.RU
Карта сайта

Глава седьмая - Элли Гриффитс «Переправа»


Глава седьмая


Рут не собиралась идти к Сэмми на новогоднюю вечеринку. Собственно, это ей и в голову не приходило. Сославшись на простуду, она отказалась от приглашения Фила и собиралась пораньше лечь в постель с новым Ребусом – удивительно своевременным рождественским подарком Саймона. Шона сердилась на нее. «Приезжай, пожалуйста, Рут, – стенала она по телефону. – Я должна ехать, потому что едет Лайем, но он будет с женой. Без тебя я просто напьюсь и завалюсь спать…» Но Рут была непреклонна. Думала, что Шона все равно напьется, а мысль о бесконечных разговорах об ароматерапии с женой Фила и попытках увести все больше пьянеющую Шону от Лайема отвращала от подобной встречи Нового года. На память приходят письма, Люси Дауни. «Но я каждый Новый год думаю о вас». Интересно, как проводит этот вечер Нельсон?
Лежа в постели с романом об инспекторе Ребусе (почему книги в твердом переплете такие тяжелые?) и слушая доносящуюся из соседнего дома музыку, Рут чувствует странное беспокойство. Готовит себе горячее питье, но внизу свет из дома Сэмми кажется более ярким, искушающим. «Словно блуждающие огоньки», – неожиданно думает она. Видит исчезающий за дверцей хвост Флинта. Даже кот уходит в канун Нового года из дому. Почему ее так привлекало одиночество? Почему первая реакция на все приглашения – поиск причины для отказа? Мать считает, что она становится унылой незамужней женщиной, и, видимо, небезосновательно.
Рут снова поднимается наверх, но слова в книге пляшут перед глазами, не давая затеряться на чудесных готических улицах Эдинбурга. Почти не сознавая, что делает, она встает, надевает черные брюки и черную майку. Потом, опомнившись, меняет ее на красную шелковую блузку, подаренную несколько лет назад Шоной. Берет из своих скромных запасов бутылку красного вина и словно сомнамбула ловит себя на том, что стучит в парадную дверь соседей.
– Рут! – радуется Сэмми. – Как замечательно. Я думала, вы не придете.
– Ну, я слегка простудилась, решила остаться дома, потом услышала у вас музыку и…
– Я очень рада вас видеть. Мы рады. Эд! Смотри, кто пришел!
Эд, невысокий, с блестящими глазами, как будто вечно ходящий на цыпочках, подбегает пожать руку Рут.
– Так, так, так, наша загадочная соседка. Хорошо, что вы пришли. Давно хотел поговорить с вами. Я сам немного интересуюсь археологией. Никогда не пропускаю передачу «Команда времени».
Рут вежливо что то бормочет. Как большинство профессиональных археологов, она считает «Команду времени» в лучшем случае упрощенческой, а в худшем – раздражающей.
– Проходите.
Эд ведет ее в дом. Хотя туфли у Рут без каблуков, он достает ей только до подбородка. Дом у приезжающих на отдых больше, чем у Рут, они сделали двухэтажную пристройку – она вспоминает досадный шум, когда ее возводили три года назад. Однако для вечеринки он весьма уютный. Гостиная кажется переполненной, хотя там всего человек пять или шесть.
– Это наши лондонские друзья, Дерек и Сью, – поясняет Эд, подскакивая возле Рут. Рядом с ним она чувствует себя громадной. – А это Николь и ее муж Роджер, они живут в Норвиче, а это – ну, вы должны знать друг друга – наш общий сосед Дэвид.
Рут поворачивается и с удивлением видит Дэвида, смотрителя птичьего заповедника, – он неловко сидит на диване, держа перед собой кружку пива будто щит.
– Привет, – улыбается Дэвид. – Я надеялся, что вы придете.
– О, – весело говорит Эд. – Что происходит? Роман, расцветающий на болотах?
Рут чувствует, что краснеет. По счастью, в комнате темно.
– Мы с Дэвидом по настоящему познакомились всего пару недель назад, – поясняет она.
– Разве мы не ужасные соседи? – Эд театрально бьет себя по лбу. – Столько лет, а мы только начинаем знакомиться. Рут, что будете пить? Красное? Белое? Пиво? Кажется, даже остался глинтвейн.
– Белое будет в самый раз, спасибо.
Эд, выделывая ногами кренделя, отходит, оставляя Рут рядом с Дэвидом на диване; она все еще держит в руке принесенную бутылку красного.
– О Господи, – говорит Рут, – я собиралась отдать вино Эду. А теперь такое впечатление, будто намерена прикончить его самолично.
– Со мной было хуже, – сообщает Дэвид. – Я принес терновый джин в бутылке из под «Лукозейда»9. Кажется, они сочли, что это бомба.
Рут смеется:
– Мне нравится терновый джин. Вы сами его делаете?
– Да, – отвечает Дэвид. – Осенью терн особенно хорош. И черная смородина. Однажды я сделал смородиновое вино.
– Удалось?
– Наверно, только я почти не пью. И угостить было некого.
Внезапно Рут остро понимает его. У нее тоже бывают выходные, когда ей не с кем разговаривать, кроме кошек. Это ее выбор, и она, в общем, ничего не имеет против, просто почему то странно встретить другого одинокого человека. Так два мореплавателя могут неожиданно столкнуться на мысе Доброй Надежды. Они понимают друг друга, но из за особенностей своей жизни, вероятно, никогда не подружатся.
Эд возвращается с громадным бокалом белого вина. Рут отдает ему красное, и он поднимает из за этого чрезмерную суматоху.
– Ну что, Рут? – Эд стоит возле нее и, похоже, наслаждается редкой возможностью смотреть на кого то сверху вниз. – Нашли какое нибудь зарытое сокровище?
Но Рут не хочется говорить Эду об останках в грязи, о торках, даже о хендже. Она и сама не знает, почему просто думает, что эти тайны должны еще какое то время принадлежать только Солончаку. Дэвид не в счет – он чуть ли не часть болота.
– Я преподаю в университете, – наконец сообщает она. – Мы почти не занимаемся раскопками. Во всяком случае, студенты каждую весну находят одно и то же.
– Почему?
– Просто мы знаем, что здесь есть, – объясняет Рут. – А откопать что то им нужно. Американцы, если ничего не найдут, потребуют свои деньги обратно.
– Американцы, – неожиданно произносит Дэвид, – отвратительные люди. В прошлом году здесь было несколько человек, пытались поймать песчанку. Очевидно, думали, что она ранена.
– Что такое песчанка? – спрашивает Эд.
На лице Дэвида появляется удивление.
– Это птица. Самая обыкновенная. Они бегают по морскому берегу у кромки воды в поисках корма. Эти американцы сочли ее раненой, потому что она не летала.
– Здесь, должно быть, есть интересные птицы, – замечает Эд безо всякого интереса. И снова начинает подскакивать, высматривая, с кем бы еще поболтать.
Но Дэвид преобразился.
– Замечательные, – говорит он, и глаза его блестят. – Болота для птиц просто рай. Столько пищи. Во время перелетов тут останавливаются целые стаи, чтобы подкрепиться.
– Эти болота для них как заправочная станция на шоссе, – соглашается Рут.
Дэвид смеется:
– Совершенно верно! Зимой Солончак усеян птицами, все ищут что то съедобное на болоте. Иногда здесь бывает, к примеру, до двух тысяч короткоклювых гуменников, летящих из Исландии и Гренландии, и много местных водоплавающих: гоголей, полукрякв, крохалей, широконосок, шилохвостей. Я видел даже жулана.
Рут слегка ошеломлена всеми этими названиями, но ей нравится, как они звучат, и нравится разговаривать с профессионалом, человеком, тоже увлеченным своей работой. Эд тем временем тихо отходит.
– Я видела бекасов, – сообщает она. – И кажется, слышала выпь. У них такой зловещий голос.
– Да, у нас есть на болоте гнездящаяся пара, – кивает Дэвид. – Вы, наверно, слышали самца. Они кричат по утрам. Крик у них громкий, разносится на мили.
Они ненадолго умолкают, и Рут удивляется, как ей уютно в молчании. Ей не хочется заполнять его рассказами о кошках. Вместо этого она отпивает глоток вина и говорит:
– А эти деревянные столбики на болоте…
Удивленный Дэвид хочет что то сказать, но тут торопливо входит Сэмми и приглашает их к столу.
– Вы должны общаться. Мы не допустим, чтобы вы просидели весь вечер молча.
Оба покорно поднимаются и следуют за ней на кухню.
Нельсон тоже на вечеринке. Более шикарной и гораздо более шумной. Она проходит в комнатах над винным баром, игристое вино льется рекой. Из динамиков несется музыка, быстро расходятся ломтики поджаренного хлеба. Нельсон, приехавший прямо со службы, съел штук двадцать, и его слегка подташнивает. Очень хочется курить.
– Нравится?
Его жена Мишель выглядит элегантно в отливающем золотом платье.
– Нет. Когда можно будет поехать домой?
Она смеется, делая вид, что это шутка.
– Это новогодняя вечеринка, здесь принято сидеть до полуночи.
– У меня есть идея получше. Давай возьмем какое нибудь готовое блюдо и поедем домой.
– Мне здесь нравится.
Она широко улыбается в доказательство и отбрасывает за плечо белокурые волосы. Нельсон вынужден признать, что она выглядит потрясающе.
– А кроме того, – хмурится она, – как на это посмотрят Тони и Хуан?
Тони и Хуан ее боссы, совладельцы салона парикмахерской, которой Мишель управляет. Они геи, и Нельсона это мало волнует, поскольку ему не нужно ходить на их сборища. Он находит свои взгляды на сей счет вполне просвещенными и обижается, когда Мишель обвиняет его в пристрастности.
– Они не заметят. Здесь полно людей.
– Заметят, да и вообще я не хочу уходить. Будет тебе, Гарри. – Она касается его руки, проводит наманикюренным ногтем вверх по рукаву. – Успокойся. Не ершись.
Он смягчается.
– Я не ершусь. Я здесь единственный не привлекаю к себе внимания.
– Мне нравятся твои волосы, – говорит Мишель. – Совсем как у Джорджа Клуни.
– Имеешь в виду – седые?
– Красивые. Пошли, выпей еще.
– А пива здесь нет? – жалобно спрашивает Нельсон. Но позволяет увести себя.
Рут и Дэвид, стоя у окна оранжереи, наблюдают, как Дерек и Эд пытаются устроить фейерверк. Оранжерея, еще одна пристройка к дому, обращена окнами к Кингс Линн, и в небе уже видны россыпи огней, которыми люди приветствуют Новый год. Однако у Эда ничего не получается. Моросит дождь, и его зажигалка не действует. Сэмми выкрикивает из окна советы, все волнуются. До полуночи остается десять минут.
– Любопытная традиция, – замечает Дэвид, – зажигать фейерверки в новогоднюю ночь.
– Наверно, они должны символизировать освещение пути Новому году, – говорит Рут.
– Или сожжение старого? – высказывает предположение Сью, жена Дерека.
– Что скажете о высоком брюнете, шагающем через порог в полночь? – интересуется Сэмми. – Нужно это устроить.
– А у нас есть высокие брюнеты? – смеется Сью.
– Ну, у Эда темные волосы… – предательски хихикает Сэмми и поворачивается к Дэвиду, которому явно хочется провалиться сквозь блестящий сосновый пол. – А вы?
– Боюсь, волос у меня маловато, – говорит тот.
– Ерунда. Вы подойдете.
– А он не должен держать кусок угля? – спрашивает молчавшая до сих пор Николь. Рядом с этой маленькой француженкой Рут чувствует себя слонихой.
– Отопление у нас нефтяное, – продолжает Сэмми. – Но он может держать горшочек с мармайтом10.
– Мармайт! – Николь демонстративно содрогается. – Какой ужасный английский вкус.
– Он черный, все остальное не важно, – говорит Сэмми.
Рут внезапно вспоминаются блуждающие огоньки и осужденный кузнец, бродящий по подземному миру с куском угля от адской печи. Снаружи фейерверк наконец взлетает в воздух. Небо заполняется зелеными и желтыми звездами. Все аплодируют. В глубине комнаты, на экране телевизора, восторженная толпа третьеразрядных знаменитостей ведет рядом с башней Биг Бена обратный отсчет.
– Десять, девять, восемь…
В саду фигура прыгающего Эда на фоне красного зарева фейерверков внезапно кажется демонической.
– Семь, шесть, пять…
Сэмми сует горшочек с мармайтом в руку Дэвиду. Тот беспомощно на него смотрит. Когда он поворачивается к Рут, его тоже освещают вспышки фейерверка. Красные, золотистые, зеленые.
– Четыре, три, два, один…
– С Новым годом, – говорит Дэвид.
– С Новым годом, – улыбается Рут.
И под печальный звон Биг Бена старый год уходит в прошлое.
Нельсон вышел, чтобы выкурить сигарету и отправить дочерям эсэмэски. Тони и Хуан, равнодушные к Биг Бену и третьеразрядным знаменитостям, устроили свой обратный отсчет с помощью «Ролекса». К несчастью, «Ролекс» Хуана отстает на пять минут, так что они уже пропустили наступление Нового года. Лора, восемнадцатилетняя дочь Нельсона, – со своим кавалером. Шестнадцатилетняя Ребекка – на вечеринке. Он мрачно думает о парнях, использующих, как и сам он когда то, куранты Нового года, чтобы поцеловаться. А то и похуже. Эсэмэска от старого папочки может отбить у них это настроение.
«С Новым годом, голубка», – старательно набирает он дважды. Потом, глянув на меню, видит после «Ребекка» еще одно имя. «Рут Гэллоуэй».
Интересно, что сейчас делает Рут. Он представляет ее себе на вечеринке с другими преподавателями – все показывают, какие они умные, интеллектуальные, острят за бренди или что то в этом духе. Есть ли у нее любовник? Она, видимо, назвала бы его «партнер». Рут ни разу ни о ком не упоминала, но она явно из тех, кто никого не пускает в личную жизнь. Как и он. Может, у нее подружка? Но у него другое представление о лесбиянке (оно меняется от выбритой головы и рабочей одежды до размалеванного персонажа из порнофильма). Она не одевается для мужчин, но, совершенно очевидно, не одевается и для женщин. Она выглядит, подыскивает Нельсон слово, независимой, не особенно нуждающейся в других людях. Может быть, проводит вечера в одиночестве.
Нельсон в сотый раз задается вопросом, распутает ли это дело. Недавно он слышал, как две женщины разговаривали о Скарлетт Хендерсон. «Ее до сих пор не нашли… для родителей ужасно… конечно, полиция ничего не делает». Нельсон едва сдержал бешеный порыв броситься к ним, схватить обеих за хирургически удлиненные шеи и прокричать: «Я работаю по этому делу двадцать четыре часа в сутки. Я отменил все отпуска членам моей команды. Я проверяю каждую нить. Я смотрел на лицо этой девочки, пока оно не отпечаталось на моей сетчатке. Ночами я вижу ее во сне. Жена говорит, что я одержимый. Просыпаясь по утрам, я первым делом думаю о ней. Я перестал молиться еще в школе, но сейчас молюсь: „Прошу, Господи, помоги мне ее найти, прошу, Господи, пусть она будет живой“. Так что не говорите, что я ничего не делаю, драные суки». Но вместо этого просто отошел с грозным видом, и Мишель обвинила его, что он портит всем вечер. «Гарри, это ведь эгоистично, неужели не понимаешь?»
Нельсон вздыхает. Изнутри доносится хлопанье пробок от шампанского, сопровождаемое пением пожилой певицы «За дружбу прежних дней». Он смотрит на свой мобильный со светящимися зелеными цифрами и, поддавшись порыву, быстро набирает текст: «С Новым годом. Г.Н.», – и нажимает «отправить». Потом медленно возвращается на вечеринку.
Она наблюдает, как квадрат света наверху становится зеленым, потом золотистым, затем красным. Раздаются удары и внезапные свистящие звуки. Сперва она пугается, потом думает, что слышала их раньше. Когда? Сколько раз? Она не знает. Кажется, однажды в разговоре с ней он сказал, чтобы она не беспокоилась. Только это было… Что? Она не помнит этого слова.
Обычно она слышит только птиц. Первые запевают, когда еще темно: протяжные, вьющиеся трели представляются ей длинными, узкими, все обвивающими лентами. Лентами на вечеринках, красными, золотистыми, зелеными, как огни в небе. Есть еще негромкие звуки, низкие, словно кашляет человек. Неизвестно, что он делает в темноте и где он. Больше всего ей нравятся звуки, кружащиеся высоко в небе. Она воображает, как летит к ним, ввысь, в голубизну. Но окно днем закрыто, поэтому она никогда не видит птиц.
Она поднимает взгляд к люку. Думает, спустится ли он сегодня. Думает, что ненавидит его больше всех на свете, только на свете никого больше нет. А иногда он добрый. Дал ей еще одно одеяло, когда было холодно. Дает еду, однако сердится, когда она не ест. «Мы должны укреплять твои силы», – говорит он. Она не знает зачем. Эти слова напоминают ей старую историю, оставшуюся в другом времени, которое, наверно, было сном. Что то о ведьме и доме из лакомств. Она помнит лакомства – маленькие шоколадные шарики, которые тают на языке, становясь густыми и такими сладкими, что едва выносишь.
Она думает, что однажды он принес ей шоколад. Ее вырвало, и пол пахнул шоколадом, она лежала, болела голова, и он дал ей попить воды. Стакан стучал о зубы. Теперь зубов у нее больше. Старые он забрал; она не знает зачем. Новым зубам тесно во рту. Однажды она попыталась увидеть свое отражение на металлическом подносе, но на нее уставилось это жуткое существо. Призрачное лицо, совершенно белое, со спутанными черными волосами и страшными, широко раскрытыми глазами. Она больше не хочет смотреть. 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.