяжеленных костюмах, в париках и с выбеленными лицами.

При виде одного портрета Клер остановилась и попятилась.

— Что такое? — проворчала Анна.

— Это же Амелия!

Это и впрямь была она, только вместо одеяний в стиле принцессы Грейс, которые она носила сейчас, на ней было изящное небесно-голубое атласное платье с глубоким вырезом, а на голове белокурый парик; а вот что не изменилось, так это выражение глаз.

— Позже будешь восхищаться, Клер. Нужно идти.

Что соответствовало действительности, вне всяких сомнений, однако Клер не могла удержаться и бросала взгляды на картины, мимо которых проходила. С одной, которой было, наверно, лет четыреста, на нее смотрел кто-то, очень похожий на Оливера. На другой, более современной, был изображен человек, напоминающий Мирнина.

«Это музей вампиров, — поняла она. — Здесь запечатлена их история».

Дальше вдоль стен тянулись ряды витрин с книгами, рукописями, драгоценностями, одеждой и музыкальными инструментами — все самые прекрасные, удивительные вещи, которые вампиры собирали на протяжении своей долгой, долгой жизни.

Шедшие впереди вампиры внезапно остановились. Анна схватила Клер за руку и оттащила к стене.

— Что такое? — прошептала Клер.

— Проверка документов.

Клер не совсем понимала, о чем речь. Рискнув слегка продвинуться вперед и посмотреть, что происходит, она увидела множество вампиров, наверное около сотни. Некоторые сидели и выглядели... не слишком хорошо. Были тут и люди; они держались вместе и явно нервничали — ничего удивительного.

Если это приверженцы Бишопа, их маленькую спасательную команду ждут большие неприятности.

Амелия тихо переговорила с вампиром, судя по всему, главным тут, после чего Джерард и его партнер заметно расслабились. По-видимому, вопрос «свой — чужой» больше не возникнет. Амелия повернулась и кивнула Клер; они с Анной осторожно выбрались из-за витрин и присоединились к остальным.

Амелия сделала жест рукой, и несколько вампиров подошли к ним.

— И что теперь? — спросила Клер, оглядываясь.

Многие вампиры все еще были в маскарадных костюмах, но некоторые уже переоделись в одежду военного образца, черную или камуфляжную.

— Это пункт сбора, — объяснила Анна, — Она обсуждает со своими командирами стратегию. Заметила, что среди них нет ни одного человека?

Да, Клер заметила. Это вызвало не слишком приятные ощущения, в душе с новой силой вспыхнули сомнения.

Амелия недолго раздавала приказы. Один за другим вампиры кивали, отходили, подзывали своих помощников — в том числе и людей — и удалялись. Когда последний отряд отбыл, осталось лишь около десяти человек, которых Клер не знала.

Вернувшись к своей команде, Амелия увидела группу стоящих особняком вампиров и людей и кивнула им.

— Клер, это Теодосий Голдмен, хотя он предпочитает, чтобы его называли Тео, — сказала она. — А это его семья.

Семья? Потрясающе — учитывая их количество. На вид Тео был средних лет, с вьющимися седыми волосами и приятным лицом — если не обращать внимания на вампирскую бледность.

— Позвольте представить мою жену, Пейтенс, — произнес он в старомодной манере, слегка склонив голову; что-то в этом роде Клер видела только в «Театре мировых шедевров»6. — Наши сыновья, Вирджил и Кларенс. Их жены, Ида и Минни. И их дети.

Все вампиры поклонились, только один парень, который лежал на полу, положив голову на колени женщине-вампу, помахал рукой.

Очевидно, внуки и внучки еще не заслужили, чтобы их представляли поименно. Их было четверо, два мальчика и две девочки, по виду моложе Клер; младшей, скорее всего, около двенадцати, старшему примерно пятнадцать.

Старшие мальчик и девочка сердито смотрели на нее, как будто она несла личную ответственность за все творящееся вокруг. Клер, однако, занимало другое — каким образом целую семью, включая внуков, можно было сделать вампирами.

Тео, видимо, понял ее сомнения.

— Вечными нас много лет назад сделал... — он бросил быстрый взгляд на Амелию, и та кивнула, — ее отец, Бишоп, девочка моя. Это он так пошутил — дескать, теперь мы должны быть навсегда вместе. — Тео и впрямь выглядел добрым, и в его улыбке таилась печаль, — Правда, эта шутка обернулась против него же. Мы не можем допустить, чтобы он уничтожил нас. Амелия научила нас выживать, не совершая убийств. Это позволило нам сохранить не только жизнь, но и веру.

— Веру?

— Это очень старая вера, — ответил Тео. — И сегодня у нас Шаббат7.

— О, вы евреи? — удивилась Клер.

Он кивнул, не сводя с нее взгляда.

— Мы нашли убежище в Морганвилле — здесь мы можем жить в мире и со своей природой, и с Богом.

— Но вы будете сражаться за это, Тео? — мягко спросила Амелия. — За город, который дал вам убежище?

Он вытянул руку, и жена сжала ее холодными белыми пальцами. Она напоминала изящную фарфоровую куклу с блестящими черными волосами, собранными в узел.

— Не сегодня.

— Уверена, Бог поймет, если в сложившихся обстоятельствах вы нарушите Шаббат.

— Конечно поймет. Бог все прощает, а иначе нас уже не было бы на этом свете. Однако, чтобы придерживаться морали, божественное всепрощение не требуется, — Он с сожалением покачал головой, — Сегодня мы не можем сражаться, Амелия. И лично я предпочел бы вообще не сражаться.

— Если ты думаешь, что вы сможете сохранить нейтралитет, то ошибаешься. Я готова уважить ваши желания. Мой отец — нет.

Лицо Тео окаменело.

— Если твой отец снова будет угрожать моей семье, мы, конечно, станем сражаться. Но пока он не нападет на нас, пока не обнажит против нас меч, мы не поднимем на него оружие.

Джерард насмешливо фыркнул, что не удивило Клер — он производил впечатление человека здравомыслящего и скептического.

— Я не могу принудить вас и не стану этого делать, — сказала Амелия. — Но будьте бдительны.

У меня нет возможности выделить кого-нибудь для вашей защиты. Здесь вы будете в относительной безопасности, по крайней мере какое-то время. Если сюда пробьется кто-нибудь еще из наших сторонников, отсылайте их защищать гидроэлектростанцию и кампус, — Ее взгляд переместился на троих людей, сгрудившихся в дальнем углу комнаты, под большой картиной, — Они под твоей Защитой?

— Они сами захотели пойти с нами.

— Тео!

— Я буду защищать их, если кто-нибудь попытается причинить им вред, — ответил он и продолжил, понизив голос: — Они также могут нам пригодиться, поскольку мы не имеем доступа к «пище».

Клер похолодела. Со всей своей добротой и улыбчивостью Тео намекал на возможность использования этих людей как передвижных банков крови.

— Мне не хочется делать этого, но если ситуация для нас станет складываться неблагоприятно, я должен буду подумать о детях. Ты меня понимаешь.

— Понимаю, — Лицо Амелии снова превратилось в лишенную всякого выражения маску. — Я никогда не указывала тебе, что делать, и не собираюсь отступать от этого теперь. Однако по законам нашего города, взяв этих людей под свою защиту, ты несешь за них ответственность, и тебе это известно.

Тео беспомощным жестом вскинул руки.

— Семья на первом месте, я всегда повторял тебе это.

— Некоторым из нас не так повезло с семьей, — заметила Амелия.

Не ожидая ответа Тео, она отвернулась и без промедления ударила кулаком по стеклянной стенке ящика с надписью: «Использовать только в случае крайней необходимости».

Стекло с грохотом разлетелось. Амелия стряхнула с кожи осколки, сунула руку в ящик и достала из него...

— Это пистолет для пейнтбола? — удивилась Клер.

Амелия протянула его Анне, которая взяла пистолет жестом профессионала.

— Он стреляет шариками с серебряным порошком, — объяснила Амелия. — Очень опасно для нас. Целься тщательнее.

— Я всегда целюсь тщательно, — ответила Анна. — Дополнительные магазины есть?

Амелия достала их из того же ящика и отдала ей. Клер заметила, что, защищая себя даже от случайного прикосновения, она использовала ткань рукава.

— В каждом магазине десять зарядов. Одна обойма уже в пистолете, а здесь еще шесть.

— Ну, проблема, которую я не смогу разрешить, используя семьдесят зарядов, наверняка прикончит нас.

— Клер, возьми. — Амелия вручила ей маленький запечатанный пузырек, — Здесь серебряный порошок под большим давлением. Взрывается от удара, так что будь с ним крайне осторожна. Очень широко рассеивается по воздуху. Учитывай это, если будешь бросать его, а не то можешь причинить вред не только врагам, но и друзьям.

Серебряный порошок использовался и в чисто практических целях — скажем, им покрывали части компьютеров. Достать его было не так уж сложно, и все же Клер удивило, что вампиры оказались достаточно продвинутыми и запаслись им.

— Вы ожидали чего-нибудь в этом роде, — сказала Клер.

— Не в деталях. Однако долгая жизнь научила меня тому, что надо быть готовой ко всему. Когда-нибудь, как-нибудь мир всегда нарушается, и дело кончается схваткой.

— Аминь, — негромко заключил Тео.

4



Музей они покинули через боковую дверь. Это было рискованно, но что еще оставалось? Только возвращаться тем же путем, сквозь тьму. Ясное дело, возражений не последовало.

— Будьте осторожны, — Голос Амелии был едва различим. — Не я одна собираю силы — отец делает то же самое. Где-то тут наверняка есть патруль.

Они вышли на площадь Основателя — это был центр территории вампиров. Пожары ее не коснулись, однако площадь больше не выглядела такой, какой запомнилась Клер, — самым спокойным, упорядоченным местом в городе. Фонари не горели, многочисленные магазины и рестораны были закрыты.

Здесь ощущался страх.

Единственные признаки движения наблюдались на мраморных ступенях здания совета старейшин, того самого, где происходил праздник в честь Бишопа. Джерард негромко свистнул в знак предостережения, и все замерли, по-прежнему оставаясь во тьме. Анна железной хваткой вцепилась в руку Клер.

На ступенях, внимательно осматриваясь по сторонам, стояли три вампира.

Дозорные.

— Пошли, — по-прежнему тихо приказала Амелия, — но будьте осторожны.

Они начали выдвигаться из теней за углом здания, и Клер только-только немного расслабилась, как Амелия, Джерард и остальные вампиры внезапно и молниеносно бросились врассыпную.

На одно ужасное мгновение Клер растерялась, а потом Анна с силой толкнула ее лицом в траву. Клер пыталась отдышаться, чувствуя, как в рот набилась хрусткая почва и горькая трава; Анна всей своей тяжестью придавливала ее к земле, одновременно упираясь в спину локтями.

«Она стреляет из пистолета», — подумала Клер и слегка приподняла голову, стремясь рассмотреть, куда метит Анна.

— Опусти голову! — рявкнула Анна и одной рукой прижала голову Клер к земле, продолжая стрелять. Судя по крикам из темноты, она в кого-то попала. — Вставай! Беги!

По скорости Клер уступала и вампирам, и бывшей морячке; спустя мгновение она поняла, что ее волокут сквозь ночь. Все слилось в неясное пятно — быстро мелькающие тени, темные здания, бледные лица и оранжевое мерцание пламени в отдалении.

— Что случилось? — закричала она.

— Патруль, — На ходу Анна продолжала отстреливаться, но не беспорядочно; между выстрелами проходила секунда-другая, когда она, видимо, прицеливалась. И похоже, чаще всего попадала, судя по сопровождающим выстрелы воплям, — Амелия! Нужно уходить, немедленно!

Амелия оглянулась на них — бледное пятно лица на фоне тьмы — и кивнула.

Они взбежали по ступеням другого здания на площади Основателя, явно официального, с колоннами на фасаде и большими каменными львами, скалившимися по бокам лестницы, и остановились перед закрытой белой дверью без ручки.

Джерард явно вознамерился взломать ее, однако Амелия вскинула руку, останавливая его.

— Дверь нельзя открыть с помощью силы. Предоставь это мне.

Другой вампир, оглядываясь назад, сказал:

— У нас нет времени «уговаривать» дверь, мэм. Что мы должны делать?

Он говорил с протяжным техасским акцентом; Клер никогда прежде не слышала такого от вампира. До сих пор он вообще не произнес ни слова. В довершение всего он подмигнул ей, хотя прежде, казалось, смотрел сквозь нее.

— Секундочку, — пробормотала Амелия.

— Не думаю, что она у нас есть, — ответил техасец, кивнув вниз.

У подножия лестницы собирались тени — патрульные, в которых стреляла Анна; их было не меньше двадцати. Их возглавляла Исандра, прекрасная женщина-вамп; Клер ненавидела ее, наверное, сильнее, чем любого другого вампира на свете. Целиком и полностью преданная Бишопу; вампирская сестра Амелии — если вампиры вообще мыслят в таких категориях.

Клер ненавидела Исандру из-за Шейна и порадовалась, что та здесь, а не нападает на передвижную станцию. Во-первых, поскольку не была уверена, в состоянии ли Шейн сопротивляться чарам злой ведьмы, и во-вторых, так как хотела сама заколоть Исандру.

Лично.

— Нет! — сказала Анна, когда Клер спустилась на одну ступеньку. — Ты в своем уме? Назад!

Анна выстрелила через плечо; расстояние было на пределе досягаемости, и все же шарик угодил прямо в грудь одному из вампиров. Не Исандре, с сожалением заметила Клер. Клубы смертоносной серебряной пыли взлетели в воздух, и боевой порядок нарушился. Возможно, Исандра тоже получила ожоги; неисцелимые, между прочим.

Вампир, в которого попала Анна, упал на мраморные ступени, испуская клубы дыма и молотя конечностями.

Амелия приложила ладонь к двери и закрыла глаза; глубоко внутри что-то застонало и сдвинулось с металлическим скрипом.

— Внутрь! — распорядилась Амелия.

Клер повернулась и вслед за вампирами перешагнула порог. Анна, шедшая последней, захлопнула за ними дверь.

— И никаких замков, — сказала она.

Амелия взяла Анну за руку с пистолетом и опустила ее к бедру.

— Теперь в нем нет необходимости. Сюда они не войдут, — Говорила она уверенно, однако Анна, видимо, все еще сомневалась, поскольку продолжала смотреть на дверь, как будто желая запереть ее силой взгляда. — Вон туда, на лестницу.

Это оказалась библиотека, полная книг. Некоторые — на полу — выглядели относительно новыми, с красочными обложками и четкими названиями, которые Клер могла прочесть даже при тусклом освещении. Удивленная, она слегка задержалась у одной стопки.

— Здесь у вас истории о вампирах?

Никто не ответил. Амелия свернула вправо, прошла между стеллажами высотой в два этажа и устремилась к мраморной лестнице в конце комнаты. Книги здесь были более старыми, с пожелтевшей бумагой. Клер бросилась в глаза табличка: «Фольклор, Калифорния, 1870-1945, английский», и потом другая: «Немецкий». Далее обнаружилась французская секция, потом, судя по иероглифам, возможно, китайская.

Столько книг! И, насколько она могла судить, все они так или иначе имели отношение к вампирам. Интересно, это история или фантастика?

Разбираться времени не было. По плавно поворачивающей лестнице они поднялись на второй этаж. Ноги горели, дыхание сбивалось от постоянного движения и адреналина. Анна одарила ее сочувственной улыбкой.

— Рассматривай это как начальную боевую подготовку. Как ты, выдержишь?

Задыхаясь, Клер кивнула.

Снова книги, старые, потрескавшиеся; пахло сухой кожей и древней бумагой. В дальнем конце стояло что-то вроде подставок для вин, причудливой крестообразной формы, которые обычно держат в винных погребах, только здесь на них лежали перевязанные ленточками бумажные свитки, очень старые. Клер надеялась пройти рядом с ними, однако Амелия свернула в другой проход между книжными стеллажами и устремилась к пустой белой стене.

Нет, не совсем пустой. Там висела маленькая картина в аляповатой золоченой раме. Спокойный идиллический пейзаж... но потом, под взглядом Амелии, изображение начало изменяться.

Оно потемнело, как будто на лужайку и апатичную овцу на картине набежала тень от облаков.

Потом оно стало совсем неразличимым — просто темный холст, — и на этом фоне вспыхнули крошечные точки света, как будто пламя свечей проступало сквозь завесу дыма...

И тут Клер увидела Мирнина.

Понурив голову, он стоял на коленях на полу, в цепях, с виду посеребренных. Он все еще был в белых панталонах от костюма Пьеро, но без рубашки. Пряди влажных волос облепили лицо и мраморно-белые плечи.

Амелия приложила руку к стене слева от картины, надавила на что-то, похожее на шляпку гвоздя, и часть стены беззвучно повернулась на смазанных маслом петлях.

Потайная дверь — похоже, вампиры питают к ним слабость.

На той стороне открылась тьма.

— Ох, черт, нет! — пробормотала Анна, — Только не это снова!

Амелия бросила на нее взгляд с легким намеком на усмешку.

— Это другая тьма, — сказала она. — И опасности совсем другие. Многое может быстро изменяться. Придется приспосабливаться.

Она прошла в дверь, за ней остальные вампиры, Клер и Анна.

Клер протянула руку, Анна, все еще качая головой, сжала ее, и тьма сомкнулась вокруг них, словно влажная бархатная завеса.

Послышалось шипение спички, в углу вспыхнул свет. В нем лицо Амелии казалось вырезанным из слоновой кости. Она поднесла спичку к свече, а затем, не задувая пламя, включила маленький электрический фонарик и повела лучом по комнате. Коробки. Это было что-то вроде склада, пыльного и заброшенного.

— Хорошо, — сказала она. — Джерард, будь любезен.

Он со скрипом открыл еще одну дверь.

Снова коридор. Клер уже начала уставать от их однообразия. Интересно, что это за место? Похоже на отель — тяжелые полированные двери с медными табличками на них, только вместо цифр каждая дверь помечена вампирским символом наподобие того, который украшал браслет Клер. У всех вампиров есть свои символы; ну, так она думала. Значит, за этими дверями... что? Комнаты? Склепы? За одной дверью послышался приглушенный, несмолкающий шум — удары, скрипы. На самом деле она вовсе и не хотела знать, что там происходит.

Амелия остановилась на Т-образном пересечении коридоров, совершенно неотличимых друг от друга и пустых.

«Может, имеет смысл оставлять крошки хлеба, — подумала Клер, — Или "Эм-энд-эмсы". Или капли крови».

— Мирнин в одной из комнат этого коридора, — предупредила Амелия. — Без сомнения, это ловушка; и наверняка предназначена она для меня. Я останусь позади, на случай если вам придется бежать, — Ее безжалостный взгляд остановился на Клер, — Что бы ни произошло, ты должна вывести отсюда Мирнина в безопасное место. Поняла? Нельзя допустить, чтобы Бишоп захватил его.

Она имела в виду вот что: «Все остальные — расходный материал». Клер почувствовала, как засосало под ложечкой.

Джерард пожал плечами.

— Мы солдаты.

Анна улыбнулась.

— Чертовски верно.

— Прекрасно. Значит, ты будешь выполнять мои приказы.

Анна отсалютовала ему с еле заметным оттенком иронии.

— Есть, сэр, есть, командир.

Джерард переключил внимание на Клер.

— Ты будешь держаться позади нас. Поняла?

Она кивнула; ее бросало то в холод, то в жар и слегка подташнивало. Деревянный кол в руке не казался таким уж грозным оружием — с учетом ситуации. Однако переживать по этому поводу было некогда. Джерард повернулся и устремился по коридору, за ним его напарник, и Анна поманила за собой Клер.

Холодные пальцы Амелии коснулись ее плеча.

— Будь осторожна.

Клер кивнула и отправилась вызволять безумного вампира из рук злобного.

Под ударом ноги Джерарда дверь разлетелась вдребезги. Это не было преувеличением — немного дерева осталось лишь около дверных петель, а все остальное превратилось в осколки размером с кулак, не больше. Не успели они коснуться пола, как Джерард уже был внутри; он свернул влево, его коллега — вправо. Анна ворвалась в комнату, водя пистолетом из стороны в сторону, и отрывисто кивнула Клер.

Мирнин был точно в том положении, как они видели на картине, — стоял на коленях в центре комнаты, прикованный сильно натянутыми серебряными цепями. Сложенные вдвое, цепи были продеты сквозь массивные стальные проушины болтов на каменном полу.

Вампир дрожал всем телом; кожа в тех местах, где ее касались цепи, была в рубцах и ожогах.

Джерард выругался себе под нос и принялся ногой бить по болтам на полу. Они гнулись, но не ломались.

Мирнин вскинул голову, и сквозь завесу спутанных, влажных волос Клер увидела темные, неистово сверкающие глаза; от его улыбки у нее свело живот.

— Я знал, что вы придете, — прошептал он, — Идиоты! Где она? Где Амелия?

— Позади, — ответила Клер.

— Идиоты.

— Очень мило — учитывая, что мы пришли вас спасти, — Анна явно нервничала, хотя и держала себя в руках, — Джерард? Мне это не нравится. Слишком легко.

— Сам вижу, — Он опустился на корточки, внимательно изучая цепи, — Серебряное покрытие. Я не смогу разорвать их.

— А болты на полу? — спросила Клер.

Джерард ухватился за край металлической пластины, согнул ее, словно алюминиевую фольгу, и одним движением вырвал из камня. Цепи в какой-то мере удерживали Мирнина, и он пошатнулся, когда часть их упала. Сделав коллеге знак заняться двумя другими пластинами, Джерард взялся за вторую перед ним.

— Слишком легко, слишком легко, — бормотала Анна. — Какой смысл затевать все это, если потом Бишоп позволяет ему сбежать?

Теперь все петли были вырваны. Джерард подхватил Мирнина под руку и помог встать.

Глаза Мирнина вспыхнули алым пламенем. Оттолкнув Джерарда, он устремился к Анне.

Она заметила его приближение, выставила перед собой пистолет, однако другой телохранитель ногой отбил ее руку, и заряд угодил в камень на другом конце комнаты. Серебряные пылинки взмыли в воздух, и там, где они касались кожи вампиров, возникали ожоги. Джерард с коллегой попятились.

Мирнин схватил Анну за шею.

— Нет! — закричала Клер и, нырнув под рукой Джерарда, вскинула кол.

Мирнин повернулся к ней и злобно улыбнулся, обнажив ужасные вампирские клыки.

— Я думал, ты здесь, чтобы спасти меня, а не убить, Клер, — проворчал он и снова склонился над своей жертвой.

Анна попыталась извернуться таким образом, чтобы суметь выстрелить. Мирнин с презрительной легкостью вырвал у нее пистолет и отбросил его.

— Я здесь, чтобы и впрямь спасти вас, — сказала Клер.

И не раздумывая вонзила кол в спину Мирнина, слева, прямо туда, где, как она думала, находится сердце.

Он издал удивленный возглас, похожий на кашель, и начал заваливаться вперед, на Анну. Его рука соскользнула с ее шеи, слепо цепляясь за одежду, и потом он упал на пол.

По-видимому, мертвый.

Джерард и второй телохранитель смотрели на Клер с таким видом, словно видели ее впервые.

— Что это ты вытворяешь? — взревел Джерард.

— Поднимите его, — сказала Клер. — Кол можно будет вынуть позже. Он старый. Он выживет.

Это прозвучало как-то... холодно, но она надеялась, что все так и будет. В конце концов, Амелия выжила, а Мирнин уж точно не моложе, даже, скорее всего, старше. Судя по взгляду, брошенному на Клер Джерардом, он полностью изменил свое мнение об этой симпатичной, хрупкой, маленькой человеческой девушке, с которой до сих пор считал своим долгом нянчиться. Плохо. Клер предпочитала, чтобы ее недооценивали.

Внешне она выглядела спокойной, но внутренне испытывала потрясение. Еще бы! Конечно, это был единственный способ успокоить Мирнина без транквилизаторов, не дать ему разорвать Анне горло, но... Что ни говори, она убила своего босса.

Не слишком удачный ход, если планировать карьерный рост.

«Амелия поможет», — в отчаянии подумала она.

Джерард перекинул Мирнина через плечо, и они бросились вон из комнаты и пустились дальше по коридору, туда, где осталась Амелия, чтобы обеспечить им возможность сбежать.

Амелия действительно ждала на углу, но в десяти футах перед ней стоял мистер Бишоп.

Они замерли неподвижно, лицом друг к другу. Амелия казалась изящной и хрупкой — по сравнению с отцом в его внушительном одеянии епископа. Он выглядел старым, очень разгневанным, и огонь в его глазах каким-то образом наводил на мысль об истории Жанны д'Арк.

Между ними явно происходила борьба, но Клер понятия не имела, что она означала.

Джерард схватил за руки ее и Анну, заставив их остановиться.

— Не приближайтесь к ним!

— Проблема в том, сэр, что они загораживают нам дорогу, — попыталась настоять на своем Анна. — И этот тип тут один.

Джерард и техасец недоверчиво уставились на нее.

— Ты так думаешь? — сказал техасец, — Эх, люди...

Амелия сделала шаг назад, совсем маленький, но все ее тело содрогнулось, и Клер поняла — отчетливо поняла, — что это плохой знак. По-настоящему плохой.

Что бы ни происходило между нею и Бишопом, оно прекратилось.

Амелия резко развернулась к ним и закричала:

— Уходите!

В ее голосе звенели ярость и страх. Джерард отпустил женщин, снял Мирнина с плеча, передал его им в руки и вместе с техасцем бросился... но не к выходу, а к Амелии.

Они подоспели вовремя; еще мгновение, и Бишоп разорвал бы ей горло. Телохранители обрушились на старика, прижали его к стене, но тут коридор наполнился людьми. Сторонниками Бишопа, поняла Клер.

Их было много, очень много.

Амелия встретила первого бросившегося к ней пособника Бишопа. Клер смутно помнила его — вампир Морганвилля, по всей видимости перебежавший на другую сторону. Обнажив клыки, он устремился к Амелии.

Она свалила его на пол одним волнообразным движением, быстрым, как у змеи, и перевела взгляд на Анну, Клер и обвисшее между ними тело Мирнина.

— Уносите его отсюда! — закричала она. — Я сдержу их!

— Пошли! — Анна перекинула Мирнина через плечо. — Уходим.

Клер старалась поддержать Мирнина, чтобы облегчить Анне ношу. Он был холодным, тяжелым, как... как мертвец, кем, собственно, и являлся. С трудом сдерживая подкатившую к горлу тошноту и стиснув зубы, Клер помогала Анне тащить по коридору тело с торчащим из него колом. За их спинами не утихали звуки сражения, в основном это был стук от падающих на пол тел. И никаких криков.

Вампиры сражались молча.

— Теперь мы можем рассчитывать только на себя, — тяжело дыша, пробормотала Анна.

Скверно, конечно, — два человека, застрявшие бог знает где, с безумным вампиром, у которого в сердце кол, а рядом бушует настоящая война.

— Нужно вернуться к двери, — решила Клер.

— И как мы через нее пройдем?

— Я могу сделать это.

Анна удивленно посмотрела на нее.

— Ты?

Ну, сердиться не имело смысла — разве не думала она совсем недавно, как это хорошо, когда тебя недооценивают? Конечно, не все время и не в такой степени.

— Да, правда, я могу сделать это. Но нам лучше поторопиться.

Расклад сил явно был не в пользу Амелии. Может, она и в самом деле в состоянии продержаться, пока они будут уходить, но Клер сомневалась, что она может победить.

Они тащили Мирнина мимо помеченных символами дверей. Анна вела отсчет и наконец кивнула на ту, через которую они вошли.

Дверь была помечена символом Основателя, таким же, как на браслете Клер. Ничего удивительного.

Анна попыталась открыть ее.

— Проклятье! Заперта.

Но когда ручку повернула Клер, дверь сразу же открылась. Единственная свеча в углу давала мало света. Клер старалась восстановить дыхание, пока Анна осматривала комнату. Наконец она заявила, что там безопасно и можно войти.

Тело Мирнина положили на пол.

— Простите, — шепнула ему Клер, — Просто другого способа не было. Надеюсь, вы не слишком пострадаете.

Она понятия не имела, слышит он ее или нет. Ужасно хотелось выдернуть кол, но она помнила, что и с Амелией, и с Сэмом это делал вампир. Может, они знали что-то, ей неведомое. Кроме того, от болезни они ослабели, и Мирнин тоже.

Она не могла идти на такой риск. К тому же если он очнется, раненый и по-прежнему безумный, а рядом не будет ни одного вампира, способного управиться с ним... Нет, это еще хуже.

Анна проверила обойму пистолета, нахмурилась и заменила ее на новую.

— И что теперь? Наверное, нужно вернуться в музей?

Клер не была уверена в этом. Подойдя к двери — собственно, сейчас это была не дверь, а просто темный участок стены, — она представила себе лабораторию Мирнина со всем ее хаосом и мусором. Свет замерцал, задрожал и обрел форму.

Никаких проблем.

— Выходит, кроме окружного существует и этот путь, — сказала Клер, — Думаю, это сделано специально, чтобы сюда не попали те, кому не следует. Но это имеет смысл — Амелия сможет быстро вернуться обратно, — Она повернулась к Анне, — Не станем ждать?

Анна открыла дверь, через которую они вошли, выглянула в коридор и, видимо не увидев ничего хорошего, покачала головой.

— Уходим, прямо сейчас.

Кряхтя от усилий, она подхватила тело Мирнина и потащила к порталу; Клер поддерживала его с другой стороны.

— Он что, дернулся? — спросила Анна, — Потому что, если он задергается, я пристрелю его.

— Нет-нет, он не дергался! — поспешила уверить ее Клер, — Готова? Раз, два...

На счет «три» они оказались в лаборатории Мирнина. Клер выскользнула из-под холодного тела, захлопнула дверь и в растерянности уставилась на сломанный замок.

— Нужно починить его...— пробормотала она.

А как же Амелия? Нет, она знает все выходы.

Ей нет необходимости приходить именно сюда.

— Девочка, тебе нужно думать о том, как бы нам поскорее убраться отсюда, — сказала Анна, — Черт, как ты это делаешь? Звонишь в ближайший Форт-Нокс?8 Где ты научилась этому?

— У меня был хороший учитель. — Клер не смотрела на Мирнина, просто не могла. В конце концов, она только что убила его, — Нам туда.

Из лаборатории Мирнина существовало два выхода: дверь на лестницу, выводящую на уличный уровень, что в сложившихся обстоятельствах было, наверное, хуже всего; и тщательно замаскированный пространственный портал в маленькой боковой комнате. Именно через него Амелия привела их сюда.

Как выяснилось, проблема состояла в том, что Клер никак не могла открыть его. Она вызывала в памяти Стеклянный дом, портал в университете, больницу, даже музей, через который они перемещались сюда. Все без толку.

Портал ощущался просто... безжизненным, как если бы вся система внезапно отключилась.

Им еще повезло, что они успели добраться так далеко.

«Амелия в ловушке, — осознала Клер. — Там, с Бишопом. И он имеет превосходство в силе».

Клер проверила и второй портал, тот, через который они прошли.

Ничего. И дело было не в неисправности портала; вся сеть вышла из строя.

— Ну? — нетерпеливо спросила Анна.

Сейчас было не время беспокоиться об Амелии. Перед Клер стояла задача — доставить Мирнина в безопасное место. То есть, внезапно поняла она, к Оливеру — он единственный, кто точно в состоянии помочь.

— Думаю, придется идти пешком, — вздохнула она.

— Черта с два! — воскликнула Анна, — Я не потащу мертвого вампира по улицам Морганвилля! Буквально любой может убить нас.

— Мы не можем бросить его!

— И взять с собой не можем!

Клер упрямо стиснула зубы.

— Ну, прекрасно, уходи. Я его не оставлю. Просто не могу.

Наверно, больше всего Анне хотелось схватить ее за волосы и вытащить отсюда, но в конце концов она сдалась.

— Третий вариант, — сказала она. — Вызываем подмогу.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.