.RU

0 — создание fb2 Ego 1 — изменение наименования серии — Ego - 27


«Это было на редкость глупо с твоей стороны», — добродушно заметила она.
Эрагон промолчал. С утёса он отлично видел все вокруг, особенно прекрасным было море, покрытое пенными валами… Да уж, место Сапфира выбрала действительно удачное! К тому же здесь вряд ли кто-то мог её заметить.
«А этому приятелю Брома можно доверять?» — спросила она.
«Не знаю. — Эрагон попытался припомнить все, что случилось с ним за день. — У меня такое ощущение, что нас окружают какие-то неведомые силы… И нам никогда не понять истинных мотивов тех, кто за нами охотится… У всех тут какие-то тайны!»
«Ну, тайны в нашем мире — дело обычное. Забудь об этом, доверяй или не доверяй только конкретным людям. Вот Бром — хороший человек, он не желает нам зла, и его тайных намерений нам остерегаться нечего».
«Надеюсь», — ответил он, не поднимая глаз.
«По-моему, попытка отыскать раззаков через написанные на бумаге слова — довольно странный способ выслеживать добычу, — заметила Сапфира. — А нельзя ли как-то иначе, скажем с помощью магии, прочитать нужные вам записи и не совать нос в логово врага?»
«Не знаю… Наверное, пришлось бы как-то объединить силу заклинания, дающего возможность видеть на расстоянии, с силой света, с самим расстоянием или с чем-то ещё… Мне это пока не по силам. Но я спрошу у Брома».
«Это будет весьма разумно».
Оба помолчали.
«А знаешь, нам, возможно, придётся на какое-то время здесь задержаться», — сказал Эрагон.
В ответе Сапфиры явственно слышалось раздражение:
«А мне, как всегда, придётся ждать снаружи?»
«Ты же знаешь, мне этого совсем не хочется. Ничего, скоро мы опять будем путешествовать все вместе», — попытался утешить её Эрагон.
«Скорее бы!»
Эрагон улыбнулся и обнял её. И только тут заметил, что уже почти темно.
«Ой, мне пора идти, — спохватился он, — а то ворота закроются, и я не попаду в город. Ладно, желаю тебе завтра хорошо поохотиться! А вечером я к тебе обязательно загляну».
Сапфира расправила крылья:
«Садись, я отнесу тебя вниз».
Он уселся ей на спину и крепко обнял за чешуйчатую шею. Она легко соскользнула с утёса, внизу промелькнула кленовая роща, и вскоре они уже приземлились на дороге. Поблагодарив Сапфиру, Эрагон бегом бросился в Тирм.
Решётка уже опускалась, когда он подбегал к воротам. Громко крича стражникам, чтоб не закрывали ворота, Эрагон что было сил припустил по дороге и проскользнул под решёткой за несколько секунд до того, как она со стуком упала на землю.
— Ещё чуть-чуть, и тебя бы пополам перерубило, — заметил один из стражников.
— Я больше не буду, — пролепетал немного испуганный Эрагон, с трудом переводя дыхание.
Он долго петлял по тёмным улицам Тирма и далеко не сразу отыскал дом Джоада. На воротах дома призывно горел фонарь. Толстый слуга открыл Эрагону дверь и без лишних слов проводил его в кабинет хозяина. Каменные стены дома украшали прекрасные гобелены. До блеска натёртые полы были застланы пёстрыми коврами, с потолка свисали позолоченные люстры.
Кабинет Джоада был полон знакомого трубочного дыма. Все его стены были увешаны книжными полками. Здесь были книги всевозможных размеров и толщины, также множество старинных свитков. В камине жарко горел огонь. За овальным столиком сидели и дружески беседовали Бром и Джоад. Завидев Эрагона, Бром взмахнул своей трубкой и весело воскликнул:
— Ага, наконец-то! Мы уж беспокоиться начали. Как прогулялся?
«Интересно, — подумал Эрагон, — чего это он так развеселился? И почему даже не спросил, как там Сапфира?»
— Отлично, — сказал он. — Вот только стражники чуть не оставили меня за воротами. А Тирм, оказывается, такой огромный! Я ваш дом с большим трудом отыскал.
Джоад засмеялся:
— Погоди, вот скоро увидишь Драс-Леону, Гиллид или хотя бы Куасту, и наш городок уже не будет казаться тебе таким уж большим. Хотя мне здесь нравится. Если не идёт дождь, Тирм, по-моему, просто прекрасен.
Эрагон повернулся к Брому:
— Скажи, мы долго здесь пробудем?
— Трудно сказать… Все зависит от того, сможем ли мы добраться до судовых регистров и сколько времени потратим на поиски нужных нам сведений. Работы хватит для всех. Завтра я намерен поговорить с этим Брандом, а там увидим, разрешит ли он нам ознакомиться с регистрами.
— Но я-то чем смогу быть вам полезен? — смущённо спросил Эрагон.
— Как это «чем»? — удивился Бром. — Для тебя тоже дело найдётся.
— Но я же не умею читать! — в отчаянии признался Эрагон и опустил голову.
Бром даже вскочил:
— Что ж Гэрроу-то тебя не выучил?
— А он разве умел? — в свою очередь удивился Эрагон.
Джоад с интересом наблюдал за ними.
— Ну конечно умел! — фыркнул Бром. — Ах, глупый гордец… И о чем он только думал? Мне надо было догадаться, что тебя он учить нипочём не станет… А впрочем, он, должно быть, счёл это ненужной роскошью. — Бром нахмурился и сердито дёрнул себя за бороду. — Тогда придётся несколько изменить наши планы, но ничего страшного. Будем учиться читать. И если ты сразу возьмёшься за ум, это не займёт слишком много времени.
Эрагон поморщился: уж он-то знал, каков Бром в роли учителя. Его умение заставить ученика работать порой граничило с жестокостью. Эрагон приуныл, но все же покорно промямлил:
— Да, наверное, это ведь необходимо…
— Тебе понравится, — заверил его Джоад, указывая на свою библиотеку. — Из книг и старинных свитков можно узнать очень много нового. Для меня, например, книги — лучшие друзья. Они всегда со мной. Они заставляют меня смеяться и плакать, они помогли мне отыскать смысл жизни!
— Звучит многообещающе, — признал Эрагон.
— Ты ведь по-прежнему занимаешься своими исследованиями? — спросил Джоада Бром.
Тот пожал плечами:
— Уже нет, пожалуй. Боюсь, я превратился в обыкновенного библиофила.
— В кого? — переспросил Эрагон.
— В человека, который любит книги, — пояснил Джоад, и они снова о чем-то заговорили с Бромом, не обращая на Эрагона внимания. Тот, немного обидевшись, принялся рассматривать книги, стоявшие на полках. Одна из них — в изящном переплёте, украшенном золотыми заклёпками, — привлекла его внимание. Он снял её с полки и внимательно осмотрел.
Переплёт был из чёрной кожи, и на нем были вытиснены загадочные руны. Эрагон даже погладил книгу, так хороша была её гладкая прохладная поверхность. Текст, написанный от руки красными блестящими чернилами, ровным счётом ничего ему не говорил, и он бездумно перелистывал страницы, пока его внимание не привлекла какая-то колонка слов или знаков, вынесенная на поля. Слова в колонке выглядели непривычно длинными и какими-то текучими, точно цепочка гор с острыми вершинами.
Эрагон показал книгу Брому и спросил, ткнув пальцем в странные слова:
— Что это?
Бром поднёс книгу к глазам и, удивлённо подняв брови, воскликнул:
— А ты, Джоад, оказывается, значительно пополнил свою библиотеку! И где ты только её раздобыл? Я её сто лет не видел!
Джоад, вытянув шею, вгляделся в раскрытую страницу.
— Да-да, это «Домиа абр вирда», «Господство Судьбы». Несколько лет назад какой-то человек, нездешний, пытался продать её в порту одному книготорговцу. К счастью, я случайно оказался в этой лавке и сумел спасти не только книгу, но и голову этого несчастного, который понятия не имел, что держит в руках.
— Однако странно, Эрагон, что ты из всех выбрал именно эту книгу… — задумчиво промолвил Бром. — «Господство Судьбы»… Возможно, это самая ценная вещь в доме. Видишь ли, эта книга — самая подробная и полная история Алагейзии с тех времён, когда даже эльфы ещё не успели высадиться на её побережье, и до относительно недавнего периода. Это очень редкая книга и самая лучшая из всех работ по истории, какие я знаю. Когда она была написана, Империя тут же отправила её автора, монаха Хесланта, на костёр. Я и не надеялся, что в Алагейзии сохранились какие-то её экземпляры. А те слова, о которых ты спрашивал, написаны старинными буквами и принадлежат древнему языку.
— И что же в них говорится? — спросил Эрагон. Бром, шевеля губами, прочёл написанное про себя и сказал:
— Это часть древней эльфийской поэмы, в ней рассказывается о том, как эльфы сражались с драконами. В приведённой строфе описан король эльфов, Керантор, в тот момент, когда он верхом на коне направляется в самую гущу схватки. Эльфы очень любят эту поэму и часто её исполняют — хотя для того, чтобы исполнить её полностью, требуется по меньшей мере дня три. Они считают, что это произведение учит их не повторять ошибок прошлого. Порой они так дивно её поют, что, кажется, и камни способны заплакать.
Эрагон вернулся на своё место, нежно прижимая к себе книгу. До чего же это удивительно, думал он. Человек давным-давно умер, а голос его по-прежнему звучит с этих страниц! И пока будет существовать эта книга, он тоже будет жить! Интересно, не говорится ли в этой книге и о раззаках?
Он ещё долго листал книгу под неумолчное гудение голосов Брома и Джоада, не слишком прислушиваясь к их беседе. Миновал час, второй, третий, и Эрагон начал задрёмывать. Заметив это, Джоад пожалел усталого парнишку, пожелал своим гостям спокойной ночи и сказал:
— Дворецкий вас проводит.
Дворецкий проводил их на второй этаж, попросил позвонить в колокольчику кровати, если что-нибудь понадобится, и ушёл. Бром открыл дверь в указанную ему комнату, и Эрагон быстро спросил:
— Можно мне поговорить с тобой?
— Мы же только что разговаривали! Ну ладно, входи. Едва закрыв за собой дверь, Эрагон тут же выпалил:
— У нас с Сапфирой возник один план. Можешь ли ты… Бром жестом велел ему умолкнуть, потом быстро закрыл окно и задёрнул шторы.
— Когда говоришь о своих планах, прежде всего убедись, что никто поблизости не держит ушки на макушке.
— Прости, я совсем забыл! — воскликнул Эрагон, в душе проклиная себя за дурацкую оплошность. — Но скажи, не можешь ли ты вызвать образ чего-то такого, что увидеть невозможно?
Бром присел на постель и принялся неторопливо рассуждать:
— По всей видимости, ты имеешь в виду гадание с помощью магического кристалла? Что ж, это вещь вполне возможная и в некоторых ситуациях весьма полезная, но у неё есть существенный недостаток: можно видеть только тех людей, те места и предметы, которые уже когда-то видел. Если тебе, к примеру, хочется сейчас увидеть раззаков, то ты их увидишь, но отнюдь не те места, где они сейчас находятся. Есть и другие сложности. Ну, скажем, тебе захотелось перечитать ту или иную страницу из нужной книги, но увидеть эту страницу ты сможешь только в том случае, если книга открыта. Если же она закрыта, сколько ты ни старайся, нужной страницы она перед тобой не раскроет.
— А почему нельзя увидеть предметы, которых не видел раньше? — спросил Эрагон. Он понимал, что даже при подобных ограничениях умение видеть в магическом кристалле может оказаться чрезвычайно полезным. Интересно, думал он, а можно ли увидеть то, что творится за много лиг отсюда, и с помощью магии повлиять на происходящее там?
— А потому, — терпеливо объяснил Бром, — что для того, чтобы увидеть предмет в магическом кристалле, тебе нужно хорошо его знать, ибо он станет объектом приложения твоих магических сил. Даже если тебе подробнейшим образом описали человека, но самому тебе он не знаком, ты не сможешь увидеть ни его самого, ни то, что его окружает. Ты должен ЗНАТЬ, что именно хочешь увидеть в кристалле, прежде чем вызовешь изображение этого. Я ответил на твой вопрос?
Эрагон задумался и снова спросил:
— Но как это делается? Что же, изображение человека или предмета появляется прямо из воздуха?
— Не так просто, — покачал седой головой Бром. — Этот процесс отнимает значительно больше энергии, чем простое отражение предмета, скажем, в зеркале или в озере. Именно поэтому Всадники стремились как можно больше путешествовать и как можно больше увидеть и узнать. А затем, если что-то случалось, могли — благодаря магическому кристаллу — увидеть и узнать о событиях, происходящих в любом уголке Алагейзии.
— Можно мне тоже попробовать? — спросил Эрагон. Бром, испытующе на него глядя, возразил:
— Не сейчас. Ты устал, а использование магического кристалла отнимает слишком много сил. Обещаю, что научу тебя, как с ним обращаться, но и пообещай мне, что сегодня подобных попыток предпринимать не станешь. Кстати, я предпочёл бы, чтобы ты их не предпринимал вообще до тех пор, пока мы не покинем Тирм. Тебе прежде многому ещё нужно научиться.
— Обещаю, — улыбнулся Эрагон.
— Вот и отлично. — Бром наклонился к нему и тихо шепнул прямо в ухо слова заклятья, открывающего внутреннее зрение: «Драумр копа».
Эрагон несколько раз повторил про себя эти слова и сказал:
— Возможно, когда мы уедем из Тирма, я смогу с помощью магического кристалла увидеть Рорана… Хотелось бы мне знать, как он там! Боюсь, как бы раззаки и за ним охотиться не начали.
— Не хотелось бы тебя пугать, — сказал Бром, — но это очень даже возможно. И, хотя Рорана уже не было в Карвахолле, когда туда явились раззаки, они безусловно о нем расспрашивали. Кто знает, может, они его в Теринсфорде отыскали. Но вряд ли их это удовлетворило. Ты-то ведь не пойман! И король, наверное, угрожает им страшными карами, если они тебя не найдут. От отчаяния они вполне могут вернуться назад и вновь приняться за Рорана. И я думаю, это всего лишь вопрос времени, по правде сказать.
— Но в таком случае Рорана спасти можно, только сообщив раззакам, где нахожусь я, — пусть гонятся за мной, а его оставят в покое!
— Нет, это тоже ничего не даст. Пораскинь мозгами как следует! Если ты не понимаешь намерений противника, как же ты можешь судить о его предполагаемых действиях? Даже если ты прямо оповестишь раззаков о своём местонахождении, они все равно предпримут охоту на Рорана. И знаешь почему?
Эрагон выпрямился и, глядя Брому в лицо, стал рассуждать вслух:
— Ну, если я слишком долго буду скрываться, они могут разозлиться и схватить Рорана, а потом мучить его, чтобы он меня выдал. Если же у них ничего не выйдет, они его просто убьют — мне назло. Они могут также использовать его в качестве наживки, надеясь поймать меня. А если я встречусь с Рораном тайно и они об этом узнают, то уж точно замучают его, чтобы узнать, где я скрываюсь.
— Очень неплохо. Все причины ты перечислил правильно, — похвалил его Бром.
— Но где же решение? Я ведь не могу позволить им убить Рорана!
— А решение вполне очевидно. Рорану вскоре придётся самому себя защищать. Возможно, это звучит жестоко, но ведь ты и сам только что сказал, что встречаться вам было бы слишком рискованно. Ты, возможно, этого и не помнишь — у тебя все-таки был сильный жар, — но перед уходом из Карвахолла я оставил Рорану письмо, чтобы хоть как-то подготовить его к возможной опасности. Если у него хватит ума, то он последует моему совету и сбежит из Карвахолла, как только там снова появятся раззаки.
— Что-то мне это не нравится, — с несчастным видом заявил Эрагон. — А что, если он сбежать не успеет?
— Между прочим, ты кое о чем забываешь.
— О чем же?
— О том, что во всем есть доля хорошего. Наш король не может допустить существования на его территории хотя бы одного Всадника, который ему не подчиняется. Сам Гальбаторикс сейчас считается единственным Всадником, оставшимся в живых. Если не считать тебя, конечно. И он, разумеется, очень хотел бы иметь у себя под началом и других Всадников, так что, прежде чем убить тебя или Рорана, он, конечно же, предложит тебе возможность служить ему. И если он, к несчастью, сумеет приблизиться к нам настолько, чтобы лично сделать тебе подобное предложение, для тебя будет уже слишком поздно отказываться — если хочешь остаться в живых.
— И ты ещё говоришь, что во всем есть что-то хорошее! — Дело в том, что, пока король не поймёт, на чьей ты стороне, он не станет рисковать возможностью заставить тебя и Сапфиру служить его планам, причиняя зло твоему двоюродному брату. Постарайся это понять. Раззаки убили Гэрроу, но я думаю, что с их стороны это было необдуманное решение. И, насколько я знаю Гальбаторикса, он бы это их решение не одобрил, если б знал, что, оставив Гэрроу в покое, может что-то выиграть.
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.