.RU
Карта сайта

Хизер, Кристиану и Майклу - 18

Глава двадцать восьмая
Пять минут прошли и остались в прошлом. Десять минут превратились в двадцать. Я мучительно пыталась не обращать внимания на леденящее чувство, будто за мной наблюдают, и впивалась взглядом в тени, взявшие школу в кольцо.
Почему Патч так долго не возвращается? С возрастающей тревогой я обдумала несколько вариантов. Что, если он не найдет Ви? И что будет, если Патч найдет Элиота? Элиот едва ли сильнее Патча, но возможность есть всегда… особенно если он нападет внезапно.
В кармане зазвонил телефон, заставив меня подпрыгнуть.
— Я тебя вижу, — произнес Элиот, когда я взяла трубку. — Ты сидишь в машине.
— Где ты?
— Смотрю на тебя со второго этажа. Мы тут играем.
— Я не хочу играть.
Он повесил трубку.
Я вышла из машины и подняла голову, разглядывая темные окна. Сердце билось где-то в горле. Элиот вряд ли знал, что Патч внутри, — его голос звучал нетерпеливо, но не сердито и не раздраженно. Мне оставалось надеяться лишь на то, что Патч что-нибудь придумал и проследит, чтобы со мной и Ви ничего не случилось. Луна скрылась за облаками, и я, объятая страхом, шагнула в проем восточной двери.
Меня встретил полумрак. Понадобилось несколько секунд, чтобы глаза сумели различить слабый свет с улицы, падающий сквозь стекло двери. Плитки пола отсвечивали восковым блеском. По обеим сторонам коридора выстроились шкафчики, похожие на армию спящих роботов. Вместо тишины и спокойствия пространство излучало притаившуюся угрозу.
Огни с улицы освещали первые несколько футов коридора, но дальше ничего не было видно. На стене у двери было несколько выключателей, я попробовала их все. Ничего не произошло. Фонари снаружи горели, значит, свет в школе отключили вручную. Было ли это частью плана Элиота? Его нигде не было, как не было и Ви. И Патча тоже. Я решила обойти каждое помещение школы, медленно вычеркивая по одному до тех пор, пока не найду его. А вместе мы сможем найти Ви.
Держась рукой за стену, я двинулась вперед. Каждый учебный день я проходила этот коридор по несколько раз, но в темноте он внезапно начал казаться незнакомым.
И длинным. Ужасно длинным. На первом перекрестке я мысленно огляделась. Поворот налево приведет меня к музыкальному классу и к столовой. Направо — к администрации и лестнице. Я пошла прямо, углубляясь в здание, в сторону классных комнат.
Тут мои ноги на что-то наткнулись, и, не успев отреагировать, я рухнула на пол. В этот момент луна показалась из-за облаков, и мутный серый свет залил тело, о которое я споткнулась. Жюль лежал на спине, глаза его были пусты. Длинные светлые волосы разметались по лицу, руки были безвольно раскинуты в стороны.
Я на коленях отползла назад и закрыла рот ладонями, с трудом пытаясь вдохнуть. Ноги дрожали от потрясения. Очень медленно я протянула руку и положила ее ему на грудь. Он не дышал. Он был мертв.
Вскочив на ноги, я задушила рвущийся наружу крик. Мне хотелось позвать Патча, но меня мог услышать Элиот — если он еще не знал, где я. С ужасом я осознала, что он мог стоять в футе от меня, наблюдая за тем, как складывается его изощренная игра. Свет слабел, и я нервно оглядела коридор — он уходил в бесконечность впереди. Слева короткая лестница отделяла меня от библиотеки. Справа начинались классы. В коротком приливе решительности я выбрала библиотеку и двинулась по темнеющему коридору, стараясь убраться подальше от тела Жюля. С носа у меня закапало, и я вдруг осознала, что беззвучно плакала. Почему Жюль умер? Кто его убил? Если Жюль мертв, то и Ви тоже?
Двери библиотеки оказались незапертыми, и я зашла внутрь. В дальнем конце, за книжными полками, было три маленьких лаборатории. В них была установлена звукоизоляция; если Элиот хотел спрятать Ви, тут сделать это было удобнее всего.
Не успела я двинуться в их сторону, как в библиотеке раздался мужской стон. Я встала как вкопанная.
В коридоре зажегся свет, пронизав тьму библиотеки. В нескольких футах от меня лежал Элиот, его рот был раскрыт, кожа посерела. Он остановил на мне взгляд и потянул руку в мою сторону. У меня вырвался пронзительный крик. Я резко развернулась и бросилась к дверям библиотеки, руками и ногами отпихивая оказавшиеся на пути стулья.
«Беги! — приказала я себе. — Скорее к выходу!»
Я вывалилась из дверей библиотеки, и тут же свет в коридоре снова погас, погружая все во тьму.
— Патч! — попыталась крикнуть я, но голос подвел, и я лишь сдавленно прошептала его имя.
Жюль умер. Элиот почти умер. Кто их убил? Кто остался? Я попыталась разобраться в происходящем, но мозг отказывался работать.
Толчок в спину вывел меня из равновесия, а еще один заставил отлететь в сторону. Ударившись головой о шкафчик, я потеряла ориентацию. Темноту коридора рассекал узкий луч света, и мой взгляд сфокусировался на глазах в прорезях лыжной маски. Свет исходил от шахтерского фонарика, закрепленного на маске.
Я поднялась и попыталась бежать, но он протянул руку к шкафчику и отрезал мне путь к отступлению, потом оперся другой рукой с другой стороны, и я оказалась в ловушке.
— Ты думала, я умер? — в его голосе звучала злорадная, ледяная улыбка. — Я не мог упустить последний шанс поиграть с тобой. Сделай одолжение, скажи: кто, по-твоему, был злодеем? Элиот? Или тебе приходило в голову, что это мог быть твой лучший друг? Горячо, правда? Вот что делает страх. Он выпускает все то мерзкое, что прячется глубоко внутри нас.
— Это ты, — голос у меня дрожал.
Жюль стянул фонарь и маску.
— Во плоти.
— Как ты это сделал? — спросила я все тем же дрожащим голосом. — Я тебя видела — ты не дышал. Ты был мертв.
— Не стоит приписывать все мне. Это и твоя заслуга, Нора. Если бы твой жалкий разум не был таким слабым, я бы ничего не сумел сделать. Я тебя расстроил? Обидно узнать, что из всех умов, которые я подчинял, с твоим справиться было легче всего? И веселее всего.
Я облизала губы, чувствуя во рту странное ощущение — что-то сухое и липкое. Даже дыхание мое пахло страхом.
— Где Ви?
Он дал мне пощечину.
— Не меняй тему. Тебе стоило бы научиться управлять своим страхом. Страх выключает логическое мышление и открывает необыкновенные возможности для таких, как я.
Таким Жюля я еще никогда не видела. Раньше он всегда был тихим, угрюмым, ничем и никем не интересовался. Всегда находился на заднем плане, не привлекая внимания, не вызывая подозрений. «Очень умно», — подумала я.
Схватив за руку, он потащил меня за собой, но я вцепилась в него ногтями и вырвалась, и тогда он ударил меня кулаком в живот. Я отшатнулась, тщетно хватая ртом воздух, и сползла по шкафчику на пол. В горло просочилась тоненькая лента воздуха, но я подавилась им. Жюль коснулся следов, которые мои ногти оставили на его руке.
— Ты за это заплатишь.
— Зачем ты меня сюда позвал? Чего ты хочешь? — мне не удалось подавить панику в голосе.
Он рывком поднял меня на ноги и потащил дальше по коридору, ногой открыв дверь, швырнул внутрь, и я упала, ударившись ладонями о жесткий пол. Двери с грохотом закрылись позади. Единственный свет исходил от фонаря, который держал Жюль. В воздухе чувствовались знакомые застарелые запахи мела и химикатов. На стенах висели плакаты с изображениями человеческого тела и поперечного сечения клеток. Длинный черный гранитный стол с раковиной стоял лицом к рядам гранитных парт. Мы были в кабинете биологии тренера. На полу, у мусорной корзины, лежал скальпель, который, должно быть, проглядели и тренер, и уборщик. Только я успела засунуть его за пояс джинсов, Жюль поднял меня на ноги.
— Пришлось отключить электричество, — произнес он, положив фонарь на ближайший стол. — Неинтересно играть в прятки при свете.
Протащив по полу два стула, он поставил их напротив друг друга.
— Садись, — звучало не как приглашение.
Мой взгляд метнулся к окнам на противоположной стене, и я прикинула, не удастся ли разбить одно из них и сбежать от Жюля. Инстинкт самосохранения среди прочего приказал мне не показывать испуга. Где-то в глубине сознания всплыл совет с курсов по самозащите, на которые мы вместе с мамой пошли после того, как умер папа. Зрительный контакт… уверенность… здравый смысл… легко говорить!
Жюль нажал мне ладонями на плечи, заставляя сесть. Холодный металл скользнул глубже в джинсы.
— Дай свой мобильный, — приказал он, вытянув руку.
— Я его в машине оставила.
— Хочешь играть со мной в игры? — со смехом спросил он. — Твоя подруга заперта тут рядом. Если будешь играть со мной, она обидится, что ее не позвали. Придется придумать для нее отдельную маленькую игру.
Получив от меня телефон, он согнул его пополам с какой-то нечеловеческой силой.
— Теперь мы только вдвоем. — Жюль сел на стул напротив и вальяжно вытянул ноги, свесив одну руку со спинки стула. — Давай поболтаем, Нора.
Я рывком вскочила со стула, но не успела пробежать и четырех шагов, как он схватил меня за талию и швырнул обратно.
— У меня когда-то были лошади, — задумчиво сказал он. — Давным-давно, во Франции, у меня была целая конюшня прекрасных лошадей. Больше всего я любил испанских. Их ловили, диких, на воле и доставляли сразу ко мне. За несколько недель мне удавалось их укротить. Но иногда попадались лошади, которые не хотели подчиняться. Знаешь, что я делал с лошадьми, которые отказывались подчиняться?
Вместо ответа я вздрогнула.
— Не упирайся, и с тобой ничего не случится, — пообещал он, но я не поверила.
Его глаза сверкали лживым блеском.
— Я видела в библиотеке Элиота. — Мой голос неожиданно дрогнул. Элиот мне не нравился, и я ему не доверяла, но он не заслуживал долгой и мучительной смерти. — Что ты с ним сделал?
Он придвинулся ближе, словно собираясь поделиться секретом.
— Если хочешь совершить преступление, никогда не оставляй улик. Элиот очень глубоко увяз. Он слишком много знает.
— Вот почему я здесь? Из-за того, что нашла статью о Кирстен Халверсон?
— Элиот забыл упомянуть, что ты знаешь о Кирстен, — ухмыльнулся Жюль.
— Это он ее убил… или ты? — спросила я, повинуясь внезапному порыву.
— Мне нужно было испытать верность Элиота, и я выбрал самое важное. Элиот учился в Кингхорне на стипендии, и ему не давали об этом забыть. Ни на секунду. Пока не появился я. Я стал его благодетелем, и, в конце концов, выбор встал между мной и Кирстен. Если короче, между деньгами и любовью. Очевидно, не очень-то приятно быть нищим среди принцев. Я его купил и убедился, что смогу на него положиться, когда дело дойдет до тебя.
— Но почему я?
— Ты еще не поняла? — Луч света осветил жестокую гримасу, исказившую его лицо, и темные глаза. — Я играл с тобой. Дергал за веревочку. Ты служила своего рода проводником, ведь тот, кому я мечтаю причинить боль, сам ее не чувствует. Ты ведь знаешь, о ком я?
Мое тело отказывалось слушаться, перед глазами все расплылось, лицо Жюля было похоже на импрессионистскую картину — лишь размытые, общие очертания. Кровь отхлынула от сердца, и я почувствовала, что начинаю сползать со стула. Такое случалось уже не раз, это означало, что мне нужны таблетки железа. Немедленно.
Он снова ударил меня по щеке.
— Соберись. О ком я говорю?
— Я не знаю, — еле слышно прошептала я.
— Знаешь, почему он не чувствует боли? Потому что у него нет человеческого тела. Его оболочка ничего не чувствует. Даже пытать его бесполезно. Ничего. Ни малейшей боли. Ну, есть предположения? Вы много времени проводите вместе. Что же ты молчишь, Нора? Не можешь догадаться?
Я почувствовала, как по позвоночнику пробежала капля пота.
— Каждый год с приходом еврейского месяца хешван он овладевает моим телом на две недели. Две долгие недели. И на все это время я теряю контроль, свободу, выбор. Мне даже не позволено исчезнуть, отдав тело, и вернуться, когда все закончится. Я бы тогда смог убедить себя, что ничего этого не было. Нет, я остаюсь внутри, в темнице моего собственного тела, и чувствую каждую секунду, — его резкий голос превратился в крик. — Знаешь, каково это? Знаешь?
Я молчала, понимая, что говорить сейчас опасно. Жюль хрипло, сквозь зубы, рассмеялся: никогда мне не приходилось слышать более страшного звука.
— Я дал клятву, позволив ему пользоваться моим телом в течение хешвана, — продолжил он, жестко пожав плечами. — Мне было шестнадцать. Он пытками заставил меня поклясться, а потом сказал, что я не человек. Представляешь? Не человек. Сказал, что моя мать, земная женщина, переспала с падшим ангелом. — Он отвратительно ухмыльнулся. На лбу у него блестел пот. — Я не упоминал, что я кое в чем пошел в отца? Как и он, я обманщик. Я могу внушить тебе лживые видения. Заставить тебя слышать голоса.
«Например, вот так. Ты меня слышишь, Нора? Тебе страшно?»
Он постучал пальцем мне по лбу.
— Что там делается, Нора? Ужасно тихо.
Жюль — это Чонси. Он нефилим. Я вспомнила свое родимое пятно и слова Дабрии. В нас с Жюлем течет одна кровь. В моих венах — кровь чудовища… Эта мысль заставила слезу выкатиться из-под моих опущенных век.
— Помнишь нашу первую встречу, когда я прыгнул на твою машину? Темнота, туман, ты была уже на взводе, и мне оказалось так легко обмануть тебя. В тот вечер я пригубил твой страх, и его вкус мне понравился.
— Я бы заметила, что это ты, — прошептала я. — Таких высоких людей немного.
— Ты не слушаешь. Я могу внушить тебе, что захочу. Неужели ты думаешь, что я упустил бы такую заметную деталь, как свой рост? Ты видела то, что я тебе приказал. Неопределенного человека в черной лыжной маске.
Я почувствовала, как по моему ужасу ползет тоненькая трещина. Я не сошла с ума. Все это делал Жюль. Это он сумасшедший. Он может играть в игры с моим разумом, потому что получил эту силу от своего отца — падшего ангела.
— Ты не громил мою комнату, — проговорила я. — А только заставил меня так думать. Поэтому полиция ничего не обнаружила.
Он медленно и со значением зааплодировал.
— Хочешь, расскажу самое смешное? Ты могла закрыться. Я не смог бы залезть к тебе в голову без твоего разрешения, но попытался, и ты не сопротивлялась. Ты так слаба. Это было легко.
Все встало на свои места, но вместо того, чтобы почувствовать облегчение, я ужаснулась своей уязвимости. Открыта настежь. Жюлю ничто не помешает вторгаться в мой разум, если я не научусь закрываться.
— Представь себя на моем месте, — сказал Жюль. — Представь, что твоим телом пользуются год за годом. Представь ненависть такой силы, что ничему, кроме мести, ее не излечить. Представь все силы и средства, потраченные на то, чтобы приблизиться к объекту отмщения, терпеливо ожидая шанса не только отплатить сполна, но и склонить чашу весов в свою сторону. — Он посмотрел на меня. — Этот шанс — ты. Причинив боль тебе, я причиню боль Патчу.
— Ты переоцениваешь то, насколько я дорога Патчу, — при этих словах на лбу у меня выступили капельки пота.
— Я наблюдал за Патчем веками. Прошлым летом он впервые отправился к твоему дому, хоть ты и не заметила. Несколько раз смотрел, как ты ходила за покупками. Постоянно делал крюк по пути, чтобы найти тебя. А потом пошел в твою школу. Я все спрашивал себя: что в тебе такого особенного? Решив выяснить, я тоже стал за тобой следить.
В тот самый момент я вдруг поняла, и меня сковал ужас. Это не дух моего отца следовал за мной, словно призрачный страж. Это был Жюль. И сейчас я чувствовала все то же ледяное присутствие чего-то неземного, только усиленное в сотню раз.
— Я не хотел вызывать у Патча подозрений, и отступил, — продолжал он. — Тогда на сцене появился Элиот и вскоре подтвердил мои догадки. Патч влюбился в тебя?
Кусочки головоломки складывались в картину. Жюлю не было плохо, когда он сбежал в туалет в «Дельфах». И он не болел, когда мы ходили в «Границу». Все это время ему просто нельзя было показываться на глаза Патчу, ведь тот тут же понял бы, что Жюль — Чонси — что-то задумал. Элиот был для Жюля глазами и ушами, разнюхивал для него.
— Я хотел убить тебя во время загородной поездки, но Элиот не сумел убедить тебя поехать, — добавил Жюль. — Тогда я проследил за тобой от закусочной «У слепого Джо» и выстрелил. Представь себе мое удивление, когда я обнаружил, что убил какую-то бомжиху, одетую в твою куртку. Но в итоге все получилось. — Его голос зазвучал вальяжно. — Все как надо.
Я приподнялась на стуле, и скальпель скользнул ниже в джинсы. Если двигаться неосторожно, его уже будет не достать, а если Жюль заставит меня встать, то он может выскользнуть через штанину, и это будет конец.
— Дай угадаю, о чем ты думаешь. — Жюль встал на ноги и начал прохаживаться по классу. — Ты начинаешь жалеть, что вообще встретила Патча. Жалеешь, что он в тебя влюбился. Смелей. Смейся над той судьбой, которую он для тебя приготовил. Смейся над своим неудачным выбором.
При словах Жюля о любви Патча ко мне во мне проснулась отчаянная надежда.
Выдернув скальпель из джинсов, я вскочила со стула.
— Не подходи! Или я его в тебя воткну. Клянусь, я это сделаю!
Жюль издал гортанный рык и смахнул со стола бумаги и стеклянные пробирки, которые со звоном разлетелись, ударившись о доску. Он шагнул ко мне. В панике я махнула скальпелем, и лезвие прошлось по его ладони, рассекая кожу.
Зашипев от боли, Жюль попятился назад.
Не теряя времени, я воткнула свое оружие ему в бедро. Жюль уставился на торчащий из ноги металл и, скривившись от боли, выдернул его двумя руками. Он разжал руки, и скальпель со стуком упал на пол.
Хромая, он сделал шаг в мою сторону.
Я вскрикнула и попыталась увернуться, но ударилась ногой об угол стола, потеряла равновесие и упала. Скальпель лежал в нескольких футах от меня.
Жюль перевернул меня на живот, сел сверху и вжал мое лицо в пол, едва не сломав мне нос и заглушая крики.
— Достойная попытка, — сказал он. — Но меня не убить. Я нефилим. Я бессмертен.
Я шарила рукой в поисках скальпеля, упираясь ступнями в пол, чтобы сократить расстояние. Мои пальцы нащупали его. Я была так близко, но тут Жюль оттащил меня назад.
От яростного удара пяткой между ног он взвыл и завалился вбок. Я поднялась с пола, но Жюль откатился к двери и встал на колени, отрезая мне выход. Волосы мешали ему смотреть, по лицу стекали капли пота, одна сторона рта кривилась от боли.
Каждый мускул в моем теле напрягся, как готовая распрямиться пружина.
— Удачи в попытке сбежать, — сказал Жюль с циничной ухмылкой, на которую, казалось, ушли все его силы. — Скоро увидишь, о чем я.
И он рухнул на пол.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.