.RU
Карта сайта

Юлия Латынина Промзона Охота на изюбря Юлия Латынина Промзона Nullum crimen sine lege - 28

* * *


Встреча с Царандоем состоялась на нейтральной территории — на втором этаже небольшого загородного ресторана, специально устроенного на отшибе от Черловска, дабы не смущать случайного прохожего скопищем крутых иномарок у стилизованного под русское крылечко подъезда. Кафе было обустроено в виде русского двухэтажного теремка, с витыми столбиками крылечек, высокими ступенями и резными наличниками. Святорусский пейзаж дополняли камуфляж вневедомственных ментов и полированные бока скопившихся на стоянке иномарок.
Денис приехал в ресторан, разумеется, уже не на грузовике. Из Ахтарска были своевременно вызваны приличествующие случаю тачки.
Ворота стоянки разошлись в стороны, давая дорогу черному бронированному «мерседесу» и следующему за ним джипу сопровождения. Денис подождал в машине, пока из джипа выскочила охрана, быстро и споро, как ищейки, обнюхала все вокруг, и предупредительно распахнула дверцу перед шефом.
Денис прошел несколько шагов по двору, закрытый со всех сторон мощными плечами охранников, и исчез в распахнутой двери теремка.
На втором этаже было светло и приятно. Кабинет был устроен в виде горницы, с белеными стенами, смыкавшимися треугольником вверху, и просмоленной балкой, с которой свисали пучки трав и вязки крупного, не правдоподобно красного лука. За накрахмаленной скатертью сидел Царандой. А справа от него — еще один человек. Фаттах Олжымбаев. Бывший временный управляющий шахты им. Горького и правая рука Константина Цоя.
Денис шагнул в сторону, кивнув на столик у окна. При столике стояло всего два стула.
— Присядем? — сказал он Царандою. И тут же опустился за стол, левым боком к свежевымытому стеклу Денис отметил про себя секундное колебание Царандоя. Авторитет прищурился: он явно не желал садиться за стол у окна, но, учитывая, что собственно напротив стекла находился Черяга, а стул, оставленный Царандою, стоял при стене из толстых просмоленных бревен… Царандой сел. Он явно недоумевал насчет присутствия Дениса в Черловске. По его расчетам, Денис должен давно быть в Швейцарии, и прятаться не только от черловской ментовки, но и от Интерпола. Если Денис приехал в Черловск, да еще и с такими понтами, значит, Царандой что-то не понимал в раскладе. А когда что-то не понимаешь, легко на что-то нарваться.
Фаттах с улыбкой взял третий стул и сел рядом.
— Ты мне поясни ситуацию с казино, — сказал Денис Царандою.
— У меня была шахта, — сказал Царандой, — бабки с нее снимал Гриша. Теперь шахты у меня нет, а у Гриши есть казино.
Улыбнулся и развел руками.
— Гриша проворонил шахту. Пусть и отвечает. Все ясно?
Денису было ясно все. После скандала с Самариным Царандой решил мириться с группой «Сибирь», а за счет кого? Разумеется, за счет слабого партнера.
Царандой отдавал Фаттаху казино, которое ему не принадлежало, а взамен получал прощение долгов. Это была классическая манера мелкого российского бандита: придраться к чему-либо, хоть к цвету носок, и отобрать бизнес.
В обычной ситуации Денису бы даже в голову не пришло ввязывать в разборку между бандитом и блатным коммерсантом, замазанным дерьмом по самые ушки. Тем более, когда у него самого дымился зад. Но у этого коммерсанта была сестра Настя.
— А ты здесь при чем? — спросил Денис.
— А я у Гриши казино покупаю, — сказал Фаттах.
— Задорого?
— Не обидим, — сказал Фаттах, — уголовное дело прекратим. Ну, и тысяч сто заплатим.
Денис помолчал. Ремонт казино обошелся минимум в полтора миллиона.
Долгов на Грише висело тысяч пятьсот: Гриша, широкая душа, бесплатно угощал в ресторане половину города и вообще был едва ли не единственным в России хозяином казино, который работал мало что не в убыток. Если Гриша отдаст казино даром, его просто убьют, — те самые кредиторы, которые на халяву напивались в «Версале». Царандоя это наверняка устраивало: чем мертвей Гриша будет, тем меньше вероятность, что он сможет как-нибудь сровнять счет.
Денис помолчал.
— Ты понимаешь, в чем дело, — сказал Денис, — ты не у Гриши казино отнимаешь. Ты его у меня отнимаешь. Потому что моя доля в нем — половина.
Маленькие колючие глазки Царандоя вонзились в сидевшего напротив Черягу.
Это было плохо. Совсем плохо. Царандой полагал, что красный примчался сюда, потому что положил глаз на Настю. Фиг ли! Оказывается, у него с Гришкой деловые завязки! Интересно, откуда этот парень взял личных семьсот штук?
— Тебя что ж, вместе с Гришей посадить? — усмехнулся Фаттах. — Это нетрудно. Мансур, когда выйдет из комы, много чего наговорит.
Денис повернул голову:
— Фаттах, можно тебя на два слова?
— Куда?
Денис безразлично ткнул пальцем куда-то на лестницу.
Фаттах пожал плечами и вышел вслед за ним.
Фаттах оперся о лестницу и заулыбался. У него всегда была обаятельная улыбка проказливого школьника, и круглое, как луна, белоснежное лицо, сводившее с ума женщин.
— Ты пойми меня, Денис. Если б ты убил Мансура, ситуация у вас в области была б одна. А сейчас, когда Самарин в бегах, она совсем другая. Мне это казино очень нужно, а денег нет. Ты мне объясни, как мне выйти из этой ситуации, не сажая тебя в тюрьму, и как ты скажешь, так я и сделаю.
— Нет проблем. Заплати полтора миллиона и забирай казино.
— Я же тебе сказал: у меня столько нет.
— Укради у Альбиноса.
Олжымбаев оскорбительно засмеялся.
— Я не сумасшедший. Тот, кто обманывает Костю, долго не живет.
— В таком случае у тебя печальные перспективы, — сказал Денис.
Медленным, почти ласкающим движением он достал из внутреннего кармана сюртука небольшую фотографию и показал ее Фаттаху. Тот недоуменно посмотрел на нее. Фаттаху потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что на снимке запечатлен он сам — в постели с Ниной.
— Ты все-таки заплатишь полтора миллиона, — сказал Денис.
— Я не смогу вынуть такие деньги.
— Ну хорошо, я согласен на миллион. А на оставшиеся деньги объясни Анастасу, что санкцию на мой арест придется порвать. В противном случае я казино не продам.
Денис поднялся и исчез за занавеской. Через пять минут в кабинет заглянул Царандой. — Ну что, договорились? — сказал Царандой.
— Да, — ответил Фаттах, — договорились. Тысяч триста я Денису плачу.
Шестисотый «мерс» Фаттаха покинул площадку у ресторана в полседьмого вечера. Царандой, вышедший провожать нового партнера, задумчиво смотрел, как охлопываются ворота за уехавшими машинами.
— Красиво всех мусор развел, — сказал Царандой своему заместителю. — Ты заметил, что он все бабки себе потребовал? Мамой клянусь, он из этого дела ни копейки Гришке не отвалит.
— А Гриша?
— А что Гриша? Из тюрьмы вышел, шкуру спас — оно и так ему хорошо, и так хорошо. Ты думаешь, у этого мента и правда доля в казино?
— А что, нет?
— Мозги у него варят, вот что! Учись, как разводить надо! Триста штук ни за что себе в карман стряс, и еще будет везде говорить, что доброе дело сделал!

2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.