.RU
Карта сайта

Антон Леонтьев Звездный час по тарифу Антон Валерьевич Леонтьев Звездный час по тарифу - 20


Барон фон Холенброк тонко усмехнулся и дотронулся длинными белыми пальцами, на одном из которых поблескивал квадратный сапфир, до висков:
– Милое мое дитя, вы, признаюсь, восхитительны! Сколько вам лет?
– Тринадцать, – пробормотала Ксения.
Барон высунул кончик багрового языка и произнес:
– Вам всего тринадцать лет, а вы проявляете такую смелость – и все ради вашего отца! Боюсь, ваши надежды преувеличены – я знаю и прокурора, и министров, но они не пойдут навстречу моим просьбам. Дело в том, что ваш отец... разрешите мне говорить прямо... стал в этой стране персоной нон грата. Его вина в том, что господин Самдевятов – иностранец. Будь он гражданин республики, его бы приговорили ко многим годам каторги. Однако он – подданный русского царя, поэтому к нему и проявили такую жестокость. Все газеты только об этом и пишут – злой богатый иностранец подбил несчастных эльпараисских бандитов на совершение ужасного преступления! Увы, увы, дорогое мое дитя, но я не смогу помочь вам! Я обладаю определенным весом, но в дипломатических кругах! Поверьте, если бы помилование вашего батюшки зависело целиком от меня, то я бы, не колеблясь ни секунды, даровал ему жизнь!
– Но что же мне тогда делать? – прошептала Ксения. – У меня остается последняя надежда – президент республики! Но попасть к нему на прием чрезвычайно сложно!
– Вернее сказать, невозможно, – вздохнул господин австрийский посол. – Президент, хотя и избирается народом, быстро забывает о своей зависимости от граждан республики и превращается в некое подобие европейского монарха. О народе он вспоминает только непосредственно перед выборами. В этом то и кроется корень всего зла выборной демократии: людьми примитивно манипулируют! Лучше, как на вашей и моей родине, иметь государя, который не зависит от плебса и не ограничен несколькими годами сумбурного правления, цель которого – дать черни хлеба и зрелищ и добиться своего переизбрания на новый срок!
Голос барона фон Холенброка, который показался Ксении металлическим и звучным, производил на нее успокаивающее и даже целебное воздействие. Страхи рассеялись, Ксения почувствовала себя лучше.
– Однако у меня будет возможность встретиться с господином президентом республики послезавтра под вечер, – продолжил посол. Ксения встрепенулась. – И я уверен, дитя мое, что смогу предоставить ему ходатайство о помиловании вашего отца и убедить господина президента в необходимости подписать его!
– И вы сделаете это? – произнесла потрясенная Ксения. Отталкивающая аура, которая окружала барона, рассеялась, девочка видела в нем привлекательного и доброго старика, который готов спасти ее отца.
– Конечно, я сделаю это! – энергично ответил австрийский посол. – Однако не могу вам ничего обещать – решение будет принимать исключительно сам глава Коста Бьянки, но я постараюсь его убедить в том, что такой шаг поможет разрядить обострившиеся отношения с Петербургом.
Рука барона снова легла на лоб Ксении, и он добавил:
– Дитя мое, я делаю это ради вас!
В его глазах блеснуло что то зловещее, но Ксения не заметила этого. Она была до чрезвычайности благодарна барону фон Холенброку. Он предложил ей отправиться в посольство, где он проживал, чтобы подкрепить силы чашкой шоколада. Ксения, осведомившись, который час, в ужасе ответила, что ей пора возвращаться к сеньоре Диас.
– Вы работаете служанкой? – пробормотал до глубины души потрясенный барон.
Узнав, что сеньора намеренно взяла к себе Ксению и Елизавету Порфирьевну, дабы иметь возможность поиздеваться над ними, он вспылил:
– Как смеет эта особа так вести себя! Ваша матушка – дочь графа? Дитя мое, я обещаю вам, что мы найдем выход из ситуации!
Он высадил ее около особняка семейства Диас. На прощание барон подал ей руку, и Ксения снова испытала чувство брезгливости и дискомфорта: ладонь была твердой, ужасно холодной и мокрой.
– Мы еще встретимся с вами, дитя мое! – Барон растянул тонкие губы в усмешке, мелькнул багровый язык. – Я приложу все силы, чтобы спасти вашего отца!
Воодушевленная, Ксения вернулась в дом сеньоры Диас. Та сразу же накинулась на девочку, обвиняя ее в эгоизме и непослушании.
– Ты получила полдня в качестве дополнительного выходного – бушевала сеньора, – а прошлялась неизвестно где до вечера! Учти, больше у тебя не будет выходных в течение всего года! Отправляйся на кухню и помоги кухарке!
Когда Ксения сообщила maman о встрече с австрийским послом, та вяло отреагировала на обещания помощи. Елизавета Порфирьевна была уверена, что ее мужа казнят.
Ксения ждала известий от барона, но тот так и не навестил ее. Через три дня было объявлено о том, что публичная казнь Федора Архиповича состоится на следующей неделе. Ксения была безутешна – получается, что никто не спасет ее papa от виселицы.
В день казни она самовольно ушла из особняка сеньоры Диас – Люсьена пообещала, что хозяйка ни о чем не узнает. Елизавета Порфирьевна наотрез отказалась сопровождать дочь.
– Твой отец получит то, что заслужил! – твердила она. – Я не хочу ничего о нем знать, это он вверг нас в такое ужасное состояние!
Казнь происходила на центральной площади столицы, около старинного собора Богородицы. Посмотреть на то, как будут вешать «этого русского бандита», пришло много эльпараисцев. Ксения встретилась с семейством Шадриных – Иван Иваныч был подавлен, Алешка пытался утешать всхлипывающую Пелагею, которая вела за ручку ничего не понимающего Степу.
Более всего Ксения страшилась нелепых фраз утешения. Она сумела пробраться через всю толпу к эшафоту, который был оцеплен жандармами. Она с ужасом рассматривала виселицу, которая ожидала единственную жертву – ее отца. Ксения, закрыв глаза, принялась горячо молиться, призывая бога смилостивиться над papa и послать ему избавление. Но она понимала, что этого не будет.
Спустя полчаса толпа загудела, показался черный тюремный экипаж. Он остановился около самого помоста, появился Федор Архипович. Собравшиеся заулюлюкали, зашипели, посыпались бранные слова. Ксения со слезами на глазах смотрела на papa – из молодого цветущего мужчины он превратился в жалкого испуганного старика. Алешка, стоявший рядом с Ксенией, сжал ее ладонь, и она испытала благодарность к мальчику.
Жандармы, подталкивая Самдевятова в спину, заставили его подняться по крутым ступенькам на эшафот. Появился статный военный, который громогласно зачитал еще раз решение суда. Федор Архипович в ужасе смотрел на виселицу. Двое палачей схватили его, завели ему руки за спину, связали их и подтащили несчастного к петле.
Толпа продолжала бесноваться, слышались хохот, дурные песни, шуточки. Казнь для людей была очередной забавой и развлечением – примерно как ярмарка или предрождественский базар.
Самдевятов покачнулся, и Ксения увидела, как судорога исказила лицо papa. Она почувствовала, что ей хочется рыдать, но слез не было. Палачи насильно сунули голову Федора Архиповича в толстую петлю. Самдевятов дрожал всем телом, из толпы доносились хамские замечания и грубые выкрики.
Один из палачей подошел к большому рычагу, который приводил в действие механизм в подполе – люк открывался, и приговоренный к смерти повисал в воздухе. Ксения увидела, как его рука легла на рычаг. Военный, спросив что то у Федора Архиповича, медленно махнул рукой в белой перчатке. Рычаг пошел вниз...
Ксения закрыла глаза, толпа затихла, предвкушая самое занимательное. Девочка услышала скрежет открывающегося люка и страшные, странные хрипы. Их заглушили вопли беснующейся толпы. Ксения поняла, что приговор приведен в исполнение. Алешка до боли сжимал ее ладонь, Ксения, наклонив голову, желала одного – немедленно умереть.
– Батюшки, что это! – раздался голос Ивана Иваныча. – Не может быть!
Ксения приоткрыла один глаз. Она старалась не смотреть на виселицу. К эшафоту подлетел на взмыленной лошади офицер в белой форме и протянул военному, который зачитал приговор, засургученный пакет. Тот сорвал печати, пробежал глазами текст и крикнул что то палачам. Те немедленно бросились к Федору Архиповичу, чье тело, содрогаясь в конвульсиях, билось на веревке.
– Они вынимают его из петли! – воскликнула Пелагея. – Боже мой, Федор Архипович жив!
Ксения распахнула глаза – ее отец лежал на деревянном помосте, над ним суетился военный врач, стараясь привести Самдевятова в чувство. Офицер огласил известие, которое доставил ему экстренный курьер.
– Указом его высокопревосходительства президента Республики Коста Бьянка приговор в отношении сеньора Федора Самдевятофф, осужденного на смертную казнь через повешение за многочисленные преступления, заменяется двадцатью пятью годами каторги...
Толпа зароптала, люди были явно недовольны тем, что им не разрешили до конца насладиться упоительным зрелищем – казнью. Ксения прижалась к Алешке, чувствуя, что голова у нее идет кругом. Неужели... Неужели австрийский посол сдержал свое слово и сумел получить помилование из рук президента?
Воспользовавшись воцарившейся сумятицей, Ксения проскользнула мимо жандармов, оцепивших площадь, и бросилась к эшафоту. Она подлетела к лежащему на дощатом полу Федору Архиповичу. Офицер нахмурился, Ксения залепетала:
– Сеньор, я – его дочь! С papa все в порядке? Прошу, не прогоняйте меня!
Военный, сжалившись, разрешил Ксении приблизиться к Самдевятову. Федор Архипович, бледный, со страшным багровым следом от петли на шее, беззвучно плакал.
– Папочка, все хорошо, все хорошо!
Ксения бросилась к нему на грудь. Федор Архипович натужно закашлял, на губах у него вспенилась кровь. Ксения спросила у доктора:
– Что произошло с papa?
Врач пояснил:
– Ваш отец некоторое время находился без кислорода, кроме того, вследствие больших перегрузок, которые оказала на шейные позвонки петля, нельзя исключать внутренних повреждений. Да и приговоренный, я заметил это еще до начала казни, был вне себя, возможно, что в тот момент, когда механизм был приведен в действие, его сразил сердечный приступ или апоплексический удар!
Федор Архипович пытался что то сказать, но не смог: его глаза закатились, он хрипел. Ксения рвалась к нему, но по знаку офицера подоспевшие жандармы удержали ее. Доктор склонился над Самдевятовым, спустя несколько минут он вынес страшный вердикт:
– Сеньор скончался. Не могу пока судить, что послужило причиной смерти, повреждения в результате прерванной казни, или сердечный приступ, или и то и другое... Однако несчастный мертв – указ о помиловании пришел слишком поздно!
Ксения ошеломленно уставилась на отца, который вытянулся на досках. Он не походил на мертвого.
– Вы лжете! – закричала она в лицо доктору. – Вы убили моего papa! Он жив, жив, жив... Президент помиловал его! И пусть ему надлежит двадцать пять лет провести на каторге, он совсем еще не старый, он все выдержит! А я буду бороться за его досрочное освобождение! Papa не мог умереть! Скажите мне, что это не так!
Офицер тряхнул Ксению за плечи и отчеканил:
– Сеньорита, не закатывайте тут истерики! Вы не имеете права находиться на помосте! Ваш отец умер, и доктор не мог ошибиться. А теперь прошу вас покинуть это место! Тело вашего отца вы можете получить через двое суток в тюремной больнице – необходимо провести вскрытие...
Словно оглушенная, Ксения отошла в сторону. Она почему то запомнила, что подошвы штиблет отца были ярко желтого цвета. Туфли были неношеные. Едва не споткнувшись, Ксения сошла с эшафота. Внизу ее ждал Иван Иваныч.
– Ну, что с барином? – спросил он. – Как он, оклемался, сердешный? Тот, кого вздернут, а потом помилуют, жить будет долго, до ста лет...
Ксения с ненавистью оттолкнула Шадрина и прокричала ему в лицо:
– Papa умер! Я больше ничего не хочу! Мне больше никто не нужен! Он умер, вы это понимаете!
К ней бросился Алешка, но она увернулась от мальчика и побежала прочь. Расталкивая ругающихся горожан, наступая им на ноги, задевая их локтями, Ксения пробиралась сквозь людскую толпу. Ей хотелось одного – умереть.
По кривым тесным улочкам она неслась к океану. В голове у нее билась единственная мысль – отчего судьба оказалась так жестока по отношению к papa? Ведь президент помиловал его, но отец все равно умер. Ничто и никто не мог спасти его!
Ксения, задыхаясь, вылетела на окраины Эльпараисо. Лазурный океан раскинулся перед ней. Она оказалась перед развалинами старинного форта, который возвышался на высоченной скале. Девочка метнулась к краю утеса. Несколько камешков полетели в пропасть.
Далеко внизу, метрах в тридцати сорока, волны мерно ударялись о камни, которые, как панцири огромных черепах, выглядывали из воды. Ксения обернулась, заслышав вдалеке свое имя. Так и есть, настырный Алешка! Он несется за ней! И чего он только к ней пристал! Она сделает так, как считает нужным!
Ксении стало страшно. Она не хочет жить без papa. Что ожидает ее – существование в качестве горничной или служанки, постоянные упреки maman, нищета? Решение всех проблем – под ней. Равнодушный и огромный океан. Ей стоит только сделать один шаг, и она окажется далеко далеко отсюда, в том мире, где сейчас находится papa. И она снова станет счастливой!
Или нет? Секундное желание – броситься вниз – прошло. Ксения отступила от края. Алешка был рядом, всего в десяти или пятнадцати метрах от нее. Слишком поздно она заметила, что почва под ее ногами стала оседать. Ксения закричала, взмахнула руками, не веря, что это происходит с ней...
И начала падать. Воздух засвистел в ушах, глаза резанули невыносимо яркие лучи солнца, и мгновением позже она ударилась о воду. Ксения, теряя сознание, камнем пошла на дно. Соленая вода заливала ей рот и ноздри, раздирала горло, не позволяла дышать. Больше Ксения ничего не помнила...
Боль пронзила ее, приступы кашля сотрясали тело. Ксения с трудом разлепила глаза. Получается, что она умерла? Но ведь она не хотела бросаться со скалы, нелепый несчастный случай...
– Ну давай же, давай же! – приговаривал знакомый голос. Ксения ощутила ужасную боль в ушах. Кто то колотил ее по груди увесистыми кулаками. Ксения слабо улыбнулась, чувствуя, что мускулы лица сводит судорогой. Тело ломило, ноги и руки горели – наверняка в ранки попала соленая вода.
Это был Алешка. Заметив, что Ксения приоткрыла глаза, он воскликнул: 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.