.RU
Карта сайта

Глава 22 КРИСТОФЕР ПОСЕЩАЕТ ЭДДОР - Окончание Босконской войны

Глава 22



КРИСТОФЕР ПОСЕЩАЕТ ЭДДОР...



Кит уже давно решил, что ему необходимо провести разведку на планете Эддор — в одиночку. Он говорил кое-кому, что собирается туда, но пока не торопился. Раз он взялся за такую работу, то должен внимательно продумать все, ни на что не отвлекаясь, а до сих пор встретилось слишком много помех. Сейчас его визуализация предсказывала пару недель свободного времени, но он не был уверен, достаточно ли подготовлен для такого ответственного дела, а Ментор молчал, что не давало возможность узнать, готов ли он. Если же еще рано действовать самостоятельно, то он подождет до лучших времен.

Сестры, конечно, хотели лететь с ним.

— Ну же, Кит, не будь свиньей! - Так Констанс начала яростный спор. — Подумай, как здорово мог бы там потрудиться наш союз!

— Нет, Кон. Извини, но с тех пор, как мы в последний раз обсуждали такую возможность, ничего не изменилось, — ответил он.

— Мы тогда не согласились с тобой, — словно ураган воровалась в спор Кей, — не согласна я и сейчас. Тебе не надо пока этим заниматься. Полагаю, чем позже, тем лучше. Короче говоря, Кит, если ты отправишься на Эддор, мы все тоже полетим — поодиночке, не как Союз.

— Не дури, Кей, — посоветовал он. — Очнись! Эддор — одно из двух мест во Вселенной, с которыми нельзя работать на расстоянии, и к тому времени, как ты доберешься туда, я все уже закончу. Так что не имеет значения - согласна ты или нет. Я лечу туда один!

Это успокоило Карен. Все знали, что даже она не сможет ничего доказать, проведя бесполезную демонстрацию своей силы против эддорианских защитных экранов; были и другие возражения. Позже Кит понял, что его сестры в чем-то правы. Но тогда он заявил, что ни одно из их предложений не выдерживает критики и его терпение на пределе.

— Нет, Кам, — НЕТ! Ты знаешь не хуже меня: мы не имеем права погибнуть все вместе ни сейчас, ни в ближайшем будущем. Кей слишком легкомысленна, что вам хорошо известно. А сейчас — лучший момент, и другого такого не будет... Прекрати, Кэт, — ты не настолько глупа. Создать Союз — означает выложить все козыри. Нет никаких шансов, что мне удастся справиться с делом, не подняв шума. В одиночку я не подниму большой тревоги, но если мы будем действовать все вместе, то к полудню такое начнется! Или вы действительно считаете, что мы готовы к войне?

В конце концов Кристофер убедил всех, даже Карен. Пока катер летел, он завершал свой анализ.

К сожалению, вся информация, какую только удалось получить, была очень скудной и противоречивой в деталях. Да, он знал эрайзиан лично, изучал — и совместно с ними, и самостоятельно - эраизианские визуализации смертельного врага. Ему была известна лирейнианская интерпретация плуранской версии истории Эддора... Плур! Всего лишь название - символ, который Ментор всегда тщательно отделял от любой босконской действительности... Плур должен быть недостающим звеном между Калонией и Эддором... и Кит знал о нем практически все, за исключением двух важных фактов: действительно ли Плур был тем звеном и где, в пределах одиннадцати миллиардов парсеков, он находился в космосе.

Вместе с сестрами Кристофер сделал все возможное, как и библиотекари, которые обнаружили, нисколько не удивив его, что ни в одной картотеке не содержится ни следа информации, касающейся Эддора или эддориан. Поэтому у него было в избытке предположений, гипотез и теорий, но ни одна из них не была убедительной и не согласовывалась с остальными. Сведения о реальных фактах полностью отсутствовали. Ментор объяснил такое состояние дел силой эддорианского разума. Однако такое объяснение не проясняло Киту Киннисону ситуацию. Приближаясь к Эддору, он не имел ни малейшего представления о том, что его ожидает.

Когда Кристофер достиг границ звездного скопления, в котором находился Эддор, он снизил скорость катера до черепашьего шага. Он знал, что все звездное скопление окружено внешним экраном. Сколько установлено промежуточных защитных слоев, где они располагались и что собой представляли — не знал никто.

Его широко расставленная детекторная паутина практически нулевой мощности прикоснулась к барьеру, не подняв тревоги, и остановилась. Тут же остановился и катер.

Кристофер Киннисон — главное действующее лицо Союза — обладал инструментами и оснащением, о которых подробно не знал даже эрайзианский Ментор и, как надеялся Кит, ничего не знали эддориане. Он добрался до спрятанного в глубине корабля склада, разложил выбранные инструменты по порядку и приступил к делу.

Кит начал создавать детекторную паутину, расширяя ее до тех пор, пока не разгадал структуру барьера. Он не пытался анализировать полученные данные, зная, что любой материал и конструкция, обладающие прочностью, достаточной для выполнения задуманной операции, неизбежно вызовут тревогу. Анализ можно произвести позже, после того, как он узнает, чем является генератор внешнего экрана: машиной или живым мозгом.

Кит осторожно нащупал путь вдоль барьера и определил контуры одной секции, изучив крепления и приводной механизм. Он тщательно синхронизировал анализатор с невероятно сложной структурой барьера и проскользнул вдоль питающего луча в генераторную станцию, го был механизм — значит, эддориане не более эрайзиан склонны заниматься внешней защитой.

Спидстер Кристофера окружила точно настроенная завеса, которая незаметно внедрилась в барьер и стала его составной частью. Спидстер пополз вперед, барьер - целый и невредимый — остался позади него.

Кит вздохнул с облегчением и расслабился. Конечно, пока еще ничего не доказано. Надрек сделал то же самое, когда брал Кандрона, — впрочем, палейниец неспособен анализировать и создавать такие экраны. Настоящие испытания еще не начались, но уже совершенное послужит хорошей практикой.

Испытание пришло с пятым, внутренним экраном. Внешние экраны, хотя их чувствительность, сложность и сила с каждым разом возрастали, генерировались механически и, следовательно, ставили проблемы, различающиеся только количественно. Но пятый экран создавался живым и очень способным мозгом и отличался от остальных степенью надежности и структурой. Эддорианин мог чувствовать не только сами помехи, но также их форму и размер. Выступов на экране не было, а спидстер не мог пройти через экран, не сделав выступа.

Более того, в этой зоне находились визуальные и электромагнитные детекторы, расставленные так, что через них не проник бы и микроб. Здесь были крепости, штурмовики, боевые корабли и вспомогательные аппараты, излучатели, мины, автоматические торпеды с атомными супербоеголовками и многое другое.

Выбрав самую мощную из ближайших крепостей, закрывавшую относительно большое пространство, Кит последовательно внедрил свой разум в разумы офицеров-наблюдателей. Покидая их через несколько минут, он знал, что ни один из офицеров ничего не предпримет, когда он вскоре поднимет тревогу. Они были живы, находились в полном сознании и настороже. Внешне вполне нормальны и с негодованием отрицали бы обратное. Тем не менее, какие бы лампы ни вспыхнули, какие бы картины ни появились на экранах, какие бы звуки ни вырвались из динамиков, они ничего не смогут осознать. На лентах самописцев тоже ничего не останется — прибор не регистрирует колебания, когда пальцы держат его подвижные части.

Кристофер знал, что он не в силах полностью победить разум врага. Однако он мог создать частичную зону принуждения, его разум специально развит для такой цели. Ничего не подозревавший часовой был частично ослеплен на долю секунды, но и столь малого времени катеру хватило, чтобы прорваться через экран. Самописца здесь не было - эддориане, не знающие сна и никогда не ослабляющие бдительность, не сомневались в своих способностях и не нуждались в проверке.

Кристофер Киннисон — Дитя Линзы — оказался в пределах самого внутреннего эддорианского защитного экрана. В необозримо давние времена эрайзиане предвидели цепь событий, первое звено которой начало осуществляться. У Кита было совсем мало времени. Пока он ничего не делает, ему ничто не угрожает, но как только он начнет разведку, то сразу будет обнаружен, и любой эддорианин быстро установит, кто он такой. Надо ударить и схватить хоть что-нибудь. Победит ли он, проиграет или уклонится от боя — все равно придется быстро убираться прочь. Кит мог рассчитывать только на свои собственные силы — против неизвестного числа самых могущественных и безжалостных существ, каких только знает Вселенная. Ни эрайзиане, ни сестры — никто не в состоянии помочь ему. Это была только его задача.

Всего на мгновение сила духа оставила Кита. У него нет никаких шансов на успех. Груз слишком тяжел, и ему не поднять его. Как мог мудрый Ментор вообразить, что он — неопытный, зеленый юнец — выстоит против всего Эддора?

Кит испугался до глубины своего существа, испугался, как никогда раньше. Во рту пересохло, язык не повиновался, пальцы дрожали, хотя он сжал их в кулак. До конца своей долгой жизни он будет помнить страх, помнить, как от страха решил повернуть назад и — пока не поздно — отступить незамеченным.

А почему бы нет? Кого может волновать его бегство и на каком основании? Эрайзиан? Чепуха! Сами виноваты, послав его неподготовленным. Родители? В любом случае они будут на его стороне. Сестры? Ох уж эти сестры!

Они пытались отговорить его идти в одиночку и всеми силами старались заставить взять их с собой. Он победил сестер, а если приползет назад, как побитый пес, что они скажут? Что сделают и подумают! А после того как он все провалит, и из эрайзиан, Патруля и всей Цивилизации вышибут дух - что тогда? Сестры будут точно знать, как и почему все случилось. Ему не удастся защититься, даже если он попробует. Знает ли он, сколько уничтожающего презрения может скрываться в его четырех сестрах? А их снисходительная жалость к нему еще хуже. И что он сам будет думать о себе? Тут нет вопросов. Ведь эддориане смогут убить его только один раз.

Кристофер двинулся вперед, заметив, что сознание прояснилось, руки перестали дрожать, язык опять повинуется ему. Страх еще не прошел, но больше не парализовал его.

Он летел достаточно низко, и окружающее так захватило Кита, что он перестал волноваться. Все здесь ново — только бы хватило времени, чтобы запомнить все!

Но времени было слишком мало. Уже через секунду его вторжение обнаружили, и какой-то эддорианин начал расследование. Кит вложил всю свою силу в разряд, и за короткое мгновение до того, как удивленный эддорианин погиб, юный линзмен узнал больше правды об Эддоре и всей Босконской империи, чем до сих пор было известно эрайзианам. За один миг тесного контакта он узнал все об эддорианской истории, культуре, характере эддориан и мотивах поведения. Он понял их идеалы и идеологию, очень многое узнал об организации, о наступательных и оборонительных системах. Ему стали известны сильные и, что более важно, слабые стороны эддориан. Теперь Кит точно знал, каким путем может быть достигнута победа Цивилизации.

Эддорианский разум можно победить только более сильным разумом — таким, как Кристофера Киннисона, который способен охватить невероятный объем знаний за кратчайший промежуток времени.

Кристофер, уже севший за приборы, установил все слои мысленного экрана. Они помогут в том, что ему предстоит, но лишь немного, — ни один механический экран, известный в то время Цивилизации; не мог служить препятствием для разума третьего уровня. Он помчался на полной тяге в безопасный район, где ему и спидстеру не угрожали лучи или бомбы, к крепости, наблюдатели которой не узнают, что что-то не в порядке. Кит не боялся физического преследования, поскольку его спидстер был самым быстрым во Вселенной.

Секунду-другую все складывалось не так уж плохо. Появился другой эддориаиин, подозрительный и настороженный. Кит уничтожил его, узнав при этом еще больше, но не смог помешать послать отчаянный призыв о помощи. Хотя эддориане вряд ли поняли, что произошло физическое вторжение на планету, их гнев был неподдельным.

Когда Кит мчался мимо крепости, он забирал всю информацию, какую только мог, и все большее число жертв оставлял на своем пути. На четвертом экране ему пришлось очень трудно, на третьем он достиг предела своих возможностей. Тем не менее из неизвестных ему самому глубин сознания поступали дополнительные резервы, помогавшие выдержать адскую пытку.

Держись, Кит! Осталось только два экрана, может быть, даже один. Теперь экраны создавались живым мозгом эддориан, а не механическими генераторами. Но если эрайзианская визуализация хоть чего-то стоит, первый экран уже должен быть снят, и эрайзиане начнут преодолевать второй. Держись, Кит, не сдавайся!

И Кристофер Киннисон, старший из Детей Линзы, отчаянно боролся из последних сил.

Глава 23...



И СПАСАЕТ СВОЮ ЖИЗНЬ



Если историк преуспел в описании упоминаемых здесь характеров и способностей, то нет необходимости распространяться о том, через что прошел Кит, убегая с Эддора. Достаточно сказать, что юный линзмен, собрав все свои силы, сумел пробиться.

Эрайзиане действовали своевременно. Едва эддорианские часовые поставили первый экран, как он был сокрушен мощной волной эрайзианской мысли. Не в первый раз массированные силы Эрайзии были брошены на укрепления Эддора, и эддориане уже многому научились, проведя исчерпывающие анализы наступательной и оборонительной техники эрайзиан. Поэтому эрайзианская атака бьша практически полностью остановлена во второй зоне обороны, пока Кит добрался до нее. Экран колыхался, отступал и возвращался на место, когда атака затихала.

Под действием огромной сосредоточенной эрайзианской силы экран ослабел прямо перед мчащимся спидстером. Несколько лучей выстрелили, но не достигли цели. Если эддориане не смогли прекратить своими главными экранами эрайзианскую атаку, то вряд ли им удастся защитить разумы своих артиллеристов. Небольшой корабль проскочил через ослабленный барьер и попал в центр непроницаемой эрайзианской мысленной сферы.

От шока при внезапном окончании битвы — при резком спаде максимальных усилий до нуля — Кит потерял сознание. Он лежал неподвижно в забытьи, постепенно перешедшем в глубокий сон. Пока спящий Кит пересекал в своем безынерционном корабле космос на полной крейсерской тяге, странная силовая сфера все еще обволакивала и защищала его.

Наконец Кит начал приходить в себя. Первой неясной мыслью было то, что он голоден; совсем проснувшись и все вспомнив, он схватился за рычаги.

— Отдыхай, юноша, и поешь, — сказал ему серьезный резонирующий псевдоголос. — Все идет так, как должно быть.

— Привет, Мен... Ба, да ведь это мой старый друг Эвконидор! Привет, дружище! Что скажешь хорошего? И зачем мне спать целую неделю, когда столько дел?

— Твоя часть работы, по крайней мере срочной, выполнена, причем очень хорошо.

— Спасибо... но... — промолвил Кит, густо покраснев.

— Не упрекай ни нас и ни себя, юноша. Лучше подумай и скажи, как сделать острый инструмент высокого качества.

— Нужен соответствующий сплав. Горячая обработка, а возможно, и холодная. Ковка... нагрев... охлаждение... отпуск...

— Достаточно, юноша. Как ты считаешь, если бы сталь могла чувствовать, ей понравилось бы такое обращение? Хотя ты не получаешь от него удовольствия, ты способен оценить его необходимость. Сейчас ты — готовый инструмент, прошедший соответствующую обработку.

— О... может, ты и прав отчасти. Но что касается высокого качества, то не смеши меня, — в мысли Кита не было ни малейших следов шутки. — Ты ведь знаешь, как я там трусил,

— Это несущественно. Термин “готовый” использован вполне обдуманно, но он не означает и не подразумевает состояние совершенства, так как оно недостижимо. Я не советую тебе все забыть и не пытаюсь заставить тебя забыть, поскольку силы, находящиеся в моем распоряжении, не в состоянии справиться с твоим разумом. Будь уверен, что ничто из случившегося не будет раздражать тебя. Ведь хотя твой разум подвергся неслыханному напряжению, ты не поддался. Наоборот ты сохранил и привез информацию, которую нам, эрайзианам, никогда не удалось бы получить. Информация фактически явится средством спасения вашей Цивилизации.

— Я не могу поверить... то есть, не похоже... — Кит в смущении замолчал, стараясь собраться с мыслями. Информация была поистине ошеломляющей, но она должна быть и была достоверной!

— Да, юноша, все именно так. Хотя мы, эрайзиане, иногда делали весьма двусмысленные заявления, чтобы привести кое-кого к ошибочным выводам, ты знаешь, что мы не лжем.

— Хорошо. Я думал... Ментор, конечно, будет некоторое время занят, так что я спрошу тебя... Должно быть, они сняли с меня образец, несмотря на все мои усилия помешать им, и теперь направятся по моему следу. Так что, полагаю, мне все время надо держать надежную блокировку,

— Они не будут выслеживать тебя, Кристофер, и ты не нуждаешься в блокировке. Я сам позабочусь обо всем под руководством тех, кого ты знаешь как Ментора. Но время поджимает — я должен присоединиться к своим товарищам.

— Еще один вопрос. Черт возьми, Эвконидор, девчонки будут думать, что я струсил.

— Больше тебя ничего не волнует? — Эвконидор засмеялся. Вскоре эрайзианин исчез вместе с силовой сферой, и в разум Кита ворвались четыре шумные мысли.

— О, Кит, мы так рады! Мы пытались помочь, но они не допустили нас! Честное слово, Кит! О, если бы мы тоже были там!

— Стойте все! Назад! — Кит понял, что это была Кон, но совершенно иная Кон. — Изучи его, Кам, так, как никогда не изучала раньше. Если они сожгли хоть одну клеточку его разума, я найду Ментора и пересчитаю ему все зубы один за другим!

— И слушай, Кит! - теперь была столь же незнакомая Кэтрин, пылающая от гнева и все же заполняющая его разум с особой сестринской нежностью. — Если бы мы хоть что-нибудь узнали, что они сделали с тобой, то все эрайзиане, эддориане и дьяволы всех преисподних Вселенной не удержали бы нас. Поверь нам, Кит.

— Конечно, сестренка, у меня нет ни малейших сомнений. Ну ладно, хватит. Для меня вы лучше всех.

Кристофер знал — сестрам известно все, что произошло, до мельчайших подробностей. Но все же они считали, что он оказался на высоте положения. Их общим желанием было тоже оказаться там и действовать заодно с ним.

— Я не могу понять — почему вы пытаетесь винить себя за то, что случилось со мной. Вы не могли там быть, иначе все бы пропало. Конечно, вы все знаете — даже то, что я струсил.

— А, вот оно что! — одинаковые мысли о том, что все совершенно несущественно, появились одновременно, и Карен продолжила:

— Поскольку ты точно знал, чего ожидать, мы поражаемся, как тебе вообще удалось такое; вероятно, кроме тебя, никто бы так не смог. Оказавшись на Эддоре и увидев, что там творится, ты не сбежал. Поверь мне, братец, ты показал все лучшее, на что способен!

Кит был поражен. Но его настроение заметно исправилось. Девчонки... лучшие во Вселенной...

Ни одно из прелестных созданий не подозревало о том, что он знал совершенно точно: каждой из них вскоре предстояло пройти через такое же испытание. Но, что гораздо хуже, ему придется стоять в стороне и только беспомощно наблюдать.

Мог ли он сделать хоть что-нибудь? Нет.

А на Эддоре, после того, как было отбито эрайзианское нападение и восстановлен порядок, проводилось совещание Высшего Командования. Здесь не было двух существ одной формы, а некоторые постоянно изменяли свои мерзкие очертания. Все сосредоточились на решении внезапно вставшей перед ними проблемы; каждый размышлял над ней в одиночку и вместе с остальными. Бесполезно пытаться оценить всю сложность и убедительность их запутанных мыслей. Лучше отметим самые важные из них:

— Теперь все ясно с Икс-А-Иксом, которого так боялись плуранцы и калонианцы.

— Понятны неудача нашего работника на Фралле, причины его падения и других недавних серьезных промахов.

— Какие у нас глупые, совсем безмозглые подчиненные!

— Нас нужно было позвать с самого начала!

— Вам удалось проанализировать или хотя бы получить его образ — по крайней мере фрагмент?

— Нет.

— И я не смог. Совершенно ошеломляющее обстоятельство.

— Он эрайзианин или, по меньшей мере, эрайзианское создание. Ни один другой представитель Цивилизации не в состоянии совершить то, что удалось ему. И ни один эрайзианин, насколько мы их знаем.

— Они недавно создали что-то, пока не поддающееся визуализации...

— Сын Киннисона? Невероятно! Думаете, они обманули вас старым методом энергизации обычной плоти?

— Киннисон... его сын... Надрек... Ворсел... Тригонси... Что все это значит?

— Или, как мы теперь знаем, полностью вымышленный Икс-А-Икс.

— Мы должны проверить правильность нашего мышления, — решил совместный разум, — пересмотреть все теории и планы. Возможно, потребуются немедленные действия. Если бы у нас была подготовлена компетентная раса заместителей, ничего подобного не случилось бы, так как нас обо всем можно было вовремя информировать. Чтобы выправить ситуацию, пока она не усугубилась окончательно, и получить полную и свежую информацию, необходимо посетить совещание, которое в настоящее время проводится на Плуре.

Так они и сделали. Эддорианский разум быстро проник в зал совещаний на затопленном Плуре. Амфибиеподобные плуранцы, напоминающие невианцев в большей степени, чем любая другая раса, известная человеку, оживленно спорили, развалившись на мягких кушетках. Они обсуждали на более низком уровне тот же вопрос, над которым недавно размышляли эддориане.

Икс-А-Икс. Киннисон был легко захвачен, но тут же вырвался из ловушки, из которой казалось бы невозможно спастись. На него поставлена другая ловушка, но попадется ли он в нее, а если попадется, то удержит ли она его? Киннисон был — должен быть — Икс-А-Иксом. Нет, он не мог им быть, ведь одновременно произошло слишком много не связанных друг с другом событий. Киннисон, Надрек, Кларисса, Ворсел, Тригонси, даже сын Киннисона Кристофер — время от времени все они проявляли вспышки необъяснимой силы. Чаще всех Киннисон. Следует отметить, что начало длинного ряда босконских неудач совпало с появлением Киннисона среди линзменов.

Ситуация была тяжелой, хотя и поправимой. Ответственность за неудачи лежала на эйчах и, возможно, на Кандроне с Онло. Какая глупость и безответственность! У этих деятелей нижнего уровня должно было хватить ума, чтобы сообщать на Плур, пока ситуация не вышла из-под контроля, но они молчали, и в результате — провал. Однако никто из них не предполагал, что сам не справится, и не просил помощи с Эддора, пока ситуация не обострилась так, что даже члены Совета Внутреннего Круга не смогли с ней справиться.

— Болваны! Идиоты! Мы, ваши Старейшины, уже здесь, и отнюдь не благодаря предвидению или вашим желаниям. Знайте, что вы были и остаетесь виновны в том, в чем вы так яростно обвиняете других. — Ни эддориане, ни плуранцы не понимали, что причины поражения надо искать в Босконском плане, разработанном высшими руководителями организации. - Какая глупость! Какая самоуверенность! Вот в чем причина наших последних неудач!

— Сейчас мы берем верх, постоянно побеждаем. Цивилизация быстро разваливается. Всего через несколько лет мы полностью уничтожим ее, — заспорил плуранец.

— Они того и хотят, чтобы вы так думали. Время работает на них. Ваша неразбериха и неорганизованность уже предоставили им достаточно времени, чтобы создать предмет или существо, способные проникнуть через наши экраны, так что Эддор уже опозорен физическим вторжением. Несмотря на то, что оно было кратким и неудачным, это вторжение — первое в нашей истории.

— Но, Старейшины...

— Молчать! Мы собрались здесь не для того, чтобы выслушивать оправдания, нам нужно установить факты. Поскольку вы не знаете положение Эддора в пространстве, ясно, что не вы сообщили им его координаты, что в свою очередь объясняет, кто на самом деле осуществил вторжение...

— Икс-А-Икс? -от волн вопросов заколебалась земля.

— Вы можете как угодно называть то, что наверняка было эрайзианским существом или устройством. Достаточно знать, что ваши объединенные разумы совершенно неспособны справиться с ним. Кстати, известно ли вам о вторжениях на Плур — физических или умственных?

— Нет, Старейшины, просто невероятно, чтобы...

— Неужели? — засмеялись Старейшины. — Ни наши экраны, ни часовые-эддориане не подняли тревогу. Мы узнали о присутствии эрайзианина, только когда он попытался проникнуть даже в наши разумы, находясь уже на поверхности самого Эддора. Ваши экраны и разумы настолько лучше наших?

— Мы ошиблись. Приносим свои извинения. Что нам нужно сделать?

— Вот так-то лучше. Вас известят, как только будут проработаны некоторые детали. Хотя сам факт, что вам ничего не известно о вторжениях на Плур, еще ни о чем не говорит. Вполне вероятно, что о вас пока не знают и даже не подозревают о вашем существовании. Тем не менее один из нас возьмет под свой контроль ловушку, которую вы поставили для Киннисона, предполагая, что он - Икс-А-Икс.

— Предполагая?! Но ведь совершенно очевидно, что именно он — Икс-А-Икс.

— В принципе не исключено но, если рассуждать здраво, — нет. По всей вероятности, Киннисон - просто маска, под которой время от времени работает эрайзианин. Однако если Киннисон попадет в вашу ловушку, то существо, которое вы называете Икс-А-Икс, наверняка убьет вас всех.

— Но, Старейшины...

— Молчать, болваны! Помните, как легко Киннисон спасся от вас? Это был очень умный шаг, запутавший истинную картинуне пролететь через трубу насквозь и не уничтожить вас. Вы совершенно бессильны против того, кого называете Икс-А-Иксом. Однако вы должны победить любые более слабые силы, а вероятность того, что против вас будут направлены именно такие силы, очень велика. Вы готовы?

— Готовы, Старейшины! — наконец-то плуранцы почувствовали твердую почву под ногами. — Поскольку обычное оружие против нас бессильно, они не будут пытаться его использовать — тем более, что у них разработано три экстраординарных и якобы непобедимых вида оружия нападения: первое — снаряды, заполненные антивеществом, особенно негпланеты; второе — свободные планеты, инерция которых восстанавливается в точке, где их нормальная скорость неизбежно приводит к столкновению; третье и самое смертоносное оружие- солнечный луч. Все они причинили нам ряд неприятностей, особенно солнечный луч, но мы разработали столь мощные контрмеры, что если все упомянутые виды оружия или хотя бы один из них будут использованы против нас, то полное уничтожение Галактического Патруля неизбежно.

— Но мы не остановились на достигнутом, — продолжал плуранец. — Наши психологи и инженеры после исчерпывающего анализа способностей так называемых линзменов второго уровня разработали контрмеры против любого сверхоружия, которое может быть изобретено ими в следующем столетии.

— Например? — спросили Старейшины, на которых сказанное не произвело особого впечатления.

— Наиболее вероятно усовершенствование солнечного луча, чтобы он мог черпать энергию от далекого солнца или предпочтительнее от Новой. Сейчас мы устанавливаем поля и фильтры, с помощью которых мы, а не Патруль, будем направлять солнечный луч.

Все эддориане вернулись на родную планету так же легко, как и покинули ее. На Эддоре они закончили свое совещание.

—... Ясно, что Киннисон попадет в ловушку — ему не удастся избежать ее. Защитник Киннисона, кем бы или чем бы он ни был, может оказаться вместе с ним, и тогда мы его тоже схватим. Но в любом случае Кимболл Киннисон должен умереть. Он — основной представитель Галактического Патруля. Когда мы обявим о его смерти, Патруль распадется. Эрайзиане, неизвестные рядовому составу, будут делать попытки восстановить Патруль вокруг другой марионетки, но ни его сын, ни любой другой человек не сможет занять место Киннисона и добиться уважения этой неорганизованной массы — Цивилизации. Вы лично будете наблюдать за ловушкой. А вы лично убьете его.

— Согласен со всем сказанным, за одним исключением. Я не уверен, что вместе с его смертью погибнет и Цивилизация. Но так или иначе, я займусь Киннисоном.

— Займешься? Мы требуем убить его!

— Слышу. Все же повторяю, что только одной смерти может оказаться недостаточно. Я рассмотрю все внимательно и представлю свои выводы и рекомендации для обсуждения и одобрения.

Хотя никто из эддориан не знал этого, их пессимизм насчет способности плуранцев защитить свою планету от нападения линзменов второго уровня был вполне оправдан.

Кимболл Киннисон после долгих раздумий вызвал сына.

— Кит, прежде всего я считаю, что когда мы найдем главную планету Босконии, то должны превратить ее в эфир, и ничто из того, что использовали раньше, здесь не подойдет. Верно?

— Да, и то и другое, — Кит спокойно размышлял несколько минут — Кроме того, новое устройство должно действовать быстрее, чем все, что у нас есть.

— Именно так я и решил. Надеюсь, что придумал кое-что подходящее, но никто, кроме старины Кардинга и эрайзианского Ментора...

— Подожди, папа, я проверю шпионским лучом и поставлю защиту... Продолжай!

— Никто, кроме них двоих, не разбирается в соответствующей математике. Даже сэр Остин всего лишь выполнял указания Ментора — ответственных расчетов он никогда не делал сам. Никто в нынешней Ассоциации ученых не сможет решить проблему. Знаешь, я думаю о другом пространстве, которое мы назвали N-мерным пространством, куда нас тогда выбросило из гиперпространственной трубы. Ты много работал с эрайзианами в этой области, и я полагаю, что смог бы заставить их помочь тебе вычислить трубу, чтобы отправить корабль туда и вернуть обратно.

— Хм-м... Дай подумать. Да, могу. Когда тебе нужно?

— Сегодня — а лучше вчера.

— Слишком быстро. Расчеты займут пару дней, но они будут закончены задолго до того, как ты подготовишь корабль и команду.

— Мне не потребуется много времени, сын. Я возьму тот же корабль, на котором мы летали раньше. Ты ведь знаешь, что он все еще в строю, но теперь называется “Космическая лаборатория 12”. На нем установлены специальные генераторы, приборы и механизмы. Через два дня мы будем готовы.

Так оно и вышло. Кит с улыбкой приветствовал лейтенант-адмирала Лаверна Торндайка, главного бортинженера и других оставшихся в живых членов старой команды отца.

— Вот так команда! — сказал позже Киннисону сын. - Я никогда не видел на корабле столько высоких чинов. Хотя они вполне заслужены. В свое время ты умел подбирать людей!

— Что ты хочешь сказать словами “в свое время”, непочтительный юнец? Я и сейчас сумею подобрать людей! — усмехнулся Ким в ответ, но тут же стал серьезным. - Все не так просто. Однажды они уже прошли через испытание и смогут выдержать его снова — и почти все вернутся назад. Если же команда будет состоять из новобранцев, в лучшем случае вернется лишь каждый пятый.

Как только корабль вышел в открытый космос, Кит получил еще один сюрприз. Хотя находившиеся на борту корабля люди имели высокие звания и были, по его мнению, стариками, они вовсе не были пассажирами. Оказавшись на старом “Неустрашимом”, эти люди с радостью отбросили все свои регалии. Каждый из них надел униформу, которую носил более двадцати лет назад, и принялся за работу. Члены регулярной команды, молодые, как и в других командах космических, кораблей, сначала сомневались, понравится ли им работать рядом со стариками, но скоро убедились, что они — настоящие специалисты и на своем месте.

Однако в космосе действует железное правило, согласно которому пилоты должны быть только молодыми. Главный пилот Генри Гендерсон проклинал это правило, наблюдая не без зависти, как уверенно ведет Генри-младший его собственный старый корабль.

Они приблизились к месту назначения, отключили тягу, нашли вход в гиперпространственную трубу и включили специальные генераторы. Когда поля корабля начали взаимодействовать с полями трубы, каждый человек на борту почувствовал слабость, которую не могло преодолеть ни одно существо. Большинство людей довольно быстро привыкают к морской болезни, к воздушной болезни, даже к космической невесомости. Однако ускорение между измерениями — нечто другое, и пережитое ощущение невозможно объяснить никому, кто не испытал его сам.

Почти невыносимое ускорение прекратилось. Они находились внутри трубы. Все экраны были пусты. Окружающее стало неясным и сумрачным — ни свет, ни тьма, просто неописуемое ничто, даже не пустое пространство.

Кит щелкнул выключателем. Последовали рывки, кружение и удары, сопровождаемые замедлением, таким же непереносимым, как и ускорение. Когда все прекратилось, они оказались в том загадочном N-мерном пространстве, которое хорошо помнили старшие и в котором не работали многие из их законов природы. Время здесь стремительно мчалось, останавливалось или бежало назад, будто по капризу, а тела с инерцией имели скорости, значительно превышавшие скорость света. Каждый из прибывших добровольцев, которым угрожало исчезновение в полностью враждебном окружении, глубоко вздохнул и расправил плечи, готовясь к высадке.

— Вот это расчет, Кит! — обрадовался Киннисон, мельком взглянув на экран. — Ведь мы на той же самой планете, на которой были раньше! Все наши машины и оборудование целы. Еще немного, и мы врезались бы в планету. Ты совершенно уверен, Кит, что все в порядке?

— Да, папа.

— Ладно. Ну, ребята, нам с Китом хотелось - бы остаться с вами, но у нас много других дел. Мне не надо говорить вам об осторожности, но я все равно скажу. БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ! И как только все закончите, возвращайтесь домой так быстро, как позволит Клоно. Чистого эфира, ребята!

— Чистого эфира, Ким!

Линзмен-отец и линзмен-сын поднялись в свой корабль и отчалили. Они пролетели по трубе и вышли в нормальное пространство — и все без единого слова.

— Кит, — наконец произнес старший. - У меня душа болит. А что, если некоторые из них или даже все погибнут? Стоит ли дело того? Я знаю, что идея моя собственная, но неужели мы вынуждены идти на такой риск?

— Да, папа. Так говорит Ментор. И это было действительно так.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.