.RU
Карта сайта

Райчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая… - 31

Онейриды раз за разом играли со мной в одну и ту же детскую игру. Как будто я заполняю тест, в котором два варианта ответа: верно и неверно. Повторения, бесконечные повторения. Замкнутый круг. Но тут я вспомнила конец сна, когда мой босс телепортировался из магазина, забрав с собой Сета.
— Джером! Он придет за мной! Он взял с собой Сета! Они проведут тот ритуал! Эрик все сделает!
— Да. Но у них ничего не получится.
— Получится! — закричала я.
Каждая клетка моего тела кричала от отчаяния: голос, разум, душа — все зашлось в крике.
— Джером придет за мной! Он спасет меня!
— Никто за тобой не придет, — сказал Второй, — они попытаются, но потерпят поражение.
Они снова отправили меня в мир смертных, и хотя я была рада увидеть столько родных лиц, неуверенность, которую порождали онейриды, наполняла меня отчаянием.
Я оказалась в магазине у Эрика. Там, похоже, собрались все мои друзья.
В магазине была большая задняя комната, которая использовалась как склад, я лишь однажды заглядывала туда. Она напоминала гараж с неоштукатуренными бетонными стенами, около которых стояли листы гипрока. Чаша с благовониями на маленьком столике наполняла комнату ароматным дымом. По углам громоздилось множество коробок и ящиков — их отодвинули, чтобы освободить место в центре. По краям пустого пространства топтался весь цвет сообщества бессмертных Сиэтла: Хью. Коди, Питер, Картер и даже Мэй. Роман наверняка тоже находился здесь, но скрывал ауру из-за Мэй. В центре комнаты Эрик что-то рисовал мелом на полу. Рядом стоял Джером, а между ним и моими друзьями растерянно жался Сет. Думаю, он пытался решить, кто из этих ребят наименее опасен. Если бы не Мэй, он, скорее всего, присоединился бы к моим друзьям.
Мэй неодобрительно смотрела на Эрика и Джерома, прищурив почти черные глаза и надув карминно-красные губы. Наконец она оторвалась от стены и вышла на середину, стуча по бетонному полу острыми шпильками. Сет поспешил убраться с дороги и встал рядом с моими друзьями.
— Это смешно, — заявила Мэй. — Мы впустую потратим время. Даже всех их недостаточно, чтобы вернуть ее. Тебе нужно заявить о пропаже и послать запрос на нового суккуба.
— Стоит мне сделать это, и вместе с новым суккубом сюда пришлют еще и нового архидемона, — огрызнулся Джером. — Странно, что ты еще не сделала это за меня.
Он попал в точку. Мэй служит под его началом и должна подчиняться приказам, но она и сама амбициозна. Если в аду узнают о моем исчезновении, Джерому светят большие неприятности, а ей это на руку.
— Мне это не нужно, — равнодушно сказала она. — Ты сам скоро обо всем сообщишь. А зачем тебе понадобилось мое присутствие? У меня нет связи с ней.
— Потому что я так сказал! Хватит спорить, — прикрикнул Джером, и взгляды двух демонов встретились.
Через некоторое время Мэй коротко кивнула, но скорее не потому, что он пригрозил ей, а так, будто сообщил нечто важное и заставил признать его правоту. Она отошла в другой угол комнаты и встала напротив моих друзей.
Эрику пришлось опуститься на колени, чтобы закончить рисунок; представляю, как у него ныла спина. Тяжело вздохнув, он выпрямился и оценивающе посмотрел на свою работу. На полу появились два круга, один — большой, другой поменьше, внутри первого. Оба круга были испещрены огромным количеством магических символов, некоторые из них были мне известны, но далеко не все. Джером тоже разглядывал рисунок, и я впервые заметила на лице босса волнение!
— Все готово? — спросил он.
Эрик кивнул, рассеянно потирая спину.
— Если вы о заклинании, то все готово. Джером посмотрел на Сета, и того прямо передернуло от взгляда демона.
— Иди сюда, — приказал демон.
Сет посмотрел на рисунок с неменьшим волнением, чем Джером, и спросил:
— А что со мной будет?
— Не умрешь, если ты об этом. Ты-то можешь выйти из круга в любой момент. А теперь иди, хватит терять время.
Мне не очень нравилось слушать, как Джером раздает Сету приказы. Накатила ставшая за последнее время привычной ярость. Меня злило даже то, что Сет слушается, лучше бы он отказался делать так, как ему говорят! Я спохватилась и постаралась выкинуть эти мысли из головы. Мне стоит приберечь гнев для онейридов, а не растрачивать его на ребят. Джером наверняка говорил правду. Картер, молча стоявший рядом с ним, не упустил бы случая уличить его во лжи. По крайней мере, я на это надеюсь.
Сет подошел к Джерому, стараясь не наступать на меловые линии, как суеверные люди, которые перешагивают трещины в асфальте. Эрик едва заметно улыбнулся ему.
— Он прав, мистер Мортенсен. Вам это не причинит вреда. Но ощущения будут… довольно странные.
Мэй снова напряглась и резким тоном спросила:
— Ты собираешься использовать его? Только его одного? Джером, один человек не может…
— Хватит! — взревел Джером. — Мне до смерти надоело, что со мной постоянно все спорят! Давайте уже покончим с этим делом!
Эрик кивнул и подошел к столику с благовониями. Там стояла маленькая чаша с водой и продолговатый, грубо обтесанный камень. Дымчатый кварц, подумала я. Эрик осторожно, почти благоговейно взял камень в руки и поднес к дымящимся благовониям, погрузив жезл в дым. Через пару секунд он окунул его в воду, а затем, продолжая сжимать жезл в руках, пошел к центру круга.
— Подожди, — остановил его Картер.
Ангел встал с корточек, отошел от коробок, стоявших вдоль стен, и сказал:
— Я тоже пойду.
— Вы все с ума посходили, — проворчала Мэй.
— Она в чем-то права, — поддержал ее Джером, — если ты войдешь в круг…
— Знаю, знаю, — отмахнулся Картер, переступая меловую линию и вставая рядом с Джеромом. — А еще я знаю, кто может попытаться выбраться из этого круга.
Ангел и демон обменялись взглядами, они снова общались телепатически.
Эрик вернулся в центр круга и поднял жезл высоко над головой. Картер и Джером отошли от смертных подальше, стараясь не заступать за внутренний круг. Вздымая руки над головой, Эрик вдруг перестал казаться слабым стариком. Да, его тело хирело и слабело с каждым днем, но когда начал произносить заклинание, он перестал быть простым смертным. Данте был более искусным магом, но и Эрик обладал магической силой, хоть и крайне редко прибегал к ее помощи. Если бы я присутствовала там во плоти, то почувствовала бы магию, которую он призывал. Я знала, что сила где-то рядом, казалось, еще немного — и я увижу ее.
Он закончил петь заклинание на непонятном языке и стал обходить круг. В четырех местах, на равном расстоянии друг от друга, он прикоснулся к меловой линии жезлом. Как только жезл коснулся круга в четвертый раз, все бессмертные, даже высшие, разом вздрогнули и переглянулись. Сет же просто растерянно смотрел по сторонам.
В положении стороннего наблюдателя я видела то же самое, что и Сет, а вот если бы я была там во плоти, то почувствовала бы силу, как и остальные бессмертные. Эрик замкнул круг, воздвигнув вокруг него невидимую стену. Магические круги бывают разные, но он сказал Сету, что тот в любой момент может выйти из него, а значит, из этого круга не смогут выбраться только бессмертные. Этот ритуал кое-чем отличался от призывания. Для призывания требуется огромное количество магии, ведь маг пытается поработить бессмертного против его или ее воли. Этот круг тоже был своего рода тюрьмой, но на его создание потребовалось меньше магии, потому что бессмертные вступили в него добровольно. Джером и Картер позволили заманить себя в ловушку.
Вот зачем демону понадобилось присутствие Мэй. Для черного мага вроде Данте это уникальный шанс: два высших бессмертных в ловушке — источник бесконечных возможностей для колдуна. Я точно знала, Эрик никогда не станет использовать их в своих целях. Но Джером, как настоящий демон, никому не доверяет, поэтому ему и понадобилась Мэй — она могла подстраховать их, если Эрик вдруг откажется выпускать пленников. Конечно, она ничего не сделает, пока Эрик не выйдет из круга, но он ведь не сможет оставаться там вечно.
Они же пытаются спасти меня, Эрик не мог решить провести ригуал для того, чтобы призвать Джерома и Картера, подумала я. А потом вспомнила слова ангела: «А еще я знаю, кто может попытаться выбраться из этого круга».
Эрик встал напротив Сета, тот с каждой секундой все больше нервничал. Напряжение на лице Эрика выдавало, какой огромной силой он сейчас управляет. Ему было сложно притворяться обычным добрым стариком, но он старался как мог.
— Вам ведь не безразлична мисс Кинкейд? — спросил он Сета. — Хотите ли вы спасти ее?
— Да, — не раздумывая, ответил Сет.
— Тогда думайте о ней. Сконцентрируйте на ней все ваше внимание. Зовите ее. У вас в сознании не должно остаться ничего, кроме нее.
Сет озадаченно посмотрел на него, но кивнул. Эрик повернулся к Джерому и Картеру.
— А вы должны не дать ему зайти слишком далеко. Вы не сможете войти во внутренний круг сами, но должны постараться удержать его здесь. Иначе мы потеряем их обоих.
Не дожидаясь ответа ангела и демона, Эрик поднял жезл и прикоснулся ко лбу Сета, потом к щекам и подбородку. Сет задрожал.
— Помните, — повторил Эрик, — когда врата откроются, думайте о ней. Только о ней. Попробуйте дотянуться до нее. А когда найдете, ни в коем случае не отпускайте.
— Врата? — спросил Сет. — Какие еще…
Но Эрик уже начал читать заклинание, и вдруг из ниоткуда подул сильный ветер, взлохматив волосы стоявших внутри круга. Голос Эрика звучал все громче и громче, а потом…
А потом я снова увидела перед собой онейридов.
— Что случилось? — воскликнула я.
В тысячный раз мне хотелось разбить невидимые стены темницы. Выцарапать онейридам глаза. Задушить их.
— Покажите мне, что будет дальше!
— Полный провал, — сказал Первый.
— У них ничего не получится, — добавил Второй. — Демонесса права. Даже дюжина влюбленных в тебя смертных окажется бессильна, что уж говорить об одном…
Внезапно Второй замолчал. Они с Первым посмотрели друг на друга, а потом оглянулись по сторонам, словно ища что-то. Я тщетно пыталась понять, что они увидели или услышали, но меня окружала чернота и тишина.
А потом я почувствовала, как меня уносят волны нового сна. Чернота подернулась рябью, и оба онейрида резко обернулись ко мне.
— Нет! — закричал Второй, протягивая ко мне руки.
Все прояснилось. Я не провалилась в сон. Я осталась там, где была.
Джорджина.
Мое имя. Впервые за… не знаю, за сколько дней, я услышала человеческий голос, а не шипение онейридов. Голос говорил очень тихо, слова казались шепотом, заглушаемым порывами ветра. Мое имя. Ну, по крайней мере одно из них.
Не знаю, откуда доносился этот голос, но все мое существо сосредоточилось на нем, пытаясь понять, откуда он исходит.
Джорджина.
— Да? — сказала я вслух. — Я здесь!
Мир снова подернулся странной рябью. Я не слышала своего имени, все происходящее подозрительно напоминало песню сирен. Беззвучная музыка, неописуемые цвета…
— Перестаньте! — закричал Первый.
Никогда не слышала, чтобы онейриды повышали голос. Их голоса всегда походили на тихое, язвительное шипение. Похоже, они разволновались.
— Мы должны бороться! — закричал Второй Первому. — Иди ко мне. Не позволяй им…
Я попала в очередной сон. Нет, просто я вдруг оказалась в другом месте. Я плавала в воздухе, внутри облака или скорее внутри смерча — вокруг меня все кружилось и со свистом проносилось мимо. Клочья дыма. Цветовые пятна. Сверкающие звезды. Они прикасались ко мне, проходили сквозь меня, и с каждым прикосновением я ощущала чьи-то эмоции. Не свои. Чье-то счастье. Чей-то ужас. Каждая эмоция сопровождалась на мгновение вспыхивающим в сознании образом. Зеленый луг. Самолет. Чудовище. Я потерялась в этом урагане, мне стало еще страшнее, чем в заключении у онейридов. Там у меня оставалось хотя бы какое-то ощущение материальности. А тут… Время от времени казалось, будто ураган растворяется, уступая место привычной черноте коробки. А потом чернота пропадала, и меня опять начинал кружить вихрь чужих ощущений,
— Джорджина.
Меня снова кто-то позвал по имени. Кто-то очень знакомый. Хотя у меня и не было физического тела, я всеми силами стремилась к этому голосу, пытаясь хоть что-то разглядеть в вихре красок.
— Джорджина.
Голос зазвучал громче. Как будто призывая меня. Я горела желанием добраться до него. Он был частью меня. Моим домом. И тут, посреди всего этого хаоса, один луч света вспыхнул ярче остальных. Белый, девственно-чистый луч света в радужном хаосе. Я не отрываясь смотрела на него, тянулась к нему каждой клеточкой. Мир снова стал распадаться, погружаясь во мрак, но я поняла: я больше не вернусь в тесную коробку. Не знаю, стал ли этот свет ярче или просто приблизился, но вдруг он оказался прямо передо мной, окружая меня, становясь мной.
Как и при соприкосновении с чужими снами, перед моим внутренним взором промелькнул образ: Сет сжимает меня в объятиях. Или показалось? Он обнимал меня, но его лицо постоянно менялось. Нет, это он, я всегда узнаю его. Он такой родной, такой близкий, не могу отпустить его. Это мой дом. 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.