.RU

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ - Оглавление


^ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ


Б. Д. КАРВАСАРСКИЙ (СССР), С. ЛЕДЕР (S. LEDER) (ПНР)

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ


ОТДЕЛЕНИЯ НЕВРОЗОВ И ПСИХОТЕРАПИИ


^ ЛЕНИНГРАДСКОГО НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО


ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА


ИМ. В. М. БЕХТЕРЕВА


Б. Д. КАРВАСАРСКИЙ
Для понимания специфики возникновения и раз­вития психотерапии в СССР существенным является учет ее исторических предпосылок. Уже в дореволю­ционные годы она строилась на гуманистических тра­дициях выдающихся русских врачей-клиницистов — С. П. Боткина, И. Е. Дядьковского, Г. И. Захарьина, В. Я. Мудрова, А. Я. Яроцкого. Важный вклад в раз­витие русской психотерапии был внесен трудами В. М. Бехтерева, одного из пионеров «коллективной психотерапии».
На становление психотерапии в Советском Союзе существенное влияние оказала «патогенетическая кон­цепция психотерапии». Основные положения ее как системы личностно-ориентированной психотерапии были сформулированы на основе психологии отноше­ний еще в 30—40-х годах. Одним из фундаментальных положений последней явилось понимание личности как системы отношений индивида с окружающей со­циальной средой. Начало исследований личности как системы отношений связано с именем одного из основа­телей русской медицинской психологии, сотрудника В. М. Бехтерева А. Ф. Лазурского (1923). В дальней­шем его исследования были продолжены и развиты учеником В. М. Бехтерева и А. Ф. Лазурского В. Н. Мясищевым, которому и принадлежит более детальная разработка этой концепции личности как
51
в общепсихологическом плане, так и применительно к теории и практике медицины и в особенности к уче­нию о неврозах и психотерапии.
Отношение к проблеме личности неразрывно связа­но с вопросом о соотношении биологического и со­циального в человеке. Задавая себе вопрос, является ли личность биосоциальным или социальным образо­ванием, В. Н. Мясищев дает на него следующий ответ: «Считая, что личность представляет собой высшее психическое образование, обусловленное обществен­ным опытом человека, подчеркивая необходимость разграничения понятий «условия личности» и «саму личность», я полагал, что в материалистическом по­нимании личности биологически-органическое нераз­рывно связано с социальным, но не является ни лич­ностью, ни ее частью, а только условием личности».
Главной характеристикой личности В. Н. Мясищев считает систему ее отношений, прежде всего отноше­ний с людьми, формирующихся в онтогенезе в опре­деленных социально-исторических, экономических и бытовых условиях. Отношения представляют созна­тельную, основанную на опыте избирательную психо­логическую связь человека с различными сторонами жизни. Эта связь выражается в его действиях, реак­циях и переживаниях. Отношения характеризуют степень интереса, силу эмоций, желания или потреб­ности, поэтому они и являются движущей силой лич­ности. Выступающим в качестве важнейшего струк­турообразующего компонента по отношению к другим психологическим явлениям — психическим процессам, свойствам и состояниям — отношениям личности при­сущи следующие особенности: уровень активности отношений, соотношение рационального и иррацио­нального, адекватного и неадекватного, сознательного и бессознательного в отношениях, устойчивость или неустойчивость отношений, их широта или узость, рациональная и эмоциональная обусловленность от­ношений и др. Личность проявляется в различных областях отношений: это прежде всего социальные отношения и взаимоотношения; отношения в семье, на производстве, к труду и др. В структуре отношений особенно важным является отношение человека к самому себе. Значимость последнего определяется тем, что отношение к себе является одним из компо­нентов самосознания (самосознание: самопонимание, самооценка, саморегуляция). Именно отношение к
52
себе, будучи наиболее поздним и зависимым от всех остальных, завершает становление системы отношений личности и обеспечивает ее целостность [Ананьев Б.-Г., 1969]. В условиях, когда отношения личности при­обретают особую устойчивость, выраженность, боль­шую значимость, они становятся характерными для личности и в этом смысле превращаются в черты характера, оставаясь отношениями [Лазурский А. Ф., 1923; Ананьев Б. Г., 1969].
Особое значение категории отношения («психоло­гического отношения») для разработки проблемы лич­ности в советской психологии, в том числе в меди­цинской психологии, отмечают М. М. Кабанов (1978), А. Е. Личко (1979), Б. Ф. Ломов (1981) и др.
Психология отношений, являющаяся специфиче­ской концепцией личности в советской психологии [Шорохова Е. В., 1980], имеет существенное значение при исследовании проблем нормального и патологи­ческого формирования личности, происхождения бо­лезней и механизмов их развития, особенностей их клинических проявлений, лечения и предупреждения. Особенно важно здесь понятие значимых отношений личности, столкновение которых с несовместимой с ними жизненной ситуацией может служить источником нервно-психического патогенного напряжения.
Невроз с позиций психологии отношений — психо­генное (как правило, конфликтогенное) нервно-пси-ческое расстройство. Психологический конфликт при этом рассматривается с позиций диалектического един­ства объективных и субъективных факторов его воз­никновения и развития, его социальной, нейрофизио­логической и психической природы. Наряду с выде­лением в качестве основы конфликта несовместимости, столкновения противоречивых отношений акценти­руется внимание на том, что при конфликте речь идет о нарушении не любых, а обобщенных, особенно зна­чимых для данной личности отношений, и что прису­щие конфликту переживания становятся источником психогенной декомпенсации лишь в том случае, если они занимают центральное место в системе отношений личности к действительности.
Указанные положения явились основанием для формулирования основных целей и задач патогенети­ческой или личностно-ориентированной (реконструк­тивной) психотерапии при неврозах [Мясищев В. Н., 1960; Карвасарский Б. Д., 1985]. Этими целями и за-

53:,


дачами являются: 1) глубокое и всестороннее изучение личности больного, особенностей его эмоционального реагирования, мотивации, специфики формирования, структуры и функционирования его системы отноше­ний; 2) выявление и изучение этиопатогенетических механизмов, способствующих как возникновению, так и сохранению невротического состояния и симптомати­ки; 3) достижение у больного осознания и понимания причинно-следственной связи между особенностями его системы отношений и его заболеванием; 4) помощь больному в разумном разрешении психотравмирующей ситуации, при необходимости — изменение его объек­тивного положения и отношения к нему окружающих; 5) изменение отношений больного, коррекция неадек­ватных реакций и форм поведения, что является главной задачей психотерапии и в свою очередь ведет к улуч­шению как субъективного самочувствия больного, так и к восстановлению полноценности его социального функционирования.
На протяжении длительного времени в практике советской психотерапии достижение указанных целей осуществлялось главным образом методом индиви­дуальной психотерапии. Ничего не меняло периодиче­ское обращение к приемам так называемой «коллек­тивной психотерапии», так как и в этом случае система межличностных групповых взаимоотношений и ее пси­хотерапевтический потенциал использовались весьма ограниченно.
В условиях возрастающего признания психотера­пии, все большей интеграции ее в медицине в послед­ние два десятилетия постоянно возрастал интерес к различным формам групповой психотерапии, основан­ной на сознательном и целенаправленном использо­вании всей совокупности взаимоотношений и взаимо­действий, возникающих внутри группы между ее уча­стниками (т. е. групповой динамики) в лечебных целях [в отличие от психотерапии в группе больных (гип­ноз, аутогенная тренировка, поведенческие методы), которые применялись у нас ш ранее и где ведущим групповым феноменом, используемым психотерапев­тами, является групповая индукция].
Разработка системы групповой личностно-ориен-тированной (реконструктивной) психотерапии, которая позволила бы более эффективно восстанавливать на­рушенные отношения личности и перестройку се путем воздействия на все основные компоненты отношения —
54
познавательный, эмоциональный и поведенческий, нача­ла осуществляться главным образом в последнее деся­тилетие *. В значительной мере этому способствовали совместные научные исследования советских психоте­рапевтов с учеными ПНР, ГДР и других социалис­тических стран.
В соответствии с изложенными выше общими це­лями и задачами групповой личностно-ориентирован-ной (реконструктивной) психотерапии последняя по­зволяет достичь терапевтического эффекта посредст­вом, с одной стороны, осознания и понимания роли собственных личностных особенностей в возникновении межличностных конфликтов (а опосредованно — и невротических симптомов), с другой — реальной кор­рекции неадекватных реакций и форм поведения, что и является главной предпосылкой восстановления здо­ровья и полноценного функционирования личности при психогенных расстройствах. Эта форма групповой психотерапии оказывается также эффективной при мно­гих соматических заболеваниях, их лечении и профи­лактике, реализуя возможности восстановления таких определяющих качеств личности, как сознательность, самостоятельность и социальность.
На развитие советской групповой психотерапии в рамках патогенетической концепции в последний пе­риод влияние оказывают исследования, в которых рассматривается воздействие на формирование лич­ности, ее содержательных и формальных характери­стик — психических процессов, свойств и состояний — общения, выступающего в качестве специфической формы деятельности человека и одного из главных регуляторов его социального поведения [Бода-лев А. А., 1979].
Роль общения в формировании личности и ос­новных ее структурных компонентов подчеркивает­ся и другими известными советскими психолога­ми — Б. Г. Ананьевым, Б. Ф. Ломовым. Так, Б. Ф. Ломов (1971) отмечает, что именно процессу общения принадлежит особенно важная роль в обмене
* См. коллективные публикации: «Групповая психотерапия при неврозах и психозах» (Л., 1975), «Клинико-психологические иссле­дования групповой психотерапии при нервно-психических заболе­ваниях» (Л., 1979), «Исследования механизмов и эффективности психотерапии при нервно-психических заболеваниях» (Л., 1982), «Возрастные аспекты групповой психотерапии при нервно-пси­хических заболеваниях» (Л., 1988).

55


идеями, интересами, передаче черт характера, форми­ровании установок и позиций личности.
В качестве некоторых перспективных задач и путей развития групповой личностно-ориентированной (ре­конструктивной) психотерапии могут быть указаны следующие. На данном этапе развития групповой психотерапии возрастает актуальность дальнейшей разработки ее клинических аспектов, более дифферен­цированного ее применения с учетом клинического и патогенетического своеобразия болезни, чему в случае неврозов могло бы способствовать понимание разных их форм как ртзличных вариантов болезнен­ного восприятия и процесса переработки жизненных трудностей, переживаемых человеком. Этот принцип индивидуализации сохраняет свое значение и в случае групповой психотерапии. Необходимо уделять большее внимание к отношениям личности, как к отражению общественных отношений, опосредованию межличност­ных отношений общественно ценным и личностно зна­чимым содержанием совместной деятельности. Это позволило бы наряду с групповой психотерапией раз­рабатывать методы и формы собственно коллективной психотерапии, изучать социально-психологическую при­роду психотерапевтического коллектива, его структуру, социально-психологические процессы, сопровождаю­щие развитие психотерапевтической группы в коллектив [Петровский А. В., Туревский М. А., 1979]. Даль­нейшей разработке теоретико-методических вопросов групповой и коллективной психотерапии в настоящее время содействует расширяющийся опыт теоретических исследований и работы групп «социально-психологиче­ского тренинга», осуществляющих в СССР с позиций социальной психологии, прежде всего таких ее раз­делов, как социальная психология личности, групп и коллективов, психология общения, познания людьми друг друга.
При планировании и осуществлении исследований, относящихся к вопросам о механизмах и эффективности групповой психотерапии, мы полагаем, что изучение их не может сводиться к выделению и исследованию отдельных показателей, какими бы важными они не представлялись, но должно прежде всего учитывать взаимодействие многочисленных и многомерных пере­менных, касающихся метода, психотерапевта, группы, пациента, а также дополняться исследованиями кли­нических, нейрофизиологических, нейрохимических и
;5б
других биологических характеристик больных, исходя из того бесспорного факта, что изменения, происходя­щие в пациенте и являющиеся конечной целью любого психотерапевтического воздействия, относятся к раз­личным уровням интеграции и функционирования организма и определяются взаимодействием многих факторов различной природы.

^ ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ


КЛИНИКИ НЕВРОЗОВ ИНСТИТУТА


ПСИХИАТРИИ И НЕВРОЛОГИИ В ВАРШАВЕ*


С. ЛЕДЕР (S. LEDER)
Бурное развитие медицинских наук за последние два столетия способствовало изменению теоретических систем, объясняющих причины и сущность болезней и появление новых лечебных методов, а также пони­мание различных расстройств, особенно невроти­ческих, содержание и сфера проявления патологиче­ских явлений.
Вместе-с тем изменились роль и значение психоло­гического воздействия и общения с пациентом в про­цессе выздоровления. В конце XIX века появились первые внутренне стройные психотерапевтические системы, в которых были предприняты попытки разгра­ничения с помощью психологических средств специ­фических и неспецифических влияний. Они послужили теоретическим обоснованием для двух основных мето­дов воздействия, направленных на эмоциональную сферу больных (суггестивные методы) либо на интел­лектуальную (методы убеждения). ^последующие годы изменялись значение, придаваемое каждому методу, относительная роль и оценка их эффективности, все
* Теоретическую концепцию невротических расстройств и психо­терапии, представленную в данной работе, трудно назвать вполне оригинальной. Она формировалась под значительным влиянием тео­ретических концепций многих авторов и школ, на основе собственно­го клинического, организационного и дидактического опыта Клиники неврозов, а также исследовательских работ членов ее коллектива. Результаты были опубликованы во многих работах, представлены в отчетах и рефератах на международных и национальных съездах, в 1 докторской и 14 кандидатских диссертациях. Эта концепция является, таким образом, результатом раздумий и дискуссий членов коллектива Клиники неврозов Института психиатрии и неврологии, она была и является ориентиром в лечебной и научно-исследова­тельской деятельности и способствует дальнейшим творческим поискам.
, 57
в большей степени уточнялись их цели: способство­вать формированию суждений, чувств и поведения, другими словами, изменить установки пациентов. Ис­следования процессов воздействия, формирования и модификации установок в значительной степени способствовали более глубокому познанию и понима­нию явлений и закономерностей, связанных с воздей­ствием на больных с помощью психологических мето­дов. В принципе они подтверждают точку зрения на сущность психотерапевтического процесса, заключаю­щегося в передаче пациентам определенных суждений, убеждений и системы ценностей, во влиянии на их эмоциональное состояние и побуждение к новым типам поведения и способам реагирования.
Поведение психотерапевта, используемые им ме­тоды, его суждения и обоснования своих действий могут быть очень разными, однако это не отрицает того, что суть его деятельности сводится к указанным явлениям. Это относится и к тем формам терапевти- -ческого воздействия, в которых психотерапевт явля­ется в меньшей степени руководителем и где он по­буждает пациента к самостоятельной активности. Конечно, стиль поведения любого психотерапевта в значительной мере зависит от тех теоретических предпосылок, которыми он руководствуется в своей практике, однако он в значительной степени зависит и от личности самого психотерапевта, ситуации, в которой происходит воздействие, а также от поведения и особенностей пациента.
Эти взаимосвязанные между собой факторы ока­зывают существенное влияние на оценку психотерапев­том состояния пациента, прогноз и выбор психотера­певтических методов, эмоциональное отношение к больному, содержание и характер коммуникации и интеракций и, таким образом, на возникновение спе­цифической связи — терапевтической.
Однако результат психотерапии в значительной мере зависит от характеристик самого пациента, таких как мотивация к лечению психотерапией, интеллект, заинтересованность в самоэксплорации, система цен­ностей, интроверсия, активность, возраст, длительность расстройств, симптомокомплекс, диагноз, интенсив­ность, характер заболевания и т. д. Наличие несколь­ких неблагоприятных факторов определяет непривле­кательность пациента для психотерапевта и увели­чивает вероятность неудачного исхода лечения. Разу-
58
I
меется, даже положительный результат лечения по нескольким критериям не гарантирует от последую­щего возврата расстройств.
Для оптимального выбора способов воздействия, обеспечивающих достижение поставленных целей ле­чения в относительно короткое время, необходимы благоприятное сочетание психотерапевта и пациента, точное определение типа изменений, происходящих в различных сферах функционирования больных, про­ходящих курс лечения с помощью различных терапев­тических методов и техник. Необходимо установить целесообразность сочетания различных методов, их эффективность при разных типах расстройств и в раз­личных областях функционирования личности после проведения дифференцированного анализа этиопатоге-нетических факторов, важных для отдельных пациен­тов. В процессе психотерапевтических интеракций обо­значаются роли их участников и вырисовываются надежды больных, для которых психотерапевты — воплощение силы и доброй воли, обладающие зна­нием, опытом и формальными правами.
Психотерапевт может стать для участников группы основным источником информации и опорой, он играет главную роль в неравноправных отношениях, посколь­ку пациенты дезориентированы, они не в состоянии справиться со своими недугами и нарушениями своего функционирования, больные ищут облегчения, испы­тывают страх и страдания. Они ждут от психотерапев­та удовлетворения самых важных актуальных потреб­ностей, им необходимы информация, контакт и эмо­циональная поддержка. Психотерапевт, осуществляя руководство, проявляя понимание, симпатию и дове­рие, может придать больным уверенность в том, что он хочет и сумеет им помочь. Психотерапевт оказывает влияние на пациента, особенно в процессе катарсиса, посредством успокоения, предоставления информации, советов и указаний путем внушения, убеждения, а также облегчения проявления эмоционально-значи­мого содержания.
В этот период существенное значение имеет инфор­мация относительно характера и причин расстройств и заболевания, методов лечения и устранения симпто­мов, будущего пациента. Удовлетворение потребно­стей, учет его особенностей и состояния облегчаются, если у психотерапевта имеется определенная теоре­тическая концепция, и он действует в ее рамках, если
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.