.RU
Карта сайта

Наследие 2 - 28


В результате Леонид в звании старшего лейтенанта получил капитанскую должность и принял командование второй ротой Батальона Обеспечения Археологических раскопок. Вот уже полгода он охраняет археологов, копающихся в руинах Красноярска, и с исполненным непростой судьбой взглядом рассказывает знакомым о своей тяжелой и опасной службе в кишащем лигами и нашпигованном смертельными угрозами мире за пределами Центра. На самом деле всё было продумано заранее, и идти на глупый риск не приходилось. Папа всё держит на контроле, и Леонид получает только те задания, выполнение которых не вызывает опасений. Обычно это раскопки на хорошо изученных местах. А чтобы исключить любые неожиданности, его солдат всегда усиливают взводом либо из штурмовой роты, либо из рейдового батальона.
Вот тут и обнаружилась ложка дегтя, как это обычно бывает. Периодически роту Леонида усиливали взводом Ершова. И этот инвазивный дегенерат с гипертрофированными мышцами — сразу ясно, куда вместо мозга природа направила все свои силы в день его рождения, — всякий раз ведет себя не просто возмутительно, а оскорбительно и преступно! Мало того, что он насмехается над старшим по званию, всевозможными способами намекает на то, что Леонид папенькин сыночек, которого «тщательно оберегают даже от дождевых капель». Так ещё и демонстрирует собственное превосходство, стремится подчеркнуть незнание Леонидом специфики этой дурацкой службы, которая вообще предназначена для выходцев из электората, и ни в грош не ставит субординацию и единоначалие! Сказать, что Ершов его просто бесит, — означает ничего не сказать!
— Папа, этого дегенерата надо отдать под трибунал! — рвал и метал Леонид после первых совместно с Ершовым раскопок. — Он издевается надо мной! Хамит старшему по званию и должности! Прямо при подчиненных! Весь его взвод дебилов хихикает над его тупым стёбом, почти не прячась! Давай, я подам рапорт! Его надо привлечь за невыполнение моих приказов!
— Мы не можем этого сделать, Лёня, — поморщился отец. — Это был бы политически и стратегически неграмотный ход. Шумиха на ровном месте вокруг Ершова сыграет против тебя.
— Как это на ровном месте?! — задохнулся от возмущения Леонид. — Он прилюдно не выполняет мои приказы! Это нарушение Устава! Нарушение субординации и единоначалия!
— Что именно он не выполняет? — устало вздохнул отец. — Твои приказы «Молчать!»? Так он и не должен. Учитывай, что любое боевое подразделение, которое я выбиваю для усиления твоей роты, на самом деле не должно этим заниматься. Раскопки усиленно охраняются, только если они проводятся на территориях повышенной опасности. Для получения такого статуса необходимы рапорты разведки, зафиксированные случаи боестолкновения с лигами, доклады археологов, обосновывающие обязательность проведения раскопок в опасном месте, и так далее. Решение принимается Президентом! Во всех остальных случаях охраной раскопок занимается БОАР, для этого он и существует. Никто, кроме Президента, не может присвоить раскопкам особый статус, не в моих это силах. Но ради твоей безопасности я могу порешать вопрос, сам знаешь с кем. Он своей властью может направить свободный боевой взвод в район раскопок, в котором находишься ты, с целью проведения разведки, отлова рабов или выполнения иных задач. Но в этом случае приданный взвод формально тебе не подчиняется, он просто находится с тобой на одной и той же территории, работая по собственному плану. Разумеется, их предупреждают о том, что они поступают в твое распоряжение, но данное указание не более чем личная просьба генерала, высказанная командиру взвода. И Ершов прекрасно понимает это. Отказывать генералу не в его интересах, вот он и вымещает на тебе своё недовольство так, как может.
— И мы будем это терпеть?! — возмутился Леонид. — От какого-то перекачанного дегенерата?!
— Конечно, будем, — подтвердил отец. — Только не мы, а ты! Мне он не мешает и надо мной не подтрунивает. А для тебя это полезный опыт. Учись общаться с противником, победить которого в открытом противостоянии ты не можешь. На этом искусстве строится вся наша борьба за власть, не важно, с кем приходится её вести: с конкурирующими семьями или оппозицией. Ты же видишь, что мы не спешим уничтожить оппозицию физически, хотя теоретически это нам по силам, сейчас позиции Президента особенно сильны. А почему мы этого не делаем и терпим их столько лет, твое мнение?
— Мы выжидаем нужного момента? — предположил Леонид. — Уточняем списки врагов?
— Списки давно известны, — усмехнулся отец, — пофамильно и с точностью до одного человека. И именно потому мы их и не трогаем. Хорошо известный противник гораздо менее опасен, нежели неизвестный. Эта оппозиция умеренна и знает своё место, хлопоты с ней вполне переносимы. Если истребить сегодняшних недовольных, завтра на их место придут другие. И они сделают выводы, можешь не сомневаться! Разоблачить их будет на порядок труднее, а разгромить — тем более. Помни, что все мы живем внутри одного Периметра. Всякий риск должен быть не только оправдан, но и тщательно продуман, взвешен и подготовлен.
— Только Ершов своего места не знает! — запальчиво возразил Леонид. — Этот выскочка вообразил, что ухватил судьбу за хвост и теперь может позволить себе вольности по отношению к представителям правящих семей!
— Во-первых, он своё место знает, и ещё как! — терпеливо объяснял отец. — И твоё тоже, кстати. Из-за того и наглеет. Ершов понимает, что ты в БОАР ненадолго, а он в штурмовой роте навсегда. Тебя через полтора года повысят и направят на хорошую должность с перспективами роста, а ему так и бегать под лиговскими стрелами, копьями и пулями, пока на очередной операции какой-нибудь уродец не отправит его к Шаро Предрекшей. Ему терять нечего, дальше внешней среды не пошлют, а в штурмовой роте всегда некомплект, мало кто оказывается настолько глуп, чтобы идти туда добровольцем. Ершов, к твоему сведению, единственный за последние двадцать с лишним лет. Он заработал статус инвазивного в первом же бою, с тех пор дураков нет. Так что убирать его из штурмовой роты никто не заинтересован.
Во-вторых, в каждой оппозиции должны быть одиозные фигуры. Их наличие поддерживает у электората иллюзию своей значимости и облегчает работу Службе Безопасности: сразу видно, кто одобряет антиправительственные выходки. Кстати, Ершов в таком замечен не был, он редко покидает сегмент инвазивных и всегда выполняет приказы вышестоящего начальства.
— Моих приказов он не выполняет! — не отступал Леонид, кипя праведным возмущением. — Наоборот, он издевается надо мной при подчиненных! И при гражданских, а среди них женщины!
— А ты не давай ему повода, — посоветовал отец. — Я читал рапорты свидетелей и самого Ершова, которые были с них истребованы после твоих жалоб. Он грамотно защищается — не признает, что насмехался над тобой, а приводит доводы о твоей некомпетентности в вопросах боевой работы. Его подчиненные покрывают его, что неудивительно, ведь он один из них. Поэтому, вместо того чтобы кипеть обидами за оскорбленное самолюбие, лучше отдавай ему такие приказы, которые он не сможет проигнорировать. Не ори «Молчать!» или «Разговорчики!», а озадачь его! Например, объяви, что заметил движение вон в тех развалинах, и прикажи ему принять меры к выяснению степени угрозы. Проигнорировать подобный приказ он не сможет, ведь его взвод посылают к тебе именно для осуществления таких действий. Такой отказ действительно светит ему трибуналом. Так что пусть лазает по развалинам, для этого он и рожден.
— Ершов ничего не найдет и будет выпендриваться ещё сильнее! — доводы отца не убедили Леонида. — Он просто завидует мне, потому что я — молодой и перспективный офицер из высшего общества, а он — старый тупой инвазивный выскочка-неудачник из болота!
— А ты подозревай, опасность каждую минуту в противоположных сторонах, — усмехнулся отец. — Он быстро набегается и станет держать язык за зубами. Ершов сделает выводы, он не идиот, тут ты не прав. Учись правильно просчитывать противника, нельзя недооценивать врага, это верный путь к поражению. Зависть здесь ни при чем, это классовая ненависть, и ты, как будущий руководитель, должен уметь её распознать, не говоря уже о том, чтобы уметь использовать её в своих интересах. Ещё раз повторяю, это для тебя полезный опыт. Пригодится на будущее.
— Ты же сам говорил мне, что никогда нельзя прощать врагов! — воскликнул Леонид. — А теперь заставляешь меня терпеть унижения!
— Я учу тебя жизни, — наставительно вздохнул отец. — А жизнь есть игра, и все мы в ней актёры, это ещё Шекспир сказал. Умей приспосабливаться к обстоятельствам ради собственной выгоды! А прощать Ершова тебя никто не призывает. Он заплатит тебе по счетам, когда придет время. Получишь соответствующую должность и отправишь его на задание, с которого не возвращаются.
— Мне до таких звезд лет пятнадцать расти! — приуныл Леонид. — Этот дегенерат в «наморднике» столько не проживет!
— И снова ошибка, — отец недовольно покачал головой. — Чему я тебя учил?! Надо уметь извлекать выгоду из всего! Попал в связку с Ершовым — изучай его, узнай слабые стороны своего врага! Он дрожит за своё стадо инвазивных баранов, которым командует? Отлично! Это первая болевая точка! Он ведет себя независимо по отношению к представителям влиятельных семей? Но что даёт ему такую возможность? — генерал пытливо посмотрел на сына.
— Ну… — Леонид скривился. Признавать сильные стороны какого-то инвазивного дегенерата было неприятно. — Он в каждой дырке затычка, вот что!
— Конкретнее! — голос отца зазвучал жестко. — Не мямли чушь, не маленький! По существу!
— Ершов является лучшим военным специалистом в штурмовой роте, — нехотя ответил Леонид. Получать по шапке от отца не хотелось, а разочаровывать его и вовсе чревато. — Его взводу поручаются самые сложные и опасные задания. Они там все отморозки…
— Без лирики! — оборвал его отец, звеня стальными интонациями. — Мне от тебя требуется не нытье, а четкий анализ ситуации, на основе которого принимается решение и вырабатывается план действий! Сопли и личные обиды оставь при себе! Дальше!
— Личный состав взвода лейтенанта Ершова состоит из наиболее опытных солдат! — Леонид испугался не на шутку и перешел на официальную манеру доклада: — Из тридцати четырех человек двадцать девять, включая Ершова, имеют статус инвазивных. Все они получили его в результате ранений, полученных в боях с лигами. Никто не выразил желания покинуть штурмовую роту. Это самые подготовленные и решительные бойцы нашего Центра! — он бросил на отца неуверенный взгляд, ожидая реакции.
— Отлично! — похвалил сына генерал. — Вот это уже другой разговор. Итак, вот тебе и вторая болевая точка твоего недруга! Он выполняет боевые задачи максимальной степени опасности.
— И что это мне дает? — спросил Леонид и тут же съежился под сердитым отцовским взглядом.
— Думай! — рявкнул генерал. — Головой, а не обиженным эго! Через полтора года ты получишь капитана и будешь переведен ко мне, в отдел планирования операций! Тебя начнут привлекать к составлению планов войсковых мероприятий вне Периметра! Тебе не обязательно становиться генералом, чтобы отправить Ершова к Шаро Предрекшей! Достаточно тонко спланировать один-единственный участок мероприятия таким образом, чтобы у командования не возникло сомнений в том, что это дело настолько сложное, что целесообразно отправить туда взвод Ершова. И для этого не нужно ждать крупной операции. При наличии мозгов можно всё обставить так, что его взвод отправят по твоим разработкам и на мелкое, с виду, задание. Главное, чтобы там у них начались большие проблемы. А учитывая их круговую поруку, можно быть уверенным, что они либо вернутся оттуда все, либо не вернется никто. И оба варианта тебя устраивают. В первом случае мы их поощрим, и ты лично вручишь им награды и заявишь, что не сомневался в их профессионализме и был уверен, что такую задачу выполнить кроме них не смог бы никто. В глазах окружающих ты окажешься рассудительным руководителем, который выше мелких обид и злопамятства. И никто не мешает тебе повторить попытку. Во втором случае Ершов попадает прямиком к Шаро в ад, и ты получил, что хотел.
— Вот только как всё это организовать, — хмыкнул Леонид. — Придумать такой ход, чтобы избавиться от него в ходе настоящей операции, которую одобрит командование?
— Это твое дело, — насмешливо фыркнул отец. — Не моё. Мне Ершов не мешает. И я не собираюсь вечно всё делать за тебя. Чем раньше ты освоишь столь элементарные вещи, тем больше у тебя шансов закрепиться в большой политике. Умей извлекать выгоду из всего, забыл? Кто принимает решения о выделении тебе в усиление боевых взводов? И может отправить взвод Ершова куда надо?
— Наш друг… то есть, твой друг, — поправился Леонид, — только он не станет меня слушать, если ты не попросишь.
— А что надо предпринять, чтобы стал? — отец вновь бросил на сына пытливый взгляд. — Думай!
— Заинтересовать его как-то… — Леонид лихорадочно перебирал в уме варианты. — Только чем я могу быть ему интересен, если ты не будешь вмешиваться в это дело? Он же все равно тебя спросит.
— Думай ещё! — усмехнулся отец. — Это полезно! Если ты не можешь влиять на целевой объект напрямую, возможно, у тебя есть шансы влиять на него косвенно? Через кого-либо ещё?
— Я должен заинтересовать тебя своей идеей? — предположил Леонид, но сразу поник под насмешливым взглядом отца. — Неправильно… А как тогда? Его доверенных лиц я не знаю, жена у него умерла в позапрошлом году… дочка у него есть, ей всего тринадцать… любовницы… туда лучше не соваться, вдруг ещё неправильно поймет… — Он ломал голову с минуту, после чего признал своё поражение. — Папа, я не знаю! Мне не хватает опыта! Или я не в курсе чего-то ещё!
— Опыта не хватает, — подтвердил отец. — Ты был на правильном пути, но не смог мыслить масштабно. У него есть дочь, ты перечислял это обстоятельство, но непредусмотрительно его отмел.
— Так ей тринадцать лет! — опешил Леонид. — Это же незаконно! И ей вроде там кого-то уже прочат в женихи чуть ли не с рождения! Сына подруги покойной супруги, это же тоже наши друзья, разве нет?
— Пока ты будешь так плоско мыслить, из тебя ничего не выйдет, — вздохнул отец, разочарованно качая головой. — Ты меня расстраиваешь. Сколько раз говорить: думай! Когда ты получишь должность в отделе планирования?
— Через полтора года, — послушно ответил Леонид.
— Сколько тогда исполнится его дочери? — генерал посмотрел на сына многозначительным взглядом, словно ожидая от него озарения.
— Пятнадцать лет, — неуверенно произнес Леонид. — Но это же все равно мало…
— То есть ты всерьез считаешь, что получишь возможность участвовать в разработке боевых операций за пределами Центра на второй день после назначения? — в голосе отца вновь послышалось раздражение.
— А! Я понял! — заторопился Леонид. — Надо потратить год на то, чтобы её приручить! Потом она станет совершеннолетней, и можно будет с ней замутить! Тогда она сможет попросить своего отца, чтобы он принял правильное решение по разработанной мной операции! Только как быть с её женихом? Я могу нажить себе врагов…
— Лучше бы ты нажил себе мозгов! — подытожил генерал. — Что за чушь ты только что тут нёс?! С кем ты собрался «замутить», болван?! С дочерью начальника Службы Безопасности?! Чтобы она просила за тебя папу?! А потом что, пошлешь её подальше, так? Как ты думаешь, кто после этого станет первым твоим врагом?
— Эээ… — Леонид потерял дар речи от осознания смысла отцовских слов. — Тогда что… как?..
— Ты должен на ней жениться, что тут непонятного?! — искренне удивился отец. — Тогда он станет напрямую в тебе заинтересован! У него нет сына, а это значит, что основным преемником его должности будет зять! Учитывая его родство с Президентом, это более чем факт!
— Жениться?! — озадачился Леонид. — На ней? Но она же страшная! Конкретный крокодил!
— Ты уверен, что из вас с Ершовым дегенерат именно он? — генерал смотрел на своего отпрыска с некоторой опаской. — Сам понял, что сказал? Тебе что надо от жизни, смазливую бабу в женах или власть, сравнимую с президентской?
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.