.RU
Карта сайта

Романсимпресари о - старонка 4

Импресарио незамеченным проходит к выходу и исчезает.

Тут Россия еще… Я завтра тебе расскажу. Спокойной ночи, дорогая моя. Я постараюсь. (Кладет трубку, садится, закрывает лицо руками).

Входит Лоэнгрин

ЛОЭНГРИН. О чем грустишь, дорогая?

АЙСЕДОРА. Я должна тебе сказать что-то важное для меня, точнее для нас.

ЛОЭНГРИН. Хорошее или плохое?

АЙСЕДОРА. Не знаю. Я должна была раньше поговорить с тобой об этом, но… Ты всегда так внимательно относился к Дидре, хотя это и не твой ребенок.

ЛОЭНГРИН. Перестань. Ты меня обижаешь. Я ее очень люблю.

АЙСЕДОРА. Да. Знаю. И все-таки…

ЛОЭНГРИН. Не задавай мне загадок.

АЙСЕДОРА. Хорошо. Только обещай сказать мне правду и если тебе это не понравится…

ЛОЭНГРИН. Айседора, ты же знаешь, я не люблю полутонов и всегда говорю правду, даже если она кому-то не нравится.

АЙСЕДОРА. У нас будет ребенок.

ЛОЭНРГИН. Ребенок? Ты беременна?

АЙСЕДОРА. Да.

ЛОЭНГРИН. Мой ребенок?

АЙСЕДОРА. Да.

ЛОЭНГРИН. Дорогая! Дорогая, скажи, что я не сплю! Сегодня самый счастливый день в моей жизни! Я люблю тебя! И ты могла подумать, что я откажусь от ребенка?! Ну уж нет! И теперь даже не смей возражать, завтра же мы официально регистрируем наши отношения!

АЙСЕДОРА. Ты правда рад? Ты действительно хочешь ребенка?

ЛОЭНГРИН. Я не понимаю, почему ты задаешь такие вопросы? Я ведь мог только мечтать об этом.

АЙСЕДОРА. Просто Гордон… так не радовался, даже наоборот.

ЛОЭНГРИН. Он идиот. В детях смысл жизни, разве это кому-то надо объяснять? Человек рождается с этим знанием!

АЙСЕДОРА. Но не он.

ЛОЭНГРИН. При чем тут вообще он? Ты рада? Ты ведь женщина, ты должна радоваться вдвойне!

АЙСЕДОРА. Я рада.

ЛОЭНГРИН. Айседора, милая, я скажу тебе больше, я чувствую, родится мальчик, мы назовем его Патрик, я научу его всему, что умею сам, у него будет все, абсолютно все! Почему ты молчишь?

АЙСЕДОРА. Не знаю. Кажется, я никогда раньше по-настоящему не задумывалась над тем… Знаешь, нас у матери было много, она любила всех, она радовалась, когда ждала ребенка. Наверное, и я рада. Это естественно.

ЛОЭНГРИН. Что значит, наверное, рада? Ты пугаешь меня. Ты говоришь о детях, будто они случайное животное в доме.

АЙСЕДОРА. Не случайное. Но если бы к нам прибилась бездомная случайная кошка, я бы приняла ее, даже если бы не хотела этого. Кормила бы ее, ухаживала за ней, любила бы ее, переживала, страдала, если бы что-то с ней произошло. Ведь она выбрала бы мой дом. Наверное, так и дети.

ЛОЭНГРИН. При чем тут кошка?!

АЙСЕДОРА. Дети – это тоже судьба. Они случаются тогда, когда надо и где надо, а не просто так. Как все события нашей жизни.

ЛОЭНГРИН. Что ты говоришь? Ты ведь любишь Дидру!

АЙСЕДОРА. Конечно!

ЛОЭНГРИН. Как кошку?

АЙСЕДОРА. Как человека. И я буду любить Патрика.

ЛОЭНГРИН. Ох, эти мамы, сплошные капризы. Но я готов исполнить любой твой каприз, только бы стать отцом.

АЙСЕДОРА. Мы не будем регистрировать отношения официально.

ЛОЭНГРИН. Но почему?

АЙСЕДОРА. Женщина, подписавшая брачный контракт, заслуживает его последствий. Я в этом уверена. (Закрывает лицо руками).

Импресарио входит в комнату Ирмы.

ИМПРЕСАРИО. И что у тебя делал Гордон?

ИРМА. Уже доложила? То же, что и ты! Прятался от дождя!

Импресарио дает ей пощечину.

ИРМА. Думаешь, я не знаю, что ты ее любишь? Всю жизнь любил!

ИМПРЕСАРИО. Замолчи!

ИРМА. Нет уж! Хватит, натерпелась. Думаешь приятно спать с тобой и слушать, как ты во сне бредишь ее именем, называешь ласковыми словами! А я утром делаю вид, что это были мои галлюцинации и прощаю. ИМПРЕСАРИО. Сама затащила меня в постель.

ИРМА. Сама? Да ты же клялся в любви!

ИМПРЕСАРИО. Молодость – не порок, только ведь это ты, наивный ангел, убедила Айседору, что должна жить отдельно, ты сказала, что она влюблена в какого-то бизнесмена, и я поверил! Где он, твой бизнесмен? Где, я спрашиваю? Ведь только потом я пришел к тебе, если помнишь! Что мне оставалось делать? Конечно, сказать «люблю». В другой раз умней будешь верить словам.

ИРМА. Ошибаешься, другого раза не будет! Ты сядешь в тюрьму! И будешь выть на стены, вспоминая Айседору, а когда выйдешь, об тебя в самую пору будет вытереть ноги, если ты там не сдохнешь!

ИМПРЕСАРИО. Что?

ИРМА. Да, я нашла вчера твою переписку с тем водителем. Там черным по белому написано, как ты договариваешься о якобы «случае», как сообщаешь любимые места обедов Айседоры и Лоэнгрина, как ваши планы несколько раз срываются, но ты настаиваешь, и наконец… там даже названа сумма, которую получает водитель. Боже мой, я жила с убийцей!

ИМПРЕСАРИО. Где письма?

ИРМА. Письма? Нет, это раньше я была дурой, а сейчас…

ИМПРЕСАРИО (хватает ее за горло). Где письма?! Я убью тебя!

ИРМА. Не убьешь! Тебя раньше посадят.

ИМПРЕСАРИО. Где письма?

ИРМА. Пусти! У нее письма! И она их уже отнесла в полицию!

ИМПРЕСАРИО. В полиции, говоришь? Ты хоть понимаешь, что такое любовь? Лю-бовь де-ла-ет чу-де-са! Айседора любит меня! И знаешь, откуда мне это известно? Она не отнесла письма в полицию. И не отнесет! И ты тоже знаешь об этом. Иначе бы так не бесновалась.

ИРМА. Отнесет, уж я постараюсь. Я сама отнесу их туда.

ИМПРЕСАРИО. Попробуй, если найдешь.

ИРМА. Найду! (Бросается к телефону).

ИМПРЕСАРИО (смеется). А давай, кто быстрее, давай? (Перерезает шнур телефона). Ключи! Давай свои ключи!

ИРМА. На подоконнике.

ИМПРЕСАРИО (хватает ключи, выбегает. Слышно, как он запирает снаружи двери). И смотри без глупостей! Поняла?

ИРМА (кричит вслед). Поняла! Только зря стараешься! И больше можешь не приходить, ты мне даром не нужен! Я буду работать у Гордона! И он все о тебе знает! Я ему рассказала! Слышишь?!

Айседора одна. Читает письмо Элеоноры.

АЙСЕДОРА. Не может быть… Нет, это неправда. Жанна! Жанна! (Бросается к окну, выглядывает. Открывает дверь, кричит.) Жанночка, это очень важно! Быстрее! Оденься и выйди на улицу под мое окно. Да быстрее же, не замерзнешь. (Ходит по комнате, нервничает. Смотрит в окно). Посмотри, там под моим окном должны быть цветы. Белые. (Выглядывает в окно). Нет? Хорошо посмотри! Не может быть… Ты внимательно посмотрела? И рядом посмотри. Нет? Не может быть… Ладно, поднимайся наверх, я сама. (Спешно одевается, выбегает).

Через некоторое время в комнату входит заспанная Жанна.

ЖАННА (одна. Причитает). Ночь на дворе, цветы под окном. Письмо, предложение. Хоть бы, и правда, с ума не сошла. Кто ночью письма пишет? И предложение делает? Ничего не понимаю. (Рассматривает конверт). От Элеоноры. Ясно, откуда ветер, тоже дамочка еще та, кого угодно с ума сведет.

Входит импресарио.

ИМПРЕСАРИО. Айседора!

ЖАННА (пугается). Да что ж Вы сегодня… Ночь на дворе…

ИМПРЕСАРИО. Жанна, простите, я не знал, что Вы не спите в такое время.

ЖАННА. Не сплю. Рада бы, так разве поспишь. Цветы вот только искали. А Вы как тут… сюда…туда…

ИМПРЕСАРИО. Я…

АЙСЕДОРА (кричит с улицы). Жанна!

ЖАННА. Вот, пожалуйста. Опять на улицу, а ведь годы уже не те, чтоб по ночам по саду бегать. Иду, иду. Господи, дай ей разум, только бы с ума не сошла.

ИМПЕРСАРИО. Жанна, подождите, что у вас происходит?

ЖАННА. Вы у меня спрашиваете? Кто бы мне объяснил. Вот подняла среди ночи. Иди, говорит, цветы белые под окном ищи. Так разве найдешь что после такого-то урагана…

ИМПРЕСАРИО. А предложение тут при чем?

ЖАННА. А я почем знаю? Наверх бежит, волосы растрепаны, глаза во! Жанночка, дура я, говорит, как сразу не поняла, хорошо подруга глаза открыла.

ИМПРЕСАРИО. Какая подруга? Какие глаза? Жанна, Вы толком объяснить можете?

ЖАННА. А что объяснять? Спать по ночам надо. Письмо она от Элеоноры получила, только чего его ночью читать?

ИМПРЕСАРИО. Ну…

ЖАННА. Ну и в письме, я так поняла, Элеонора пишет, что какой-то человек прийти должен с цветами белыми и предложение ей сделать. Что любит он ее чуть не с пеленок, да все события не подходящие, дескать, были. А теперь… И вроде он ей, Элеоноре то есть, эту тайну открыл, потому что молчать не в силах и слово с нее взял, чтобы никому не говорила. Так вот видите как – женщина. Разве о таком смолчать можно. Да сами у нее спросите, что я, как испорченный телефон. (Выходит).

Входит Айседора.

Пауза.

АЙСЕДОРА (вздрагивает от неожиданности). Я… Я… Знаете, сон дурной. Ужасный сон. Вот воздухом подышать вышла, а Вы почему не спите? И одеты?

ИМПРЕСАРИО. Меня крик разбудил.

АЙСЕДОРА. Простите. Почему-то приснился Лоэнгрин, а я будто бы только жду рождения Патрика. И я ему объясняю простые вещи.

ИМПРЕСАРИО. Какие?

АЙСЕДОРА. Лоэнгрин подумал, что я не люблю детей, представляете? (Смеется).

ИМПРЕСАОИО. Это правда?

АЙСЕДОРА. И вы туда же.

ИМПРЕСАРИО. Но ведь Вы до сих пор не убили меня.

АЙСЕДОРА. Убили? Вы сказали, убили? За что же я должна убивать Вас? (Смеется).

Пауза.

ИМПРЕСАРИО. Айседора…

АЙСЕДОРА. Обнимите меня. Мне так одиноко. Мне плохо.

ИМПРЕСАРИО (обнимает Айседору). Айседора…

АЙСЕДОРА. Только не говорите мне о России. Холодно.

ИМПРЕСАРИО. Вас морозит.

АЙСЕДОРА. Да.

ИМПРЕСАРИО. Айседора…

АЙСЕДОРА. Помолчите. Вы тоже дрожите? Обнимите меня крепче.

ИМПРЕСАРИО. Как меняется мир. Раньше я мог только мечтать об этом.

АЙСЕДОРА. И мне кажется, что-то меняется. И еще мне кажется, что эта ночь последняя, будто потом я исчезну или умру.

ИМПРЕСАРИО. Айседора, я только что был у Ирмы. Она просила, чтобы Вы передали ей письма, которые она вчера отдала вам.

АЙСЕДОРА. У Ирмы? Что Вы там делали? Какие письма?

ИМПРЕСАРИО. Вам виднее.

АЙСЕДОРА. У Ирмы?

ИМПРЕСАРИО. Я…

АЙСЕДОРА. Ах, письмо. Это то, что Вы принесли вчера, письмо от Элеоноры? Но я еще сама не прочла его.

ИМПРЕСАРИО. Я приносил одно письмо, а она говорила о письмах.

АЙСЕДОРА. Вы перепутали.

ИМПРЕСАРИО. Вряд ли. Я ничего никогда не путаю. Она сказала, что это срочно.

АЙСЕДОРА. А я сказала, что еще не читала письма. И вообще, что за срочность, можно хотя бы утра подождать?

ИМПРЕСАРИО. Утром надо заказывать билеты в Россию.

АЙСЕДОРА. Да?

ИМПРЕСАРИО. Кстати, Ирма сказала, что не поедет. Думаю, Жанна не скажет такого.

АЙСЕДОРА (целует импресарио). Я хочу оставить дела на потом. Вы согласны со мной?

ИМПРЕСАРИО. Да.

Гаснет свет.

Утро. Айседора и импресарио просыпаются.

АЙСЕДОРА. Пообещай, что об этом никто не узнает.

ИМПРЕСАРИО. Это так важно для тебя?

АЙСЕДОРА. Да.

Пауза.

Я согласна. Я поеду в Россию.

ИМПРЕСАРИО. Нужно будет сначала добираться до Ревеля и только потом – в Москву.

АЙСЕДОРА. Не первый раз. Боже мой, как я тебя люблю, если бы ты только знал. Зачем я боялась признаться себе в этом раньше?

ИМПРЕСАРИО. Сегодня же заказываю билеты. Мне нужны документы на Ирму и Жанну.

АЙСЕДОРА. Ирму? Но ты же сказал, что она не поедет.

ИМПРЕСАРИО. Это я так хотел, а не она. Айседора, послушай, мне бы не стоило этого говорить, но ты все равно узнаешь.

АЙСЕДОРА. Подожди, я скажу Жанне, чтобы начинала собирать вещи. (Выходит).

ИМПРЕСАРИО (один. Подходит к телефону, берет трубку). Соедините с Москвой. Мне нужен господин Луначарский. Луначарский. Да. Нет на месте? Тогда оставьте для него информацию.

Входит Айседора.

Сегодня Айседора Дункан покидает Лондон и едет в Россию. Да, нужно встретить. Обязательно передайте.

АЙСЕДОРА. Так спешно?

ИМПРЕСАРИО. Для них это неожиданно. Вчера ночью звонили не из России. Вчера звонила Ирма.

АЙСЕДОРА. Скрывать звонок от Ирмы? Зачем?

ИМПРЕСАРИО. Пойду возьму документы у Жанны. (Выходит).

АЙСЕДОРА (одна. Достает связку с письмами, перебирает их. Сжигает письма). Вот и все. (Плачет).

Гаснет свет.

Айседора в своей комнате одна. В комнате беспорядок: открыты чемоданы, в них - теплая одежда, постельное белье, в ящиках - консервы, банки с вареньем, плитки шоколада.

АЙСЕДОРА. Через час выходить. Неужели он даже не попрощается?

Стук в дверь.

Да-да, да! Входите, открыто! (Бросается к двери).

Входит незнакомый мужчина.

МУЖЧИНА. Вы разрешите?

АЙСЕДОРА (пугается). Кто Вы?!

МУЖЧИНА. Мое имя Вам ничего не скажет.

АЙСЕДОРА. Как Вы сюда вошли? Жанна! Ирма! Где вы?

МУЖЧИНА. Не кричите. Они на улице, ожидают такси, чтобы погрузить Ваши и свои вещи.

АЙСЕДОРА. Жанна!

МУЖЧИНА. Я не причиню Вам вреда. Я знаю, что Вы ждали не меня, но он не придет.

АЙСЕДОРА. Кто он? Что Вы здесь делаете?! Немедленно уходите!

МУЖЧИНА. Вы ведь ждали Вашего импресарио. И ждете его с тех пор, как он отправился за билетами. Верно?

АЙСЕДОРА. Кто Вы такой?

МУЖЧИНА. Но он не пришел, а только прислал билеты на Вас, Ирму и Жанну. И вот через час выходить. Достаточно? Или Вы все еще думаете, что я случайный человек в Вашем доме?

АЙСЕДОРА. Что Вам от меня нужно?

МУЖЧИНА. Вряд ли мне что-то нужно сейчас.

АЙСЕДОРА. А когда будет нужно?

МУЖЧИНА. У меня для Вас информация.

АЙСЕДОРА. От него?! Где он? Что Вы о нем знаете? Вы его друг? Он живой? Да говорите же!!! Умоляю! Не сердитесь на меня, сами понимаете, приходит чужой человек…

МУЖЧИНА (протягивает Айседоре книгу). Он просил передать это.

АЙСЕДОРА. Что это? (Листает книгу). Е-зе-нин? Кто это?

МУЖЧИНА. Есенин. Поэт. Он сейчас очень знаменит в России. Молод, красив, талантлив.

АЙСЕДОРА. Он просил передать мне книгу?!

МУЖЧИНА. Да. Он сказал, что она скрасит Ваше одиночество в дороге.

АЙСЕДОРА. Он знал, как поиздеваться. Книга на русском языке!

МУЖЧИНА. Но Вы же едите в Россию.

АЙСЕДОРА. Да!!! Я еду в Россию!!! (Швыряет книгу). Где он?

МУЖЧИНА. Он просил не беспокоиться.

АЙСЕДОРА. Где он?

МУЖЧИНА. Он просил, чтобы Вы не сердились на Ирму. Она хотела сохранить его для себя, поэтому передала Вам письма. Она думала, что Вы возненавидите его. Но Ирма была ему не нужна.

АЙСЕДОРА. Вы хорошо осведомлены. Где он? Я хочу его видеть! Зачем он скрывается, ведь доказательств больше не существует. А Гордону все равно никто не поверит.

МУЖЧИНА. Дело не в этом.

АЙСЕДОРА. А в чем?! В чем тогда дело?! (Берет в руки нож). Говорите! Говорите немедленно! Иначе я убью Вас! Мне все равно! Понимаете?! Мне все равно!!! Кто Вы, черт Вас возьми!!! Кто Вы?!

МУЖЧИНА. А Вы положите нож и посмотрите в глаза. Мы ведь давно с Вами знакомы. Не узнаете?

АЙСЕДОРА (подходит ближе, смотрит мужчине в глаза). Хватит. Я Вас не знаю, но я ненавижу Вас, я Вас убью.

МУЖЧИНА. Я – водитель такси, час назад Жанна сделала заказ. Моя машина стоит за углом Вашего дома. (Смотрит на часы). Кстати пора. Через десять минут мне нужно ее подогнать к Вашей парадной. И если Вы убьете меня, Вы рискуете опоздать на пароход «С. С. Балтаник». Всего хорошего. (Хочет выйти, но задерживается в дверях). Это мое такси выехало на мост через Сену навстречу машине, в которой были Ваши дети.

Айседора бросает в мужчину нож. Мужчина ловит

нож за лезвие, выбрасывает его в окно, не поранившись.

Моя настоящая фамилия… (Поднимает с пола игрушечного фавна). Вот. Я очень ею горжусь. Можете ничего не говорить. Согласен, фамилия странная, по ней трудно определить происхождение. Но нужно ли это? Впрочем, чем плоха, например, фамилия Кгэг? Или Лоэнгрин? Или… как там последняя… Неважно. Кстати, чуть не забыл… он просил передать, что еще увидится с Вами. (Выходит).

АЙСЕДОРА (бросается к двери, потом к окну, кричит). Ирма! Жанна! Задержите того человека! Он только что ушел от меня. Что значит, никого не было?! Зачем вы меня обманываете? Зачем? Зачем? Зачем? (Плачет, медленно опускается на пол. Поднимает книгу). Есенин. (Плачет, листает книгу). Портрет Есенина. Действительно молод. (Кричит). Нет!!! Нет!!! Я не хочу этого больше!!! Фавн!!! Фавн!!! Это же импресарио! (Бросается к двери).

Входит Терпсихора, останавливает Айседору.

ТЕРПСИХОРА. Ты звала меня, Айседора?

АЙСЕДОРА. Терпсихора?

ТЕРПСИХОРА. Давненько не виделись. Готова? Машина ждет. Я помогу вынести твои вещи.

Занавес. 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.