.RU
Карта сайта

Глава 3. Стажер - В одну из самых злых минут

Глава 3.



Стажер



Бёк сидел у стола, опустив голову на сцепленные руки. Рихард внимательно смотрел на него, пытаясь понять, в чём дело, но даже он понять ничего не мог. Как, впрочем, ничего не понимал и Хел.

— Может тебе лучше пойти прилечь? — тревожно спросил у Бёка Петер.

Они с Рихардом так и не смогли добиться вразумительного объяснения, почему Христиан ушёл из больницы.

— Лучше, чем что? — вяло спросил Христиан.

— Чем сидеть вот так, — не выдержал Мозер. — Что, в конце концов, происходит?! — взорвался Рихард. Невнятное беспокойство медленно закрадывалось в душу: Бёк был совершенно на себя не похож. Как будто от Христиана осталась одна оболочка. Рихард знал, что Бёк всегда тяжело переживает даже мелкие промахи в работе. А тут такое. «Но ведь он не знает, что она мертва», — внезапно пронеслась мысль.

— Её убили, да? — вдруг тихо спросил Христиан.

Рихард вздрогнул. Христиан будто прочитал его мысли. Стиснув зубы, Мозер кивнул. Бёк помолчал, потом тихо произнёс:

— Это я во всём виноват…

— Христиан, ты что говоришь такое? — поражённо посмотрел на него Хел.

— Но ведь так оно и есть, — тихо и с какой-то безнадёжной грустью произнёс Бёк, — я не смог её спасти.

— Ты сделал всё, что мог, — твёрдо сказал Рихард.

— Какой я тогда полицейский, если так мало могу! — Христиан едва не сорвался на крик, но тут же осёкся под мрачным взглядом Рихарда. Раненая плечо вдруг противно заныло, в голове будто вспыхнул пожар.

— Ты ничего не мог сделать, — медленно проговорил Мозер, отчётливо выговаривая каждое слово. — И никто бы не смог.

— Я должен был предусмотреть, что могла быть засада, — Бёк упрямо покачал головой. — Вместо этого я загнал нас в ловушку…

— Видать сильно тебя ударили по голове, — разозлился Мозер. — В общем, так. Сейчас мы отвезём тебя в госпиталь. Будешь там лежать и, чтоб не смел даже думать на улицу выходить. Понял?

— Я никуда не поеду, — тихо и упрямо проговорил Бёк.

— Поедешь…

Христиан мотнул головой и встал из-за стола, но комната вдруг поплыла у него перед глазами, он побледнел, хотя казалось, что бледнее быть нельзя, и пошатнулся. Рихард крепко сжал здоровое плечо Бёка. Совместными усилиями они с Хелом уложили друга в кровать.

— Хел, — Рихард посмотрел на часы, — я поеду в контору, надо встретить этого стажёра. А ты оставайся здесь с Бёком. Одного я его боюсь оставить.

— Естественно, — Хел кивнул. — Он на ногах еле стоит.

— Рекс, — позвал Рихард, — останешься с Хелом. — Рихард присел и погладил пса, — присматривай за Бёком, хорошо?

Рекс гавкнул и лизнул Рихарда в щёку.

* * *

Рихард вошёл в кабинет, стажера ещё не было. «Опаздывает парень, — подумал Рихард, — это плохо». Он прошёл к своему столу и оглядел кабинет. Было пусто. Рихард взъерошил волосы, ему вдруг стало очень одиноко. За много лет он не помнил случая, когда в кабинете никого не было, кроме него.

На столе у Рихарда царил привычный беспорядок. От нечего делать, Мозер начал перебирать бумаги. В дверь постучали.

— Войдите, — отозвался Рихард и усмехнулся: последнее время стук в дверь слишком часто повторялся.

В дверь вошёл молодой человек, лет двадцати — двадцати пяти.

— Добрый день, — пробормотал он. — Вы комиссар Мозер?

— Верно, — Рихард встал, — а вы, должно быть…

— Пауль Цехлин, я стажёр, — перебил Рихарда вошедшего.

— Я так и понял. Раз уж нам предстоит работать вместе следующий месяц, я немного расскажу вам о моей группе. Присаживайтесь. И прекратите трястись, — насмешливо добавил он, — стажёр действительно нервничал.

— Итак, — продолжил Рихард, — в группе помимо меня работают ещё инспектор Бёк и Хёллерар, — Рихард лукаво улыбнулся, — а также Равенхорст.

Стажёр растерянно обвёл взглядом пустой кабинет. Рихард внимательно проследил за его взглядом:

— Инспектор Бёк сейчас не работает по состоянию здоровья, — пояснил Рихард, — а Хёллерар и Равенхорст завтра появятся.

— Понятно, — едва слышно пробормотал Пауль Цехлин.

— Хорошо, — улыбнулся Рихард. — В таком случае, возьмите, почитайте это, — Рихард протянул стажёру несколько папок и пояснил, — это текущие дела. Если что-то будет непонятно — спросите. Можете приступать.

Стажер углубился в чтение. Рихард дал ему все текущие дела, кроме того, которое на самом деле сейчас волновало Мозера больше всего. Кто убил Анабел Верн? «Надо съездить в гостиницу и ещё раз всё осмотреть», — решил он. Рихард задумчиво читал бумаги, чувствуя, что что-то ускользает. Он снова и снова перечитывал сухие листки заключений, экспертиз, пока не почувствовал, что мысли проясняются. «Этого не может быть, — прошептал он, отложив листок, затем снова взял его и перечитал. — Тогда всё правильно».

* * *

Рихард поднялся по лестнице, не дожидаясь лифта, и позвонил в знакомую дверь. На этот раз дверь открыл Петер. Из-за угла комнаты показался Рекс, который радостно бросился к хозяину.

— Привет! — улыбнулся Рихард.

— Привет! — ответил Петер.

Рекс тихонько гавкнул в знак приветствия.

— Где Христиан? — поинтересовался Мозер, проходя в комнату.

— Спит, — Хел зевнул, — я б тоже не против. Ты еды не купил?

— Нет, — Ричи покачал головой и заглянул в холодильник. — Здесь на ужин и завтрак хватит, я завтра куплю. — Рихард посмотрел на отчаянно зевающего Петера, — езжай домой, отоспись. На ночь я здесь останусь.

— А справишься? — с сомнением спросил Петер. — Я тебя знаю, устроишь ему головомойку за его бегство. По-моему, ему сейчас это меньше всего нужно.

— Даю слово, — Рихард торжественно поднял руку, — что ничего такого не будет, — Мозер умолчал, что именно так и собирался поступить, но, в конце концов, с воспитанием можно повременить.

— Ну-ну… — усомнился Петер. — Ладно, какие у нас планы на завтра?

— Я завтра хочу съездить в гостиницу с Рексом, проверю кое-что… — уклончиво ответил Рихард. — И надо поговорить с Фрейном.

— Зачем? — удивился Хел. — Ты думаешь, он как-то связан с делом… он уже месяц, как в камере ждёт суда.

— По крайней мере, в убийстве свидетельницы он был больше всех заинтересован.

Глава 3.



Решение Бёка



Рекс мирно спал на полу. Рихард устроился на диване, но заснуть не мог — мешали мысли. Сознание будто раздвоилось. Одна часть утверждала, что всё правильно, в её пользу говорила интуиция и, наверно, желание верить, что всё именно так и было, как он думал сейчас. А другая часть пыталась апеллировать к разуму, утверждая, что такого не может быть. Больше всего на свете Рихард боялся, что эта часть окажется права. Тогда значит кто-то из своих… Хел или Бёк. Он торопливо прогнал эту мысль, как невозможную, нереальную, но она, словно издеваясь над ним, никак не хотела уходить. Мозер невольно застонал, стиснув зубы, настолько невыносимой была боль от этой мысли. Рекс сразу проснулся и ткнулся прохладным мокрым носом в ладонь друга. Ричи сел на диване, чувствуя, как боль отступает, и погладил пса. Искренний взгляд янтарных глаз верного пса проникал в самую душу Мозера. Без спроса закравшаяся мысль трусливо отступала в темноту, растворяясь ней, пока не исчезла совсем.

* * *

Ночью не спалось не только Рихарду. Бёк лежал под одеялом, закрыв глаза. Плечо отчаянно болело, наполняя болью всё тело. Чувство вины не желало отпускать его, наоборот оно разрасталось, поглощая сознание Христиана. Он анализировал свой каждый шаг в гостинице, и везде находил ошибки. Бёк сжал кулаки под одеялом. «Если бы я не был таким безмозглым полицейским, — думал он, — девушка была бы жива. Всё не так, всё было неправильно… А теперь ничего не сделаешь». Ему вдруг в голову пришло решение, казавшееся самым простым и необходимым. Христиана вдруг зазнобило, и он поглубже закутался в одеяло. Рихард, конечно, будет возражать. Христиан даже думать боялся, что произойдёт, когда Мозер узнает. Но своё решение он не собирался менять. Размышляя таким образом, Христиан забылся тяжёлым сном.

* * *

Рихард налил себе кофе, а единственную булочку отдал Рексу. Рекс слопал булочку и направился в комнату Бёка, желая разбудить его. Рихард остановил его:

— Рекс, не надо, не ходи, — Ричи присел и погладил пса, — Христиан болен, пусть поспит.

Рекс побродил по кухне и посмотрел на хозяина, удивлённый, что тот не едет на работу. Заметив недоуменный взгляд собаки, Рихард пояснил:

— Надо дождаться Хела, Рекс. Сегодня Хел останется с Христианом, а ты поедешь со мной. Мне нужна твоя помощь.

Рекс выразил полное согласие. Зазвонил мобильник Рихарда, Рекс сорвался с места и через несколько секунд притащил телефон хозяину.

— Спасибо, Рекс, — Ричи включил мобильник.

— Доброе утро, — услышал он голос Хёллерара. — Вы там все живы?

— Все, все, — подтвердил Мозер. — Только еды привези, иначе нам грозит мучительная смерть от голода.

— Привезу, привезу, — рассмеялся Петер. — Только вот думаю, может вам всем поголодать немного, способствует мыслительному процессу.

— Я тебе дам, поголодать! — притворно рассердился Рихард. — Чтобы через два часа был здесь с едой!

— Слушаюсь! — чётко сказал Петер и снова засмеялся.

Рихард положил трубку и задумался. Когда он полчаса назад заглянул в комнату к Христиану, тот всё ещё спал. Рихард взял чашку с кофе в руки и обнаружил, что всё уже выпил.

— Рекс, — велел он, — иди, посмотри, Христиан проснулся или нет ещё.

Рекс послушно побежал в спальню. Христиан сидел на кровати и что-то писал на листке бумаги, подложив под него книгу. Потом отложил листок в сторону. Увидев Рекса, он чуть улыбнулся. Рекс радостно гавкнул и немедленно облизал лицо Бёка Затем выбежал из комнаты и привел из кухни Мозера.

— Привет! — вяло произнёс Бёк.

У Рихарда болезненно сжалось сердце, Бёк был сам на себя не похож. Осталось лишь бледная оболочка Христиана. Христиан и раньше бывал ранен, но ни одно ранение не делало его таким. Что-то подтачивало его изнутри, и Рихард догадывался что именно, но сделать ничего не мог. Пока не мог.

— Доброе утро! — как можно веселее сказал Ричи. — Как самочувствие?

— Нормально.

— Я вижу, как нормально, — насмешливо произнёс Мозер, — ты себя в зеркало-то видел? На привидение похож.

Христиан пожал плечами и едва удержался от вскрика: раненое плечо будто вспыхнуло огнём. От Рихарда не укрылся ни жест Христиана, ни промелькнувшая по лицу гримаса боли. Ричи посерьезнел:

— Я отвезу тебя в госпиталь, — резко проговорил он.

— Я не поеду, — Бёк весь напрягся, приготовившись сопротивляться.

— Ладно, — внезапно отступил Рихард, вспомнив про то, что Бёку нельзя волноваться, — только тогда лежи в кровати. Я тебе поесть принесу.

Рихард вышел из комнаты. Бёк встал через несколько секунд и, чувствуя лёгкое головокружение, пошёл вслед за ним, прихватив написанный ещё ранее листок. Дорога из комнаты до кухни почему-то показалась ему очень длинной и долгой. Христиан появился в дверях, когда Рихард уже заканчивал готовить для него завтрак. Рихард обернулся и увидел Бёка.

— Ты что здесь делаешь? — Мозер нахмурился, — Возвращайся в постель.

— Рихард, мне с тобой поговорить надо, — быстро выпалил Бёк.

— Вернись в кровать, там и поговорим.

— Рихард, я ухожу, — очень тихо сказал Бёк, но Рихард тем не менее расслышал.

— Куда на этот раз? — спросил Рихард, в его голосе зазвучал сарказм. Он пытался говорить спокойно, но внутри всё клокотало от ярости и тревоги.

— Ты не понял, Рихард, — тихо сказал Бёк. — Я ухожу из полиции. Я увольняюсь.

— Что? — поражённо переспросил Рихард, чего угодно ожидавший сейчас от Бёка, но только не этого.

— Я увольняюсь, вот, — он протянул Мозеру листок.

Прошу уволить меня… по собственному желанию… подпись… число… Рихард пробегал глазами строчки листа. — Даже не смей, понял? — проговорил яростно Рихард.

— Рихард, я всё решил, — твёрдо сказал Христиан.

— Всё решил! А что ты ещё решил?! Может ты ещё решил из окна выпрыгнуть или повеситься решил? Я тебе запрещаю, понял!

— Ты не можешь, — с усилием проговорил Христиан, у него почти не осталось сил. — Я во всём виноват, я должен уйти… Я хуже, чем убийца… Он только на курок нажимал… А я говорил, что смогу её защитить… И ничего не смог… — речь Бёка была прерывистой и больше напоминала бред, чем речь здорового человека.

Рихард потрясённо молчал, с трудом взяв себя в руки. Он понял, что сейчас ничего не сможет сделать: ни переубедить Бёка, ни что-либо ещё. Более того, спорить с Христианом было сейчас чревато осложнениями для его же, Бёка, здоровья. Рихард молча смотрел на совершенно бледного Христиана, мысленно проклиная тот день, когда начал работать над этим делом.

Глава 4.



Почти разгадка



Рихард осторожно толкнул дверь гостиницы и вошёл внутрь. Следом за ним вбежал Рекс. Мозер остановился и включил фонарь. Повсюду валялись доски. Рихард только приблизительно представлял себе, что искать. Он восстановил в памяти события позавчерашнего дня. На мгновение он удивился, что прошло всего полтора дня, ему казалось, что целая вечность. Итак, они с Хелом приехали… Бёк лежал здесь, Рихард посмотрел на пол помещения, где осталось бурое пятно. Рихард задумался: конечно, здесь работали эксперты. Но, вполне возможно, что-то обнаружить удастся. Он перевёл взгляд — а здесь убили Анабел Верн. Дощатый пол в этом месте прогнил почти насквозь, и кровь без труда впиталась в землю.

— Рекс, иди сюда, — позвал Рихард.

Он взял одну из дощечек, лежавших на полу, и дал Рексу понюхать. «Бессмысленно», — подумалось ему. Если она здесь ходила, можно смело перебирать все доски. Пока Рекс обнюхивал всё вокруг, Рихард, освещая фонариком стены, тоже искал. Он осторожно осматривал палки, лежащие около стен. Рихарду показалось, что прошло около часа, а на самом деле не более десяти минут, когда, кажется, нашёл то, что искал. Он взял палку за краешек и повертел в руках.

— Рекс! — позвал он.

Пёс тут же появился рядом. Рихард протянул ему палку. Рекс принюхался: он отчётливо улавливал два запаха. Запах посильнее принадлежал Анабел Верн, то, что хозяин приказал ему искать, и более слабый запах — запах Христиана. Рекс громко залаял, подтверждая догадки Рихарда. Рихард прищурился, глаза блеснули злым огоньком.

— Ну что, Рекс, — Мозер улыбнулся, — что-нибудь ещё нашёл?

Пёс гавкнул и вышел на улицу, потянув за собой Рихарда. Мозер выключил фонарик и поспешил за Рексом. Яркий дневной свет на мгновение ослепил его. Рекс, принюхиваясь к земле, уверенно пошёл вперёд, и Рихард пошёл за ним. Пёс остановился у небольшого куста и снова громко залаял, а затем подошёл поближе и начал разрывать землю лапами. Через пару секунд Ричи увидел чёрную блестящую поверхность. Он отбросил в сторону несколько комочков земли и достал пистолет.

* * *

Когда Петер приехал к Христиану, Рихарду уже удалось вернуть Бёка в кровать и дать ему лекарство. Теперь Христиан мирно спал. Хел от скуки бродил по квартире, время от времени заглядывая в комнату, где спал Бёк и убеждаясь, что тот спит. Устав ходить и решив перекусить, Хёллерар завернул на кухню. На глаза ему попался листок, лежавший на столе. Петер взял листок в руки и пробежал глазами по строчкам. «Прошу уволить меня… по собственному желанию… подпись… число… Христиан Бёк» На мгновение Хел остолбенел, затем снова, на этот раз внимательно, перечитал написанное. Петер сел на ближайший стул и положил листок на стол.

Бёк собрался уходить. Бред какой-то. Он с трудом переборол желание разбудить Христиана и спросить, что это значит. Петер снова взял листок со стола и перечитал его ещё раз, надеясь, что он ошибся. Но запись на листке не изменилась и не исчезла. Хел свернул листок, а затем, повинуясь внезапному порыву, разорвал его на мелкие части.

* * *

Звонок мобильника пробудил Хела от невесёлых мыслей. Хел поморщился, как от головной боли, и снял трубку.

— Хел, — услышал он голос Рихарда, — у вас там всё в порядке?

— Всё в порядке, — ответил Петер, — Бёк спит, как ребёнок.

— Хорошо, я пока тебя не могу сменить. Мне нужно заехать к экспертам и ещё кое-что сделать.

— К экспертам, — оживился Хел. — Ты что-то нашёл?

— Да, есть кое-что, — уклончиво ответил Рихард.

— Рихард, — вспомнил вдруг Хел. — Я тут на кухне листочек нашёл. Не объяснишь случаем, что это такое?

— Это безумная идея Бёка. Вызвана болезнью. Это пройдёт, — быстро ответил Рихард, словно врач, ставящий диагноз.

— Тогда ладно, если пройдёт, — с облегчением проговорил Хел.

* * *

Петер весь извёлся, ожидая Мозера. Тот приехал не через два часа, как обещал, а через все четыре. Рихард вошёл в квартиру Христиана и протянул Хелу пакет с булочками.

— Так есть ещё булочки, — опешил Хел.

— А я решил, вы тут голодаете, — Рихард притворился расстроенным. — Ладно, мы с Рексом их тогда сами съедим.

— Ты чего так долго? — возмутился Петер. — Я тут чуть с ума не сошёл.

— Хорошо, что не сошёл, — улыбнулся Рихард. — Мне вполне Христиана хватает.

— Он не сумасшедший, — заступился за Бёка Хел.

— Нормальные люди с огнестрельными ранениями из больниц не убегают, — парировал Рихард. — Он хоть спит?

— Спит, — ответил Хел, — так что особо не шуми.

— Не буду, — пообещал Рихард. — Пусть спит, ему полезно.

— Так что ты узнал? Рассказывай, — потребовал Хел.

— Дай хоть присесть, — возмутился Мозер.

— Насидишься ещё в свою смену, — проворчал Хел, но ненадолго отстал от Рихарда.

— Я сегодня был в гостинице, — сообщил Рихард, когда они с Хелом наконец расположились в кухне, — нашёл пистолет.

— Там же всё вокруг обыскали и ничего не нашли, — изумился Петер.

— У них Рекса не было, — пояснил Рихард, кивнув на пса, жующего булочку. — А ещё я нашел, палку, которой ударили Христиана.

— Что? Зачем?!

— Отвёз пистолет и палку к криминалистам. По моей просьбе они быстро провели экспертизу…

— Ну так ты ж не отвяжешься, — пробормотал вполголоса Хел.

— На пистолете обнаружены отпечатки пальцев Эрлиха Шульца, — Рихард сделал вид, что не расслышал колкого замечания Хела.

— Ничего себе, — потрясенно проговорил Хел, — его же разыскивают.

— А на палке обнаружены отпечатки пальцев, принадлежащие… — Рихард выдержал паузу, — … Анабел Верн!

— Что-о-о? — изумился Хел. — Не может быть!

— Очень даже может, — возразил Рихард. — Тогда всё возвращается на круги своя. Если ты помнишь, Верн работала в фирме Фрейна. И она сама пришла дать свидетельские показания. Я думаю, она участвовала в его темных делах, как и Эрлих Шульц. А после убийства, они решили выдать Фрейна. Видимо, их что-то не устроило. А Шульц, в свою очередь, решил избавиться от девушки.

— Да-а, — протянул Хел, — а мы-то удивлялись, почему такой осторожный человек, как Фрейн, сам пошёл на убийство.

— Он до сих пор уверен, что они его вытащат из тюрьмы, потому и молчит, не выдаёт их, — Рихард задумчиво прищурился. — Ни о чём не догадывается. — Рихард помолчал, — меня беспокоит только одна вещь.

— Какая? — поинтересовался Хел.

— Верн не знала, по какой дороге и когда они с Христианом поедут, — Мозер задумчиво сцепил руки в замок. — Значит, был кто-то третий, кто им об этом сказал…

* * *

Ночь в квартире Христиана прошла спокойно. А утро началось, как обычно, суматошно. Рекс, проснувшись раньше всех, потянулся и отправился на кухню. Он съел булочку, весьма неосторожно оставленную на столе, и пошёл будить хозяина. Начал он с того, что стянул с него одеяло. Рихард что-то недовольно пробормотал и попытался вернуть одеяло, но не тут-то было — пёс крепко держал одеяло в зубах. Отчаянно зевая, Рихард встал с дивана, на котором спал ночью и отправился умываться, ворча, что даже здесь поспать не дают. Довольный Рекс принялся за Петера. Хел, не привыкший к таким методом побудки, долго не сопротивлялся. Через двадцать минут Хел, Рихард и Рекс собрались на кухне обсудить планы на день. Рекс получил вторую булочку, поскольку о первой, съеденной им никто не знал.

— Рихард, — поинтересовался Хел, — ты там про стажёра-то не забыл?

— Не забыл, — Рихард усмехнулся, — он бумагами занимается. Пусть знает что работа в полиции это не только стрельба и погони.

— Вообще-то верно, — отозвался Хел. — Сегодня ты с Бёком останешься или опять я?

— Оставайся ты, — ответил Рихард, — ты с ним лучше справляешься. По-крайней мере, в твоё присутствие здесь ничего экстренного не происходит.

— Ага, — рассмеялся Хел, — я на него положительно влияю.

— Только не зазнавайся, — улыбнулся Рихард. — Я допрошу Фрейна, а заодно проконсультируюсь с психиатром.

— А это зачем? — спросил Хел удивлённо.

— Узнать хочу, что с Бёком происходит, пока он глупостей каких-нибудь не натворил, — буркнул Рихард.

— Чувство вины его мучает, — задумчиво произнёс Хел. — Он считает, что виноват в смерти Верн.

— Она сама в своей смерти виновата, — резко сказал Рихард.

— Так он-то об этом не знает, — возразил Хел. — Ты вчера в больницу звонил?

— Звонил. — Рихард пожал плечами, — сказали, что раз уж больница у него вызывает резкие отрицательные эмоции, можно держать Христиана дома, если устроить постельный режим, полный покой, приём лекарств и постоянный присмотр.

— Всё устроим, — пообещал Хел. — Обязательно.

— Кстати, Хел, — Рихард остановился уже на выходе, — а что ты с листком вчерашним сделал?

— Порвал, — Хел смущенно улыбнулся, — на мелкие кусочки и выкинул.

Рихард расхохотался и вышел из квартиры.

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.