.RU
Карта сайта

Место, откуда не возвращались - Эта же книга в других форматах


Место, откуда не возвращались


В блоке "ро" имелся потайной ход. Он начинался в северо-западном крыле коридора, опоясывавшего корпуса 7 и 8 специальной тюрьмы, некоторое время шел прямо и, повернув затем налево, подводил к бетонной лестнице без перил. Спустившись по этой лестнице и свернув направо, через полминуты можно было достичь другой бетонной лестницы, которая вела наверх и упиралась в стальную дверь.
За дверью находилось довольно просторное помещение с бетонным полом. С высокого потолка свисали особые светильники, похожие на современные бестеневые лампы. Под светильниками стояли металлические операционные столы. На первый взгляд помещение напоминало операционную клиники медицинского института, но от операционной его отличало то, что, кроме столов, в нем не было никакой медицинской аппаратуры. Вместо нее в помещении стояли ведра и большие, наполненные формалином стеклянные сосуды для препаратов.
Это была секционная "отряда 731". Она находилась на минимальном удалении от лабораторий оперативных исследовательских групп, размещавшихся в блоке "ро".
Из секционной можно было попасть прежде всего в лаборатории группы Такахаси, занимавшейся исследованием чумы. Эти лаборатории располагались вдоль среднего коридора. Средний коридор упирался в центральный коридор, пересекавший все здание блока "ро". В этом месте пол среднего коридора был поднят таким образом, что образовывал как бы нависающий козырек. Эту необычную конструкцию служащие отряда называли "препятствием для крыс".
Я уже упоминал, что весь первый этаж блока "ро" занимала "фабрика по производству бактерий". Эта "фабрика" находилась в непосредственной близости от группы Такахаси, производившей блох, зараженных бактериями чумы.
Для размножения чумных блох требовались в большом количестве крысы. Крысам прививали чуму и помещали по одной или по две на дно металлической банки. Грызунов закрепляли особыми фиксаторами, чтобы они не могли двигаться. Затем туда пускали блох и давали им возможность размножаться, высасывая кровь грызунов до тех пор, пока от последних не оставались кожа да кости.
Высасывая кровь чумных крыс и согреваясь их теплом, блохи размножались очень интенсивно.
В отряде имелось около четырех с половиной тысяч таких сосудов. За два с небольшим месяца этим способом можно было "произвести" несколько десятков килограммов чумных блох. Не тысячи и не десятки тысяч блох, а десятки килограммов! Специалисты определили, что в 50 килограммах блох насчитывается несколько десятков миллионов особей. Колоссальное количество!
Из этого становится ясным назначение "препятствия для крыс", находившегося в конце коридора, вдоль которого были расположены лаборатории группы Такахаси. Если из-за какой-либо непредвиденной оплошности крысы, которым была привита чума, ускользнули бы из лаборатории, то, пробежав по среднему коридору, они непременно наткнулись бы на "препятствие" и никуда дальше разбежаться бы не смогли.
Какие же лаборатории располагались в непосредственной близости от секционной?
Пройдя от секционной прямо по коридору и повернув налево в центральный коридор, в самом конце его можно было попасть в лаборатории группы Касахары (исследование вирусов). Отсюда до секционной было несколько минут хода.
Повернув же направо по центральному коридору и поднявшись по лестнице, можно было попасть на второй этаж блока "ро". Здесь располагались лаборатории группы Иосимуры, имевшие мощные холодильные камеры и термокамеры, а также группа Минато (исследование холеры), группа Окамото и группа Исикавы (обе занимались проблемами патогенеза). Далее шли группа Эдзимы (исследование дизентерии), группа Ооты (иследование сибирской язвы) и, наконец, группа Утими (исследование сыворотки крови).
Секционная была в нескольких минутах ходьбы от всех этих лабораторий. Это помещение, непосредственно связанное потайным ходом со специальной тюрьмой, где содержались "бревна", и максимально приближенное ко всем лабораториям, было местом, где вскрывали живых людей.
Считают, что за 6 лет - с 1939 года, когда отряд передислоцировался в специальную военную зону близ поселка Пинфань, и до лета 1945 года, когда отряд был ликвидирован,- через потайной ход в секционную были приведены сотни живых людей, а Кодзо Окамото, один из руководящих сотрудников отряда, после окончания войны на допросе в штаб-квартире американских войск в Японии показал, что в 1945 году вскрытию были подвергнуты не менее тысячи человек.

Сатанинский заказ


Итак, секционной пользовались все перечисленные выше группы, расположенные на втором и третьем этажах блока "ро".
Я уже писал, что "бревен" распределяли по номерам в качестве материала для экспериментов между всеми группами отряда.
Почему подопытных отдавали в собственность каждой группе?
Когда планировалось получение препаратов живого человеческого тела, требовалось заранее точно знать, собственностью какой именно группы станут эти препараты.
По свидетельству бывших служащих отряда, право вскрыть живого человека и произвести эксперимент над ним принадлежало той группе, за которой он был закреплен. Но когда вскрытие и эксперимент заканчивались, органы и части тела подопытного распределялись между всеми группами согласно их заявкам.
О намеченном эксперименте и вскрытии заранее сообщалось всем группам, и уже на этой стадии от них поступали заказы: тонкий кишечник и поджелудочную железу - такой-то группе, мозг получает такая-то группа, на сердце претендует такая-то группа. Это были заказы на части тела человека, которого должны были расчленить заживо.
Вскрытия живых людей в отряде проводились в основном с двумя целями.
Во-первых, с целью получения препаратов, позволяющих выяснить, увеличивается ли или остается неизменным сердце человека, подвергшегося эпидемическому заражению? Как изменяется цвет печени? Какие процессы происходят в организме в каждый период течения заболевания? Вскрытие живого человека было идеальным способом пронаблюдать изменения в том виде, как они происходят в живой ткани.
Другой целью вскрытий было изучение взаимосвязи между временем и теми изменениями, которые происходили во внутренних органах после того, как "бревнам" вводили внутрь различные фармацевтические средства.
Какие процессы произойдут в организме человека, если ввести ему в вены воздух? То, что это влечет за собой смерть, было известно. Но сотрудников отряда интересовали процессы, происходящие до наступления конвульсий.
Через какое время наступит смерть, если "бревно" подвесить вниз головой? Какие изменения происходят при этом в различных частях тела? Проводились и такие опыты: "бревен" помещали в большую центрифугу и вращали с огромной скоростью до тех пор, пока не наступала смерть.
Как отреагирует человеческий организм, если в почки ввести мочу или кровь лошади? Проводились опыты по замене человеческой крови кровью обезьян или лошадей. Выяснялось, какое количество крови можно выкачать из одного "бревна". Кровь выкачивали с помощью насоса. Из человека в буквальном смысле выжимали все.
Что будет, если легкие человека заполнить большим количеством дыма? Что будет, если дым заменить ядовитым газом? Какие изменения произойдут, если ввести в желудок живого человека ядовитый газ или гниющую ткань? Такие эксперименты, сама мысль о которых противоестественна нормальному человеку и должна быть отвергнута как античеловеческая, с холодной расчетливостью осуществлялись в "отряде 731". Здесь проводилось и многочасовое облучение живого человека рентгеновскими лучами с целью исследовать их разрушающее действие на печень. Ставились и совершенно бессмысленные с точки зрения медицины опыты.
Бывшие служащие отряда рассказывают: "При вскрытии живого человека непосредственно скальпелем работали вольнонаемные, представлявшие в основном вспомогательный персонал. Распределяли же препараты руководители групп, которыми были известные в то время врачи и ученые. Сами они брались за дело только в тех случаях, когда те или иные "бревна" представляли особый интерес. Обычно они предпочитали не пачкать руки и поручали все подчиненным. Мысли о том, что вскрытие живого человека - преступление, у них не возникало. Скорее наоборот, в каждой группе с нетерпением ожидали, какой препарат поступит на этот раз".
"Бревнам" давали общий или местный наркоз, и через час они превращались в "свежие, как бы еще хранившие жизнь препараты".

"Шведский стол" в секционной


По свидетельству бывших служащих отряда, от японцев-профессоров Харбинского медицинского института и университета города Синьцзин (ныне Чанчунь), бывшего тогда столицей Маньчжурии, в отряд поступали "научные запросы" о результатах вскрытий живых людей.
В очень редких случаях, когда это было крайне необходимо для научной работы, профессора институтов сами приезжали в отряд. Как только они, подъехав к территории отряда, выходили из машины, им завязывали глаза. Снимали повязку лишь после того, как они оказывались в здании.
Служащие отряда помнят такой эпизод. Однажды оказавшийся в Харбине член японской императорской фамилии неожиданно приехал в отряд. Начальник отряда Исии, ссылаясь на инструкцию, согласно которой никто не мог пройти на территорию отряда без разрешения командующего Квантунской армией, самым непочтительным образом заставил высочайшую особу ждать у ворот и, только вдоволь насладившись своей властью, пропустил наконец гостя на территорию.
Вскрытие живых людей Исии считал "экспериментом", имеющим для исследователей большую притягательную силу, и использовал это как приманку с целью привлечения на службу в отряд японских ученых-медиков. Среди профессоров Харбинского медицинского института было немало таких, которые одновременно служили и в "отряде 731".
Встретившийся мне в Японии, в районе Кансай (включает города Осаку и Киото с прилегающими префектурами в западной части острова Хонсю), бывший служащий отряда на своем характерном кансайском наречии рассказывал: "Вот, к примеру, возьмите господина... который после войны, будучи профессором известного в Японии медицинского института, прославился в японском ученом мире своими многочисленными сложными операциями и получил от правительства орден. Где он так набил руку? Тут ведь ошибки недопустимы. Но уж он-то их не допустит. У него опыт, а все промахи он уже десятки раз совершил в прошлом. И где вы думаете он приобрел такой опыт? В "отряде 731"".
"Бревен" считали человеческими организмами, но не людьми. Каждое "бревно" вместо имени имело порядковый номер и учетную карточку. Когда оно становилось непригодным для дальнейшего использования, его номером обозначали новое "бревно", поступившее на "склад".
В отряде вскрытию заживо подвергались не только "антияпонские элементы". Бывший служащий отряда наблюдал такой случай.
Однажды в 1943 году в секционную привели китайского мальчика. По словам сотрудников, он не был из числа "бревен", его просто где-то похитили и привезли в отряд, но точно ничего известно не было.
Мальчик сидел на корточках в углу секционной, как загнанный зверек, а вокруг операционного стола стояли в белых халатах более десяти сотрудников отряда, подняв кверху готовые к операции руки. Один из них коротко приказал мальчику лечь на операционный стол.
Мальчик разделся, как ему было приказано, и лег на стол спиной.
Тотчас же на лицо ему наложили маску с хлороформом. С этого момента он не ведал, что творят с его телом.
Когда наркоз окончательно подействовал, все тело мальчика протерли спиртом. Один из опытных сотрудников группы Та-набэ, стоявших вокруг стола, взял скальпель и приблизился к мальчику. Он вонзил скальпель в грудную клетку и сделал разрез в форме латинской буквы Y. Обнажилась белая жировая прослойка. В том месте, куда немедленно были наложены зажимы Кохера, вскипали пузырьки крови. Вскрытие заживо началось.
Бывший служащий отряда вспоминает: "Это был еще совсем ребенок, и ни в каком антияпонском движении он участвовать не мог. Я только потом понял, что его вскрыли потому, что хотели получить внутренние органы здорового мальчика".
Из тела мальчика сотрудники ловкими натренированными руками один за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Их разбирали и бросали в стоявшие здесь же ведра, а из ведер тотчас же перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды, которые закрывались крышками.
Блестел скальпель, лопались пузырьки крови. Один из вольнонаемных, искусно владеющий инструментом, быстро опустошил нижнюю половину тела мальчика. Вынутые органы в формалиновом растворе еще продолжали сокращаться.
"Смотрите! Да они еще живые!" - сказал кто-то.
После того как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась только голова мальчика. Маленькая, коротко остриженная голова. Один из сотрудников группы Минато закрепил ее на операционном столе. Затем скальпелем сделал разрез от уха к носу. Когда кожа с головы была снята, в ход пошла пила. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его рукой и быстрым движением опустил в сосуд с формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело мальчика,- опустошенный корпус и конечности.
Вскрытие закончилось.
"Унесите!"
Стоявшие наготове служащие один за другим унесли сосуды с формалином, в которых находились органы. Ни малейшего сожаления по поводу насильственной смерти мальчика!
Это была даже не казнь. Просто доставка мяса к столу дьявольской кухни.
В стеклянных сосудах, которые несли по коридору, обхватив обеими руками, сотрудники отряда, еще сокращались, образуя пузырьки воздуха, внутренние органы мальчика. Эти довольно тяжелые сосуды служащие отряда несли осторожно, напрягаясь всем телом.
Имя китайского мальчика, стоявшего на пороге своей юности, так же как и имена многочисленных "бревен", осталось неизвестным. И он никогда не узнает, почему его лишили жизни. Только короткий насильственный сон - и все для него было кончено.

Глава III. Черный ящик. Микрокосм "отряда 731"


^ СТИХИ О РАСПЯТЫХ


Обмерзшие тела...
Их надо рисовать.
Дрожит рука художника от страха.
Вот узника рука,
Чернея, отмерзает,
Отваливаясь месивом кровавым.
Рассек живое тело
Скальпель острый.
И стынет, запекаясь, кровь на нем.
Палящий летний зной,
Колонна заключенных;
Звон кандалов зловещий, стоны, плач.
"Бежим!" - звучит призыв,
Но выстрел раздается.
Освобождением от муки стала смерть.
"Долой империализм!"
Так узники писали
Своею кровью на тюремных стенах.
В пылающем костре
Жгут трупы заключенных.
Все предают огню, чтоб замести следы.
Распятым на крестах
Подопытным отряда
Чумные блохи муки, смерть несут.
Кровавый дьявол
В облике врача
Вершил свои жестокие дела.
Огонь и взрывы.
Пала цитадель,
Где ненасытный дьявол зло творил.
В поту и грязи
Лица беглецов.
Составы мчатся по степи бескрайней.
Тоннели, перегоны,
Копоть, дым
И теснота товарного вагона.
Одно стремленье
Скрыться, убежать.
Война проиграна. Стенанья, слезы.
Пересекли границу!
Облегченья вздох.
Усталые, утерли пот с лица.
Усевшись на земле,
В Пусане ночь,
В тревожных разговорах провели.
И вот уже видна
Родная сторона.
Залив Сэндзаки, зелень берегов.
На кладбище Тама
Безмолвный, безымянный
Гранитный памятник таинственно стоит.
Приведенные здесь семнадцать строф, написанных в японской национальной форме стихосложения хайку (хайку - небольшое стихотворение, состоящее из 17 слогов, выражающих законченную мысль; представляет собой самостоятельное произведение; в данном случае автор написал 17 отдельных хайку, объединив их одной идеей), принадлежат бывшему служащему отряда. Они сочинены им через двадцать с лишним лет после эвакуации отряда из поселка Пин-фань.
Он рассказывал, что пытался читать эти стихи на одном из вечеров поэзии хайку, но собравшиеся почти ничего в них не поняли. Постараюсь я расшифровать эти строки.
Читатели, видимо, уже догадались, что в первой и во второй строфах говорится о проводимых в группе Иосимуры бесчеловечных экспериментах по обморожению, после чего у "бревен" отваливались руки.
Четвертая строфа повествует о пленных, которых в наручниках и кандалах, часто под палящим солнцем, доставляли в отряд.
О смысле шестой строфы я позже расскажу подробнее. Сейчас же упомяну только, что в этой строфе говорится о сделанных кровью на стенах одиночных камер специальной тюрьмы надписях: "Долой японский империализм!", "Да здравствует Коммунистическая партия Китая!") которые были обнаружены 9 августа 1945 года, когда начались работы по эвакуации отряда и уничтожению его сооружений.
Седьмая строфа повествует о сожжении трупов "бревен", зверски умерщвленных во время эвакуации отряда.
В восьмой строфе говорится о проводившихся на специальном полигоне близ станции Аньда бесчисленных опытах по заражению "бревен" чумой с помощью блох.
В девятой строфе речь идет о "дьяволе в облике врача" - начальнике отряда генерал-лейтенанте медицинской службы Сиро Исии. Я уже писал, что в этом документальном повествовании не ставлю себе целью выяснить степень ответственности каждого члена отряда за содеянное, но о личности Исии создателе, начальнике и символе "отряда 731" - необходимо сказать особо.
Десятая строфа повествует о начавшихся 9 августа 1945 года работах по эвакуации отряда и уничтожению отрядных сооружений.
Строфы с одиннадцатой по шестнадцатую отображают эвакуацию из Пинфаня, пересечение границы Китая, Кореи и дальнейшее продвижение на юг. Это рассказ о бегстве в Японию "спасающихся крыс" - членов "отряда 731", узнавших об окончании войны и дрожащих от страха за свою жизнь при мысли о совершенных ими преступлениях.
Последняя строфа - о пятиярусном памятнике-пагоде на токийском кладбище Тама - весьма значительна.
С окончанием войны отряд был расформирован, но члены его не потеряли друг друга из виду. Они организовали "общества боевых друзей", раз в год устраивают всеяпонское сборище и поддерживают "старые связи". В 1958 году на кладбище Тама в честь душ погибших членов "отряда 731" был воздвигнут памятник-пагода. На нем не значатся имена тех, по чьей инициативе он был поставлен. На черном граните вырезано всего несколько санскритских знаков и больше никаких надписей нет. Тайно воздвигнут он на кладбище, причина его появления, которая сама по себе чудовищна и возмутительна, скрыта от людей.
Итак, какую строфу ни возьми, смысл ее глубок и значителен. И вполне естественно, что любители поэзии хайку, привыкшие к воспеванию времен года, цветов, птиц, пейзажей и сияния луны, не поняли этих стихов.
Из семнадцати строф особого внимания заслуживает пятая, где говорится о побеге из тюрьмы.
Что здесь имеется в виду? Слова "побег из тюрьмы" дают основание полагать, что речь идет о событии, происшедшем в специальной тюрьме отряда.
Побег из тюрьмы!
Да, это была особая, строго охранявшаяся тюрьма, откуда никто не вышел живым. Находившиеся в ней "бревна" подвергались зверскому истреблению в среднем по три человека каждые два дня. Но все это время они мужественно боролись.
Самым крупным проявлением этой борьбы явился бунт "бревен", вспыхнувший в начале июня 1945 года, перед самым концом войны. 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.