.RU
Карта сайта

Люди крыш - 8

ГЛАВА 8



Медленно, очень медленно она протянула ему руку, покрытую, точно лайковой перчаткой, густой черной массой. И тут холодное болото сомкнулось над ее лицом.
На доли секунды, пока она уходила все дальше от поверхности, вспыхнувшая, было, надежда покинула Женю. Тим не успел поймать ее руку. Замешкался, промахнулся и сейчас стоит, глядя на колышущуюся жижу. Прощай, Джэк Стэполтон-Баскервиль, в этих краях очень коварные топи!
Ничего больше на тему своей трагичной смерти Женя подумать не успела. Тим схватил ее за шиворот и рывком выдернул из вязкой темноты. А потом случилось то, что больше всего напоминало смену слайдов на экране старого пленочного проектора. Щелчок — и она оказалась совсем в другом месте.
В этом месте не было зыбучего битума, а лежала уютная крыша офисного здания. Сбоку находилась огороженная площадка, где, по-видимому, совершал ежедневные прогулки деловой люд. На ней стояла пара пластиковых стульев, и болтался привязанный к металлической ограде забытый кем-то шелковый шарф. А еще здесь были антенны и тросы, трубы и осколки бутылочного стекла. Словом, вокруг лежала самая обычная крыша.
— Где мы? — Женя оглядела свою одежду и с удивлением обнаружила, что на ней нет ни капли черной жижи. Лицо, руки — все было чистым. Ну, насколько можно остаться чистым после сражения с двухметровым языком и падения сквозь строительные леса.
— Всё там же — на Дороге Сохмет, — ответил Тимофей, тревожно озираясь. — Пошли давай — нечего тут торчать.
— Подожди! А почему ты здесь? Шепот же сказал, что это опасно!
Тим взглянул на Женю. Провел пятерней по волосам и криво улыбнулся.
— Знаешь, лучше быть дураком и вмешаться, чем остаться в стороне и оказаться сволочью. А теперь — идем!
Они миновали несколько крыш, с каждым прыжком увеличивая скорость. На пути больше не попадалось ни нарисованных пантер, ни глумливых ртов. Казалось, это был обычный маршрут в одном из спальных районов города. Вот только его окрестности по-прежнему напоминали фантазии поклонников кибер-панка. Мрачные дома стояли безмолвной толпой по обеим сторонам Дороги. В унылых взглядах темных окон, в черных провалах чердачных дверей Женьке чудилась немая мольба о помощи. Словно мертвый город пытался ей что-то сказать. Она резко остановилась, окликнув Тима.
— Слушай, ты, когда проходил свою инициацию, тоже видел руины?
— Руины? В смысле город кажется разрушенным? — Его голос неожиданно сорвался на шепот.
— Ага! Жуть просто. Как после ядерной войны…
— Не может быть…
— Почему?
— Потому что я сейчас вижу то же, что и ты. — Тим посмотрел через Женино плечо туда, где маячил зловещий обелиск десятиэтажного торгового центра. Его некогда зеркальный фасад сейчас щерился оголенной решеткой перекрытий — все стекла были разбиты. — Это невероятно! Каждый человек во время посвящения должен видеть свое. Когда я проходил инициацию, со мной были еще двое. Один из Праги, другой из Красноярска. Чеху мерещились гигантские улитки, наш то и дело проваливался в воображаемые трещины, а я… Не важно. Короче, не было еще такого, чтобы у двух людей совпадали галлюцинации.
— Но они же совпадают! Может, Сохмет хочет нам этим что-то сказать?
— Ага! Попросить нас на выход.
Женя только сейчас заметила, что с Тимом творится неладное. Его лицо казалось слишком бледным. Даже со скидкой на ночное освещение. Лоб и кончик носа блестели в испарине, волосы слиплись, превратившись в мокрую проволоку. Неужели ее спутника так вымотала короткая пробежка по крышам?
— Эй, ты как? — Она, невольно подражая маме, потянулась пощупать его лоб — не горячий ли.
— Все нормально! — Тим сердито отпрянул, и Женька смущенно убрала руку. — Нужно скорее добраться до Башни.
Больше она его ни о чем не спрашивала. Шепот не соврал — Сохмет тянула силы из уже прошедших инициацию с особым усердием. Тим шел следом, увеличивая дистанцию. Жене приходилось замедлять шаг, чтобы ее спутник окончательно не отстал. В один из таких моментов она оглянулась и обнаружила, что он стоит, согнувшись пополам. Его вид заставил Женьку вздрогнуть. Щеки запали, черты лица стали по-старчески резкими, под глазами появились черные круги. Казалось, Тим тает, словно комочек снега, принесенный с балкона в теплую квартиру. Еще пара крыш — и от него останется только груда одежды да завиток пара.
— Чего смотришь? — прохрипел он, заметив ее полный ужаса взгляд. — Идем. А то будет еще хуже.
Женька попыталась сосчитать, сколько крыш отделяет их от Башни Самоубийц: пять, десять или гораздо больше, но даже не смогла с уверенностью ответить, пройдена ли хотя бы половина пути.
Ее спутник едва переставлял ноги, однако стоило Женьке предложить ему плечо, как он метнул в нее злобный взгляд. Ну почему этот парень такой вредный? Скорее свалится с крыши, чем разрешит себе помочь! Женька со страхом взглянула на его заострившийся профиль. Может, уже пора найти подходящую лестницу и спуститься на землю? В конце концов, если выбирать между вероятным нападением крыс и верной смертью Тима, она выбирает крыс. В этом случае хотя бы есть шанс на победу.
Женя начала оглядываться в поисках пожарной лестницы или незапертого входа на чердак. Неожиданно в ветхой завесе облаков возникла большая прореха, и луна залила светом соседнюю крышу. На ее плоской поверхности неподвижно стояла женщина в узком белом платье.
— Ты ее видишь? — Женя осторожно коснулась руки Тима. Он сидел, привалившись спиной к стене чердачной постройки.
— Вижу.
— Кто это?
Пятно света упало на лицо незнакомки. Вернее, туда, где должно было находиться лицо. Вместо него Женя увидела низкий лоб, поросший короткой шерстью, широкий мощный нос и треугольники ушей. Таинственная женщина имела голову львицы.
— Сохмет, — прошептал Тим, но Женя и сама уже догадалась.
— Чего она хочет?
— Понятия не имею — не докладывала.
Пары секунд, на которые белую фигуру скрыла набежавшая тень, хватило, чтобы соседняя крыша опустела. Сохмет незаметно исчезла.
— Где она? Я пойду посмотрю!
У Тима не нашлось сил ей возразить. Он остался сидеть, уронив голову на согнутые в локтях руки.
Расстояние до следующей крыши оказалось куда больше предыдущего пролета — Тиму вряд ли бы удалось так далеко прыгнуть. Женщины с львиной головой нигде не было, поэтому Женя решила, что куда важнее сейчас найти путь на землю. Уже через минуту она с облегчением вздохнула, обнаружив два загнутых усика перил. По торцу дома вниз уходила железнодорожными путями лестница. Нужно только растормошить Тима, и они как-нибудь спустятся вниз. Конечно, это будет не просто. Женя сосчитала этажи в здании напротив. Если предположить, что высота потолков в домах примерно одинаковая, то под ними не меньше восьми этажей. Все равно это лучше, чем смотреть, как тихо загибается ее друг.
Друг? Женя впервые задумалась, кто для нее этот язвительный мальчишка. За прошедшие пару суток они столько всего пережили вместе, что слово «друг» показалось самым подходящим. Конечно, друг. Кто еще?
Внизу, у подножия дома, чернели прямоугольники палисадников. Между зданиями, среди разрухи и запустения, лежала серая, изрытая оспинами ям лента асфальтовой дорожки. Рядом с ней, отрыгнув груду мусора, валялся перевернутый контейнер. Благодаря кошачьему зрению, Женя без труда прочитала надпись на его боку: «Банк «Авангард»». Что она означала? Принадлежал ли этот контейнер финансовому учреждению с таким названием или само финансовое учреждение сильно смахивало на емкость для отходов? Впрочем, какая разница. Все это иллюзия! Морок! Внизу их ждет самый обычный город. Живой, теплый, многолюдный. Стоит им спуститься, как все вокруг наполнится уютным светом фонарей и шумом автострады. Они поймают машину и через десять минут будут в мансарде. Шепот приведет Тима в норму и…
Ощущение чужого присутствия навалилось огромной пуховой подушкой. Наверное, такое чувство должна вызывать близость тикающей бомбы или работающего коллайдера.
В паре метров от Жени стояла Сохмет.
Богиня смотрела на серые утесы мертвых зданий. Туда, где, казалось, в намеках алого зарева зарождался рассвет. Львиный профиль неподвижно висел над мощными плечами, обтянутыми мерцающим шелком. Женя погрузилась в странное оцепенение. Не двигалась. Не пыталась убежать. Не дышала.
Время тоже почтительно ждало, пока львица прервет затянувшуюся паузу. Наконец ее голова пришла в движение. Она повернулась, и глаза царицы зверей уставились на Женю.
У этих глаз не было дна. В них словно отражался бесконечный коридор, возникающий, когда ставишь друг напротив друга два зеркала. Женя чувствовала, как, испытывая холодок внизу живота, все глубже и глубже погружается в охровые колодцы.
Наваждение длилось недолго. Внезапно все вокруг залил серый свет пасмурного дня. Женя с удивлением обнаружила, что стоит на проезжей части одной из главных улиц города. Она не видела ни машин, ни людей, хотя электронные часы на фасаде кинотеатра показывали полдень. Сохмет по-прежнему находилась рядом. Богиня обвела рукой окружающее пространство. Словно хозяин дома, решивший похвастаться перед гостем только что сделанным ремонтом.
Безмолвная картинка тут же наполнилась тревожным шумом. Отовсюду слышались крики, визг, хлопанье дверей и звон бьющегося стекла, но улица по-прежнему оставалась пустой. Похоже, люди прятались в магазинах и кафе.
Женя ощутила, как по ее ногам и спине, снизу вверх, двинулись батальоны мурашек — она увидела причину паники. Газоны и клумбы, летние террасы и тротуары — всё вокруг кишело крысами. Здесь и там мелькали серые тела огромных пасюков. Они суетились, попискивали, шуршали брошенными упаковками из-под пицц и гамбургеров, дрались и прихорашивали усатые морды. Что за экологическое бедствие заставило подвалы и канализацию выплеснуть на улицы столько грызунов?
Найти ответ Женя не успела. Дверь ближайшего магазина распахнулась, и на улицу вывалился плотный мужчина в темно-синем костюме. Его багровое лицо блестело от пота. Он судорожно разорвал ворот рубашки, замер, обхватив голову руками, и повалился на асфальт. Следом за ним из магазинов, банков, кинотеатров и ресторанов начали выскакивать люди. Кажется, их всех мучили приступы удушья. Несчастные выкатывали глаза, открывали рты, царапали ногтями шеи, рвали одежду на груди и оседали на землю.
Только однажды Женя чувствовала себя такой же беспомощной. Когда под дверь их с мамой квартиры пришел умирать избитый кем-то бездомный пес. Всю ночь она сидела рядом с ним в коридоре, осторожно гладя седую спину и слушая тяжелое дыхание.
Вдох — выдох, вдох — выдох…
Вызванный мамой ветеринар сказал, что ничем не может помочь.
Вдох — выдох…
И ушел, а Женя осталась сидеть.
Вдох — выдох…
В пять утра пес в последний раз посмотрел на нее прозрачными глазами, протяжно вздохнул и затих. Умер. Женя рыдала неделю, а потом поклялась себе, что никогда не заведет собаку. Очень уж страшным оказалось ощущение собственного бессилия.
Перед ней отпущенной с ниточек марионеткой прямо на дорогу села девушка. Согнулась пополам и уткнулась лбом в колени. Из ее сумки выпало надкушенное яблоко. Неуклюже покатилось по мостовой и замерло у Женькиных ног. Она попыталась подойти к девушке, но почувствовала, что не может. Невидимое препятствие чуть ниже колен не давало сдвинуться с места. Женя навалилась на него всей тяжестью тела, и в это же мгновение улица, дома, люди — все рассыпалось цветной пылью. Последнее, что возникло перед глазами, были электронные часы на здании кинотеатра. Красные цифры вздрогнули и за секунду, до того как картинка превратилась в серый вихрь, время на них сменилось датой. 17.05. Семнадцатое мая.
Все, что показала Сохмет, еще не случилось. Это будущее.
Будущее, до которого осталось каких-то девять дней.
Женя по-прежнему стояла у края крыши. Невидимым препятствием оказалось железное ограждение, не давшее ей свалиться с высоты восьмого этажа. Она поспешно отступила назад и посмотрела на львиноголовую богиню.
— Это правда? Все так и будет?
Сохмет медленно кивнула.
— Но ведь можно что-то сделать? Предупредить людей! Всех эвакуировать!
Богиня молчала. Не мигая, смотрела на Женю своими желто-коричневыми глазами. Ждала. Только чего? И вдруг пришло понимание. Может, оно родилось само в Женькиной голове, а может, его внушила ей неподвижная львица. Это она, Женя Смородина, должна предотвратить грядущую катастрофу. Неспроста ей даны таланты полиморфа — они помогут изменить будущее. Но что нужно делать? Она даже не знает, откуда идет угроза!
«Придется узнать, — пришла холодная, как голос школьного учителя, мысль. — Узнать и остановить беду. Для этого есть целых девять дней!»
— Бред какой-то! — вслух воскликнула Женя. — Нужно все рассказать милиции. Или, может, СЭС, ФСБ, ООН, синим беретам, морским котикам… Короче, в мире полно профессиональных спасателей!
«О чем рассказывать? — немедленно откликнулся бесстрастный голос. — О том, что семнадцатого мая, по неизвестной причине, произойдет катастрофа? Из подвалов полезут крысы, а люди начнут задыхаться? Проще сразу собрать вещи и переехать в то учреждение, с крыши которого начиналась инициация».
— Но вы-то знаете, откуда грозит беда! — Женя уже сама толком не понимала: был ли беззвучный диалог плодом ее фантазии или богиня и впрямь вела с ней мысленный спор. — Помогите. Скажите, как это остановить? Что мне делать?
Сохмет отвела взгляд, сделала шаг в сторону, и Женя обнаружила за ее спиной темную «свечку» недостроенной высотки — Башню самоубийц. Богиня предлагала ей закончить инициацию. Тем более что от финиша ее отделяла одна-единственная крыша.
Женя уже собралась спросить, правильно ли она поняла женщину-львицу, но тут на самой верхней площадке Башни возникла серая воронка смерча. Как в стеклянном шаре Шепота, только больше. Гораздо больше.
Секунд десять она танцевала на крыше высотки. Беззвучно, никак не влияя на движения воздуха вокруг. Внезапно ветреное веретено превратилось в мощную струю воды. Гигантский фонтан ударил в небо, поливая окрестности «свечки» крупным дождем. Женька услышала, как он забарабанил по крышам, но сама не почувствовала прикосновения ни одной капли. Вскоре водяной столб зашипел, опал и через мгновение поднялся в воздух бледно-фиолетовым облаком. Оно собралось пышной чалмой над крышей Башни и постепенно обрело очертания гигантской крысы. На острой морде зловеще блеснули два глаза. Когда меньше чем через минуту облако растаяло, глаза призрачного грызуна оказались парой зеленоватых звезд, висевших над последним зданием Дороги Сохмет.
— Что это значит? — прошептала Женя. Она чувствовала: ей показали ребус, требующий разгадки. — Я не понимаю!
Богиня слегка прищурила глаза, по-кошачьи шевельнула серебристыми лучиками усов, развернулась и пошла прочь. Перед ней возник длинный коридор, освещенный факелами на стенах. Он начинался там, где заканчивалась крыша. То есть висел в воздухе. Прямо над перевернутым мусорным баком и асфальтовой дорожкой.
Женя заворожено наблюдала, как белая фигура, удаляясь, становилась все меньше и меньше, а вместе с ней постепенно съеживался и коридор. Вот вход в него сравнялся размером с экраном телевизора, потом — с альбомным листом, спичечным коробком и, наконец, совсем исчез.
Львица пропала, так и не объяснив, что нужно делать. Смерч, фонтан, облачная крыса? Какая-то дурацкая загадка! Все вокруг превратится в развалины, пока единственный осведомленный о катастрофе человек будет безуспешно ломать голову над посланием женщины-львицы. Лучше бы уж совсем ничего не показывала!
Женя глубоко вздохнула и разрешила себе посмотреть по сторонам. Город снова был прежним. Дома перемигивались разноцветными окнами и дразнили любителей подглядывать за чужой жизнью театром теней на задернутых шторах. Улицы сияли вереницами огней и привычно шумели поздними автомобилями. Женя испытала прилив облегчения. Как после ночного кошмара, когда открываешь глаза и понимаешь: ничего не было. Ни кровожадных чудовищ, ни двойки по математике, ни прогулки голышом по коридорам школы. Ни крыс, ни разрухи, ни упавшей на асфальт девушки с надкушенным яблоком.
Тима тоже не было. Стена, возле которой она его оставила, встретила Женьку глубокомысленной надписью «Леха — лох». Выходило, в этих местах ступала нога не только детей Лунной кошки. Сложно было представить, чтобы кто-то из людей крыш решился украсить Дорогу Сохмет столь содержательными посланиями вселенной.
— Тим, ты где? — Женька поймала себя на лихорадочном поиске брошенного костюма. Глупый страх, что ее друг может растаять, как сосулька, крепко засел в голове.
— В темноте. — Голос шел сверху и принадлежал вполне материальному существу, сохранившему плоть и кровь. Тим сидел на крыше чердачной постройки, беспечно болтая ногами. — Идем дальше?
— Ты уже в норме?
— В норме и в форме! — Он легко приземлился рядом с Женькой. — Я что-то пропустил? Да?
— Совсем чуть-чуть. Но я готова рассказать все в лицах. Давай только закончим эту милую прогулку. Угу?
— Угу! Кто последний добежит до Башни, тот лопух! — Эти слова донеслись до Женьки уже издалека. Тим как раз собирался перемахнуть на соседнюю крышу.
— Вот жук! — возмутилась Женька и побежала за ним.
Позволь Хрысь рассказать грибам то, что они хотели, возможно, совесть мучила бы его не так сильно. Но кто из подземных жителей в здравом уме станет слушать этих болтунов? Они вечно лезут со своими советами, вмешиваются в чужие разговоры и осыпают обидными шуточками. Поэтому старик так и не узнал, что Чухоня ждала куда более странная судьба, чем была ему предназначена руководством фратрии.
Он очнулся разом и тут же почувствовал поблизости чужое присутствие. Чухонь осторожно сел и пошарил руками вокруг себя. Под ним лежала груда сухого тряпья. В просторной пещере было, на удивление, тепло и совсем не ощущалось сквозняка. Воздух в ней наполнял резкий, хорошо знакомый несчастному Чухоню запах. Так пахло в каменном колодце, куда столкнул его противный Горбун.
Так пахли крысы.
В углу пещеры зашевелилась гигантская туша, и полыхнули красные огни. Чухонь попытался отползти подальше от страшного хозяина жилища, но почти сразу уткнулся спиной в холодную стену. Тогда он встал на четвереньки, оттолкнулся от тряпья и рванул к дыре, служившей дверью. Толстый, точно бревно, белесый хвост опустился перед ним на землю, сбил с ног и заставил отлететь назад. Выход из пещеры заслонила огромная крыса.
Длиной она была метра три, не меньше. Красные круглые глаза на седеющей морде смотрели на Чухоня без выражения. Словно и не видели маленького задохлика, сжавшегося комочком в углу пещеры. Розовый нос недовольно шевелился. Она приблизилась к своему пленнику, и тот вздрогнул от прикосновения жестких усов.
Сейчас сожрет, решил Чухонь и приготовился встретить смерть если не с достоинством, то хотя бы не обмочив штаны. Но вместо длинных зубов ему на голову опустилось что-то тяжелое, сползло на плечо и шлепнулось в груду тряпья.
Чухонь приоткрыл один глаз.
Перед ним лежала консервная банка. «Детское питание, — прочитал он. — Говядина со сливками». Наверное, крыса решила его откормить перед тем, как слопать. Но он ей, конечно, такого удовольствия не доставит. Пусть ест костлявого!
Из-под оранжевых зубов крысы выпали еще две баночки. Одна с яблочным пюре, другая — с протертой морковью и манкой. Затем она покопалась короткими передними лапами в тряпье и вытащила пыльную пластиковую бутылку, в которой булькала вода. Мохнатое чудовище еще раз взглянуло на Чухоня и убралось в дальнюю часть пещеры.
Он перевел дыхание. Всё, приплыли — из одного плена в другой. Кто бы мог подумать, что все эти сказки про гигантскую крысу окажутся самой настоящей правдой! Вот она, зверюга, выведенная в тайной лаборатории, подергивает седой шерстью на спине. И надо было именно Чухоню с ней встретиться.
Незнакомое чувство шевельнулось в груди. Он не сразу понял, что это тяжелая, как воды Белого озера, и огромная, словно арена для шерстоканьих боев, ненависть. Ненависть ко всем, по чьей вине он тут оказался. К жестокому Сиплому, садисту Кайзеру и обезумевшему от своей власти Глухому. Никогда в жизни маленький задохлик не испытывал ничего подобного. Издевки Гоблина порой доводили до слез, но это были слезы слабака, забитого и всеми презираемого. Ненависть же — роскошь сильных.
— Я вас всех разорву! Убью! — зашептал Чухонь, сжимая кулаки. Он еще раз глянул на возившуюся поодаль крысу, взял одну из принесенных ей баночек и потянул за жестяное кольцо.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.