.RU
Карта сайта

Глава 11 - Пролог

Глава 11


^ Nothing's what it seems to be,
I'm a replica, I'm a replica
Empty shell inside of me,
I'm not myself, I'm a replica of me...
Sonata Arctica, "Replica"
Гостиную освещал только ночник. Он не раздражал глаза и обрисовывал мягкие масляные тени как искусный художник. Он выхватывал из темноты сидящего в кресле детектива, небрежными мазками подчеркивал сведенные брови, размывал завитки волос. Ноутбук на коленях Холмса поблескивал глянцевым корпусом.
— Итак, что я забыл? Нашу годовщину? Первое свидание? Сто дней с того момента как ты познакомил меня с родителями? — Мортон плюхнулся в кресло напротив Шерлока и демонстративно положил ноги на кофейный столик. — Хм, кстати, о родителях ты мне ничего не рассказывал. Так по какому поводу подарок?
— Просто решил сделать тебе приятное, — детектив язвительно улыбнулся поверх сложенных домиком ладоней и протянул серебристый диск. — Здесь информация, которую нужно расшифровать.
Джим повертел в руках блестящий кружок. Что-то важное было связано с ним, судя по пристальному взгляду Шерлока и замершим над клавиатурой пальцам, что-то личное. Личное для кого?
— Как ми-ило. А что мне за это будет?
— Вечная признательность Скотланд-Ярда, — Шерлок постарался сдержать смешок, вспомнив, как пунцовая от смущения Донован мычала посреди пустой квартиры Имперский Марш. Строго говоря, в помощи Джима не было надобности: ключ уже найден и оставалась только механическая работа. Но детектив не мог сопротивляться желанию проверить, насколько быстро Мортон справится с этим заданием.
— Признательность — это скучно. Скотланд-Ярд — это пошло.
— А если я скажу, что информация может вывести нас на тех, кто виноват в твоем… состоянии?
Руки сжали диск сильнее. Джим подался вперед, поймав взгляд Шерлока в капкан темных блестящих глаз.
— Тогда я очень постараюсь, — прошептал он и облизнул губы.
В горле внезапно пересохло, поэтому Холмс тоже понизил голос:
— Достань из ящика стола ноутбук Джона…
— У меня нога болит, — Джим вернулся в исходное положение и состроил плаксиво-обиженную гримасу. — Сам достань.
— Нога. Конечно, — Шерлок с сожалением отложил мини-компьютер в сторону. Его дальнейшие действия застали Мортона врасплох: Холмс присел на корточки рядом со столиком, вытащил из кармана эластичный бинт и, немного помешкав, осторожно принялся заматывать пострадавшую конечность. Видимо, у Джима на лице отразилось внутреннее «Что за ерунда происходит?», потому что детектив вскинул на него насмешливый взгляд и сказал:
— Ты сам не в состоянии сделать перевязку. От помощи в больнице отказался, Джона нет. Тремор еще не прошел, видно по небрежно замотанному поясу. Поэтому я решил помочь. Чтобы у тебя не было повода считать меня бесчувственной скотиной.
— О. Я думаю, ты очень чувственная скотина.
— Спасибо.
— Это был не комплимент.
— Именно он.
— Любишь оставлять за собой последнее слово, м? — прикосновения чужих пальцев настраивали на игривый лад.
— Обожаю.
— Хорошо. У меня есть прекрасная идея.
Пальцы настороженно дрогнули. Шерлок закончил перевязку и вопросительно поднял брови.
— Нет, пусть это тоже будет сюрпризом, — Джим хищно улыбнулся, разглядывая свое отражение в поверхности диска.
***
Ставки?
СМ

Принимаются
МХ
На победу М в ближайшие два часа. Ставка: информация о подделке ценных бумаг (время, место)
СМ
Ш, два с половиной часа. Отвечаю: уничтожение Вашего досье в файлах Скотланд-Ярда
^ МХ
Только Ярд?
СМ
Только ценные бумаги?
МХ
Мы не встречались в клубе?
СМ
Возможно
МХ
***
От ветра дрогнули стекла. Окно испещрили первые капли дождя, запрыгали по карнизу, зажурчали в водосточной трубе. Этой ночью над Лондоном не светила даже луна, задавленная жирными откормленными тучами. Надвигалась гроза.
Дождь смиренно просился в дом, плакал и выстукивал мольбы о помощи, но люди не понимали его языка. Они и друг друга-то редко понимали. Гром прокатился по Рандолф-авеню, выбранив дождь за мягкотелость. Тот от страха припустил и забился в стекло с удвоенной силой: три коротких сигнала, три длинных, снова три коротких…
…Не спать, глаза должны оставаться открытыми. Ничего, что в них пересыпается песок, он почти не мешает. Только цифры на экране почему-то съезжались, расходились, сливались в экстазе, бежали в разные стороны. Причем все эти действия одновременно могла выполнять одна и та же цифра.
«Голова, я тебе приказываю не склоняться на спинку. Слышишь? Цифры-буквы-ноты, ах, я умею играть на каком-то инструменте. Знать бы, на каком. Изящно, черт возьми, кто придумал этот код? Есть версия», — мысли обгоняли друг друга. Где-то далеко тело жаловалось на усталость и недосып, а мозг летел вперед, подстегиваемый щелканьем клавиатуры с соседнего кресла. Все-таки стрессы иногда полезны. А это что такое? Обрыв?
— Второй диск у тебя, — Мортон вскинул на соперника воспаленные глаза.
— Допустим, — Шерлок помассировал затекшую шею.
— Я раскодировал б

о

льшую часть. Ты тоже. Хочешь услышать мою идею-сюрприз?
— Умираю от нетерпения.
— «Правда или ложь». Только правила мы немного изменим: я формулирую постулат, а ты говоришь, правда это или ложь. Все гениальное просто, верно?
Одухотворенное работой лицо Шерлока скрылось за каменной маской.
— А если я откажусь играть? — нейтрально-бесстрастным тоном протянул он.
— Тогда я не стану продолжать расшифровку. Мало того, испорчу информацию, и даже ты не сможешь ничего вытащить из этого диска. Какая досада.
— Блеф. Тебе тоже нужна полная версия.
— Мне?! Зачем? — Джим всплеснул руками, не забыв зафиксировать ноутбук на коленях. — Мне и без нее неплохо. Мне нужно другое, — гибкий голос выверенно дрогнул, медом пролился в воздух. — Ты знаешь, что именно.
— Представляю, — Шерлок склонил голову, принимая вызов. Наконец-то настоящий пир для ума! Мориарти был прекрасным поваром, посмотрим, насколько хорош в этом Мортон. Шанс покопаться в «шкатулке с секретом» сам плыл в руки, и Шерлок не собирался его упускать. — Условие: мы играем до конца расшифровки. Не дольше. И произносим утверждения поочередно.
— Согласен, — Джим вновь уставился в экран. — Не пытайся схитрить, я все равно пойму.
— И в мыслях не было.
— Начнем?
— Я готов.
Пространство сузилось до двух кресел, воздух сгустился и с трудом пролезал в легкие. В висках завибрировал натянутый звон.
Слова тяжело вываливались изо рта и вязли в духоте.
— Я записывал эти диски.
— Правда.
Небрежный кивок, тихий смешок. Идем дальше, осторожнее, смотрим под ноги. «Ступай легко, мои ты топчешь грезы»*, верно?
Напряжение потрескивало в спокойных позах, в нарочито расслабленных плечах. Десять тысяч ампер? Двадцать?
— Ты не все время спал. В машине.
— Правда.
Невидимая нить взглядов, дуэль воли. Попал? Мимо. Попал? Ранен. Трехмерный морской бой интереснее шахмат.
Следующий ход. Вцепиться в ноутбук как в спасательный круг прежде чем нырнуть.
— Я никогда не убивал человека.
— Ложь.
Держитесь за поручни, сейчас начнет трясти.
…Молния безжалостно покромсала самую большую тучу и та пролила кровь обильным ливнем. Гром расхохотался над чужой трагедией, а ветер разметал останки тучи по небосклону. Ливень пел реквием своей погибшей матери, черными жгутами вбиваясь в окна. Посыпался град.
Джим на секунду отвлекся, решив, что следующее утверждение будет предсказуемым.
— Ты планируешь убить меня.
— Ложь.
«Ты ошибся намеренно? “Хотеть” и “планировать” — совершенно разные понятия, милый, их надо уметь разграничивать». Формулировка правит бал. Небрежность может стоить жизни.
Жарко, черт возьми, у пота горько-соленый привкус. «Пронеси чашу сию мимо меня, я не буду пить этот яд».
Темнота сплелась в клубок, жирный, как кладбищенская земля. Застонали сигнализации машин. Гроза вплотную подошла к Бейкер-стрит.
Гром ударил по нервам, дыхание Шерлока сбилось.
Джим прищурился:
— У тебя на меня стоит.
— Ты тратишь время.
— Правила, мой дорогой. Мы же договорились. Отвечай.
Ночник мигнул, на секунду комната потонула в яркой вспышке.
– Игра окончена, — Шерлок вытащил диск и захлопнул крышку ноутбука. — Ты бы успел раньше, прекратив писать вирус.
— Искушение было выше моих сил, — Джим развел руками. Он еще не проиграл, вовсе нет. — Но раз мы оба знаем, что это простая формальность, ты все-таки можешь ответить. Ну же, одно короткое слово. Одно из двух, какое ты выбираешь? — Мортон сделал вид, что жонглирует парой шариков.
Шерлок медленно поднялся и навис над соседним креслом.
— Дорогой Джим, — почти нежно произнес он, — пожалуйста, помоги мне избавиться от сексуального напряжения… Ты ведь помогаешь людям. Ты специалист своего дела, как и я, — отравленные слова вонзались глубоко. Человек с лицом Мориарти судорожно дернулся. — Джим из IT, который так натурально изображал гея, Джим, который использует чужие голоса, чтобы говорить со мной. Розовый айфон, ты помнишь розовый айфон?
— Зачем ты это делаешь, — Мортон вдавил в виски подушечки пальцев. Мир вокруг рассыпался на пиксели, серые клеточки мозга совершали массовое самоубийство.
— Разве ты не хотел узнать что-нибудь о себе? — к нежности прибавился сарказм. — Я рассказываю. Один парень, одна женщина, одна слепая старуха…
— Хватит, — Джим сжал голову в ладонях, чтобы не дать ей расколоться окончательно. Чужие руки схватили его за запястья, аккуратно приподняли лицо. Детектив застыл на месте и вгляделся в больные глаза с расширившимися зрачками. Взгляд у Мортона был совершенно трезвый, только его трясло, как в лихорадке. Шерлоку показалось, что в глубине, за глазными яблоками, шевелилось что-то черное.
— Ты ее видел.
— Кого?
— Мою птицу. Красивая, правда? Еще хотел спросить… Ты умеешь играть «Поэму» Шоссона?
Только теперь Шерлок по-настоящему испугался, что перегнул палку. Оконное стекло затрещало под напором воды и льда. Мортон вскочил с кресла, не вырывая рук из захвата, не прерывая зрительный контакт.
— Думаешь, я сошел с ума? Нет, просто хочу понять, осталось ли что-то… внутри. Я копия, понимаешь? Даже хуже. Пустая оболочка. Стекляшка. Чертова восковая фигура, гипсовый болван, глиняная статуя! — мягкий вибрирующий голос сорвался на крик. — Иногда во сне я думаю, что вспомнил, нашел. Но наутро снова забываю. Мне кажется чужим мое имя, я не знаю, кто я, я не верю тебе и остальным. Мне страшно. Я боюсь потерять даже то, что еще осталось, понимаешь? А когда я пытаюсь вспомнить наяву, оживает птица.
— Тише, — детектив завороженно впитывал незнакомые эмоции, читал их по реакции зрачков, чувствовал в бешенстве пульса под пальцами, — Ты Джим. Великолепный. Мой Джим. Этого достаточно.
Лампа снова мигнула.
Дрожь чужого тела передалась Холмсу, так что он непроизвольно выгнулся и прильнул к Мортону в поисках опоры. Тот рассмеялся, откинув голову, и Шерлок потянулся к открывшейся шее. Оба вздрогнули, когда язык нежно коснулся кожи, прошелся по всей длине, успокаивая, дразня, смакуя. Кудрявая голова мягко пощекотала подбородок, опускаясь к груди, туда, где колотилось сердце.
Их отрезвил стон. Было непонятно, у кого он вырвался, но этот звук разбил временной стазис: в кокон, где не было ничего, кроме двух тел, ворвался рокочущий внешний мир и похоронил под собой момент единения.
— Мы еще сыграем, — промурлыкал Джим. — Повтори.
— Что именно? — выдохнул Шерлок.
— Что я великолепен.
— Проклятый манипулятор.
— Ты поверил.
— Ты тоже.
Правда не становится ложью только потому что игроки сжульничали. Оба понимали это.
Они так и не расцепили рук, когда погас свет.
***
^ Сигнала нет
СМ
Чертова гроза
МХ
Запасной план?
СМ
Миссис Хадсон
МХ
____________
* Будь у меня в руках небесный шёлк,
Расшитый светом солнца и луны,
Прозрачный, тусклый или тёмный шёлк,
Беззвёздной ночи, солнца и луны,
Я шёлк бы расстилал у ног твоих.
Но я — бедняк, и у меня лишь грёзы…
Я простираю грёзы под ноги тебе:
Ступай легко, мои ты топчешь грёзы.
У.Б. Йетс
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.