.RU
Карта сайта

Начальник дома, высокопреподобный Джон Конми, О. И., сойдя по ступенькам - старонка 4


- А как это тебе известно? - спросил мистер Дедал, приняв таинственный

вид.

Мистер Кернан, довольный заключенною сделкой, шагал, гордо

приосанившись, по Джеймс-стрит.

- Вот уж известно, - сказала Дилли. - Ты сейчас был в Скотч-хаусе?

- Нет, я там не был, - промолвил мистер Дедал с улыбкой. - А это тебя

монашки так научили дерзить? Держи-ка.

Он протянул ей шиллинг.

- Постарайтесь на это что-нибудь сделать, - сказал он.

- Я так думаю, ты достал пять, - ответила Дилли. - Дай мне

сколько-нибудь побольше.

- Ну, погоди же, - угрожающе произнес мистер Дедал. - Ты что, тоже как

все остальные, да? С тех пор как ваша бедная мать умерла, превратились в

свору наглых щенков. Но погодите! Скоро увидите, у меня с вами будет

разговор короткий. Разбой среди бела дня! Но я скоро от вас избавлюсь. Вам

наплевать, если я лягу в гроб. Все, он умер. Жилец сверху умер.

Он отвернулся и зашагал прочь. Дилли тут же нагнала его и потянула за

рукав.

- Ну что, в чем дело? - произнес он, останавливаясь.

Служитель прозвонил в колокольчик у них за спиной.

- Брень!

- Язви твою окаянную душу! - воскликнул мистер Дедал, оборачиваясь к

нему.

Служитель, уловив замечание, снова потряс звучным язычком колокольчика,

но потише:

- Тринь!

Мистер Дедал пристально уставился на него.

- Полюбуйся-ка, - сказал он. - Это поучительно. Надеюсь, он нам

милостиво позволит поговорить.

- Ты ведь достал больше, отец, - сказала Дилли.

- Я скоро с вами сыграю штуку, - посулил мистер Дедал. - Я с вами со

всеми поступлю так, как Иисус с евреями. Смотри, вот все, что у меня есть.

Я занял два шиллинга у Джека Пауэра и два пенса истратил, чтобы побриться

перед похоронами.

Он с раздражением вытащил пригоршню медяков.

- А ты не можешь еще где-нибудь поискать денег? - спросила Дилли.

Мистер Дедал подумал и кивнул.

- Попробую, - сказал он с серьезным видом. - Я уже искал на

О'Коннелл-стрит вдоль всей сточной канавы. А теперь попробую вдоль вот

этой.

- Все остришь, - заметила Дилли с кривой усмешкой.

- Держи, - сказал мистер Дедал, протягивая ей два пенни. - Купи себе

стакан молока и булочку или что-нибудь такое. Я скоро приду домой.

Он сунул остальные монеты в карман и зашагал прочь.

Кавалькада вице-короля показалась в воротах парка, подобострастно

приветствуемая полисменами.

- Я точно знаю, у тебя есть еще шиллинг, - сказала Дилли.

Служитель прозвонил громогласно.

Мистер Дедал, сопровождаемый трезвоном, удалялся и бормотал себе под

нос, жеманно складывая губы сердечком.

- Монашенки! Милые хрупкие создания! О, ну конечно, они ничего такого!

О, ну конечно, они никогда бы не стали! Неужели это сестрица Моника!

Довольный сделкой, которую он заключил для фирмы "Пулбрук и Робертсон",

мистер Кернан гордо вышагивал по Джеймс-стрит, направляясь от солнечных

часов к Джеймс-гейт, мимо конторы Шеклтона. Отлично обработал его. Как

поживаете, мистер Кримминс? Превосходно, сэр. Я опасался, что вы окажетесь

в другом вашем заведении, в Пимлико. Как идут дела? Идут потихоньку.

Чудесная погода стоит. Да, чудесная. Для полевых работ это хорошо. А то

фермеры вечно ворчат. Пожалуй, я бы выпил глоток вашего отменного джина,

мистер Кримминс. Малую порцию джина, сэр. Да, сэр. Что за ужасное

происшествие этот взрыв на "Генерале Слокаме". Ужасно, ужасно! Около

тысячи жертв. И душераздирающие сцены. Мужчины, топчущие ногами детей и

женщин. Самая настоящая дикость. А что они говорят, какая причина?

Внезапное возгорание. Выяснились скандальнейшие обстоятельства. Не было ни

одной спасательной шлюпки исправной, и все пожарные шланги оказались

дырявыми. Но я одного не пойму, как могла инспекция выпустить такой

пароход... Ага, вот сейчас вы в самую точку, мистер Кримминс. Знаете

почему? Подмазали кого надо. Неужели это правда? Никакого сомнения. Вы

только подумайте. И еще говорят, что Америка - это страна свободных людей.

Я привык думать, у нас тут плохо.

Я улыбнулся ему. _Америка_, заявил я ему так спокойненько, _что это по

сути такое? Мусор, выметенный из всех стран, включая и нашу. А что, разве

это не верно?_ Истинный факт.

Коррупция, дорогой сэр. Да, еще бы, везде, где пахнет деньгами,

найдутся охотники до поживы.

Заметил, как он смотрел на мой редингот. Костюм - первейшее дело. Самое

главное иметь элегантный вид. Действует безотказно.

- Ба, Саймон! - сказал отец Каули. - Как делишки?

- Вижу старину Боба, - произнес, останавливаясь, мистер Дедал.

Мистер Кернан, задержав шаги у парикмахерской Питера Кеннеди, с большим

одобрением оглядел себя в наклонном зеркале. Что говорить, щегольской

сюртук. От Скотта с Доусон-стрит. Вполне стоит полсоверена, что я за него

отдал Нири. Сшить такой новый не меньше чем три гинеи. А как отлично

сидит. Небось от какого-нибудь денди из клуба на Килдер-стрит. Вчера Джон

Маллиган, управляющий Гибернийским банком, так на меня уставился, на мосту

Карлайл, как будто хотел припомнить.

Хо-хо! С этими господами нужно держать марку. Коммивояжер-джентльмен.

Рыцарь больших дорог. Так как, мистер Кримминс, не окажете ли вы нам снова

честь вашим заказом, сэр. Чаша, что веселит, но не опьяняет, как говорится

в старой пословице.

Мимо Северной стены и набережной сэра Джона Роджерсона, мимо судов и

якорных цепей, плывя на запад, проплывал кораблик, скомканный листок,

покачиваясь на волне от парома. Илия грядет.

Мистер Кернан бросил прощальный взгляд на свое отражение. В лице

багрянец, да. Седеющие усы. Вернувшийся из Индии офицер. Браво расправив

плечи, он двинулся вперед, обутые в гетры ноги легко несли коренастый

торс. Это там не брат Лэмберта, Сэм? А? Никак, он. Просто чертовски похож.

Нет. Ветровое стекло автомобиля блеснуло на солнце. Из-за вспышки. Но

чертовски похож.

Хо-хо! Жаркие пары можжевелового сока согревали его дыхание и

внутренности. Славно пропустил рюмочку джина. Фалды его редингота

подмигивали под ярким солнцем в такт его грузной походке.

Вон там Эммет был повешен и четвертован. Черная засаленная веревка.

Собаки еще слизывали кровь с улицы, когда жена лорда-наместника проезжала

там в своем экипаже.

Минутку. А похоронили его где, у святого Мичена? Хотя нет, ведь было в

Гласневине погребение, в полночь. Внесли тело через потайную дверь в

стене. Теперь и Дигнам там. Помер, не успели оглянуться. Что поделаешь.

Лучше здесь повернуть. Обогну.

Мистер Кернан повернул и начал спускаться по наклонной Уотлинг-стрит,

где на углу был зал ожидания для посетителей Гиннесса. У складов

Дублинской винокуренной компании стояли дрожки без седока и без кучера,

вожжи привязаны к колесу. Это же чертовски опасно. Какая-нибудь

деревенская дубина из Типперери подвергает опасности жизни граждан. Стоит

лошади понести.

Дэнис Брин со своими фолиантами, устав ждать больше часу в конторе

Джона Генри Ментона, увлекал свою жену через мост О'Коннелла, направляясь

в контору Коллиса и Уорда.

Мистер Кернан подошел к Айленд-стрит.

Времена смуты. Надо бы попросить у Неда Лэмберта воспоминания сэра Ионы

Баррингтона. Когда смотришь на всю эту старину сейчас, с неким

ретроспективным упорядочением. Картеж у Дэли. Шулеров тогда не водилось.

Одному пригвоздили руку к столу кинжалом. Где-то тут лорд Эдвард

Фицджеральд ускользнул от майора Серра. Конюшни за особняком Мойры.

Чертовски славный был джин.

Блестящий молодой храбрец. Да еще из такого рода. А этот негодяй, этот

самозваный помещик в лиловых перчатках, выдал его. Конечно, они боролись

за неправое дело. Им выпал злой и смутный век. Прекрасное стихотворение

Инграма. Они были настоящие люди чести. Бен Доллард с таким чувством поет

эту балладу. Мастерское исполнение.

_При осаде Росса отец погиб_.

По набережной Пембрук проследовал кортеж мелкой рысью, форейторы мерно

подскакивали - скок-скок - на седлах, на седлах. Рединготы. Кремовые

зонтики.

Мистер Кернан заторопился, тяжело отдуваясь.

Его Сиятельство! Вот ведь не повезло! Какой-то секундой опоздал! Вот

черт! Такая жалость!

Стивен Дедал наблюдал сквозь подернутое паутиной окно, как пальцы

ювелира ощупывали потускневшую от времени цепочку. Пыль подернула паутиной

окно и полки витрины. От пыли потемнели усердные пальцы с ястребиными

когтями. Пыль дремала на тусклых завитках бронзы и серебра, на ромбиках

киновари, на рубинах, изъеденных проказой винно-темных камнях.

Все это рождено во мгле червивой земли, холодные искорки, огоньки зла,

светящие во тьме. Где падшие архангелы срывали звезды со своего чела.

Грязные свиные рыла, руки, роют и роют, хватают и тащат их.

Она пляшет в зловонном сумраке, где смешан дух чеснока и горящей смолы.

Ржавобородый матрос, прихлебывая ром из кувшинчика, глядит на нее во все

глаза. Долгая, вскормленная морем немая похоть. Она пляшет, кружится,

трясет своими окороками, на толстом брюхе подпрыгивает рубин размером с

яйцо.

Старый Рассел еще потер камень старым куском замши, повернул его и

поднес к концу своей Моисеевой бороды. Дедушка орангутанг любуется

украденным сокровищем.

А ты разве не откапываешь старые образы из могильной земли? Бредовые

словеса софистов: Антисфен. Искусство усыплять ум. Пшеница восточная и

бессмертная, сущая от века и до века.

Две старушки, отведав освежающих бризов, брели через Айриштаун по

Лондон-бридж-роуд, одна с усталым пескооблепленным зонтиком, другая с

сумкою повитухи, где перекатывались одиннадцать ракушек.

Шорох трансмиссий, жужжание динамомашин электростанции, доносясь к

нему, звали дальше. Существа без сущности. Постой! А вечное биенье в тебе,

помимо тебя. Все распеваешь о своем сердце. Я между ними. Где это? Между

двумя грохочущими мирами, там, где они сливаются в одном вихре, - я.

Стереть их в пыль, и один и оба. Но и меня оглушит ударом. Пускай сотрет

меня в пыль, кто сможет. Сводник и мясник, так я сказал. Еще бы! Но погоди

малость. Оглядись.

Да, совершенно верно. Большие, замечательные, прославленной точности.

Совершенная правда, сэр. В понедельник утром, как вы сказали.

Стивен спускался по Бедфорд-роу, ясеневой рукояткой трости постукивая

себя по лопатке. В витрине у Клохисси взгляд его привлекла выцветшая

гравюра 1860 года, изображающая боксерский матч между Хиненом и Сейерсом.

За канатами глазели на ринг сделавшие ставки зрители в допотопных шляпах.

Тяжеловесы в тесных набедренниках любезно протягивали друг другу

шарообразные кулаки. Они тоже бьются - сердца героев.

Он повернул за угол и остановился возле накренившегося лотка с книгами.

- Каждая по два пенса, - сказал торговец. - На шесть пенсов четыре.

Потрепанные страницы. "Ирландский пчеловод". "Жизнь и чудеса кюре из

Арса". "Карманный путеводитель по Килларни".

Тут бы могли валяться и мои школьные награды, которые снесли в заклад.

Stephano Dedalo, alumno optimo, palmam ferenti [Стефану Дедалу, примерному

воспитаннику, в награду (лат.)].

Отец Конми, закончив читать малые часы, шел через деревушку Донникарни,

шепча вечерние молитвы.

Слишком хорош переплет, что бы это такое? Восьмая и девятая книги

Моисеевы. Тайна всех тайн. Печать царя Давида. Захватанные страницы:

читали и перечитывали. Кто здесь проходил до меня? Как размягчить

потрескавшуюся кожу на руках. Рецепт для приготовления уксуса из белого

вина. Как добиться любви женщины. Вот это для меня. Сложив руки,

произнести трижды следующее заклинание:

- Se el yilo nebrakada femininum! Amor me solo! Sanktus! Amen

[Маленькие мои небеса, блаженное женское естество. Люби одного меня! Свят!

Аминь (лат., искаж. исп., араб.)].

Кто это написал? Заговоры и заклинания блаженнейшего аббата Питера

Саланки, обнародованные для всех истинно верующих. Не хуже, чем заговоры

любого другого аббата, чем бормотанье Иоахима. Спустись, плешивец, не то

мы будем прясть твою шерсть.

- Ты что тут делаешь, Стивен?

Дилли, высокие плечики и заношенное платьице.

Закрой-ка живее книгу. Чтоб не увидела.

- А ты что делаешь? - сказал Стивен.

Лицо Стюарта, бесподобного Чарльза, обрамленное гладкими прядями.

Горевшее румянцем, когда, сидя у огня, она в него подбрасывала старые

башмаки. Я ей рассказывал о Париже. Любила подольше поваляться в постели,

укрывшись старым тряпьем, без конца теребя свой браслетик под золото,

подарок Дэна Келли. Nebrakada femininum.

- Что это у тебя? - спросил Стивен.

- На другом лотке купила за пенни, - сказала Дилли с нервным смешком. -

Она годится на что-нибудь?

Говорят у нее мои глаза. Таким вот и видит меня взор прочих? Живым,

смелым и отчужденным. Тень моего ума.

Он взял у нее из рук книгу с оторванной обложкой. Шарденаль,

французский язык для начинающих.

- Зачем ты это купила? - спросил он. - Учиться по-французски?

Она кивнула, покраснев и сжав плотно губы.

Не показывай удивления. Вполне естественно.

- Держи, - сказал Стивен. - Годится, почему ж нет. Смотри, чтобы Мэгги

ее не унесла у тебя в заклад. Я так думаю, мои книги туда все ушли.

- Часть из них, - ответила Дилли. - Нам пришлось.

Ведь она тонет. Жагала. Спасти ее. Жагала. Все против нас. Она утопит и

меня с собой, глаза и волосы. Гладкие кольца волос-водорослей обвивают

меня, мое сердце, душу. Горькая зеленая смерть.

Мы.

Жагала сраму. Сраму жагала.

Нищета! Нищета!

- Ба, Саймон! - сказал отец Каули. - Как делишки?

- Вижу старину Боба, - произнес, останавливаясь, мистер Дедал.

Они обменялись звучным рукопожатием возле магазина "Редди и Дочь". Отец

Каули, сложив ладонь лодочкой, мелкими движениями пригладил усы.

- Ну, что хорошенького? - спросил мистер Дедал.

- Да небогато, - отвечал отец Каули. - В дом свой, Саймон, не попаду,

два субъекта у входа караулят, чтоб было право войти.

- Как мило, - отозвался мистер Дедал. - А кто это постарался?

- Да так, - сказал отец Каули. - Некий процентщик из числа наших
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.