.RU

Глава 33 - Сесилия Ахерн Там, где заканчивается радуга

Глава 33


Вам пришло ICQ сообщение от: РУБИ
Руби: Значит, ты еще здесь?
Рози: Ох, Руби, не сейчас. Я правда не в настроении.
Руби: Я устала от тебя, Рози Данн. Сначала ты заявляешь, что едешь в Корк, потом – что не едешь, потом говоришь, что собираешься в Бостон, потом снова не едешь. Потом я жду, что ты расскажешь Алексу о своей любви, а ты этого не делаешь, так что он о твоих чувствах знать не знает. Я не поспеваю за тобой и твоими акциями типа «уехать из страны/сменить работу/оставить мужа». Порой мне кажется, ты нуждаешься в хорошем пинке под зад, за то, что прошляпила все благоприятные шансы. Рози Данн, ты меня разочаровала до крайности.
Рози: Ну, я и сама сейчас до крайности разочарованная особа. Но я ничего не «прошляпила»; то, что я делаю, называется «предоставить дочери благоприятный шанс».
Руби: Называй как угодно, но в конце дня упущенная возможность – это упущенная возможность. Впрочем, отчаиваться не стоит: думаю, из этого можно извлечь урок.
Рози: Сделай одолжение, открой мне глаза. В чем урок?
Руби: В том, что можно больше не трепыхаться, потому что ты остаешься. Ну ладно, как ты, на самом деле?
Рози: Нормально.
Руби: Уверена? Послушай, Рози, если я сердцем не пойму, что с тобой происходит, я не смогу представить, что ты чувствуешь.
Рози: Что сердце? Сердце мое разбито. Остановилось две недели назад.
Руби: Ну, зато ты знаешь человека, который может его излечить.
Рози: Нет нет нет. Это правило по умолчанию. Он лечит только чужие сердца, не мое. Я поняла, что так отныне и будет.
Руби: Послушай, у меня идея. Что, если попросту взять и рассказать Алексу, что ты чувствуешь? Раскрыть перед ним душу? По крайней мере, тогда он будет знать, что ты не едешь не потому, что он тебе безразличен, что на самом деле ты его любишь, и даже больше, чем он может себе представить, но должна остаться здесь ради Кэти. Тогда он поймет, на каком он свете, и сможет принять решение, ехать ему сюда к тебе или нет.
Рози: А как же его работа? И Джош?
Руби: Это будет его решение.
Рози: Руби, я не могу. Как я ему скажу? Если б мы переехали в Бостон, я хоть немного разобралась, поняла, как он на самом деле ко мне относится, и тогда уж… Да он там встречается с кем то, сам сказал на прошлой неделе! Какой идиоткой я бы выглядела, если б призналась в любви, когда у него там роман! Повторилась бы ситуация с Салли. Вообще, все так сложно, что меньше всего я думаю про любовь… А потом, он даже не отвечает на мои звонки. Он считает, я сделала глупость.
Руби: Дай ему время. Он расстроен тем, как все вышло.
Рози: Да? Он расстроен?! Неужели?! А я так просто в восторге от того, как все вышло! Знаешь, я совсем не ищу сочувствия, но…
Руби: Нет, ищешь.
Рози: Что что?
Руби: Сочувствие. Ты ищешь его. Да да, правда.
Рози: Спасибо, что растолковала. Хорошо, пусть так, но все таки давай признаем факты: мне изменил муж, мой брак развалился, между мной и Алексом по прежнему тысячи миль, он никогда не узнает о моих чувствах к нему, беглый отец моего ребенка вернулся в Ирландию и плюс ко всему Я ОСТАЛАСЬ БЕЗ РАБОТЫ! Похлопай меня по плечу, кивни с сочувствием, приласкай! Я буду признательна. Несколько месяцев в обнимку с подушкой, под теплым одеялом, в просторной пижаме, в комнате, где задвинуты шторы, – вот моя мечта! Но, к несчастью, залечь в берлогу я не могу, потому что у меня дочь, которая вне себя от счастья, что объявился ее папаша, и от меня требуется забыть о себе и быть сильной ради нее. Но немного сочувствия – да, пригодилось бы.
Руби: Вздохни глубже, Рози.
Рози: Нет, из за этого все проблемы. Если б я не дышала, все было бы в порядке.
Руби: Ну что ты болтаешь!!!
Рози: Ладно, не принимай близко к сердцу. У меня нет времени убивать себя. Я слишком занята: переживаю свой нервный срыв.
Руби: Вот, уже хорошая новость. Как прошла встреча с Брайаном?
Рози: Нормально. Он взял билет на самолет, как только поговорил со мной по телефону, так что, кажется, серьезно настроен играть роль отца. Сказал, что последние тринадцать лет живет на Ибице, у него там ночной клуб. Обеспечивает сексуально озабоченных несовершеннолетних ирландцев яркими воспоминаниями.
Руби: Как он выглядит? Загорелый подтянутый?
Рози: Никогда в жизни не соединила бы я в одной фразе слова «плакса Брайан» и «загорелый подтянутый». Нет, он такой же, как раньше, только волос поменьше да брюшко побольше.
Руби: Что ты почувствовала, когда его увидела?
Рози: Собрала волю в кулак, чтобы не дать ему в нос. Кэти страшно нервничала, тряслась как лист и льнула ко мне. Мне пришлось быть твердокаменной. Только представь, я – твердокаменная! Обхохочешься. Мы встретились с ним в кофейне в торговом центре на Джервис стрит, и должна признать, что, пока мы шли к его столу, меня тошнило. Прямо тошнило от мысли, что это ничтожество, с которым я вынуждена вежливо беседовать в течение ближайшего часа, чтобы помочь ему познакомиться с моей дочерью, – причина стольких моих печалей. Однако делать нечего, помогать придется. И знаешь, странно, но я вдруг поняла – усталая, ведь мы с Кэти ехали на автобусе, усталая, злая, расстроенная и разочарованная, – поняла, что эти двое нуждаются во мне, чтобы я их объединила. Поэтому, ради отношений между Кэти и Брайаном, всю мою антипатию к нему мне пришлось держать при себе.
Руби: Ты молодец, Рози. Конечно, это было непросто. Пожалуй, непросто будет еще долгое время – ты же будешь наблюдать, как они становятся ближе.
Рози: Я знаю. Пришлось прикусить язык, чтобы не просветить Кэти, до какой степени ее папаша не герой, когда она передает мне, что он ей о себе понарассказал.
Руби: А как он держался с ней?
Рози: Нервничал даже больше, чем Кэти, так что поначалу мне пришлось вести разговор за них обоих. И знаешь, вынужденная быть самой сильной из нас троих, я убедилась, что приняла верное решение насчет Бостона. Я нужна Кэти. Я им обоим нужна. Он искренне интересовался тем, как мы живем. Жадно хотел все знать про Кэти, и я даже, знаешь, с удовольствием принялась рассказывать всякие истории про ее детство. Верней, сначала рассказывала и кипела внутри, с подтекстом: какая же ты сволочь, бросил меня одну, – а потом вдруг поймала себя на том, что хвастаюсь. И знаешь, каким то парадоксальным образом взбодрилась! Меня осенило, какая же я все таки счастливица, сколько б ни ныла стонала про тяготы материнства. И еще – еще мне стало ясно, в чем «особость» нашего с Кэти положения: это воспоминания, общие только для нас двоих. Только мы с ней можем решить, о чем поведать остальному миру, это единственно наш выбор. И Брайан, пусть он и нагадил, как мог, в моей жизни, сам того не желая, помог мне осознать это.
Но все таки что ни говори, а в моей жизни сейчас не лучшее время отчитываться перед старыми знакомцами. Когда рассказываешь, чего ты достиг с прошлой встречи, полагается предъявить какие то достижения: «Ах ха ха, смотри, кем я стал, с тех пор как ты умотал!» А развалившийся брак, отсутствие работы и жизнь с родителями – совсем не то, что хочется предъявлять.
Руби: Да все это не важно, Рози! Ты должна радоваться тому, что он повзрослел. Долго он тут еще пробудет?
Рози: Несколько недель, а потом вернется на Ибицу, на какое то время. Летом там самый сезон. Собирается прилетать сюда ненадолго, видеться с Кэти, а потом наймет кого нибудь вести дела в клубе, чтобы остаться в Дублине на зиму. Похоже, он и правду настроен всерьез, так что я очень рада за Кэти. Общество Брайана для меня совсем не подарок, но если оно вызывает у нее улыбку, то я потерплю.
Руби: А как с работой?
Рози: Как раз включила компьютер, чтобы порыться в Интернете, когда ты объявилась.
Руби: Да? Ладно, тогда я пошла. Скажу только, что уломала моего сынка Гэри заняться со мной сальсой. Мисс Бихейв на прошлой неделе малость перепила, подвернула ногу и сверзилась со своих 12 дюймовых каблуков на платформе. Кряк! – я обернулась, а она лежит на спине, колготки поехали, парик на полу рядом. Очень живописно.
Рози: О господи. Вам что, пришлось везти ее в больницу?
Руби: Да нет, она цела. Пострадал только каблук, но, поскольку это ее «единственные бальные туфли», она не хочет приходить на занятия. Увы, купить такую обувку можно только в одном магазине в Нью Йорке, так что она ждет, когда они там появятся и оттуда прибудут. В общем, я осталась без партнера и тебя даже не спрашиваю, знаю, что скажешь.
Рози: И не спрашивай. Но как тебе удалось уломать Гэри? Что, применила шантаж или угрозы?
Руби: Да.
Рози: А. Ну, надеюсь, ему понравится.
Руби: И не надейся. Он озвереет и будет орать на меня неделями, но все таки выйдет на люди. Для него это хоть какое то общение. Лучше, чем ничего. Ладно, мне в самом деле пора. Надо еще в обеденный перерыв купить ему трико и колготки. Знаю, мы совсем не обязаны их носить, но дорогого стоит увидеть, как он взбеленится, когда я вытащу их из сумки.
Рози: Недобрая, недобрая ты женщина…
Руби: Спасибо. А теперь отправляйся искать работу. В отеле. После всей этой ерунды я хочу, чтобы ты стала звездой гостиничного бизнеса. Никаких. Неудач. Больше. Ты меня слышишь?
Рози: Отчетливо.
Дорогой Алекс,
когда, интересно, закончится твой бойкот? Ты не можешь не понимать, что я не могу принимать решения, ориентируюсь только на себя. Я должна думать о Кэти. Для нее важно лучше узнать Брайана. Ты как никто знаешь, что это такое, иметь возможность видеть свое дитя. Брайан наконец понял, что он хочет значить что то для Кэти. Лучше поздно, чем никогда. Ты сам всегда так говоришь, и порой это правда.
Я искренне извинилась перед твоим автоответчиком, а теперь пишу тебе, чтобы поблагодарить. Поблагодарить за то, что все эти годы ты был рядом. За твою деятельную помощь, когда я даже думать толком и то не могла. На этой неделе мой мир перевернулся с ног на голову, все, что казалось надежным и безопасным, оказалось с корнем выворочено и обрушилось на меня. Прошу тебя, не допусти, чтобы твое недовольство мной разрушило нашу дружбу.
Возможно, когда нибудь мы сможем соединиться так, как планировали, когда нам было по семь. Мне страшно повезло, что у меня есть такой друг, как ты, Алекс Стюарт. Ты лучик, который всегда освещает мне дорогу. Не знаю, насколько выполнимо то обещание, которое мы детьми дали друг другу, что всегда будем вместе, но больше двадцати лет, разделенные океаном, мы остаемся друзьями, и это, я уверена, – почти подвиг.
Возможно, когда нибудь мы сможем соединиться так, как планировали, когда нам было по семь. Мне страшно повезло, что у меня есть такой друг, как ты, Алекс Стюарт. Ты лучик, который всегда освещает мне дорогу. Не знаю, насколько выполнимо то обещание, которое мы детьми дали друг другу, что всегда будем вместе, но больше двадцати лет, разделенные океаном, мы остаемся друзьями, и это, я уверена, – почти подвиг.
Всю неделю я искала работу. Моя задача – найти что то в отеле (кто бы сомневался!), но сейчас лето и полно всяких студентов и иммигрантов, которые готовы работать за любые деньги. Мы с Кэти на такие деньги не протянем, так что я вольюсь в хор тех, кто стонет, что «в двадцать первом веке в Ирландии все так дорого, что жить невозможно». Я жду ответа от местных социальных служб насчет жилья, но всем известно, что очередь на него длиннющая.
К сожалению, мое место в «Двух Озерах» моментально заняли. Брайан выразил готовность платить алименты, но я не хочу его денег. Справлялась ведь без него раньше и уж точно справлюсь сейчас. Его воля давать Кэти сколько угодно карманных денег, но я ничего не прошу.
От Этогокакеготам – ни звука. Он боится собственной тени, не то что меня. На прошлой неделе подала на развод. Видеть его не могу. Я любила его и прощала. Он швырнул мне все это в лицо. Надо быть дурой, чтобы простить его снова. Это нездорово и для меня, и для Кэти. Наверное, когда развод состоится, я голышом пущусь в пляс прямо на улице.
Знаешь ли ты, что Стефани беременна? Родит в ноябре, так что все семейство замерло в ожидании. Мама и папа отлично себя чувствуют, всегда передают приветы тебе и Джошу. Поговаривают, что хорошо бы продать дом и переехать в провинцию, где жизнь гораздо дешевле, а сэкономленные деньги тратить на путешествия по свету. Отличная идея, по моему. Ни к чему им эти пустые комнаты (за исключением тех случаев, когда я приезжаю поплакать в жилетку) и незачем жить в городе. Из этого следует, впрочем, что мне следует пошевеливаться с поисками работы, чтобы мы с Кэти могли переехать. Никто не торопит, конечно, но дом хорошо бы продать за лето. Тогда из всей семьи в Дублине останусь я одна, и будет мне одиноко. Кевин в Килкенни, Стеф во Франции, а предки пустятся в странствия по миру. Остаемся только мы с Кэти. Да еще Брайан плакса.
Моя подружка Руби заставила своего сына ходить на уроки сальсы. Это, наверно, смешно. Ты же видел Гэри и наверняка согласишься, что ему трудно похвастать грацией, страстностью и эмоциональностью вообще. Но идея хорошая. Мы с Кэти тоже должны чем то заняться вместе. Она бывает где то с отцом, а со мной никогда. Мы только грыземся дома. Я подумаю, что ей может понравиться. Может, сходим на концерт. Когда мы жили с Грегом, я всегда была клевой мамочкой, всегда готовой на выручку, но теперь, когда тут Брайан, это он клевый новый папуля, который руководит модным ночным клубом, а я – скучная мамаша, потому что заставляю ее убирать комнату. Конечно, то, что у Брайана клуб, только укрепляет тягу Кэти к диджейству. Не знаю, что мы такое сотворили. Музыка из ее комнаты орет все громче и громче. Родители за последние годы привыкли к тишине в доме. Боюсь, отец взорвется, если Кэти прибавит звук.
Ну вот, это все мои новости. Дни тянутся томительно. Пожалуйста, бери трубку, когда я звоню. Ни за что на свете мне не хочется потерять лучшего друга. Даже если он мужчина.
Твоя Рози
Фил: Так, значит, ты расстроен, потому что она не едет в Бостон, а не едет она потому, что отец ее ребенка, которого она не видела тринадцать лет, вернулся и хочет лучше узнать Кэти?
Алекс: Да.
Фил: Ну и ну. Кто, интересно, пишет тебе сценарий?
Дорогая Рози.
Прости меня. Я знаю, что это были самые ужасные дни в твоей жизни, и мне следовало быть рядом. Иногда, когда я думаю о твоей жизни, меня просто охватывает отчаяние, но я знайю, что не могу контролировать ее за тебя. Ты должна сама все решать. И совсем я на тебя не сердит, ничего подобного. Мне просто обидно за тебя. Я хочу всегда видеть тебя счастливой, и знайю, что Этоткакеготам не мог дать тебе счастья. Я понял это сразу, давным давно. Как бы глупо это ни звучало, не быть с ним – уже хорошо. Ну, на эту тему я с тобой еще поговорю по телефону, потому что об Этомкакеготам я способен разглагольствовать бесконечно.
Если я могу помочь тебе в финансовом отношении, пожалуйста, дай знать, хотя я уверен, что ты сейчас закипишь завопишь, что не хочешь об этом даже слышать. И все таки предложение в силе. Дела мои вполне себе процветают. Благодаря диетам и стилю жизни современного мира на кардиохирургию большой спрос. Хотя это не смешно, согласен.
Пиши, Лютик. Я знайю, все у тебя будет хорошо.
Алекс
От Рози
Кому Алекс
Тема Re: Письмо
Алекс Стюарт, ты ЗНАЕШЬ, что у меня все будет хорошо.
^ От Алекс
Кому Кэти
Тема Как дела?
Это твой любимый крестный, Кэти. Пишу тебе, чтобы спросить, как ты и как у тебя дела с отцом. Расскажи. Ты что то давно молчишь. Как я понял, жизнь не сахар. И про свою музыку напиши тоже. Все еще рвешься в диджеи?
^ От Кэти
Кому Алекс
Тема Re: Как дела?
Пишу наскоро только сказать привет и все в порядке, пасиб. Иду с па на концерт в Пойнт театре. Он достал беспл билеты п.ч. знает группу. Расстроена п.ч. ма уже купила билеты сделать мне сюрприз чтобы мы пошли с ней. Сказала мы с ней должны быть чаще вместе. Бред. Мы и так вместе каждый день. У па билеты лучше поэтому я иду с ним, а ма позвала Руби. У них ужасные почти в посл. ряду. Брайан клевый. Говорит вы дружили в школе и ты был на его 10 д.р. и что он устроил прощ. вечеринку перед тем как ты уехал в США. Но говорит вы с ма через 10 мин смылись. Это было невежливо!
Ма смеялась когда он это сказал. Она не признается куда вы пошли. Скажи куда?
А вот и он. Все, пока пока!
Кэти: Он клевый, да, Тоби?
Тоби: Угу.
Кэти: Когда окончу школу, перееду на Ибицу и буду диджеем в его клубе. Прямо мечта и в точности соответствует моему плану.
Тоби: Он уже сказал тебе, что ты можешь там работать?
Кэти: Нет, но он же не скажет «нет», верно?
Тоби: Не знаю. Как называется его клуб?
Кэти: «Дима Найт Клаб». Клево, да?
Тоби: Угу.
Кэти: Ты тоже можешь поехать, если захочешь.
Тоби: Спасибо. А тебе хочется жить на Ибице?
Кэти: Для начала да, очень. Я бы набралась опыта в его клубе, а потом стала ездить по всему миру и работать во всяких клубах в разных странах. Только подумай: зарабатывать тем, что слушаешь музыку! Просто рай.
Тоби: Значит, тебе нужна установка?
Кэти: Угу. Па сказал, он достанет. У него туча друзей, которые диджеи, и они могут найти все лучше и дешевле, чем в магазинах. Клево, да?
Тоби: Угу. Странно, что ты зовешь его «па».
Кэти: Да, я знайю. На самом деле я ему так не говорю, только другим людям. Как то не звучит. Наверно, потом привыкну.
Тоби: Мм, наверно. А Грег не объявлялся?
Кэти: Нет. А что?
Тоби: Не говори своей маме, но мы с моими вчера ходили ужинать в китайский ресторан, и он был там с какой то женщиной. Он страшно смутился, когда нас увидел, и так, знаешь, любезно окликнул меня через стол.
Кэти: О боже! И что ты ему сказал?
Тоби: Ничего. Я его игнорировал. Прошел прямо мимо него, будто не вижу.
Кэти: Правильно. Так ему и надо. А твои ма и па – рассердились?
Тоби: Нет. Ма мне подмигнула, а па притворился, что не видит Грега.
Кэти: С кем он был?
Тоби: Кто, мой па?
Кэти: Нет, балбес! Этоткакеготам.
Тоби: С какой то блондинкой. Только не говори твоей ма. Она нашла работу?
Кэти: Нет, но каждый день ходит на собеседования. Настроение у нее хуже некуда, злая как черт. Дед говорит, когда мне тринадцать, я тоже могу стать такой. Короче, ма настоящая брюзга.
Тоби: Собираешься к зубному?
Кэти: Да. Дед поведет меня завтра. Скобка снова сломалась. А что?
Тоби: Можно мне с тобой?
Кэти: Зачем тебе? У меня волдыри по всему рту, док ковыряется там, а ты сидишь и сосешь леденец.
Тоби: Нравится. А ты сегодня ела кукурузные хлопья на завтрак!
Кэти: Ты что, ясновидящий?
Тоби: Нет, они застряли у тебя в скобках.
Кэти: Ох, ты болван, Тоби.
Тоби: Ну что, я поеду с вами завтра?
Кэти: Прям помешался на этих скобках!
Тоби: Они интересные.
Кэти: Да, такие же интересные, как это задание по географии. Вот скажи, какой ответ на номер 5? Столица Австралии – Сидней?
Тоби: Да, Кэти.
Уважаемая мисс Рози Данн,
рады сообщить, что можем предложить Вам должность, на которую Вы претендуете. Мы рассчитываем, что к своим обязанностям Вы приступите в августе. Просьба как можно скорей сообщить о согласии и связаться с Джессикой по телефону, номер которого указан ниже.
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.