.RU
Карта сайта

ТИРИОН - Джордж Мартин Битва королей Песнь льда и пламени 2

ТИРИОН


Янос Слинт был сыном мясника, и смех его звучал так, точно он разделывал тушу.

– Еще вина? – спросил его Тирион.

– Не откажусь. – Лорд Янос подставил чашу. Сложением он напоминал бочку и был способен вместить столько же жидкости. – Это красное просто чудо. Из Бора, верно?

– Дорнийское. – Слуга по знаку Тириона наполнил чашу. Если не считать челяди, они с лордом Яносом были одни в Малом Чертоге, и стол, где горели свечи, окутывала тьма. – Диковина своего рода. Дорнийские вина не часто имеют такой букет.

– Букет, – подхватил смахивающий на лягушку лорд, отхлебнув здоровенный глоток. Янос Слинт был не из тех, кто смакует напитки, это Тирион подметил сразу. – Вот то самое слово, которое я искал. У вас прямо таки дар на слова, лорд Тирион. И какую забавную историю вы рассказали.

– Рад, что вам понравилось. Но я не лорд в отличие от вас. Зовите меня просто Тирион, лорд Янос.

– Как угодно. – Янос хлебнул еще, забрызгав свой белый атласный дублет. Сверху на нем был золотой полуплащ, застегнутый миниатюрным копьем с наконечником, покрытым темно красной эмалью. Не оставалось сомнений в том, что Янос здорово захмелел.

Тирион, прикрыв рукой рот, тихонько рыгнул. Он не так налегал на вино, как лорд Янос, но тоже был полон до краев. Первым делом, поселившись в башне Десницы, он справился о лучшей в городе кухарке и взял ее к себе. В этот вечер на ужин у них был суп из бычьих хвостов, летний салат с орехами, виноградом, сладким красным укропом и тертым сыром, горячий пирог с крабами, тыква с пряностями и куропатки в масле. К каждому блюду подавалось свое вино. Лорд Янос уверял, что никогда еще не ел так вкусно.

– Вы еще наверстаете свое, когда поселитесь у себя в Харренхолле, – сказал Тирион.

– Безусловно. Вот возьму и переманю к себе вашу кухарку – что вы на это скажете?

– Войны разыгрывались и по менее важным причинам, – сказал Тирион, и оба от души посмеялись. – Только храбрый человек мог избрать Харренхолл своим поместьем. Замок так мрачен и так огромен... дорого станет его содержать. Говорят даже, что он проклят.

– Стану я бояться груды камней. Храбрый, вы говорите? Тому, кто хочет подняться, приходится быть храбрым. Взять хоть меня. Да, Харренхолл! А почему бы и нет? Вы меня поймете. Вы тоже храбрый человек, я это чувствую. Хоть маленький, а храбрый.

– Вы слишком добры. Еще вина?

– Нет, право же, хватит... а, проклятие богам, будь по вашему. Почему нет? Храбрый человек пьет до отвала!

– Это правда. – Тирион наполнил чашу лорда Слинта до краев. – Я просмотрел имена тех, кого вы прочите на свое старое место начальника городской стражи.

– Славные ребята. Любой из шестерых подойдет, но я бы взял Аллара Дима. Моя правая рука – отличный парень, преданный. Выберите его, и вы не пожалеете – если король одобрит, конечно.

– Само собой. – Тирион отпил немного из своей чаши. – Я сам подумывал о сире Джаселине Байвотере. Он три года был капитаном караула у Грязных ворот и отличился во время восстания Бейлона Грейджоя. Король Роберт посвятил его в рыцари в Пайке – однако его в вашем списке нет.

Янос хлебнул вина и подержал его во рту, прежде чем проглотить.

– Байвотер... Ну что ж. Он, конечно храбрец, только... уж больно жесткий. И со странностями. Люди его не любят. Потом он калека – потерял руку при Пайке, за это его и сделали рыцарем. Не слишком выгодная сделка, на мой взгляд, – рука в обмен на сира. Сир Джаселин чересчур много понимает о себе и своей чести, вот что. Его лучше оставить там, где он есть... Тирион. Аллар Дим – вот кто вам нужен.

– Мне сказали, что Дима в городе недолюбливают.

– Его боятся – это лучше всякой любви.

– Я что то слышал о нем. Какая то заваруха в борделе?

– Было дело. Но это не его вина. Он не хотел убивать ту женщину – она сама напросилась. Он ее предупредил, чтобы не мешалась.

– Мать все таки... следовало ожидать, что она попытается спасти свое дитя. Отведайте ка этого сыра, он хорошо идет с вином. Скажите, почему вы доверили эту тяжелую задачу именно Диму?

– Хороший командир должен знать своих людей, Тирион. Одни годятся для одной работы, другие для другой. Грудной младенец – дело нелегкое. Не всякий на это способен, даже если речь идет о шлюхе и ее отродье.

– Да, пожалуй. – При слове “шлюха” Тирион вспомнил Шаю, и Тишу задолго до неё, и всех других женщин, которые брали с него деньги и принимали в себя его семя.

– Дим – суровый человек для суровой работы, – продолжал Слинт. – Делает то, что ему велят, а после ни слова. – Он отрезал себе ломоть сыра. – Хороший сыр, острый. Дайте мне хороший острый ножик и хороший острый сыр – и я счастлив.

– Угощайтесь, пока можно. Речные земли объяты пламенем. Ренли сидит королем в Хайгардене – скоро хороший сыр будет трудно достать. Кто, собственно, послал вас к той шлюхе?

Лорд Янос, бросив на Тириона подозрительный взгляд, засмеялся и махнул на него куском сыра;

– А вы хитрец, Тирион. Хотели подловить меня, да? Только одного вина и сыра мало, чтобы заставить Яноса Слинта сказать больше положенного. Тем и горжусь. Никаких вопросов – и ни слова после.

– Вы с Димом – два сапога пара.

– Вот вот. Сделайте его командиром стражи, когда я уеду к себе в Харренхолл, и вы не пожалеете.

Тирион отломил кусочек сыра. И верно острый, весь в прожилках – в самый раз подходит к вину.

– Кого бы ни назначил король, ему нелегко будет заменить вас. У лорда Мормонта такое же затруднение.

– Я думал, Мормонт – это леди, которая спит с медведями.

– Я говорю о ее брате Джиоре, лорде командующем Ночного Дозора. Когда я гостил у него на Стене, он сетовал, что не может подобрать достойного человека на свое место. В Дозоре нынче мало достойных людей. Он спал бы спокойнее, будь у него человек вроде вас – или храброго Аллара Дима.

– Ну, этого он вряд ли дождется! – заржал Слинт.

– Казалось бы, вы правы – но жизнь порой принимает неожиданный оборот. Вспомните Эддарда Старка, милорд. Едва ли он мог предположить, что его жизнь оборвется на ступенях септы Бейелора.

– Как и кто либо другой, – усмехнулся лорд Янос.

– Жаль, что меня тогда не было здесь. Говорят, даже Варис был удивлен.

Лорд Янос засмеялся так, что его объемный живот затрясся.

– Паук. Все то он видит, все знает – а вот этого не знал.

– Да и откуда? – В голосе Тириона впервые пробился холодок. – Ведь это он убедил мою сестру помиловать Старка при условии, что тот наденет черное.

– А? Что? – растерянно заморгал Слинт.

– Мою сестру, – терпеливо, словно недоумку, втолковывая, повторил Тирион. – Серсею. Королеву регентшу.

– А а... – Слинт сглотнул, – это так... но приказ отдал король, милорд. Сам король.

– Королю тринадцать лет, – напомнил ему Тирион.

– Тем не менее он король. – Слинт насупился, тряся щеками. – Правитель Семи Королевств.

– Вернее сказать, одного или двух из семи. Можно взглянуть на ваше копье?

– Копье?

– То, которым застегнут ваш плащ.

Лорд Янос недоумевающе отколол булавку и подал Тириону.

– У нас в Ланниспорте золотых дел мастера работают лучше, – заметил тот. – Эта эмалевая кровь ярковата, на мой взгляд. Скажите, милорд, вы сами вогнали ему копье в спину или отдали приказ?

– Отдал приказ – и сейчас поступил бы так же. Лорд Старк был изменник. – Лысина Слинта побагровела, парчовый плащ свалился на пол. – Он пытался подкупить меня.

– Не ведая о том, что вы уже продались. Слинт со стуком поставил чашу на стол.

– Вы что, пьяны? Думаете, я буду сидеть здесь и слушать, как оскорбляют мою честь?

– Какую там честь. Спору нет, ты заключил более выгодную сделку, чем сир Джаселин. Лордство и замок за копье в спину, которое к тому же вонзил не ты. – Тирион швырнул золотую булавку обратно Слинту. Она ударилась о грудь вскочившего на ноги Яноса и со звоном упала на пол.

– Мне не нравится ваш тон, мил... Бес. Я лорд Харренхолла и королевский советник – кто такой ты, чтобы выговаривать мне подобным образом?

Тирион склонил голову набок:

– Полагаю, тебе прекрасно известно, кто я такой. Сколько у тебя сыновей?

– Что тебе до моих сыновей, карлик?

– Карлик? – вспылил Тирион. – Лучше бы ты остановился на Бесе. Я Тирион из дома Ланнистеров, и если боги не обделили тебя хотя бы тем разумом, который даруют моллюску, ты когда нибудь возблагодаришь их на коленях за то, что имел дело со мной, а не с моим лордом отцом. Итак, сколько у тебя сыновей?

В глазах у Яноса появился страх.

– Т трое, милорд. И дочь. Прошу вас, милорд...

– Не надо просить. – Тирион соскользнул со стула. – Даю тебе слово, что ничего худого с ними не случится. Младших определят в оруженосцы, и если они будут служить усердно и преданно, то со временем смогут стать рыцарями. Пусть не говорят, что дом Ланнистеров не вознаграждает за верную службу. Старший сын унаследует титул лорда Слинта и эту твою жуткую эмблему. – Он пнул ногой золотое копье. – Ему дадут землю, а усадьбу он построит себе сам. Не Харренхолл, конечно, но ему и в ней хорошо будет. Он же выдаст замуж сестру.

Янос Слинт из красного сделался белым.

– А а... к как же... я? – Щеки у него тряслись, как студень.

– Ты хочешь знать, что будет с тобой? – Тирион дал Слинту потрястись еще немного и ответил:

– Каррака “Летний сон” отходит с утренним приливом. Ее владелец сказал мне, что она зайдет в Чаячьий Город, в Три Сестры, на остров Скагос и в Восточный Дозор. Когда увидишь лорда командующего Мормонта, передай ему мой горячий привет и скажи, что я не забыл о нуждах Ночного Дозора. Желаю вам долгих лет и хорошей службы, милорд.

Когда Янос Слинт смекнул, что его в конечном итоге не казнят, краски вернулись на его лицо. Он выпятил челюсть.

– Это мы еще посмотрим. Бес. Карлик. Как бы ты сам не отправился в плавание на этом корабле, чтобы послужить на Стене. – У него вырвался смех, похожий на лай. – Ты тут сильно грозился, но мы поглядим. Я как никак друг короля. Посмотрим, что скажет об этом Джоффри. И Мизинец, и королева, да да. У Яноса Слинта много друзей. Посмотрим, кто отплывет отсюда утром.

Слинт повернулся кругом, как стражник, которым был совсем недавно, и зашагал через Малый Чертог, стуча сапогами по камню. Он взошел по ступеням, распахнул дверь... и увидел перед собой высокого, с квадратным подбородком человека в черном панцире и золотом плаще. К его правой руке была приделана железная кисть.

– Здравствуй, Янос, – сказал он, поблескивая глубоко посаженными глазами из под нависшего лба и шапки русых с проседью волос. Шестеро золотых плащей вошли в Малый Чертог вслед за ним, а Янос Слинт попятился.

– Лорд Слинт, – сказал Тирион, – я полагаю, вы знакомы с сиром Джаселином Байвотером, новым командиром городской стражи.

– Вас ждут носилки, милорд, – сказал сир Джаселин Слинту. – Пристань далеко, а на улицах темно и небезопасно. Взять его.

Когда золотые плащи вывели своего бывшего начальника, Тирион подозвал сира Джаселина к себе и вручил ему свернутый пергамент.

– Путешествие будет долгим, и лорду Слинту понадобится общество. Позаботьтесь, чтобы эти шестеро отправились вместе с ним. Байвотер проглядел список и улыбнулся.

– Слушаюсь.

– Там значится некий Дим, – тихо сказал Тирион. – Скажите капитану, что никто не будет в обиде, если этого малого смоет за борт еще до Восточного Дозора.

– Говорят, в этих северных водах часто штормит, милорд. – Сир Джаселин откланялся и удалился, шурша плащом. По пути он наступил на парчовый плащ Слинта.

Тирион допил остатки дорнийского вина. Слуги сновали взад вперед, убирая со стола. Вино он велел оставить. Когда они ушли, в зал тихо проскользнул Варис, пахнущий лавандой, в широких одеждах того же цвета.

– Все прошло прелестно, дражайший милорд.

– Почему же тогда у меня во рту такой мерзкий вкус? – Тирион прижал пальцы к вискам. – Я велел им бросить Аллара Дима в море, и мне очень хочется проделать то же самое с тобой.

– Исход мог бы вас разочаровать. Штормы приходят и уходят, волны плещут, большие рыбы пожирают малых, а я знай себе плыву. Могу я попробовать вино, которое так понравилось лорду Слинту?

Тирион хмуро указал ему на штоф. Варис наполнил чашу.

– А ах. Сладкое, как лето. – Он сделал еще глоток. – Я чувствую, как оно поет у меня на языке.

– А я то думал, что это за шум. Вели ему замолчать – у меня и без того голова лопается. Это была моя сестра – вот чего не сказал мне наипреданнейший лорд Янос. Это Серсея послала золотых плащей в тот бордель.

Варис нервно хихикнул – надо полагать, он знал это с самого начала, – Ты знал, но молчал, – укорил его Тирион.

– Ваша дражайшая сестра, – сказал Варис скорбно – того и гляди заплачет, – Тяжело говорить такое человеку, милорд. Я не знал, как вы это воспримете. Могу я надеяться на ваше прощение?

– Нет, – рявкнул Тирион. – Будь ты проклят – и она с тобой вместе. – Он знал, что Серсею тронуть не сможет, даже если очень захочет, а он совсем не был уверен, что хочет этого. Но ему претило изображать из себя скомороха, наказывая мелкую сошку вроде Яноса Слинта и Аллара Дима, в то время как сестра продолжает свое жестокое дело. – Впредь говори мне все, что знаешь, лорд Варис. Все.

– Долго пришлось бы рассказывать, милорд, – лукаво улыбнулся евнух. – Я много чего знаю.

– Однако дитя спасти не сумел.

– Увы. Был еще один бастард, мальчик подросток. Его я убрал из города от греха подальше... но мне, признаться, в голову не пришло, что и младенцу может грозить опасность. Девчушка, которой не было и года, дочь жалкой шлюхи... какой от нее мог быть вред?

– Она родилась от Роберта, – с горечью сказал Тирион. – Серсее, видимо, и этого было довольно.

– Да. Все это очень печально. Я горько виню себя за бедную малютку и за ее мать, такую юную и так любившую короля.

– Любившую или нет – кто знает. Может ли шлюха любить кого то по настоящему? – Тирион не знал погибшую, но вместо нее ему представлялись Шая и Тиша. – Ладно, не отвечай. Некоторые вещи я предпочитаю не знать. – Шаю он поселил в просторном доме с собственным колодцем, конюшней и садом; он дал ей слуг, чтобы ухаживали за ней, белую птицу с Летних островов, чтобы ее развлекала, стражу для охраны, шелка, серебро и драгоценные камни. Но она не была спокойна и говорила, что хочет видеть его чаще, служить и помогать ему. “Лучше всего ты помогаешь мне тут, под одеялом”, – сказал он ей однажды после любви, положив голову ей на грудь, со сладко ноющими чреслами. Она не ответила, только посмотрела – и он понял, что она ждала от него не таких слов.

Тирион вздохнул и снова хотел налить себе вина, но вспомнил лорда Яноса и отодвинул штоф.

– Но относительно смерти Старка сестра, кажется, сказала правду. За это безумие мы должны благодарить моего племянника.

– Король Джоффри отдал приказ, а Янос Слинт и сир Илин Пейн выполнили его незамедлительно и без колебаний...

– ...так, словно ожидали этого заранее. Да, мы уже обсуждали все это, и без всякого толку. Безумие.

– Теперь, когда городская стража у нас в руках, вы можете позаботиться о том, милорд, чтобы его величество не совершал дальнейших... безумств. Есть, конечно, еще и гвардия королевы...

– Красные плащи? Виларр присягал Бобровому Утесу, и он знает, что я здесь по указанию отца. Серсее трудновато будет обратить его людей против меня... кроме того, их только сотня, а у меня полторы сотни своих. И шесть тысяч золотых плащей – если Байвотер действительно тот, за кого ты поручился.

– Вы найдете в сире Джаселине отважного, порядочного, исполнительного... и благодарного человека.

– Благодарного, да только кому? – Тирион не доверял Варису, хотя не мог отрицать, что тот очень полезен и дело свое знает. – Почему вы, собственно, так стараетесь для меня, лорд Варис? – спросил он, разглядывая мягкие руки евнуха, его гладкое напудренное лицо и скользкую улыбочку.

– Вы наш десница. Я служу государству, королю и вам.

– Как служили Джону Аррену и Эддарду Старку?

– Я служил лорду Аррену и лорду Старку столь же усердно. Их безвременная смерть опечалила и ужаснула меня.

– Что тогда сказать обо мне? Я, по всей видимости, буду следующим.

– О, надеюсь, что нет, – сказал Варис, покачивая вино в своей чаще. – Власть – странная штука, милорд. Вы уже разрешили загадку, которую я загадал вам тогда в гостинице?

– Я задумывался над ней пару раз, – признался Тирион. – Король, священник и богач – кто умрет, а кто останется жив? Кому подчиняется наемник. У этой загадки нет ответа – вернее, их слишком много. Все зависит от человека с мечом.

– Между тем он никто. У него нет ни короны, ни золота, ни благословения богов – только кусок заостренной стали.

– Этот кусок стали имеет власть над жизнью и смертью.

– Истинно так... но если нами правят люди с мечами, почему мы тогда притворяемся, будто власть принадлежит королям? Почему сильный мужчина с мечом подчиняется ребенку вроде Джоффри или пропитанному вином олуху вроде его отца?

– Потому что короли, как мальчики, так и пьяные олухи, могут позвать других сильных мужчин с мечами.

– Значит, этим другим воинам и принадлежит власть. Или нет? Откуда они берут свои мечи? И опять таки почему повинуются чьим то приказам? – Варис улыбнулся. – Одни говорят, что власть заключается в знании. Другие – что ее посылают боги. Третьи – что она дается по закону. Однако в тот день на ступенях септы Бейелора наш святейший верховный септон, законная королева регентша и ваш столь хорошо осведомленный слуга оказались так же беспомощны, как всякий разносчик или медник в толпе. Как по вашему, кто убил Эддарда Старка? Джоффри, отдавший приказ? Сир Илин Пейн, нанесший удар мечом? Или... кто то другой?

Тирион склонил голову набок.

– Чего ты хочешь? Чтоб я разгадал твою проклятую загадку или чтобы голова у меня разболелась еще пуще?

– Тогда я сам скажу, – улыбнулся Варис. – Власть помещается там, где человек верит, что она помещается. Ни больше ни меньше.

– Значит, власть – всего лишь фиглярский трюк?

– Тень на стене... но тени могут убивать. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.

– Лорд Варис, – с улыбкой сказал Тирион, – я начинаю питать к вам странную привязанность. Может, я еще и убью вас, но, пожалуй, не без грусти.

– Я воспринимаю это как высшую похвалу.

– Кто же ты такой, Варис? – Тириону вдруг взаправду захотелось это узнать. – Люди говорят, ты паук.

– Шпионы и осведомители редко пользуются любовью, милорд. Я всего лишь верный слуга государства.

– И евнух, не будем забывать.

– Я редко забываю об этом.

– Меня тоже зовут полумужем, но ко мне, пожалуй, боги были добрее. Я мал, и ноги у меня кривые, и я не пробуждаю в женщинах пылких желаний... но все таки я мужчина. Шая не первая женщина в моей постели, и когда нибудь я смогу жениться и стать отцом. Если боги будут милостивы, мой сын пойдет красотой в дядю, а умом в отца. Ты же лишен такой надежды. Карлики – шутка богов, но евнухов создают люди. Кто сотворил это с тобой, Варис? Когда и зачем? Кто ты на самом деле?

Улыбка не исчезла с лица евнуха, но глаза больше не смеялись.

– Вы очень добры, что спрашиваете об этом, милорд, но моя история длинна и печальна, между тем измена не дремлет. – Он достал из рукава пергамент. – Капитан королевской галеи “Белый олень” собирается сняться с якоря через три дня, чтобы предложить свой корабль и свой меч лорду Станнису.

– И мы, полагаю, должны преподать ему кровавый урок? – вздохнул Тирион.

– Сир Джаселин может устроить так, чтобы он просто исчез, но королевский суд помог бы обеспечить верность других капитанов.

"И занять моего августейшего племянника”.

– Делай как знаешь. Пусть Джоффри отпустит ему порцию своего правосудия.

Варис сделал пометку на пергаменте.

– Сир Хорас и сир Хоббер Редвины подкупили часового с тем, чтобы он в послезавтрашнюю ночь выпустил их через калитку. Они намереваются отплыть на пантосийской галсе “Лунный бегун” под видом гребцов.

– Может, посадить их на весла на несколько годков – и посмотреть, как им это понравится? Но нет, моя сестра не захочет лишиться столь дорогих гостей. Скажи об этом Джаселину и пусть подкупленному ими человеку объяснят, как почетно быть братом Ночного Дозора. И пошлите людей на “Лунного бегуна” на тот случай, если Редвины найдут еще одного стража, желающего подзаработать.

– Слушаюсь. – Еще одна пометка на пергаменте. – Ваш Тиметт нынче вечером в игорном притоне на Серебряной улице убил сына некого виноторговца за то, что тот плутовал в плашки.

– Он и правда плутовал?

– Вне всякого сомнения.

– Стало быть, честные люди этого города должны сказать Тиметту спасибо – а я позабочусь, чтобы и король его отблагодарил.

Евнух, хихикнув, сделал еще пометку.

– Мы также подверглись внезапному нашествию святых. Комета пробудила к жизни целый сонм проповедников и пророков. Они попрошайничают в кабаках и харчевнях и сулят гибель и разрушение всем, кому не лень их слушать.

– Скоро будет триста лет со дня высадки Эйегона, – пожал плечами Тирион, – полагаю, этого следовало ожидать. Пусть себе проповедуют.

– Но они сеют страх, милорд.

– И отбивают у тебя хлеб? Варис прикрыл рот рукой:

– Как это жестоко с вашей стороны, милорд. И последнее. Прошлым вечером леди Танда дала небольшой ужин. У меня есть перечень блюд и список гостей, если желаете взглянуть. Первую заздравную чашу лорд Джайлс поднял за короля, на что сир Бейлон Сванн заметил: “Для этого нам понадобятся три чаши”. Многие смеялись.

– Полно, полно. Сир Бейлон просто пошутил. Застольные измены меня не интересуют, лорд Варис.

– Вы столь же мудры, сколь и милостивы, милорд. – Пергамент исчез в широком рукаве. – У нас обоих много дел. Я вас оставляю.

После его ухода Тирион еще долго сидел, глядя на свечу и думая, как воспримет его сестра новость об отставке Яноса Слинта. Вряд ли с радостью – но он не видел, что Серсея может предпринять по этому поводу, кроме отправки сердитого послания лорду Тайвину в Харренхолл. Тирион теперь распоряжается городской стражей, к чему следует добавить полтораста свирепых горцев и растущее число наемников, вербуемых Бронном. По всем понятиям он хорошо защищен.

Эддард Старк, надо полагать, думал точно так же.

Когда Тирион вышел из Малого Чертога, Красный Замок был темен и тих. Бронн ждал в его горнице.

– Что Слинт? – спросил он.

– Лорд Янос отплывет к Стене с утренним приливом. Варис хочет мне внушить, что я заменил человека Джоффри одним из своих. Вернее будет сказать, что я заменил человека Мизинца ставленником самого Вариса, но пусть будет так.

– Должен тебя уведомить, что Тиметт убил человека...

– Варис мне говорил.

Наемника это, похоже, не удивило.

– Этот дурак думал, что одноглазого легче будет надуть. Тиметт пригвоздил его руку к столу кинжалом и голыми руками разорвал ему горло. Он напрягает пальцы вот этак и...

– Избавь меня от подробностей – мой ужин и так еле держится в животе. Как у тебя дела с новобранцами?

– Неплохо. Вечером записались еще трое.

– Откуда ты знаешь, кого брать, а кого нет?

– Я смотрю на них. Спрашиваю, где они сражались, и прикидываю, насколько хорошо они врут. Ну а потом даю им случай убить меня, да и сам не сижу сложа руки.

– И многих ты убил?

– Ни одного из тех, кто может нам пригодиться.

– А если кто то из них убьет тебя?

– Такого уж точно стоит взять на службу. Тирион немного захмелел и очень устал.

– Скажи, Бронн, если бы я велел тебе убить младенца... маленькую девочку, грудную... ты бы сделал это? Без всяких вопросов?

– Без всяких вопросов? Ну нет. – Наемник потер большой палец об указательный. – Я спросил бы сколько.

"Зачем же мне тогда твой Аллар Дим, лорд Слинт? – подумал Тирион. – У меня своих таких целая сотня”. Ему хотелось засмеяться или заплакать – а больше всего побыть с Шаей.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.